Антикоррупционная деятельность институтов гражданского общества

Дипломная работа по предмету «Экология»
Информация о работе
  • Тема: Антикоррупционная деятельность институтов гражданского общества
  • Количество скачиваний: 0
  • Тип: Дипломная работа
  • Предмет: Экология
  • Количество страниц: 61
  • Язык работы: Русский язык
  • Дата загрузки: 2021-07-07 15:46:44
  • Размер файла: 97.33 кб
Помогла работа? Поделись ссылкой
Ссылка на страницу (выберите нужный вариант)
  • Антикоррупционная деятельность институтов гражданского общества [Электронный ресурс]. – URL: https://www.sesiya.ru/diplomnaya-rabota/ekologiya/2115-antikorrupcionnaya-deyatelnost-institutov-grajdanskogo-obschestva/ (дата обращения: 03.08.2021).
  • Антикоррупционная деятельность институтов гражданского общества // https://www.sesiya.ru/diplomnaya-rabota/ekologiya/2115-antikorrupcionnaya-deyatelnost-institutov-grajdanskogo-obschestva/.
Есть ненужная работа?

Добавь её на сайт, помоги студентам и школьникам выполнять работы самостоятельно

добавить работу
Обратиться за помощью в подготовке работы

Заполнение формы не обязывает Вас к заказу

Информация о документе

Документ предоставляется как есть, мы не несем ответственности, за правильность представленной в нём информации. Используя информацию для подготовки своей работы необходимо помнить, что текст работы может быть устаревшим, работа может не пройти проверку на заимствования.

Если Вы являетесь автором текста представленного на данной странице и не хотите чтобы он был размешён на нашем сайте напишите об этом перейдя по ссылке: «Правообладателям»

Можно ли скачать документ с работой

Да, скачать документ можно бесплатно, без регистрации перейдя по ссылке:

ГЛАВА 2. АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА


2.1 Повышение эффективности общественного контроля


Коррупционное «поле» почти не уменьшается, и одна из коренных причин заключается в формальных действиях общественных институтов. Даже при наличии хорошего статус их пассивности и бездействия налицо при отсутствии ориентации на реальный контроль в сферах деятельности.

Между тем общественный контроль является лишним превентивным и конструктивным средством искоренения коррупции. Вместо «ожидания» ее проявлений нужно анализировать действия и их социальные последствия, мотивы решений, динамику ситуаций коррупциогенного характера, предвидеть риски. Для этого есть правовые и организационные средства. Вопрос заключается в том, насколько разные слои общества - профессиональные, территориальные, комплексные - втянуты в антикоррупционную деятельность. И тогда будут достигнуты две цели каждого института - статусная и общегражданская, когда развитие личности связано с ее социализацией.

Мощным институтом гражданского общества является местное самоуправление. Его нельзя сводить к деятельности исполнительных органов, муниципальных служащих. Главное отличие данного института в непосредственном формировании населением и выполнении компетенции на основе активного участия граждан. Статья 12 Конституции РФ, Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», другие федеральные законы и нормативно-правовые акты субъектов РФ позволяют демократической местной власти обеспечивать соблюдение законности и не допускать нарушений правопорядка.

Осуществляемый местным самоуправлением контроль в сфере противодействия коррупции использует такие формы, как публичные слушания, сельские сходы (собрания), публичные доклады и отчеты, гласность, средства доступности общения людей. Социальная среда, мотивы и действия людей становятся легко обозримыми. Коррупционные решения, поступки и действия - на виду местного сообщества.

Это очень заметно в тех сферах деятельности, где роль местных органов особенно велика, - образование, землепользование, строительство, бюджетные расходы и т.п. Здесь и встречается немало коррупционных проявлений типа корыстного сговора, незаконных сделок, мошенничества и т.п. Средства реагирования есть.

Ввиду важности правильного использования земельного фонда в земельной модели выделена ст. 72 «Муниципальный и общественный земельный контроль». Установлено, что муниципальный земельный контроль над использованием земель на территории муниципального образования осуществляется органами местного самоуправления или уполномоченными ими органами.

Муниципальный земельный контроль над использованием земель на территории муниципального образования осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации и в порядке, установленном нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Установлено: общественный земельный контроль осуществляется органами территориального общественного самоуправления, другими общественными организациями (объединениями), гражданами над соблюдением установленного порядка подготовки и принятия исполнительными органами государственной власти и органами местного самоуправления, предусмотренными ст. 29 настоящего кодекса, решений, затрагивающих права и законные интересы граждан и юридических лиц, а также над соблюдением требований использования и охраны земель.

И здесь местным органам надлежит быть активными в контроле над порядком отвода и использования земельных участков, не допускать проявлений корыстных мотивов при заключении земельных сделок, вносить предложения о применении мер ответственности.

Примечательно, что в Бюджетном кодексе есть Раздел IX «Государственный и муниципальный финансовый контроль». Особо выделим ст. 266 «Финансовый контроль, осуществляемый органами исполнительной власти, местными администрациями муниципальных образований». Финансовый контроль, осуществляемый органами исполнительной власти, органами (должностными лицами) местных администраций муниципальных образований, осуществляют Федеральная служба финансово-бюджетного надзора, Федеральное казначейство, финансовые органы субъектов Российской Федерации и муниципальных образований и (или) уполномоченные ими органы, главные распорядители, распорядители бюджетных средств.

Подчеркнем: формы и порядок осуществления финансового контроля органами исполнительной власти, органами (должностными лицами) местных администраций муниципальных образований устанавливаются настоящим кодексом, иными актами бюджетного законодательства и нормативными правовыми актами Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальными правовыми актами органов местного самоуправления.

Содержание статьи позволяет местной власти наблюдать за целевым расходованием бюджетных средств на соответствующей территории, не допускать случаев неправильного поведения работников в процессе использования бюджетных средств, остро реагировать на коррупционные решения и действия. Гласность и общественное мнение - помощники в этом деле.

Нормы есть, но реальных действий мало. И пока местное самоуправление ограничивает свою роль просьбами о получении средств и мало использует гражданский потенциал местных сообществ. А ведь на их глазах совершаются коррупционные действия. Граждане же ведут себя пассивно, полагаясь на реакцию властей.

Преодоление коррупции требует участия всех институтов гражданского общества. Осуществляемый ими общественный контроль охватывает зоны повышенного риска, сферы деятельности государственных и муниципальных органов, поведение должностных лиц. И важны не только активные действия по пресечению фактов коррупции, но прежде всего формирование нетерпимости к ним общественной среды. Активности граждан могут способствовать более четкие правовые статусы «народных институтов» и процедуры их деятельности. Нужно применять меры ответственности к чиновникам за игнорирование замечаний, предложений и публичных инициатив. Институт провел исследование проблемы1.

В этом плане интересны аналитические материалы Общественной палаты Российской Федерации. Так, в конце декабря 2014 г. члены Общественной палаты закончили работу над ежегодным «Докладом об эффективности проводимых в Российской Федерации антикоррупционных мероприятий и части институтов гражданского общества в реализации антикоррупционной политики». Итоговая версия документа опубликована на официальном сайте Общественной палаты.

В механизме обратной связи полезны доклады о результатах деятельности федеральных органов исполнительной власти, по которым можно сделать следующие выводы:

а) отсутствует единообразный подход к оценке обращения как имеющего отношение к тематике коррупции - например, возникает вопрос, при каких условиях обращение, в котором указывается на затягивание должностным лицом принятия решения по заявлению гражданина, следует отнести к обращениям о фактах коррупционных проявлений;

б) обращения по фактам коррупции занимают совершенно незначительное место в общем объеме поступающих обращений, при этом их незначительный объем не может свидетельствовать об отсутствии какой-либо коррупционной практики в силу заинтересованности обеих сторон в совершении коррупционной сделки; следовательно, анализ поступивших обращений не дает полноценной картины возможных коррупционных практик;

в) наличие обращений по фактам коррупционных проявлений, в том числе обращений государственных и муниципальных служащих, во многом зависит от уровня правовой защищенности лица, направившего обращение. До тех пор, пока не будет создан полноценный механизм, исключающий неправомерное воздействие на лицо, направившее обращение, гарантирующий ему соблюдение его прав и законных интересов, рассчитывать на инициативу и желание граждан сотрудничать с уполномоченными органами не приходится;

г) обращения граждан и организаций, в соответствии с п. 10 Указа Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 г. N 1065, не являются основанием для проведения проверки соблюдения государственными служащими установленных законодательством о противодействии коррупции ограничений, запретов и исполнения ими соответствующих обязанностей.

