Антикоррупционная деятельность общественных организаций

Дипломная работа по предмету «Экология»
Информация о работе
  • Тема: Антикоррупционная деятельность общественных организаций
  • Количество скачиваний: 0
  • Тип: Дипломная работа
  • Предмет: Экология
  • Количество страниц: 36
  • Язык работы: Русский язык
  • Дата загрузки: 2021-07-07 15:35:31
  • Размер файла: 66.48 кб
Помогла работа? Поделись ссылкой
Узнать стоимость учебной работы online!
  • Тип работы
  • Часть диплома
  • Дипломная работа
  • Курсовая работа
  • Контрольная работа
  • Решение задач
  • Реферат
  • Научно - исследовательская работа
  • Отчет по практике
  • Ответы на билеты
  • Тест/экзамен online
  • Монография
  • Эссе
  • Доклад
  • Компьютерный набор текста
  • Компьютерный чертеж
  • Рецензия
  • Перевод
  • Репетитор
  • Бизнес-план
  • Конспекты
  • Проверка качества
  • Экзамен на сайте
  • Аспирантский реферат
  • Магистерская работа
  • Научная статья
  • Научный труд
  • Техническая редакция текста
  • Чертеж от руки
  • Диаграммы, таблицы
  • Презентация к защите
  • Тезисный план
  • Речь к диплому
  • Доработка заказа клиента
  • Отзыв на диплом
  • Публикация статьи в ВАК
  • Публикация статьи в Scopus
  • Дипломная работа MBA
  • Повышение оригинальности
  • Копирайтинг
  • Другое
Узнать стоимость
Информация о документе

Документ предоставляется как есть, мы не несем ответственности, за правильность представленной в нём информации. Используя информацию для подготовки своей работы необходимо помнить, что текст работы может быть устаревшим, работа может не пройти проверку на заимствования.

Если Вы являетесь автором текста представленного на данной странице и не хотите чтобы он был размешён на нашем сайте напишите об этом перейдя по ссылке: «Правообладателям»

Можно ли скачать документ с работой

Да, скачать документ можно бесплатно, без регистрации перейдя по ссылке:

Содержание


ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………….

3

ГЛАВА 1. ОБЩЕСТВО КАК МЕХАНИЗМ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ ……………………………………………………………...

7


1.1 Использование антикоррупционного потенциала гражданского общества ………………………………………….


7


1.2 Правовые способы реагирования на проявления коррупции

15

ГЛАВА 2. АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА ……………………


39


2.1 Повышение эффективности общественного контроля …….

39


2.2 Активизация антикоррупционной деятельности профессиональных объединений и бизнес-структур …………..

45


2.3 Роль средств массовой информации в противодействии коррупции …………………………………………………………

59


2.4 Деятельность специальных некоммерческих организаций …

66

ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………..

76

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ …………………….

79

ПРИЛОЖЕНИЯ ………………………………………………………….

88


ВВЕДЕНИЕ


Актуальность данной темы заключается в том, что коррупция наносит прямой экономический ущерб личности, обществу и государству.

Противодействие и преодоление коррупции - стратегическая задача любого государства, в том числе и нашей страны. Ее решение способствует успешному социально-экономическому развитию, укреплению государства и правопорядка. Многое в этом направлении уже сделано - разработаны программы антикоррупционной деятельности, продолжает совершенствоваться нормативная база, активизировали работу государственные и муниципальные органы. Однако гражданское общество в целом пока еще слабо участвует в этом процессе.

Это связано, прежде всего, со сложной природой самой коррупции. Само понятие коррупция является довольно сложным и неоднозначно понимаемым понятием, которое развивается во времени, имеет исторический характер и существенно зависит от социальных условий и традиций той или иной страны. Таким образом, наиболее полное и глубокое понимание коррупции возможно только при исследовании её как социального явления и процесса протекающего в государстве.

Степень научной разработанности проблемы формирования и реализации антикоррупционной политики в контексте взаимодействия институтов государства и гражданского общества в России нельзя оценить однозначно. С одной стороны, в последние время появилось значительное число публикаций, посвященных теме противодействия коррупции, основная часть которых раскрывает предмет исследования с криминологической или юридической точки зрения. С другой стороны, это привело к тому, что целый ряд важных аспектов указанной проблемы остался незатронутым.

Среди работ, которые затрагивают проблемы исследования можно выделить работы таких ученных, как А. Аникина, О.А. Борисова, А.И. Гурова, П.А. Кабанова, Б.Г. Капустина, К.В. Киселева, В.В. Колесникова, К.Л. Майданик, А. Мартынова, А.Ю. Мельвиля, Е.А. Панфиловой, Г.А. Сатарова, С. С. Сулакшина, В.Г. Федотовой, А.Г. Чернышова, О.Л. Шумаевой и многих других. При этом следует отметить, что основная масса работ, которые посвященны теме противодействия коррупции, имеет юридическую направленность.

Таким образом, можно утверждать, что проблема формирования и реализации антикоррупционной политики в России уже стала предметом специального изучения. Вместе с тем, анализ научных источников позволяет, как говорилось выше обнаружить недостаток исследований, в которых данная проблематика рассматривалась с позиций определения места гражданского общества в противодействии этому феномену. Исходя из сказанного становится понятным, что тема настоящего исследования не исчерпана и требует дальнейшей разработки.

Методологическая и теоретическая основы диссертации.

Ведущим методом познания правовой действительности в исследовании была избрана материалистическая диалектика, которая позволяет раскрыть закономерности взаимосвязей и развития социальных явлений.

Наряду с указанным подходом использовались и другие общенаучные методы, среди которых, особая роль принадлежит историческому методу. Применение статистического метода позволило использовать количественные показатели для характеристики различных феноменов, связанных с деятельностью органов государства и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции.

Также применялся метод сравнительного правоведения, позволяющий сравнить различные подходы на изучаемое явление. Особое место в работе отводится системному подходу, позволяющему рассмотреть изучаемую проблему не только на общетеоретическом уровне, но и на уровне исследования различных отраслей права.

При изучении отдельных вопросов применялся формально-юридический метод, позволяющий сформировать практические рекомендации по оптимизации усилий государства и гражданского общества в сфере противодействия коррупции.

Объектом данной работы является государственная политика в сфере организации борьбы с коррупцией.

В качестве предмета выступает сфера деятельности общественных организаций в процессе противодействия коррупции.

Цели и задачи исследования. Основная цель настоящей работы заключается в комплексном и всестороннем анализе деятельности государства и отдельных институтов гражданского общества (в лице общественных организаций) в современной России, выявлении поведения, направленного на пресечение различных форм коррупции, разработке предложений по совершенствованию деятельности институтов государства и гражданского общества в противодействии коррупции.