Оправдано предложение рассмотреть вопрос о целесообразности формирования особой правовой процедуры рассмотрения обращений граждан и организаций, содержащих информацию о фактах коррупционных проявлений в деятельности должностных лиц государственных и муниципальных органов, а также подведомственных им государственных и муниципальных учреждений и предприятий, предусматривающей:

обязательное информирование органов прокуратуры и иных правоохранительных органов о факте поступления обращения;

обязательное информирование вышестоящих органов (должностных лиц) о факте поступления обращения;

проведение по каждому обращению служебного расследования, результаты которого могут являться основанием для назначения служебной проверки в отношении конкретного должностного лица;

распространение института служебной проверки на должностных лиц государственных и муниципальных учреждений и предприятий, а также иных коммерческих организаций, выполняющих публичные функции;

в случае признания обращения необоснованным, установления отсутствия оснований для применения мер ответственности материалы проверки и рассмотрения обращения в обязательном порядке направлять в органы прокуратуры и в вышестоящие органы (вышестоящему должностному лицу);

лицу, направившему обращение, содержащее информацию о фактах коррупционных проявлений, должна быть обеспечена надлежащая правовая защита от преследования со стороны тех должностных лиц, в отношении которых оно направило соответствующую информацию. Такое лицо, при условии, что представленная информация не обладает признаками клеветы, должно иметь гарантии нормального продолжения своей профессиональной или служебной деятельности, не подвергаться дополнительным проверкам и т.п. Такие выводы Общественной палаты очень полезны.

В русле темы следует отметить и другие каналы общественного контроля, используемые на разных стадиях деятельности, разработки, принятия и реализации правовых актов. Речь идет о механизме мониторинга правоприменения, об общедоступных порталах оценки регулирующего воздействия, оказания услуг2, сайтах публичных органов, полезных памятках для граждан по вопросам борьбы с коррупцией3, об общественных советах при исполнительных органах, советах потребителей и др.

Какие можно сделать выводы и рекомендации?

Во-первых, институты общества должны считать защиту ценностей - правовых и нравственных - и соответственно борьбу с коррупцией важнейшей задачей.

Во-вторых, общественным институтам необходимо преодолеть формализм в виде оргмероприятий и больше внимания уделять анализу деятельности органов, учреждений и организаций, социальной оценке решений и действий ее участников.

В-третьих, эффективность общественного контроля зависит от достижения конечных результатов, а именно от преодоления коррупционных действий и формирования правомерного поведения людей.


2.2 Активизация антикоррупционной деятельности профессиональных объединений и бизнес-структур


Участие бизнес-сообщества в подготовке государственных решений является необходимым условием повышения эффективности государственного управления и усиления «обратной связи» государства и общества. В условиях масштабной модернизации, усиления инновационной составляющей экономики, межгосударственной интеграции, развития ГЧП востребованность как государством, так и бизнесом новых правовых механизмов сотрудничества возрастает.

Все более эффективным каналом взаимодействия становятся консультативные и совещательные органы при Президенте РФ, Правительстве РФ (включая Правительственную комиссию по проведению административной реформы, Комиссию Правительства РФ по законопроектной деятельности), а также общественные советы, экспертные советы при федеральных органах исполнительной власти. Представители бизнес-объединений также активно участвуют в работе экспертных советов обеих палат Федерального собрания, Счетной палаты РФ, Евразийской экономической комиссии и др.

Тем не менее, требуется дальнейшее расширение легальных форм доступа бизнес-сообщества к процессу принятия государственных решений, которое нуждается в комплексном правовом обеспечении.

Наличие правовых процедур взаимодействия снижает потребность в сомнительных и незаконных контактах бизнеса с представителями государственных органов, способствует объективному учету общественных интересов. При этом необходимо создать условия для равного доступа к сфере публичных консультаций всем институтам гражданского общества, а также гарантировать прозрачность взаимодействия. Нормативные правовые акты должны определить условия и формы такого взаимодействия, закрепить обязанность по рассмотрению и учету предложений, поступающих от участников публичных консультаций. Положительным примером такого регулирования может служить процедура оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов, сфера применения которой расширяется в соответствии с решениями Правительства РФ.

Бизнес-структуры все чаще участвуют в противодействии коррупции консолидированными «игроками» - бизнес-союзами, которые накопили серьезный опыт продвижения предложений к программным документам, к законодательству, инициативам, основанным на общей заинтересованности бизнеса в развитии отечественной экономики. Государство подтвердило значимую роль объединений предпринимателей и работодателей, сделав обязательным их участие в процессе выработки целого ряда государственных решений.

Следует подчеркнуть важность стимулирования государством компаний и бизнес-союзов к реализации антикоррупционных программ, предусмотренных Антикоррупционной хартией российского бизнеса, которая была подписана ТПП РФ, РСПП, общественными организациями «Опора России» и «Деловая Россия». Сегодня эта работа начата «большой четверкой» бизнес-союзов, она предполагает соблюдение компаниями антикоррупционных требований, а также общественное подтверждение соответствия антикоррупционным стандартам корпоративного управления. Ведение бизнеса провозглашается прозрачным и открытым, снабженным контрольными и информационными процедурами, а также основанным на законности, честности и добросовестности. Вместе с тем необходимо указать, что апеллирование к международным нормам в преамбуле Хартии следует дополнить и провозглашением соблюдения российского законодательства (абзац 1 преамбулы).

Одним из ключевых направлений участия бизнес-сообщества в противодействии коррупции является правовой мониторинг в данной сфере. Организация и проведение правового мониторинга в сфере противодействия коррупции является задачей не только органов публичной власти, но и общественных объединений. Проведение правового мониторинга независимыми общественными экспертными организациями позволяет учитывать все разнообразие сложившейся правоприменительной практики. Расширение субъектов его осуществления идет за счет как научных, учебных, исследовательских организаций, так и профессиональных и предпринимательских объединений. Общий проект плана мониторинга правоприменения ежегодно разрабатывается Министерством юстиции Российской Федерации с учетом в том числе и предложений институтов гражданского общества4. Органы публичной власти при подготовке предложений по проекту плана мониторинга учитывают поступившие от институтов гражданского общества предложения.

Общественные объединения длительное время ведут мониторинг в сфере противодействия коррупции, прежде всего крупные бизнес-объединения, такие, как ТПП, РСПП, «Опора России», «Деловая Россия». Данные объединения традиционно относят к числу независимых экспертных организаций5.

Заслуживает внимания создание бизнес-объединениями специальных структур, призванных повысить качество собственной мониторинговой деятельности в сфере противодействия коррупции. Например, с 2009 г. в РСПП сформирована система мониторинга законодательства и правоприменительной практики, обеспечивающая формирование позиции РСПП по наиболее значимым законодательным инициативам. В структуре РСПП функционирует Центр мониторинга законодательства и правоприменительной практики. Готовится ежегодный доклад о результатах мониторинга правоприменительной практики в приоритетных для РСПП сферах правового регулирования. Анализируются проблемы реализации антикоррупционных норм, причины их возникновения, что позволяет выдвигать предложения по устранению недостатков правового регулирования. Помимо результатов анкетирования, в рамках мониторинга анализируется информация, получаемая по запросам из органов государственной власти, а также по результатам обобщения судебной практики6. Региональные союзы промышленников и предпринимателей в постоянном режиме готовят обзоры об изменениях законодательства и правоприменительной практики (например, Волгоградская, Кемеровская, Ульяновская области и др.)7.

Взаимодействие бизнес-объединений с органами публичной власти в сфере противодействия коррупции не ограничивается мониторингом. Большое значение имеет государственно-частное партнерство в противодействии коррупции, рейдерству, снижении административных барьеров, в проведении независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и их проектов, осуществлении общественного контроля. Особенно важно обеспечение транспарентности и доступности информации о деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления и формируемых ими информационных ресурсах.

Бизнес-объединения активно участвуют в проведении независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов. Более двух десятков региональных и муниципальных торгово-промышленных палат получили аккредитацию Министерства юстиции Российской Федерации в качестве независимых экспертов. Речь идет не только о крупных бизнес-объединениях, но и об отраслевых ассоциациях, структурах (например, Ассоциации лесопользователей Приладожья, Поморья и Прионежья, Ассоциации международных автомобильных перевозчиков и др.).

Все более широко применяется публичная экспертиза нормативных правовых актов и их проектов. Однако законодательство об институте экспертизы до конца не сформировано, оно развивается достаточно бессистемно применительно к отдельным направлениям экспертизы: антикоррупционная экспертиза, оценка регулирующего воздействия (ОРВ), правовая экспертиза Общественной палаты РФ, экспертная оценка действующего законодательства на предмет выявления ограничений для предпринимательской и инвестиционной деятельности.

Нередко органы власти привлекают сторонних экспертов по своему усмотрению, а процедуру рассмотрения заключений ограничивают соблюдением формальной стороны. Более того, участие в экспертизе часто ограничено недопустимыми барьерами, например, порядок аккредитации независимых экспертов при Минюсте РФ при проведении антикоррупционной экспертизы, который нивелирует мнение бизнес-объединений на фоне позиции отдельных специалистов. В связи с этим можно подумать о пересмотре в Федеральном законе «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» условий доступа к экспертной деятельности независимым лицам в виде аккредитации независимых экспертов.

На сегодняшний день интенсивность общественной антикоррупционной экспертизы, а также ее эффективность низки. Необходимо создавать условия своевременного публичного размещения проектов, чтобы заинтересованные эксперты могли включаться в совместную работу.

Все более актуальным становится принятие федерального закона о нормативных правовых актах, поскольку с его помощью можно не только определить признаки и виды различных актов, но систематизировать требования к порядку их подготовки, рассмотрения и принятия, включая требования к проводимым экспертизам, установить общие нормативы публичного размещения проектов актов всеми органами власти, участвующими в нормотворческом процессе, не только в связи с антикоррупционной, но и с другими формами экспертизы.

В целом, говоря об экспертизе, необходимо законодательно исключить возможность дублирования одних и тех же вопросов при проведении разных видов экспертизы в отношении одного и того же проекта нормативного правового акта, когда, например, в ходе оценки регулирующего воздействия проводится исследование коррупционной составляющей. В этом случае антикоррупционная экспертиза просто становится избыточной. Важно также зафиксировать порядок разрешения вопроса о конкуренции экспертных заключений, установив, результаты каких независимых экспертиз - всех или некоторых - прилагаются к законопроекту и размещаются в Интернете вместе с проектом.

Высказанные выше и иные предложения целесообразно систематизировать и рассмотреть возможность их включения в закон о нормативных правовых актах.

Важным направлением деятельности объединений предпринимателей выступает содействие развитию законодательства в сфере бизнеса, в том числе снижению его коррупциогенности. В частности «Опора России» периодически осуществляет мониторинг нарушений прав малого бизнеса и направляет обзоры и предложения в федеральные и региональные органы8. Ведущие бизнес-объединения проводят опросы по выявлению общественного мнения о коррупции, в том числе в конкретных сферах общественной жизни или отдельных сегментах российского общества.

Важное направление активизации бизнес-структур и профессиональных объединений в противодействии коррупции - цивилизованное лоббирование интересов. Национальным планом по противодействию коррупции на 2012-2013 гг., утвержденным Указом Президента РФ от 13 марта 2012 г. N 297 предусмотрено общественное обсуждение механизмов формирования института лоббизма в Российской Федерации с учетом международного опыта.

В современной России к лоббизму ошибочно относят любое влияние на властные органы для продвижения частных интересов. Такое влияние всегда воспринимается в негативном ключе как проявление коррупции. Хотя совместный поиск решений, обмен информацией, совместные консультации власти и бизнеса - объективная потребность устойчивого антикоррупционного развития.

В настоящее время отсутствует консолидированное понимание целей, объектов и способов регулирования лоббистской деятельности. Лишь отдельные аспекты лоббизма урегулированы в действующем законодательстве. В то же время принятие специального закона, который в современных условиях будет декларативным, не решит проблемы. Специальные законы о лоббизме действуют лишь в немногих странах. Важнее определить концепцию лоббизма и основные приоритеты исключения из него коррупционной составляющей.

Важно не допустить принятия специального закона о лоббизме в интересах посреднических организаций, создаваемых в лоббистских целях. Не отвергая возможности упорядочения коммерческой лоббистской деятельности, полагаем, что приоритетной целью регулирования должно стать не столько развитие коммерческого посредничества, сколько создание правовых механизмов продвижения консолидированной позиции гражданских институтов, включая бизнес-сообщество. Прозрачность действий таких посредников целесообразно контролировать, определив условия и порядок их взаимодействия с представителями власти, обеспечивая открытость этого процесса и фиксируя сведения о контактах с должностными лицами. Это можно обеспечить и внесением дополнений в действующие акты, учитывая специфику каждой сферы или отрасли. Следует также иметь в виду, что лоббизм относится к сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а в ряде регионов уже имеется многолетний опыт такого регулирования. В этой связи необходимо предварительно оценить его полезность и практическую значимость.

В целом бизнес-объединениями сделан важный шаг по взаимодействию с органами публичной власти в сфере противодействия коррупции, прежде всего в части проведения антикоррупционного мониторинга, антикоррупционной экспертизе и совершенствованию законодательства, социологических и иных исследований коррупции. Хотя дальнейшее совершенствование названных направлений и активизация новых остается актуальной задачей, что видно из содержания Антикоррупционной хартии. В частности, мониторинговые исследования осуществляются разными бизнес-структурами в соответствии с различными правилами и методиками, существуют различия в способах нормативного закрепления правового мониторинга и в подходах к определению его институциональной основы. Полагаем, что определенная унификация в этом вопросе была бы полезна.

Ситуация с антикоррупционной деятельностью профессиональных объединений складывается много хуже по сравнению с участием в борьбе с коррупцией бизнес-структур, что обусловлено и значительно меньшей общей социальной активностью данных объединений. Объективно возможности общественных профессиональных объединений меньше, чем возможности бизнес-объединений. Вместе с тем очевидно, что возможности профессиональных объединений, наделенных особым статусом, выше, чем стихийных или постоянных неформальных групп граждан, сформированных по интересам или принципу территориального проживания. Общественные объединения стремятся реализовать свои уставные цели не только посредством оказания прямых услуг, но также добиваясь необходимых правовых и управленческих решений. Общественные объединения организованы, имеют опыт, квалификацию, ресурсы, средства и могут более активно и конкретно выдвигать и реализовывать инициативы. Но эта возможность реализуется очень слабо.

В Конституции 1993 г. право общественных объединений на правотворческую инициативу не закреплено. Предложение о возвращении общественным объединениям статуса субъекта права законодательной инициативы вносилось и в литературе, и на парламентских слушаниях в Государственной Думе. Однако пока оно признается нецелесообразным по разным мотивам - и в силу сложности изменения Конституции, и в силу интенсивности внесения законопроектов.

Тем не менее ряд субъектов Российской Федерации закрепил нормы о наделении общественных объединений правом законодательной инициативы на региональном уровне (Белгородская область, Костромская область, Самарская область, Республика Алтай, Удмуртская Республика, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Карелия, Республика Коми, Республика Мордовия, Республика Хакасия, Ямало-Ненецкий автономный округ).

Принимая во внимание социальную значимость рассматриваемого института гражданского общества, звучат предложения о федеральном законодательном урегулировании данного вопроса вплоть до принятия Федерального закона «О законодательной инициативе общественных организаций». Полагаем, что принятие закона - не панацея, да и объективно нормативного материала на специальный акт недостаточно. Но усиление данного направления, преодоление в нем пробелов - насущная необходимость.

Следует обратить внимание, что, в соответствии с Федеральным законом от 12 января 1996 г. N 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», профсоюзы и их объединения вправе выступать с предложениями о принятии соответствующими органами государственной власти законов и иных нормативных правовых актов, касающихся социально-трудовой сферы. Но почему бы не трансформировать данную возможность в право законодательной инициативы? На региональном уровне профсоюзы обладают правом законодательной инициативы во многих субъектах Российской Федерации.