Исходя из поставленной цели, в диссертационном исследовании предполагается решить следующий комплекс задач:

• рассмотреть функции российского государства и гражданского общества, их понятие, соотношение и систему, определить форму эффективного взаимодействия в сфере противодействия коррупции;

• выявить специфику антикоррупционного потенциала гражданского общества;

• рассмотреть правовые способы реагирования на проявления коррупции институтов гражданского общества;

• дать теоретико-правовую характеристику антикоррупционной деятельности институтов гражданского общества;

• определить основные направления повышения эффективности общественного контроля;

• выделить возможные формы активизации антикоррупционной деятельности профессиональных объединений и бизнес-структур;

• проанализировать роль средств массовой информации в противодействии коррупции;

• рассмотреть деятельность специальных некоммерческих организаций в изучаемой сфере.

Указанная цель и задачи обусловили структуру работы, состоящую из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.




ГЛАВА 1. ОБЩЕСТВО: МЕХАНИЗМ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ


1.1 Использование антикоррупционного потенциала гражданского общества


Развитие каждой страны связано с формированием и использованием государственных и общественных институтов, с правовым регулированием. Без этого нельзя обеспечить ее устойчивость и развитие, права и интересы граждан. Но нормальное позитивное состояние общества нарушается разными отклонениями, в т.ч. нарушениями законности. Возникают сбои в работе публичных учреждений и экономических организаций, в оказании населению услуг, в охране правопорядка. Отсюда протесты, социальные волнения и открытые выступления против власти.

Наиболее острые социальные противоречия и трудности возникают в связи с массовыми коррупционными действиями. Коррупция в России и других странах стала реальной угрозой обществу. Поэтому понимание ее природы, причин и видов стало актуальной задачей. Российское государство принимает комплексные программы противодействия коррупции. Ученые исследуют данное явление1. У граждан формируется нетерпимое отношение к коррупции, а публичные институты вводят «защитные механизмы». Это вполне объяснимо.

Правовой нигилизм - один из источников коррупции. Показательны итоги систематических опросов общественного мнения, проводимых ВЦИОМ, ИСР и другими структурами. В обобщенном виде уровень соблюдения законов не превышает в среднем 20-25%. Показательно отношение к законодательному органу страны. Так, по данным опроса в марте 2013 г., одобрили деятельность Совета Федерации лишь 39% опрошенных, а Государственной Думы - 50%.2

Государство - мощный фактор общественной жизни3, но многие государства почувствовали системную угрозу своему развитию. И это вполне объяснимо, поскольку государство есть публичная организация общества для управления его общими делами на основе права. Такое определение конкретизируется в конституциях государств с помощью характеристик их конституционных признаков. Применительно к России речь идет о демократическом федеративном правовом социальном государстве с республиканской формой правления (ст.ст. 1, 7 Конституции РФ). К сожалению, до сих пор в трактовке государства преобладает элементный подход. А это приводило и приводит к преувеличенной оценке роли одного элемента - публичной власти, недооценке других элементов и, естественно, к утрате их системных связей и взаимных влияний.

Подчеркнем: государство как сложнейшая социальная система состоит из нескольких элементов. Это граждане (народ, нация, население), публичная (государственная) власть, территория и ее границы, функции и государственные ресурсы (налоги, бюджет, собственность), установление правового порядка, это официальное представительство в мировом сообществе. Каждый элемент представляет собой своего рода подсистему со своими составными частями. Связи же между элементами устойчивые и подвижные, и их забвение чревато государственными ошибками. Эти ошибки обнаруживаются в ходе развития государства, когда накапливаются изменения и меняются построение и компетенция государственных институтов, политические курсы и режимы. Совершаются государственные перевороты. Проводятся реформы... А коррупция живет и разрушает каждый элемент государства.

Коррупция наносит удар по конституционной модели государства, подрывая его политические и социально-экономические устои, гарантии прав и свобод человека. В обществе падает ее престиж, равно как и всей правовой системы. Бурный рост законодательства и его обновление не сопровождаются адекватным объемом правоприменения, и люди привыкают к нарушениям законности, в том числе и коррупционным.

Коррупция ослабляет все государственные институты - парламентские, управленческие и судебные, деформирует избирательные кампании и отношение граждан к публичной власти. Деформируется правосознание людей. Снижение качества государственного управления пагубно отражается на выполнении государственных функций в экономической и социальной сферах. Граждане и бизнес недовольны оказанием услуг.

Коррупция как социальная болезнь общества приводит - прямо или косвенно к вовлечению в ее сети многих граждан. Порождаются своего рода «коррупционные цепи», где все связаны между собой передачей «коррупционной эстафеты», - вымогательство, взятки, корыстное использование правил, выгода как мотив деятельности и т.п. Разрыв цепи зависит не только от организаций, органов и иных структур, но прежде всего от коренного изменения ценностей, мотивов и поведения людей. Таков «сигнал тревоги» и путь к излечению.

В гражданском обществе все более отчетливо осознается опасность коррупции, борьба с которой не является задачей только публичных органов. Медленно, но неуклонно в обществе формируется механизм противодействия коррупции, основанный на высоком гражданском сознании и ответственности. Речь идет о понимании и использовании прав как регулятора общественных отношений с учетом публичных и частных интересов, о преодолении деформации сознания и поведения, формировании правовой культуры и стимулов, мотивов правомерного поведения, об активизации общественных институтов, о развитии форм антикоррупционной саморегуляции. Все это должно происходить не в отрыве от действий государства, а в тесном взаимодействии с ним.

Консолидации усилий гражданского общества в борьбе с коррупцией служат добровольно создаваемые общественные институты. Их условно можно разделить на несколько групп:

а) политические партии;

б) профессиональные союзы;

в) отраслевые ассоциации работников;

г) саморегулируемые организации;

д) творческие союзы;

е) институты гражданской инициативы;

ж) ситуационно-протестные институты;

з) религиозные организации.

Эти и другие структуры имеют свой статус, в рамках которого они призваны формировать гражданское правосознание своих членов и участников, способствуя тем самым предотвращению коррупционных факторов. Не все, однако, выполняют эти задачи. Остальные безмолвствуют и на их сайтах почти невозможно найти по этому поводу какую-либо публичную информацию. Пожалуй, лишь институты в экономической сфере более активны в этой сфере.

В этом плане полезны практические выводы о деятельности бизнеса4. Приведем некоторые из них.

Принятие кодексов корпоративного управления направлено на минимизацию негативных последствий противоречия между собственниками (учредителями, инвесторами) и управляющими организациями. Целью подобных кодексов является описание правил поведения, которым должно следовать руководство корпоративных организаций, чтобы избежать обвинений во внутрикорпоративной коррупции. Написание и принятие подобных кодексов внутреннее дело каждой корпоративной организации. По своей природе подобный кодекс является внутренним документом организации подобно должностным инструкциям, внутреннему распорядку и т.н. внутренним документам. Однако с учетом того, что чаще всего принципы корпоративного управления едины по своей сути, возможна разработка типовых документов, которые могут быть положены в основу кодекса принятого в отдельной организации.

Необходима экстраполяция положений кодексов корпоративного управления (с учетом специфики соответствующего вида организации) как на организации, работающие в различных областях предпринимательской деятельности, например, организации ЖКХ, строительные организации, предприятия розничной торговли и т.п., так и на некоммерческие организации. Разработка таких кодексов необходима для обеспечения прозрачности функционирования различных разновидностей юридических лиц. Наличие же кодексов может учитываться, например, при распределении государственных заказов, предоставлении кредитов, государственных гарантий и т.п.

Особенностью современного периода развития является определенная переоценка воззрений на роль государства и возможные формы его участия в экономической жизни общества. Для преодоления кризисных явлений первого десятилетия XXI в. оказалось необходимым задействование государства. В силу исторических причин для России характерна значительная доля участия государства в экономических структурах.

Для понимания реального состояния общества и предрасположенности отдельных граждан к коррупционным действиям и, соответственно, готовности им противостоять важно отметить разные тенденции. Наряду с тенденцией усиления взаимодействия граждан в общепринятых рамках, и особенно вне институтов, налицо тенденция раздробления интересов и атомизации членов общества. А это препятствует формированию уважения принципов верховенства права и правового государства и своеобразному единению людей как правового сообщества. И в этом можно убедиться на основе «Доклада о состоянии гражданского общества в Российской Федерации за 2014 г.», опубликованном на сайте Общественной палаты.

Отмечаются новые тенденции в развитии гражданского общества России. После декабрьских митингов 2011 года изменилась общественная повестка дня. Масштабы протестных митингов свидетельствуют о возросшем потенциале гражданской активности, о необходимости перемен в общественно-политическом устройстве страны. Вместе с тем, развитие митинговой активности в течение года показало как силу массового протеста, так и его слабость.

В российском обществе формируются массовые слои, ориентированные на рациональные модели социального действия и индивидуальный выбор ценностей, на основе которых строятся их жизненные стратегии.

Наблюдается повышение роли этической компоненты в оценке деятельности государства и его институтов. Идет сложный процесс, который в значительной мере предопределяет турбулентный характер тенденций в гражданском обществе. Альтернативы переходных процессов: либо рост противоречий между активизирующимися слоями и группами и косными социальными институтами, неадекватными представлениям и требованиям активных слоев, либо интеграция активных групп в реформированную социальную институциональную среду.

Укрепилась прослойка граждан, добившихся экономической самостоятельности и относительной независимости от власти.

Активные группы мало сплочены, практически парализованы своими устоявшимися связями с государством и не готовы рисковать этими отношениями. Более того, прошедшие митинги и демонстрации, актуализировавшие в обществе опасения относительно устойчивости государственного порядка, существенно снизили симпатии гражданского общества к тем группам, которые выступают за радикальные изменения существующего порядка. Упрочились ориентации на эволюционные преобразования институтов, возрос запрос на проведение реформ, адекватных интересам активных граждан, возросла пусть еще и не отрефлексированная поддержка демократического порядка.

В сложившихся общественных условиях вполне реальной остается перспектива эрозии и постепенной деградации всей системы институтов. Во-первых, растущая активность групп, объединенных на основе общности ценностей, не получает желаемой символической и реальной поддержки власти, наталкивается на блокаду активности со стороны бенефициаров административного ресурса. При таком сценарии активность перерождается в оппортунистическое поведение или тотальную пассивность. В результате институциональная среда лишается, с одной стороны, рационального и заинтересованного критика своих недостатков, с другой - активного участника назревших институциональных реформ.

В результате этих процессов складывается новая конфигурация противников и сторонников демократического порядка. Формула «демократического порядка» является ценностным консенсусом как для граждан, ориентированных на ценности либерализма и демократии, так и для социальных групп, ориентированных на стабильность и демократию.

Как видно, потребности в активизации роли институтов гражданского общества весьма ощутимы. Но дело нельзя сводить к «автономизации» усилий людей только в рамках этих институтов. Политическая организация общества при всем ее несовершенстве предполагает взаимодействие государственных институтов и общественных институтов.

Антикоррупционный потенциал общества увеличивается не за счет снижения объема государственной деятельности. Напротив, стабильное сотрудничество государственных и общественных институтов способствует эффективности потенциала общества в целом и уменьшению коррупционной «зоны». Поэтому принципиальное значение имеет Концепция взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции на период до 2014 г., одобренная решением Президиума Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции 25 сентября 2012 г. Ее реализации способствуют консолидация всех слоев общества в борьбе с коррупцией и повышение активности граждан. Государственные и общественные институты, учреждения образования, культуры и науки получили стабильные ориентиры своей многообразной деятельности. Извлечение из концепции дано в приложении N 15.

В этом можно было убедиться в итоге исследования в 2013 г. в Институте законодательства и сравнительного правоведения темы «Взаимодействие институтов гражданского общества с государственными и муниципальными органами в сфере противодействия коррупции».

В октябре 2013 г. научный отчет был одобрен на заседании секции «Публичное право» ученого совета института.

Приведем общие выводы исследования.

1. В механизме противодействия коррупции до сих пор слабо используется социальный потенциал общества. Государственные и муниципальные органы акцентируют внимание на юридических и материальных аспектах, и общественные институты не считают задачу преодоления коррупцией относящейся к их уставным целям. Между тем преодоление социального зла является задачей и тех, и других. Поэтому в программах и планах нужна переориентация деятельности всех институтов.

2. Необходимо ускорить принятие Концепции взаимодействия институтов гражданского общества и органов публичной власти, а также ввести в действие методические рекомендации в отраслях и сферах.

3. Первостепенное значение имеет выдвижение в центр взаимодействия публичных и общественных институтов совместных решений с действием по повышению качества правового регулирования и правоприменения, формированию высокого уровня правосознания и правовой культуры, уменьшению зоны коррупционных рисков путем увеличения зоны правомерного поведения.

4. В теоретическом плане следует расширить исследования собственно социальных целей деятельности государственных и общественных институтов. Это позволит углубить анализ механизмов социальной и собственно правовой превенции коррупционных рисков, выявить набор организационных, юридических, психологических и материальных средств воздействия на аннулирование устойчивого антикоррупционного сознания и поведения, а соответственно корреляцию между ними, реальными социально-экономическими и иными результатами.


1.2 Правовые способы реагирования на проявления коррупции


В механизме противодействия коррупции важное место занимает право. Будучи с одной стороны «жертвой» коррупционных извращений, оно в то же время выступает мощным средством противодействия. Эффективное правовое регулирование служит основой прочного правового порядка, который нейтрализует негативные явления. Право вводит высшую меру публичного интереса, которой признается, обеспечивается и защищается. В нем концентрируются наиболее важные частные интересы, получающие всеобщее признание и гарантирующие каждому полную реализацию своего конституционного статуса. Право как бы связывает интересы вопреки тенденции атомизации общества.