Профессиональные союзы, взаимодействуя с органами публичной власти, прежде всего с Министерством труда и социального развития России, соответствующими ведомствами субъектов Российской Федерации, могли бы вести мониторинг и даже контролировать соблюдение законодательства в области занятости населения, в том числе в русле борьбы с коррупцией. Целесообразна их активизация в части защиты от коррупционного воздействия социально-трудовых прав граждан. Профсоюзы могли бы шире принимать участие в разработке государственных программ занятости.

Профессиональные объединения призваны контролировать соблюдение антикоррупционного законодательства в определенной профессиональной сфере, чего пока не происходит. Их уставные цели - представлять и защищать от коррупционного воздействия профессиональные права граждан, с чем также наблюдаются проблемы. Важно их участие в разработке государственных программ развития соответствующей сферы профессиональной деятельности.

Для улучшения ситуации с профессиональными союзами и профессиональными объединениями можно предложить те пути, по которым движутся бизнес-объединения, в частности разработку Антикоррупционной хартии, кодексов антикоррупционного поведения и программ противодействия коррупции, формирования структур, осуществляющих правовой мониторинг в сфере противодействия коррупции, а также участие в антикоррупционной экспертизе, общественном контроле и т.д.

Необходимо обратить внимание, что у бизнес-структур гораздо больше фактических возможностей как бороться с коррупцией, так и выступать участниками коррупционных действий, чем у иных объединений. Отсюда острая проблема противодействия коррупции в деятельности самих бизнес-структур. Не случайно во втором абзаце заключительных положений Антикоррупционной хартии российского бизнеса ее действие распространено не только на отношения бизнеса с властью, но и на отношения внутри бизнес-структур.

Понимание категории «коррупция» становится шире во всем мире. Расширяется круг лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за совершение коррупционных правонарушений. Предпринимательские организации и объединения вовлекаются в систему противодействия коррупции не только как институт гражданского общества, помогающий государству избавиться от коррупции, но и в порядке «самоочищения». Ведь совершить коррупционное правонарушение может не только государственный или муниципальный служащий, но и работник частной компании. Юридические лица обязаны формировать систему внутреннего управления с учетом необходимости минимизации возможностей совершения коррупционных правонарушений со стороны их работников.

Глобализация международных экономических связей ведет к постепенному сближению международной и национальных систем противодействия коррупции. Этому способствует и то, что юридическое лицо может подпасть под действие антикоррупционного законодательства иностранного государства, если ведет бизнес за рубежом. Вступление России в ВТО, активизация международного сотрудничества и внешнеэкономической деятельности российских государственных и общественных структур актуализирует использование зарубежного опыта антикоррупционной деятельности.

Традиционно российская экономика была основана на государственной собственности и управлялась централизованно. Сегодня это не вполне так, но участие государства заметно и традиции сохраняются. Такая ситуация в ряде случаев оправдана, но делает противодействие коррупции основой эффективности экономики в целом. Коррупционное поведение бизнес-структур, иных объединений зачастую направлено не столько на обретение конкурентных преимуществ, сколько на сохранение возможности нормально функционировать.

Учитывая сложившуюся ситуацию, требуются именно совместные усилия государства и общества по борьбе с коррупцией, выстраивание системы взаимоотношений между органами публичной власти и общественными, в том числе предпринимательскими объединениями, минимизирующей возможность коррупционных проявлений. Исходя из общности исторического прошлого и стоящих на сегодняшний день задач государств - членов Таможенного союза и участников ЕврАзЭС представляется актуальным координация действий по противодействию коррупции. В частности разрабатываемые программы должны предусматривать также и формы вовлечения и координации действий предпринимательских структур в противодействие коррупции.

Зарубежный опыт свидетельствует о необходимости согласованной активной позиции государственных органов и институтов гражданского общества, прежде всего бизнеса, в противодействии коррупции, их непрерывное сотрудничество в этом вопросе. Условиями такого сотрудничества выступают взаимная открытость органов власти и предпринимателей, обмен мнениями и позициями по спорным вопросам, совместное открытое публичное обсуждение проектов нормативных актов и иных значимых решений. Предварительное опубликование проектов нормативных актов, их обсуждение уже начинает входить в практику российских органов власти. Необходимо двигаться далее в целях минимизации коррупционных рисков ведения бизнеса в России, а также рисков применения санкций за рубежом в отношении российского бизнеса.

Необходима экстраполяция положений кодексов корпоративного управления (с учетом специфики соответствующего вида организации) как на предпринимательские организации, работающие в различных областях предпринимательской деятельности, например, на организации ЖКХ, строительные организации, предприятия розничной торговли и т.п., так и на некоммерческие организации. Разработка таких кодексов может базироваться на Антикоррупционной хартии. Наличие же кодексов может учитываться, например, при распределении государственных заказов, при предоставлении кредитов, государственных гарантий и т.п. Кроме того, в целях минимизации рисков применения иностранных антикоррупционных санкций к российским компаниям предлагается разработка кодексов корпоративного управления (поведения) и для государственных корпораций, и для корпоративных организаций с долей государственного участия. Высокий уровень прозрачности должен быть обеспечен при регулировании любых форм участия государства в экономической жизни.

Опыт государств Европы (Италии, Германии, Франции) свидетельствует, что привлечение работников к корпоративному управлению может рассматриваться как форма антикоррупционной деятельности бизнеса. Для России такой опыт мог бы быть полезным. Включение представителей работников в органы управления юридическим лицом способствует росту заинтересованности работников (оставить авторский вариант, иначе возникает двусмысленность) в конечном результате работы, увеличению информационной открытости и прозрачности юридического лица, а также препятствует злоупотреблениям со стороны органов управления юридического лица.

1. Объединения предпринимателей готовы и могут участвовать в противодействии коррупции. В России антикоррупционный потенциал предпринимательских объединений использован недостаточно, в частности потенциал торгово-промышленных палат (регионального и федерального уровней). В их руках целесообразно сосредоточить большие полномочия по сбору информации о бизнес-структурах, эффективности регулирования их деятельности, проблемам бизнеса. Профессиональные объединения необходимо стимулировать, чтобы уровень их активности хотя бы приближался к уровню активности бизнес-объединений.

2. Важно отметить, что наделение предпринимательских или профессиональных объединений дополнительными полномочиями продуктивно лишь при условии должной регламентации порядка их реализации, представления отчетности и порядка использования переданных средств. Иначе такое вовлечение общества в борьбу с коррупцией само превращается в коррупциогенный фактор. Учитывая опыт саморегулируемых организаций (СРО), государству продуктивнее не столько регулировать статус отдельных субъектов, сколько реализовывать принцип саморегулирования путем признания стандартов и правил, разработанных авторитетными в глазах профессионального сообщества объединений. Причем такая деятельность должна быть прозрачной и освещаться не только в изданиях и Интернет-ресурсах соответствующих объединений, но и в СМИ, о роли которых речь пойдет в следующем параграфе.


2.3 Роль средств массовой информации


Как уже отмечалось выше, сегодня, когда коррупция приобрела столь угрожающий размах, проникнув во все сферы общественной жизни, а противодействие ей только законодательными мерами не приводит к желаемым результатам, именно антикоррупционная деятельность институтов гражданского общества выходит на первые позиции. И особое место здесь принадлежит средствам массовой информации, поскольку, имея возможность доступа к разнообразным источникам информации, они отражают широкий спектр сложившихся в обществе отношений. В том числе ищут, получают и распространяют информацию о фактах коррумпированности во всех сферах общественной жизни и тем самым являются наиболее эффективным контрольным инструментом общества.

В соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации»9, под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием).

Следует отметить, что вопросы о роли средств массовой информации в противодействии коррупции поднимались неоднократно на самом высоком уровне. Так, 10 марта 2011 года Общественная палата Российской Федерации провела слушания на тему «Роль средств массовой информации в противодействии коррупции», участники которых пришли к выводу, что средства массовой информации являются реальным инструментом в борьбе с коррупционными проявлениями. Такие же выводы были озвучены и по результатам заседания рабочей группы по формированию системы «Открытое правительство» 22 марта 2012 г.