Коррупция, однако, оказывается трудноизлечимой болезнью, которой подвержены многие граждане. Поэтому в последние годы государство взяло курс на масштабное преодоление коррупции. И право используется в полной мере, чему способствует система правового преодоления коррупционных явлений6. Выделим наиболее важные элементы системно-правового воздействия:

а) актуализация задачи полной реализации конституционных положений о России как правовом государстве;

б) ориентация отраслей законодательства - административного, гражданского, уголовного, трудового, земельного и др. - на нормы, вводящие процедуры, запреты, санкции, которые препятствуют возникновению коррупционных явлений;

в) формирование специального антикоррупционного законодательства в виде Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Федерального закона от 17 июля 2009 г. N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»7, серии указов Президента РФ об особых требованиях к государственным служащим (предоставление сведений о доходах, расходах и др.), а также законов субъектов РФ в данной сфере.

Все это создает прочную нормативно-правовую базу борьбы с коррупцией, которая должна в полной мере быть известна, освоена и использована институтами гражданского общества, всеми гражданами. Это всеобщий императив поведения, отражающий высокое правосознание и правомерное поведение граждан. И не нужно думать, что правовые антикоррупционные средства отнесены к обязанностям должностных лиц и служащих. Нет, это средства всеобщего пользования.

Преодолению негативных явлений в правовой сфере служат формы участия граждан в правотворчестве и правоприменении. Подробнее об этом будет сказано ниже, а сейчас особо выделим механизм оценки регулирующего воздействия (ОРВ), который отражает взаимодействие госорганов и бизнес-сообществ. 6 июня 2014 г. на заседании Консультативного совета по ОРВ при министре экономического развития РФ, в котором участвовал автор, рассмотрены процедуры проведения ОРВ, в т.ч. публичных консультаций, использования портала для внесения предложений к проектам правовых актов. Такой накал демократизации дает возможность специалистам и всем гражданам реально участвовать в процессе разработки правовых норм и избегать коррупционных рисков. И вот результат - 1807 проектов актов было проверено по методике ОРВ и 35% отклонено.

Продолжая эту мысль, отметим: граждане могут и должны использовать все способы реализации своих прав на участие в управлении государственными делами. У них есть широкие возможности обращаться в публичные органы, знать их правовые акты (доступ к информации), участвовать в обсуждении проектов и вносить свои предложения, выступать с критикой в различных объединениях и СМИ, участвовать в социологических опросах. Вопрос в том, насколько активно используются эти возможности, поскольку пока явно преобладает молчание либо критика.

Информация и знание права позволяют гражданам активно участвовать в процессе правоприменения. Здесь нельзя сводить дело к работе чиновников и их усмотрению, что открывает простор для коррупционных действий. Поэтому поясним природу правоприменения.

Давно наблюдаются такие негативные виды правосознания, как явное преувеличение частных интересов в ущерб общественным интересам, лжеобразы субъектов права, предпочтение теневых правовых договоренностей и решений и др. Чему же удивляться, если деформация правосознания ведет к деформации правовых норм-регуляторов. Об этом уже писали в юридической литературе и сейчас мы лишь кратко назовем типичные коррупционные дефекты норм:

а) неверное определение объема компетенции;

б) нечеткое установление пределов усмотрения и оснований принятия решений;

в) отсутствие процедур деятельности органов (организаций);

г) путаница в использовании средств юридической техники;

д) слабое регулирование механизмов реализации законов и ответственности за их нарушение.

Интерес общества к новому закону акцентирует на нем внимание всех или многих правоприменителей, а затем нередко интерес угасает. Мешает и такой стереотип правоприменения, когда оно сводится к эпизодическим проверкам и выявлению нарушений законов. Такие «сигналы» могут служить лишь одним из показателей уровня законности.

Поэтому столь важны правильно установленные и понятные цели правоприменения:

- обеспечение последовательной реализации положений законов, причем не отдельно взятых, а в их системном измерении;

- устранение нарушений законности и принятие мер ответственности;

- содействие повышению правовой культуры граждан и престижу права в обществе;

- подтверждение устойчивого правового порядка и формирования новых правовых состояний (в отраслях, сферах, регионах и т.п.);

- коррекция законодательных и иных регуляторов в случае их неэффективности и пробелов.

Это и побуждает более обстоятельно разработать вопросы правоприменения в общих циклах правового развития.

Напомним, что в юридической литературе традиционно для обозначения действия закона или права используют такие понятия, как «соблюдение», «применение», «исполнение», «использование» и «реализация». Нередко последнее понятие как родовое охватывает все вышеназванные понятия8. В любом случае речь идет о разных режимах осуществления правовых норм и различных формах реагирования на них субъектов права. Добавлением к этой классификации служит схоластическое выделение проблем реализации функций права9, хотя и в этом случае имеются в виду лишь процессы осуществления существующих правовых норм. Но ими, по нашему мнению, не исчерпывается содержание многообразного процесса правоприменения, охватывающего динамику и правопонимания, и правосознания, и правовых актов, и институтов, и поведения субъектов права.

Поэтому такие устойчивые представления о реализации права едва ли можно считать вполне современными, поскольку в них не дается целостная трактовка данного явления. И она предстает лишь в нескольких статичных аспектах. Шагом вперед является концепция правоприменения, разработанная автором совместно с группой единомышленников. В теоретико-методологическом плане удалось определить правоприменение как органическую фазу общего цикла развития права, как комплексный механизм, включающий правовые, социально-психологические, экономические, институциональные инструменты, механизм, который не сводится к движению правовых актов с одной стороны и обеспечивает согласованные действия норм национального и международного права - с другой10.

Процесс правоприменения подвержен действию разных факторов. На него влияют уклад жизни в обществе и типы правосознания и поведения граждан, изменение политического курса и экономических ситуаций, стиля управления, наконец отношения к праву как к социально-нравственной ценности. Эти факторы могут быть временными или длительного действия, проявляясь как в совокупности, так и порознь. Ими порождаются разные модели правоприменения.

В связи с этим особую актуальность приобретает проблема предотвращения и устранения рисков. В правовой сфере речь идет о возможных и предвидимых отклонениях деятельности правоприменителей от целей закона. Такие риски порождаются как собственно юридическими ошибками (низким качеством правовых актов, коллизиями актов и т.п.), так и явлениями вне правовой сферы - в экономике, в политической и социальной сферах, наконец в международном сообществе. Предстоит разработать типологию правовых рисков, возникающих на стадии правотворчества и обнаруживаемых в процессе правоприменения, и системы мер их обнаружения, предотвращения и устранения. Поможет накопленный опыт страхования рисков и взаимодействия с Русским обществом управления рисками, на годовом собрании которого 3 декабря 2009 г. были приняты стратегия, стандарты лучшей практики и кодекс поведения.

Актуальным является вопрос о соотношении властного усмотрения и права. Названная проблема была злободневной в прошлом, остается таковой и сегодня. Но еще более обостряет ее коррупционный «бум», а также принятие большого количества нормативных правовых актов.

Такое широкое понимание процесса действия закона позволяет избегать риска появления коррупциогенных ситуаций. Между тем опыт оказания государственными и муниципальными органами услуг гражданам и юридическим лицам свидетельствует об административных барьерах коррупциогенного характера (увеличение количества представляемых документов, «маршрутов» согласования и т.п.)11. Обобщение практики действия правовых актов о конкурсах и аукционах позволяет заметить немало ситуаций, связанных с риском, когда нормы искажаются или нарушаются в угоду и по сговору отдельных лиц12. Подобные иллюстрации типичны как своего рода «негативные схемы» коррупции в процессе правоприменения и их надо своевременно раскрывать.

Весьма перспективным в этом плане является такой общественный институт, как нормативное саморегулирование. С его помощью те или иные сообщества - профессиональные, территориальные, национальные - добровольно принимают на себя обязательства действовать в духе принципов права и морали, обеспечивать нормальное развитие явлений и одновременно предостерегать против их нарушений. Такие акты (саморегулирование как этический кодекс служащих, корпоративные кодексы, социальные хартии, декларации) весьма полезны еще и потому, что содержат антикоррупционные правила - обязательства. Есть и специальные антикоррупционные правила, ценность которых должна быть усвоена участниками и являться для них руководством к действию.

Такова, например, Декларация Первого Евразийского антикоррупционного форума, принятая в Москве 30 мая 2012 г. учеными и преподавателями юридических и иных научных и учебных учреждений. Участники глубоко осознают, что коррупционные риски и реальные проявления коррупции могут быть минимизированы и ограничены только благодаря системным действиям. Образование Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации и формирование Евразийского союза создает для этого новые благоприятные возможности. Обмен опытом крайне важен.

Мы признаем необходимость объединения творческих усилий ученых разных гуманитарных наук - юристов, экономистов, социологов, политологов, психологов - по согласованию исследований причин коррупции как социального явления, по комплексному изучению факторов, способствующих возникновению коррупции. Нам нужен такой уклад общественной и личной жизни, который подавлял бы все коррупционные риски. И тогда будет обеспечено формирование высокого правового сознания и стимулов правомерного поведения людей.

Признано необходимым последовательно развивать и правильно применять международные стандарты, законодательство и интеграционные нормы. Действие на основе закона выгодно всем и каждому, отступления вредны.

Гражданское общество рассматривается в современной науке как высшая форма самостоятельной организации народа. Оно трактуется не как производное от государства, а как социальный фундамент государства. Гражданское общество и государство - взаимосвязанные, взаимозависимые явления, своего рода «органический тандем», где движущая роль в его развитии принадлежит гражданскому обществу13. Демократическая государственная власть «не подчиняет себе институты гражданского общества, а находится с ними в тесном взаимодействии»14. Поэтому так велика значимость активного участия институтов гражданского общества в борьбе с коррупцией.

Гражданское общество, сталкиваясь с проявлениями коррупции, так или иначе апеллирует к государству. Государство реагирует разными способами вплоть до применения мер юридической ответственности. При очевидном ресурсном и компетенционном преимуществе государства, только совместная работа с обществом может стать основой противодействия коррупции.

В ст. 13 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 г. установлено, что государство призвано принимать надлежащие меры в пределах своих возможностей и в соответствии с основополагающими принципами своего законодательства для содействия активному участию отдельных лиц или групп за пределами публичного сектора, таких, как гражданское общество, неправительственные организации и организации, функционирующие на базе общин, в предупреждении коррупции и борьбе с ней и для углубления понимания обществом факта существования, причин и опасного характера коррупции, а также создаваемых ею угроз. Активизации подобного участия, отмечается в Конвенции, способствуют такие меры, как:

- усиление прозрачности и содействие вовлечению населения в процессы принятия решений;

- обеспечение населению эффективного доступа к информации;

- проведение мероприятий по информированию населения, способствующих созданию атмосферы нетерпимости в отношении коррупции, а также осуществление программ публичного образования, включая учебные программы в школах и высших учебных заведениях;

- поощрение и защита свободы поиска, получения, опубликования и распространения информации о коррупции.

Сотрудничество государства с институтами гражданского общества закреплено в качестве одного из основных принципов противодействия коррупции в Федеральном законе от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (п. 7 ст. 2)15. В соответствии с Федеральным законом от 17 июля 2009 г. N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных актов» (п. 5 ст. 2)16, сотрудничество федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, их должностных лиц с институтами гражданского общества при проведении антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) является одним из основных принципов организации антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов).

В Конституции Россия, как и большинство государств мира, провозглашена демократическим правовым государством, в котором народ является носителем суверенитета и единственным источником власти. Власть народа - одно из ключевых понятий современного права. Но очевидно, что если нет участия граждан в управлении публичными делами, нет реализации народных инициатив, то нет и народовластия.

Участие определяется как деятельность по совместному выполнению чего-либо, сотрудничество в чем-либо17. Участие граждан в публичных делах связано с выдвижением и реализацией гражданских инициатив. В связи с этим предлагаем введение в категориально-понятийный аппарат противодействия коррупции такого понятия, как «гражданская антикоррупционная инициатива».

В самом общем виде инициативу (от лат. - начало) можно определить как побуждение к началу какого-нибудь дела; руководящая роль в каких-либо действиях; предприимчивость; способность к самостоятельным активным действиям, воплотившаяся в конкретный общезначимый поведенческий акт, поступок18.

При этом термин «гражданская инициатива» не подразумевает какую-либо одну конкретную форму, а является термином собирательным, означающим любой вид инициативы, исходящей от граждан (институтов гражданского общества) в связи с участием общества в принятии общественно значимых решений, в том числе и в борьбе с коррупцией.

Гражданская инициатива является ответом на потребности общественного развития, выражает необходимость разрешения сложившихся противоречий, способствует прогрессивному развитию общества. В связи с этим особого внимания заслуживают антикоррупционные гражданские инициативы.

Гражданская антикоррупционная инициатива имеет общественно значимый характер. Бесспорно, удовлетворение интереса каждого индивида, группы важно для развития общества. Но, полагаем, что гражданская инициатива все же есть нечто большее, чем действие, реализующее интерес индивида или отдельной группы. В инициативном действии всегда на первом месте общий интерес, что очевидно проявляется в борьбе с коррупцией.

Категория инициативы обозначает конкретный акт проявления активности личности или группы. Он может содержать как формулировку актуальных задач борьбы с коррупцией, так и новые способы их решения.