Проведенные социологические исследования также показывают, что граждане России считают средства массовой информации важным инструментом борьбы с коррупцией. Так, проведенное в 2012 году Всероссийским центром изучения общественного мнения исследование показало, что наибольших успехов в борьбе с коррупцией, по мнению россиян, удалось достичь Президенту Российской Федерации. Причем его действия в этой области все чаще признаются результативными. За 8 лет этот показатель вырос с 12 до 31%. Чаще стали отмечать и эффективность работы правоохранительных органов (с 12 до 17%), специальных комиссий (с 5 до 13%), Национального антикоррупционного комитета (с 3 до 9%). Однако одной из самых успешных в сфере борьбы с коррупцией признается деятельность средств массовой информации. Этот показатель по сравнению с 2004 годом вырос с 4 до 21%.

Примечательно, что россияне демонстрируют все большую готовность разоблачать коррупционеров. Доля тех, кто допускает для себя возможность сообщать о таких фактах, за восемь лет выросла с 56 до 61%. При этом россияне реже готовы информировать правоохранительные органы и чаще - средства массовой информации (с 6 до 15%)10.

Вместе с тем следует отметить, что при всей важности роли средств массовой информации в противодействии коррупции сложившаяся практика показывает, что вся их деятельность носит чисто разоблачительный характер применительно к тому или иному чиновнику, конкретному факту проявления коррупции. Нет системной политики в данной области, в силу чего средства массовой информации являются незначительным ресурсом для реализации действенной антикоррупционной политики. А они должны таким ресурсом становиться. В частности средства массовой информации в области антикоррупционной деятельности могли бы:

просвещать граждан и чиновников о возможных сферах и формах проявления коррупции, а также о вреде, который наносится обществу и государству коррупционными действиями, совершаемыми как чиновниками, так и обычными гражданами. Тем самым обществу будут открываться скрытые механизмы проявлений коррупции, что будет лишать ее благоприятных условий и факторов успешного развития;

- предоставлять представителям органов государственной власти, бизнес-сообществ и гражданам площадку для публичного обсуждения проблем борьбы с коррупцией;

- освещать результаты социологических, юридических и других исследований;

- описывать положительный опыт противодействия коррупции в различных населенных пунктах нашей страны;

- освещать методы противодействия коррупции в зарубежных государствах;

- содействовать информационной реализации антикоррупционных программ и стратегий и др.

Представляется, что отсутствие обозначенной политики деятельности средств массовой информации в сфере противодействия коррупции объясняется тем обстоятельством, что большинство из них финансируется органами власти различного уровня. Как правило, публикации средств массовой информации о коррупции используются в конкурентной борьбе в бизнесе и политике, а потому зачастую являются заказными со стороны финансирующего органа. В этой связи особую важность приобретает развитие независимых средств массовой информации. И первый шаг в этом направлении уже сделан.

Указом Президента Российской Федерации от 17.04.2012 N 455 «Об общественном телевидении в Российской Федерации»11 в целях оперативного, достоверного и всестороннего информирования граждан Российской Федерации о текущих событиях в области внутренней и внешней политики, культуры, образования, науки, духовной жизни и в других областях создан телеканал «Общественное телевидение России» в форме автономной некоммерческой организации (далее - Общественное телевидение).

В соответствии с уставом организации12, предметами ее деятельности являются распространение и продвижение идей гражданского общества, в том числе путем информирования российской аудитории о событиях в стране и за рубежом посредством осуществления телевизионного вещания. Общественное телевидение должно обеспечивать:

а) распространение и продвижение идей гражданского общества;

б) оперативное, достоверное и всестороннее информирование граждан Российской Федерации о текущих событиях в области внутренней и внешней политики, культуры, образования, науки, духовной жизни и других областях;

в) производство и распространение информационно-аналитической и иной аудиовизуальной продукции, соответствующей целям деятельности организации в рамках распространения телеканала;

г) удовлетворение общественных потребностей в деятельности, осуществляемой организацией;

д) содействие развитию свободы средств массовой информации, сохранению и распространению ценностей российской культуры.

Важно отметить, что вещание строится преимущественно в формате «прямого эфира», что позволяет открыто и без цензуры обсуждать острые проблемы, в том числе связанные с противодействием коррупции.

Так, в сетке вещания Общественного телевидения России предусмотрен такой проект, как «Без предисловий», в рамках которого зрители ежедневно знакомятся с самыми яркими материалами средств массовой информации со всей страны и могут услышать мнение эксперта по обозначенным в материалах вопросам. Из проекта «В рамках дискуссии» можно узнать, как готовятся, обсуждаются и принимаются законопроекты непосредственно в коридорах власти. Следует отметить, что идея проекта была подсказана телезрителями, которые аргументировали ее тем, что обсуждение проблем должно проходить не только в рамках телестудии. А благодаря проекту «Делайте ТВ вместе с нами» сюжет любого телезрителя, равно как и предложенная им тема для эфира, может попасть в сетку вещания телеканала13.

Пока Общественное телевидение функционирует в качестве кабельного телеканала, но с переводом к 2015 году всего российского телевидения в цифровой режим все граждане России получат доступ к Общественному телевидению наряду с другими федеральными телеканалами. Полагаем, что создание обозначенного телеканала, распространяющего и продвигающего идеи гражданского общества, будет способствовать более эффективному противодействию коррупции.

Роль средств массовой информации в противодействии коррупции видится также и в том, что законодательством установлена обязанность для целого ряда органов государственной власти по мониторингу публикаций в средствах массовой информации о фактах проявления коррупции в том или ином органе.

Так, например, протоколом заседания Правительственной комиссии по проведению административной реформы от 15 сентября 2010 г. N 106 (раздел IX) одобрен Типовой план противодействия коррупции федерального органа исполнительной власти (далее - Типовой план)14. П. 3.7 раздела 3 Типового плана относит «мониторинг публикаций в средствах массовой информации о фактах проявления коррупции в федеральном органе исполнительной власти и организация проверки таких фактов» к числу мероприятий, проведение которых необходимо для обеспечения взаимодействия федеральных органов исполнительной власти с институтами гражданского общества и гражданами, а также обеспечения доступности информации о деятельности федерального органа исполнительной власти.

На основании Типового плана федеральными органами исполнительной власти разработаны и приняты собственные планы противодействия коррупции. Так, в утвержденном Плане противодействия коррупции в Министерстве транспорта Российской Федерации15 на Административный департамент министерства возложена функция проведения на постоянной основе мониторинга публикаций в средствах массовой информации о фактах проявления коррупции в Минтрансе России и организация проверки таких фактов. Ожидаемый результат (согласно плану) от проведения указанной деятельности должен выражаться в выявлении и принятии мер по устранению обнаруженных коррупционных нарушений.

Приказом Министерства культуры Российской Федерации от 22 октября 2010 года N 654 утвержден План противодействия коррупции в Министерстве культуры Российской Федерации, Приказом Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 22 октября 2010 года N 143 - План противодействия коррупции в Министерстве связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. Аналогичные планы утверждены еще в целом ряде федеральных органов исполнительной власти. Все они содержат положение о необходимости проведения мониторинга публикаций в средствах массовой информации о фактах проявления коррупции в соответствующем органе государственной власти.

Проведение федеральными органами исполнительной власти мониторинга продукции средств массовой информации (как одной из форм взаимодействия государства с гражданским обществом в целях борьбы с коррупционными проявлениями) будет способствовать совершенствованию механизмов противодействия коррупции в них и в конечном итоге повысит доверие общества к органам государственной власти.

Однако следует отметить, что на практике ситуация складывается таким образом, что раздел «Мониторинг СМИ», к примеру, содержится лишь на сайтах некоторых федеральных органов исполнительной власти. А содержащаяся там информация имеет общий характер. Неурегулированными остаются процедурные вопросы проведения указанного вида мониторинга, а также вопросы его методического обеспечения. И это при том, что заявления и (или) обвинения в коррупции в адрес различных чиновников (как правило, случаи взяточничества), публикации (репортажи) о нецелевом расходовании государственных средств и иных формах проявления коррупции встречаются практически ежедневно16.

Таким образом, обобщая вышеизложенное, еще раз отметим, что для борьбы с коррупцией необходимы усилия всех слоев общества. Эти усилия должны быть направлены в первую очередь на устранение причин и условий возникновения коррупции. И здесь важная роль должна принадлежать средствам массовой информации, которые должны не только информировать население о конкретных случаях проявления коррупции, но и способствовать формированию антикоррупционного поведения в обществе.