При этом гражданская антикоррупционная инициатива - явление прерывистое, а может быть и цикличное. Жизнь общества и тем более отдельного человека не может состоять из сплошного и непрерывного потока инициативы - это всегда заметное событие. Это нужно учитывать при выстраивании взаимодействия с обществом.

Гражданская антикоррупционная инициатива, как и любая инициатива, является свободным творческим действием. Но не всегда они продуманы и даже полезны. Такие инициативы необходимо оценивать социально значимыми критериями.

Гражданская антикоррупционная инициатива может быть правотворческой либо правоприменительной. Правотворческая инициатива может быть направлена как на формирование новой идеи или формулирования потребности общества в новом правовом регулировании (обеспечение справедливости в каком-то вопросе), так и непосредственно на принятие норм права, формирование новой модели поведения (правотворческая инициатива). Правоприменительная инициатива направлена на правомерное разрешение конкретной ситуации исходя из действующей нормативной модели (привлечение к ответственности за коррупцию).

По содержанию антикоррупционная инициатива может быть связана как привлечением внимания к какому-то факту коррупции или сложившейся в определенном регионе, отрасли коррупционной ситуации при ожидании вариантов решения от власти, так и с обращением граждан с конкретным проектом решения (правового акта), который необходимо принять и реализовать.

По результату гражданская инициатива может быть реализована полностью, реализована частично и не реализована.

Гражданская инициатива может быть индивидуальной или коллективной в зависимости от субъекта. Наиболее распространена коллективная инициатива, которая может исходить как от ad hoc образованной инициативной группы, так и от официального общественного объединения.

По форме гражданских инициатив в сфере борьбы с коррупцией можно выделить довольно много на основании действующего законодательства.

Прежде всего это правотворческая инициатива. Такая инициатива связана непосредственно с правотворческой деятельностью. Инициатива рассматривается здесь как форма правовой жизни личности, социальных групп.

От правотворческой инициативы граждан следует отличать иную форму гражданской инициативы - так называемый законодательный почин, когда любое лицо или группа лиц в печати, на митинге, в петиции, письме или другим путем (оставить «может») обратиться к государственным органам с предложением принять определенный закон, возможно, даже с приложением детально разработанного проекта. Но это не влечет обязанности органов на него реагировать, хотя уполномоченный орган может внести такой законопроект в парламент, но уже от своего имени, и только тогда данный законопроект будет рассматриваться в обязательном порядке.

Иногда к правотворческой инициативе ошибочно относят петиции или даже обращения граждан. Однако петиция - это иная форма инициативы. Она представляет собой коллективное обращение граждан в компетентный орган с предложением принять определенный нормативный акт или решение (как правило, с приложением проекта) либо рассмотреть соответствующий вопрос на заседании органа. Петиция содержит определенное количество подписей граждан с указанием их местожительства (возможно, и других данных). Наличие этого количества подписей заставляет компетентный орган рассмотреть поставленный вопрос, хотя он может и не согласиться с предложениями петиции.

Митинги, шествия, пикетирования также выступают разновидностями гражданских инициатив, в которых общество привлекает внимание власти к определенным проблемам, в том числе коррупционным.

Участие граждан в публичных слушаниях, официальных обсуждениях проектов решений в печати, иных СМИ, в Интернете также в ряде случаев может быть отнесено к гражданским инициативам. Конечно, речь идет о конструктивном участии. Конструктивность видится в предложении альтернатив, аргументированной критике сложившейся ситуации и в отсутствии противоправных деяний при выдвижении и реализации инициативы. Выявление коррупционных рисков обществом по широкому кругу вопросов может стать весьма значимым фактором противодействия коррупции.

Гражданская антикоррупционная инициатива может выражаться через общественные объединения.

Обращение, прежде всего коллективное, ставит перед органами власти вопрос, который может быть разрешен его решением или изданием нормативного акта. Тем самым обращения (предложения, заявления, а отчасти и жалобы) также могут выступать формой реализации гражданских антикоррупционных инициатив. «Такие обращения и жалобы являются своего рода индикаторами коррупционных рисков и деятельности органов публичной власти, основой для принятия решений по предупреждению соответствующих действий»19. Не случайно на самом высоком уровне уделяется внимание именно работе с обращениями граждан как важной мере противодействия коррупции20.

Таким образом, гражданская антикоррупционная инициатива - самостоятельное активное общезначимое деяние, реализуемое гражданином, группой или объединением граждан в целях противодействия коррупции в не запрещенных правом формах.

Правовая система демократического правового государства должна не просто предусматривать или даже обеспечивать, но и стимулировать реализацию права граждан на инициативу, в том числе антикоррупционную. Впрочем, даже самое детальное правовое регулирование гражданских инициатив само по себе не является гарантией активного использования данных институтов гражданами. Государственные и муниципальные органы, их должностные лица обязаны содействовать населению в реализации гражданских инициатив. Но такая обязанность закреплена за ними недостаточно четко. Деятельность публичных органов по практическим разъяснениям (в том числе и через средства массовой информации) имеющихся возможностей, отклики на существующие инициативы, помощь в реализации состоявшихся представляются крайне важными.

Зачастую усилия отдельных граждан или стихийно образованных групп вносят больший вклад в борьбу с коррупцией, чем организованные общественные институты. Показателен пример активного применения видеорегистратора гражданами в авто, трансляции отснятых материалов в Интернете. Возникают различные движения за соблюдение норм права и против злоупотреблений, например «СтопХам». По результатам таких материалов целесообразно более активно осуществлять проверки и привлекать нарушителей к ответственности. В свою очередь обсуждение законодательного запрета регистраторов или значительное ограничение их применения не выглядит продуманным. Посредством таких инициативных действий граждане борются с коррупцией и произволом.

В настоящее время институты прямой демократии и формы участия граждан в осуществлении публичной власти (особенно новые) используются недостаточно активно либо нередко смысл их применения искажается. В то же время можно констатировать, что по сравнению с более ранней практикой растет выдвижение гражданских инициатив. Немаловажно то, что для этого уже есть определенная правовая база. Однако следует отметить, что в ряде случаев органы публичной власти недостаточно серьезно относятся к инициативам. Например, несмотря на значительное число публичных слушаний, проводимых по инициативе органов местного самоуправления, в Российской Федерации не проводятся слушания по инициативе самих граждан. Случаи направления гражданами в органы местного самоуправления заявлений и ходатайств о проведении публичных слушаний хотя и единичны, но все же встречаются, а вот случаев их проведения пока нет.

Многие граждане связывают предупреждение коррупции с повышением уголовной и административной ответственности, контролем над действиями чиновников, но не с обращениями граждан, гражданской активностью.