2.4 Деятельность специальных некоммерческих организаций


Деятельность некоммерческих организаций и отдельных граждан, направленная на противодействие коррупции, в современных условиях принимает более масштабные размеры. В основном она осуществляется посредством разработки и совершенствования существующих механизмов взаимодействия гражданского общества и органов исполнительной власти, нормотворческой деятельности, а также путем оказания различной помощи гражданам в реализации их законных прав и в защите от преступных действий, в том числе и коррупционных, совершаемых должностными лицами органов исполнительной власти.

Реализация общественными объединениями деятельности посредством оказания помощи выражается, в основном, в подборке определенных инструкций, образцов заявлений, нормативных правовых актов в сфере противодействия коррупции, а также путем создания «горячих линий». На первый взгляд может создаться впечатление, что такая деятельность дублирует деятельность органов местного самоуправления (принцип «одного окна»), однако здесь существуют различия: как правило, систематизация образцов документов, инструкций представлена в зависимости от «жизненной ситуации» и делает их поиск для рядового гражданина, не владеющего специальной терминологией, более успешным. Осуществление деятельности в такой форме ощутимо облегчает рядовым гражданам реализацию своих гражданских прав17.

В общем массиве общественные объединения, осуществляющие свою деятельность в области противодействия коррупции ограничиваются оказанием именно вышеуказанной помощи. Вместе с тем подборкой различных документов и руководств к действию в коррупционных ситуациях институты гражданского общества не ограничиваются, отдельные организации активно участвуют в проведении общественной экспертизы нормативных правовых актов, проводят исследования в области противодействия коррупции, а также формулируют программы и рекомендации по повышению эффективности антикоррупционной политики.

Так, Межрегиональной общественной организацией «Комитет по борьбе с коррупцией» была разработана Программа продвижения десятого принципа Глобального договора ООН в 2011-2015 гг.18, одной из целей которой является укрепление взаимодействия и организация постоянного сотрудничества между организациями-участниками, Сетями Глобального договора ООН, формирование эффективных партнерств бизнеса с государственными структурами, институтами гражданского общества, СМИ, академическими и иными организациями в решении проблемы снижения коррупции. В этой связи основными направлениями деятельности должны стать:

1. Распространение и популяризация эффективных практик противодействия коррупции.

2. Формирование общественного неприятия коррупции во всем мире и пропаганда коллективных действий по ее сокращению.

3. Укрепление сотрудничества и доверия между бизнесом и обществом в сфере противодействия коррупции.

4. Укрепление взаимодействия Сетей Глобального договора, институтов гражданского общества, профессиональных организаций, СМИ в решении проблемы снижения коррупции в отдельных странах и на глобальном уровне.

Осуществление такой деятельности, по мнению разработчиков, позволит повысить качество и эффективность разработки и реализации национальных программ по сокращению уровня коррупции, а также рост общественной поддержки работы бизнес-сообщества, институтов гражданского общества и социально активных граждан по борьбе с коррупцией.

Наряду с этим «Комитет по борьбе с коррупцией» совместно с экспертами из России, Индии, Германии, Франции, США, Великобритании, ЮАР разработал Программу участия в продвижении Конвенции Объединенных Наций против коррупции в 2011-2020 годах (для общества и частного сектора) «Мир без коррупции»19. Соблюдение принципов20 программы в рамках деятельности по противодействию коррупции позволит сформировать общественное неприятие коррупции, укрепить доверие и поддержку обществом антикоррупционной деятельности органов исполнительной власти.

Иной формой реализации гражданских инициатив специализированными общественными объединениями, в том числе и научного сообщества, является проведение различных антикоррупционных мероприятий, а также аналитических исследований. Это позволяет выявить существующие проблемы, возникающие при осуществлении антикоррупционной деятельности институтами гражданского общества.

В частности представители АНО «Центр антикоррупционных исследований и инициатив» Трансперенси Интернешнл - Р, деятельность которой направлена на формирование антикоррупционного мировоззрения и правосознания граждан, институализации прозрачности, а также предотвращения коррупции через обеспечение действенности антикоррупционных механизмов, выделяют следующие проблемы существующих механизмов взаимодействия государства и общества в сфере противодействия коррупции:

1. Работа должностных лиц органов исполнительной власти ведется исключительно с общественными организациями, которые утверждены или санкционированы самим государством. Например, на совещания в министерства и конференции, организуемые Правительством, организацию Transparency International не приглашают.

2. При назначении чиновников на ключевые должности как на федеральном, так и на региональном уровне отсутствует механизм проведения общественных консультаций при назначении.

3. Статья 119 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 22.01.1998 N 2134-II ГД «О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» наделяет Государственную Думу правом принятия решения о всенародном обсуждении законопроекта, принятого в первом чтении. Однако на деле Государственная Дума такое право не реализует.

3. Такие организации, как Общественная палата, общественные советы неправильно называть общественными, т.к. члены таких организаций отбираются Управлением по кадрам Президента РФ, а их председателей Президент, относящийся скорее к исполнительной власти, а не к гражданскому обществу, назначает напрямую.

Подтверждением первой обозначенной проблемы является заявление Фонда свободы информации, Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл - Россия» и Пиратской партии России о том, что Президентом Российской Федерации и Председателем Правительства Российской Федерации без обсуждения с заинтересованными представителями гражданского общества было принято решение о приостановлении присоединения России к «Партнерству по открытости государственного управления» (Open Government Partnership) в 2013 году. Несмотря на то, что Проектом Национального плана действий по присоединению Российской Федерации к международной инициативе «Партнерство по открытости государственного управления» на 2013-2014 гг. было предусмотрено достаточно тесное сотрудничество с институтами гражданского общества.

При определении приоритетных действий, направленных на противодействие коррупции, органы исполнительной власти и гражданское общество в первую очередь обязаны представлять интересы обычных граждан. В связи с этим целесообразно отметить, что одной из главных проблем здесь являются не только коррупционные действия должностных лиц органов исполнительной власти и местного самоуправления, которые могут выражаться и в создании коррупционной ситуации, но и готовность граждан вступать в коррупционные взаимодействия. Это обусловливается и тем, что граждане не только могут считать такую ситуацию безысходной, но и попросту боятся наступления определенных последствий (например, гражданину могут поступать угрозы увольнения в случае его отказа от коррупционного взаимодействия). В связи с этим предложения о создании системы прав заявителей о коррупционных действиях представляются вполне обоснованными21.

Нормотворческая деятельность общественных объединений является еще одной активной формой реализации гражданских инициатив. Выражается это, в основном, в проведении независимой экспертизы проектов нормативных правовых актов, а также в подготовке конкретных нормативных правовых актов по регулированию социально острых сфер общественной жизни.

Так, Фонд борьбы с коррупцией подготовил проект федерального закона, вносящий изменение в Федеральный закон от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» и Федеральный закон от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», направленный на установление предельной начальной (максимальной) цены автомобиля при размещении заказов на поставку товаров для государственных, муниципальных нужд, нужд бюджетных учреждений, а также при осуществлении закупок товаров отдельными видами юридических лиц. С момента регистрации инициативы (5 апреля 2013 г.) на Интернет-ресурсе «Российская общественная инициатива» законопроект набрал 77 155 голосов из 100 000, необходимых для его рассмотрения. Вполне вероятно, что эта гражданская инициатива наберет необходимое число голосов для рассмотрения органом исполнительной власти.

Правила рассмотрения общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием Интернет-ресурса «Российская общественная инициатива», утверждены Указом Президента Российской Федерации от 4 марта 2013 г. N 183. Так, согласно правилам, общественными инициативами считаются предложения граждан Российской Федерации по вопросам социально-экономического развития страны, совершенствования государственного и муниципального управления. Гражданская инициатива размещается на Интернет-ресурсе «Российская общественная инициатива» только после проведения по инициативе граждан предварительной экспертизы. Функции по проведению предварительной экспертизы общественной инициативы, принятию решения о размещении общественной инициативы на Интернет-ресурсе в разделе для голосования или об отказе в ее размещении осуществляет уполномоченная некоммерческая организация22. Общественная инициатива, получившая в ходе голосования необходимую поддержку (для инициативы федерального уровня - не менее 100 тыс. голосов граждан; для регионального уровня - не менее 5 процентов голосов граждан, постоянно проживающих на территории соответствующего субъекта Российской Федерации (для субъектов Российской Федерации с численностью населения более 2 млн. человек - не менее 100 тыс. голосов граждан, постоянно проживающих на территории соответствующего субъекта Российской Федерации); для муниципального уровня - не менее 5 процентов голосов граждан, постоянно проживающих на территории соответствующего муниципального образования), направляется уполномоченной некоммерческой организацией в экспертную рабочую группу соответствующего уровня (федерального, регионального или муниципального) для проведения экспертизы и принятия решения о целесообразности разработки проекта соответствующего нормативного правового акта и/или об иных мерах по реализации данной инициативы. В состав экспертной рабочей группы федерального уровня, созданной распоряжением Правительства Российской Федерации от 13 апреля 2013 г. N 601-р, вошли представители общественных объединений, члены комитетов Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации, а также высшие должностные лица министерств Российской Федерации.