Действительно, общество не вполне готово выдвигать и реализовывать гражданские антикоррупционные инициативы. Но требуется дальнейшее расширение правовых возможностей такого участия для позитивного изменения ситуации. Именно вовлечение граждан в публичные дела хотя бы на местном и региональном уровнях станет школой реализации гражданских инициатив.

Более того, существует немало примеров проявления активной гражданской позиции значительных групп населения по вопросам развития общества, защиты охраняемых или недостаточно охраняемых природных и социально-культурных объектов. Есть они в отношении противодействия коррупции, о чем речь пойдет ниже. Это свидетельствует о возрастании степени готовности общества к формированию и реализации гражданских антикоррупционных инициатив.

Институты гражданского общества, прежде всего средства массовой информации, общественные объединения во взаимодействии с государственными органами могут способствовать воспитанию граждан, и в первую очередь молодого поколения, в духе антикоррупционного мышления, утверждению в массовом сознании демократических ценностей и приоритетов, несовместимых с коррупцией. Институты гражданского общества, прежде всего СМИ, ищут и распространяют информацию о фактах коррупции во всех сферах общественной жизни, осуществляя тем самым контроль над деятельностью всех органов государственной власти.

По результатам исследований Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации можно утверждать, что общественные объединения во взаимодействии с органами исполнительной власти, осуществляющими контрольно-надзорные полномочия, могут:

осуществлять антикоррупционный мониторинг; осуществлять разработку и реализацию антикоррупционных программ;

осуществлять общественный контроль в отношении законопроектов;

проводить совместные мероприятия, направленные на выработку рекомендаций по борьбе с коррупцией;

осуществлять пропаганду, направленную на борьбу с коррупцией, нетерпимости к любым формам проявления коррупции;

осуществлять мониторинг состояния законодательства и правоприменительной практики, позволяющий наглядно представить картину состояния коррупции в России и наметить меры по противодействию.

Специализированные общественные фонды осуществляют специальные антикоррупционные исследования (правовые, социологические, экономические и др.) и прикладные разработки в сфере противодействия коррупции, в том числе по заказу органов государственной власти.

Общественные учреждения могут проводить независимые экспертизы законопроектов, разрабатывать методические и научно-практические материалы, содержащие исследования в сфере коррупции. Формами участия в законодательной работе являются подготовка мотивированных заключений к законопроектам, проведение сравнительных исследований действующего законодательства, работа в качестве членов комиссий, рабочих групп, научное консультирование по вопросам разъяснения законодательства и практики правоприменения.

Органы общественной самодеятельности совместно с территориальными органами исполнительной власти призваны решать социальные проблемы по месту жительства, учебы, работы. При этом возможно осуществление общественного антикоррупционного контроля над реализацией актов органов исполнительной власти при решении локальных социальных задач.

Политические партии в целом способствуют формированию общественного мнения в духе нетерпимости к коррупции, проводят антикоррупционное воспитание. Кроме того, они могут участвовать в выработке антикоррупционных решений органов публичной власти, разрабатывать и реализовывать антикоррупционную политику в представительных органах.

Профессиональные союзы и объединения призваны во взаимодействии с Министерством труда и социального развития РФ контролировать соблюдение законодательства в области занятости населения, в том числе и в русле борьбы с коррупцией, представлять и защищать от коррупционного воздействия социально-трудовые права граждан.

Взаимодействие государства и гражданского общества по противодействию коррупции постепенно отлаживается, хотя не без негативных моментов. Прежде всего, широкомасштабному распространению коррупции в немалой степени способствует низкий уровень правосознания. Организация и проведение мероприятий по повышению уровня правосознания - сфера совместной деятельности государства и институтов гражданского общества. В Национальной стратегии противодействия коррупции, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 13 апреля 2010 г. N 460, в числе основных направлений ее реализации названо расширение системы правового просвещения населения (подп. »ж» п. 8). Повышение уровня правосознания в обществе также является одним из направлений деятельности ряда общественных объединений, например Ассоциации юристов России (АЮР). Взаимодействие государства с гражданским обществом по данному направлению осуществляется посредством привлечения институтов гражданского общества к реализации антикоррупционных образовательных программ, организации экспертных обсуждений, содействию в предоставлении эфирного времени в информационно-коммуникационных сетях и т.д.

Первостепенное значение имеет формирование высокого уровня правосознания и правовой культуры, уменьшение зоны коррупционных рисков путем увеличения зоны правомерного поведения. В теоретическом плане следует расширить исследования социальных целей деятельности государственных и общественных институтов. Это позволит углубить анализ механизмов социальной и правовой превенции коррупционных рисков, сформировать устойчивое антикоррупционное сознание и поведение.

В 2010-2011 г. в России созданы новые правовые процедуры общественного влияния: оценка регулирующего воздействия (ОРВ) и публичные консультации; экспертиза действующих актов, положения которых необоснованно ограничивают предпринимательскую и инвестиционную деятельность; общественные обсуждения законопроектов; мониторинг правоприменения. Целесообразно шире использовать общественные обсуждения проектов, а также создавать институт общественной нормотворческой инициативы.

Одной из причин коррупции является слабая обратная связь граждан с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, о которой речь пойдет ниже. Государство создает специализированные органы и должности для обеспечения такого взаимодействия (например, Общественная палата Российской Федерации, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации). Эта практика оправдана, но не вполне эффективна. Институты гражданского общества способствуют упрочнению такой связи, представляя интересы своих членов. Поддержка гражданских инициатив в сфере противодействия коррупции способствует доведению коллективного мнения граждан до политического руководства, нахождению новых способов и форм противодействия коррупции. Это направление нуждается в дальнейшем развитии.

Системное противодействие коррупции предполагает непосредственное взаимодействие государства с гражданским обществом, в том числе при выработке управленческих решений. Поэтому важным показателем реализации антикоррупционных инициатив является включение представителей общества в антикоррупционные советы и комиссии, функционирующие в органах государственной власти. Такое участие тоже может рассматриваться как гражданская антикоррупционная инициатива.

Гражданские антикоррупционные инициативы могут быть реализованы через депутатов различных уровней осуществления публичной власти. Требует совершенствования порядок взаимодействия депутатов различных уровней и представителей общественных институтов. Необходимо дополнить Регламенты палат Федерального Собрания Российской Федерации, представительных органов субъектов Российской Федерации положениями, обязывающими предоставлять в открытый доступ информацию о законопроектной деятельности не только для уполномоченных субъектов законодательного процесса, но и для граждан.

Важно законодательно определить, при каких условиях проводится предварительное общественное обсуждение отдельных проблем и законопроектов. С учетом предложений Совета Федерации о создании «электронного парламента» можно рассмотреть вопрос о целесообразности разработки специального федерального закона о доступе к информации о работе палат Федерального Собрания.