Проведение независимых экспертиз нормативных правовых актов также реализует антикоррупционную деятельность общественных организаций. Так, в Федеральном законе от 20.07.2012 г. N 121-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента» отражены замечания, высказанные в заключении по результатам проведения независимой антикоррупционной экспертизы законопроекта N 102766-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента», подготовленном экспертами АНО «Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интерненшл-Р».

Подводя итоги, можно сделать однозначный вывод: некоммерческие общественные объединения активно реализуют свою деятельность в сфере противодействия коррупции. Вместе с тем необходимо отметить, что антикоррупционная деятельность некоммерческих организаций, ориентированных на противодействие коррупции, зачастую реализуется не в полном объеме. Это обусловливается недостаточной проработанностью законодательного регулирования антикоррупционной деятельности таких организаций.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


1. В нашей стране последовательно проводится курс на противодействие коррупции как социального зла. За последние годы приняты специальные антикоррупционные законы и иные акты, внесены изменения в действующее законодательство. Публичные органы усилили свою работу в данной сфере. Однако гражданское общество еще не в полной мере включилось в этот процесс.

2. Насущной задачей является системная активизация общества в борьбе с коррупцией. Для этого необходимо формирование механизма общественного противодействия коррупции, включающей в себя: а) освоение и правильное применение законодательства всеми гражданами; б) преодоление коррупционных дефектов правосознания; в) неуклонное применение антикоррупционных запретов; г) активизацию антикоррупционной деятельности в рамках традиционных институтов и институтов, создаваемых в порядке гражданской инициативы; е) совершенствование взаимодействия государственных и муниципальных органов с общественными институтами для упорядочения системного воздействия на коррупционные явления.

3. Предстоит усилить внимание к формированию высокого правосознания как основного превентивного фактора в борьбе с коррупцией, а также использование инструментов социологии в праве. Тем самым будет уменьшаться зона неправомерного поведения и отчуждения от права и расширяться сфера правомерного поведения. Личность и микроячейки общества должны стать ориентиром формирования ценностей.

4. Необходимо преодолевать пассивность таких традиционных институтов, как партии, профсоюзы, общественные объединения. Воспитание, политическая оценка, гражданская позиция должны быть средством преодоления коррупционных проявлений.

5. Заслуживает поддержки опыт бизнес-структур и научного сообщества в разработке и использовании средств противодействия коррупции в соответствующих сферах и разработке способов воспитания и саморегулирования своих членов. Нужны правовые решения по поводу режимов деятельности подобных структур.

6. В сфере преодоления коррупции многое зависит от бизнес-структур и всех предпринимателей, от строгого соблюдения ими юридических правил деятельности и норм нравственности, от правильных взаимоотношений с государственными служащими.

7. Освоение антикоррупционных программ должно стать слагаемым профессиональной квалификации всех работников.

8. Наличие многочисленных общественных институтов не должно дробить усилия гражданского общества в целом. Эффективный общественный контроль над деятельностью государственных институтов служит реальным средством искоренения коррупции «в государственном поле».

8. Можно указать и на негативные стороны существующего процесса противодействия коррупции. Прежде всего, следует отметить, что в условиях господствующего государственного патернализма любые самостоятельные эксперименты институтов гражданского общества противодействовать коррупции, малоперспективны, поскольку их усилиям противостоит корпоративная солидарность коррумпированной бюрократии, связанной между собой неформальными обязательствами. Это относится и к тем случаям, когда специальные полномочия институтов гражданского общества и их представителей предполагают осуществление деятельности, направленной на профилактику коррупции (антикоррупционная экспертиза, участие в работе комиссий по соблюдению требований к служебному поведению служащих и урегулированию конфликта интересов).

9. Для организаций гражданского общества важно объединиться в некую сплоченную структуру, которая в состоянии целенаправленно и последовательно заниматься антикоррупционной деятельностью. Создание и развитие таких институтов с общей целью и имеющих в своем распоряжении разнообразие ресурсов и знаний каждого своего члена, является важной предпосылкой успеха. Такие институциональные объединения гражданского общества могут совместно заниматься просветительской деятельностью, как своих членов, так и в целом общества, формировать общественное отношение к проблеме, а так- же выступать единой силой в поддержку антикоррупционных реформ.

10. Проведенное исследование убеждает в актуальности более масштабных научных разработок в сфере преодоления коррупции. Такие проблемы, как сознание и поведение, норма и отклонения, эффективность мер укрепления законности, экологическое и моральное стимулирование высоких образцов поведения и деятельности, предвидение рисков коррупции, должны привлечь внимание разных гуманитарных наук.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


I. Нормативные правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации. М.: БЕК. 1993.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. 2001.24 декабря. №52. Ст.4921.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть 1) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  5. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть 2) // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  6. Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть 3) // СЗ РФ. 2001. № 31. Ст. 4552.
  7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // СЗ РФ. 2002. № 1. Ст. 1; № 30. Ст. 3029.
  8. Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 51. Ст. 5712.
  9. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. №1. Ст.1.
  10. Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 42. Ст. 3921.
  11. Федеральный закон «О системе государственной службы Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. N 22 ст. 2063
  12. Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» // СЗ РФ. 2004. № 31. Ст. 3215.
  13. Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» // СЗ РФ. 1995. № 3. Ст. 170.
  14. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.
  15. Федеральный закон «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 2. Ст. 224.
  16. Федеральный закон «Об Общественной палате Российской Федерации» // СЗ. 2005. № 15. Ст. 1277.
  17. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации. 1992. № 8. Ст. 366.
  18. Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». // СЗ РФ. 2002. № 24. Ст. 2253.
  19. Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности». // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148.
  20. Федеральный закон от 17 июля 2009 года N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» // СЗ РФ. 2009. N 29. Ст. 3609.
  21. Закон РФ «О средствах массовой информации» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. №7. Ст.300.
  22. Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» // СЗ РФ. 1995. №51. Ст. 4970.
  23. Федеральный закон от 8 марта 2015  г. N  22-ФЗ «О введении в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» // СЗ РФ 2015. № 10 ст. 1392.
  24. Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. N 390-ФЗ «О безопасности» // СЗ РФ. 2011. N 1 ст. 2.
  25. Указ Президента РФ «Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих» // СЗ РФ. 2002. № 33. Ст. 3196.
  26. Указ Президента Российской Федерации от 13 марта 2012 г. N 297 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2012-2013 годы и внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации по вопросам противодействия коррупции» // СЗ РФ. 2012. N 12. Ст. 1391.
  27. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации в 2009 г. // Российская газета. 2009. 13 ноября.