Гражданская антикоррупционная инициатива реализуется посредством участия гражданского общества в экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов. Федеральным законом «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» предусмотрено проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов. Институты гражданского общества и граждане проводят такую экспертизу за счет собственных средств. Разработчики нормативных правовых актов должны обеспечивать возможность проведения независимой антикоррупционной экспертизы и рассматривать ее результаты.

Очевидным проявлением гражданской антикоррупционной инициативы является рассмотрение обращений, содержащих информацию о коррупции, которые поступают от граждан и организаций в государственные органы. Динамика и содержание таких решений могут выступать в качестве показателей эффективности взаимодействия государства и гражданского общества.

Нуждается в совершенствовании Федеральный закон от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» как минимум в целях реализации Постановления Конституционного Суда РФ от 18 июля 2012 г. N 19-П, признавшего его положения не соответствующими Конституции РФ, препятствующими рассмотрению обращений государственными и муниципальными учреждениями, осуществляющими публично значимые функции. Следует более последовательно обеспечить равный статус обращений граждан и организаций.

Считаем необходимым более широкое использование государством потенциала общества в механизме противодействия коррупции. Общественные институты считают задачу преодоления коррупции ключевой, но не вполне включились в ее решение. Улучшению ситуации будет способствовать внедрение в программы и планы по борьбе с коррупцией механизмов вовлечения в данный процесс общественных институтов. Этому же будет способствовать принятие Концепции взаимодействия институтов гражданского общества и органов публичной власти. Продуктивно также развивать взаимодействие государств Евразийского союза в части подготовки ими совместных программ, а также инициирования программы мониторинга по единой согласованной методике, в т.ч. осуществляемого институтами гражданского общества.

Развитие научно-методического обеспечения противодействия коррупции предусматривает преобразование научных результатов в методические рекомендации, направленные на формирование у граждан и общественных объединений прикладных навыков противодействия коррупции. Ключевыми задачами здесь являются публикации научно-практических и монографических изданий по антикоррупционной тематике, разработка методического обеспечения практической деятельности в сфере противодействия коррупции для представителей общественных объединений, в том числе и бизнес-структур.

Важно обеспечить универсализацию и высокое качество учебных антикоррупционных программ в ходе их подготовки и использования с тем, чтобы способствовать формированию научных и прикладных знаний в сфере преодоления коррупции, привитию навыков анализа коррупционных ситуаций, разработки и использования средств предотвращения и преодоления связанных с ними негативных последствий слушателям по программам повышения квалификации, а также учащимся высших и средних учебных заведений. Реализация этой задачи предполагает содействие Министерства образования и науки Российской Федерации по внедрению в образовательный процесс разрабатываемых учебно-методических материалов.

Остается актуальной задача совершенствования институтов государства и институтов гражданского общества. Среди последних важнейшее значение имеет совершенствование правового статуса политических партий, бизнес-структур и профессиональных объединений, активизация их деятельности в рамках противодействия коррупции. Необходимо повышение эффективности институтов общественного контроля в сфере противодействия коррупции.

Предстоит расширять и углублять каналы влияния гражданского общества на противодействие коррупции в институтах государства. На передний план выдвигается развитие институтов выражения и реализации гражданских антикоррупционных инициатив и ответственность органов публичной власти и их должностных лиц за своевременное реагирование на них. Для реализации гражданских антикоррупционных инициатив особое значение имеет развитие обратной связи между государством и обществом в сфере противодействия коррупции, в том числе с использованием новейших юридических и информационных технологий.


1 См. Коррупция: природа, проявления, противодействие / под ред. Т.Я. Хабриевой М.: Юриспруденция, 2012; Кабанов П.А., Райнов Г.Ю., Чирков Д.К. Политическая коррупция в условиях реформирования Российской государственности на рубеже веков. М.: Дружба народов, 2008. Тихомиров Ю.А. Государство. М.: Норма, 2013.

2 Опрос ВЦИОМ 1-2 марта 2013 г. 100 населенных пунктов, 43 субъекта РФ, 1500 респондентов, статистическая погрешность – 2,3%. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://bd.fom.ru/pdf/d48ypn12.pdf

3 Тихомиров Ю.А. Государство. М.: Норма, 2013.

4 Роль предпринимательских структур в противодействии коррупции / Е.И. Спектор, Н.Г. Семилютина, Н.Г. Доронина; отв. ред. Н.Г. Семилютина, Е.И. Спектор. М., 2012. - С. 176-177.

5 См. приложение № 1

6 См. подробно: Сборник материалов о противодействии коррупции. Lexpro, 2010; Правовые проблемы противодействия коррупции / отв. ред. Л.В. Андриченко, О.О. Журавлева М.: Юриспруденция, 2012; Правовые средства противодействия коррупции / Н.А. Власенко, С.А. Грачева, Е.Е. Рафалюк; отв. ред. Н.А. Власенко. М.: Юриспруденция, 2012.

7 См.: Антикоррупционная экспертиза проектов нормативных правовых актов / И.С. Власов, Т.О. Кошаева, В.Н. Найденко и др.; отв. ред. Ю.А. Тихомиров, Е.И. Спектор. - М., 2013.

8 См., например: Право. Общая теория государства и права. Академический курс в 3 т. Т. 2. 3-е изд. М., 2007. - С. 707-731.

9 См.: Абрамов А.И. Теоретические и практические проблемы реализации функций права. Самара, 2008. - С. 68-102.

10 Подробнее см.: Правоприменение: теория и практика / Вишневская Н.Т., Ганюшкина Е.Б., Гетьман-Павлова И.В. и др.; Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 2008.

11 См.: Совершенствование государственного контроля и надзора, устранение административных барьеров при осуществлении предпринимательской деятельности / В.И. Лафитский, С.М. Зырянов, В.Ю. Лукьянова и др.; под ред. Л.К. Терещенко. М.: Юриспруденция, 2011.

12 Проблемы применения Федерального закона о закупках товаров, работ, услуг, отдельными видами юридических лиц. - М., 2013.

13 Грудцына Л.Ю., Петров С.М. Гражданское общество, народ и власть: концентральное понимание и российская специфика // Государство и право. 2012. N 6. С. 8; Мамут Л.С. Гражданское общество и государство: проблемы соотношения // Общественные науки и современность. 2002. N 5; Орлова О.В. Гражданское общество и личность: политико-правовые аспекты. М., 2005. С. 7.

14 Хабриева Т.Я. Конституционализм в России: 10 лет развития // Конституция и законодательство. М., 2003. С. 16.

15 СЗ РФ. 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6228.

16 СЗ РФ. 2009. N 29. Ст. 3609.

17 Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Л.И. Скворцова. М., 2007. С. 1132.

18 Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М., 2005. С. 309.

19 Коррупция: природа, проявления, противодействия: монография / отв. ред. академик РАН Т.Я. Хабриева. - M., 2012. - С. 348.

20 См., например, президентский блог: http://blog.kremlin.ru/post/136.