II. Научная литература

  1. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. - М.: РЮИД «Сашко», 2000.
  2. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. - М: Норма. 2001.
  3. Антикоррупционная политика в современной России /Под ред. А.В. Малько. - Саратов: ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». 2006.
  4. Антикоррупционная экспертиза проектов нормативных правовых актов / И.С. Власов, Т.О. Кошаева, В.Н. Найденко и др.; отв. ред. Ю.А. Тихомиров, Е.И. Спектор. М., 2012.
  5. Антикоррупционная политика: справочник / Под ред. А.В. Малько. - М.: ТК Велби, изд-во Проспект. 2006.
  6. Астанин В.В. Гражданско-правовые механизмы ответственности за коррупцию // Московский журнал международного права. 2008. N 2. – С.75-82.
  7. Астанин В.В. Об эффективности взаимодействия государства с гражданским обществом в сфере противодействия коррупции // Административное и муниципальное право. 2011. N 4. – С.36-42.
  8. Байтин М.И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков) изд. 2-е, доп. - М.: ООО ИД «Право и государство» 2005.
  9. Белоусов С.А. Компетенционные нормы российского права. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2002.
  10. Березина Е.Н. Закон и коррупция: кто кого? // Московский бухгалтер. 2006. № 24. – С. 34-38.
  11. Бурмистров А.С. Антикоррупционная деятельность: проблемы теории и практики // Право и государство: теория и практика. 2013. N 1. – С. 85-88.
  12. Васильева С.В. Правовой институт лоббизма в России: оценка законодательства и перспектив формирования // Сравнительное конституционное обозрение. 2013. N 1. С. 136-148.
  13. Власова О.В. Роль общественных объединений в формировании гражданского общества в России (теоретико правовое исследование). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2002.
  14. Гершунский Б.С. Гражданское общество в России: Проблемы становления и развития. - М.: Педагогическое общество в России. 2001.
  15. Гражданское общество: истоки и современность / Под ред. И.И. Кального, И.Н. Лопушанского. СПб.: Юридический центр Пресс. 2002.
  16. Дубинина И.В. Роль аудита в борьбе с коррупцией // Финансовые и бухгалтерские консультации, 2007, № 3. – С. 56-61.
  17. Зотова З.М. Политические партии России. Организации и деятельность. - М.: Юридическая литература. 2001.
  18. Игнатенко В.В., Тирских М.Г., Хвалев С.А. Механизмы противодействия коррупции в законодательстве субъектов Российской Федерации // Российское право: образование, практика, наука. 2009. N 2. - С. 54-57.
  19. Избачков Ю.С., Рыбак К.Е. Ответственность за коррупциогенное нормотворчество // Культура: управление, экономика, право. 2012. N 3. – С.48-51.
  20. Ильин В.В., Ахиезер А.С. Российская государственность: истоки, традиции, перспективы. - М.: Проспект. 1997.
  21. Кабанов П.А., Райнов Г.Ю., Чирков Д.К. Политическая коррупция в условиях реформирования Российской государственности на рубеже веков. - М.: Дружба народов, 2008.
  22. Коррупция: природа, проявления, противодействие / под ред. Т.Я. Хабриевой. - М.: Юриспруденция, 2012.
  23. Концепция антикоррупционной политики Российской Федерации (проект) // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 1. - С. 23-32.
  24. Коррупция: природа, проявления, противодействие. Монография / отв. ред. академик РАН Т.Я. Хабриева. М., 2012.
  25. Коробова А.П. Правовая политика: понятие, формы реализации, приоритеты в современной России. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2000.
  26. Лапаева В.В. Закон о политических партиях: вопросы взаимодействия партий с государством // Журнал российского права. 2002. № 4, - С. 67-70.
  27. Литвинова Ю.И. Правовые формы институционализации антикоррупционной политики в российской государственности. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Ростов на - Дону, 2006.
  28. Лыков А.В. Распространение коррупции реальная угроза гражданскому обществу России // Гражданин и право, 2006. № 8. – С.56-61.
  29. Максимов С.В. Коррупция. Закон. Ответственность. - М.: Норма. 2000.
  30. Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы. - М.: Юрист. 2000.
  31. Малько А.В., Субочев В.В. Лоббизм: проблемы правового регулирования. - Пятигорск: РИА «КМВ». 2003.
  32. Малько А.В. Антикоррупционная политика России: проблемы формирования // Правовая политика и правовая жизнь. 2003. № 3. – С. 27-34.
  33. Малько А.В. Цели и наиболее эффективные юридические средства российской антикоррупционной политики // Правовая политика и правовая жизнь. 2004. № 4. – С.35-39.
  34. Мелешко Н.П. Организованная преступность, коррупция и власть в Российской Федерации (монография). - Ростов-на-Дону: Ростовский юридический институт. 2000.
  35. Овсепян Ж.И. Юридическая ответственность и государственное принуждение (общетеоретическое и конституционно правовое исследование). - Ростов - на - Дону.: Эверест. 2005.
  36. Опрос ВЦИОМ 1-2 марта 2013 г. 100 населенных пунктов, 43 субъекта РФ, 1500 респондентов, статистическая погрешность – 2,3%. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://bd.fom.ru/pdf/d48ypn12.pdf
  37. Основные направления общественной и государственной антикоррупционной деятельности в России. - М.: Общественный Антикоррупционный Комитет. 2005.
  38. Правовая политика России: теория и практика / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. - М.: Проспект. 2006.
  39. Правовая жизнь в современной России: теоретико-методологический аспект / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. 2005. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права. 2005.
  40. Правовые проблемы противодействия коррупции / отв. ред. Л.В. Андриченко, О.О. Журавлева М.: Юриспруденция, 2012.
  41. Правовые средства противодействия коррупции / Н.А. Власенко, С.А. Грачева, Е.Е. Рафалюк; отв. ред. Н.А. Власенко. М.: Юриспруденция, 2012.
  42. Правовые акты: антикоррупционный анализ: научно-практическое пособие / И.С. Власов, А.А. Колесник, Т.О. Кошаева и др.; отв. ред. В.Н. Найденко, Ю.А. Тихомиров, Т.Я. Хабриева. - М. 2010.
  43. Проблемы применения Федерального закона о закупках товаров, работ, услуг, отдельными видами юридических лиц. - М., 2013.
  44. Простова В.М. Меры противодействия коррупции в сфере гражданского и арбитражного судопроизводства. // Современное право. 2005. №9. – С. 57-63.
  45. Противодействие коррупции в федеральных органах исполнительной власти: научно-практическое пособие / Т.А. Едкова, Н.В. Кичигин, А.Ф. Ноздрачев и др.; отв. ред. А.Ф. Ноздрачев. - М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. 2012.
  46. Прошина М.Г. Средства массовой информации как институт гражданского общества в России (теоретико-правовой аспект). Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2006.
  47. Пшеничников Н.В. Российские парламентские партии в региональном политическом процессе (на материале нижневолжского региона). Автореф. дисс. канд. полит, наук. Саратов, 2003.
  48. Роль предпринимательских структур в противодействии коррупции / Е.И. Спектор, Н.Г. Семилютина, Н.Г. Доронина; отв. ред. Н.Г. Семилютина, Е.И. Спектор. М., 2012.
  49. Ростовцева Ю.В. Административная ответственность за коррупционные правонарушения в системе государственной службы // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 3. – С. 42-46.
  50. Соболева Ю.В. Общественные объединения как субъекты административного права. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2000.
  51. Совершенствование государственного контроля и надзора, устранение административных барьеров при осуществлении предпринимательской деятельности / В.И. Лафитский, С.М. Зырянов, В.Ю. Лукьянова и др.; под ред. Л.К. Терещенко. М.: Юриспруденция, 2011.
  52. Становление гражданского общества в России: Правовой аспект / Под ред. О.И. Цыбулевской. - Саратов: Поволжская академия государственной службы им. П.А. Столыпина. 2005.
  53. Стародубова О.Е. Общественный контроль: правовая поддержка // Журнал российского права. 2013. N 2. - С. 130-136.
  54. Струсь К.А. Государство и гражданское общество: проблемы правового взаимодействия в России. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов. 2003.
  55. Струсь К.А. Механизм контроля гражданского общества за государством // Право и общество. 2005. № 5. – С. 84-86.
  56. Талапина Э.В. Правовые способы противодействия коррупции // Право и экономика. 2006. № 6. – С. 47-52.
  57. Ташпекова А.Т. Становление политических партий Российской Федерации на региональном уровне. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Саратов, 2001.
  58. Тепляшин И.В. Правовая активность граждан в условиях становления правового государства. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002.
  59. Тепляшин И.В. Некоторые аспекты формирования института социально-правовой ответственности представителей гражданского общества, осуществляющих контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции // Безопасность бизнеса. 2010. N 2. – С. 67-73.
  60. Тихомиров Ю.А. Государство. М.: Норма, 2013.Трунов И.Л. Антикоррупционная политика в России // Право и политика. 2006. №11. – С. 57-63.
  61. Хабибулин А.Г. Коррупция как угроза национальной безопасности: методология, проблемы и пути их решения // Журнал российского права. 2007. № 2. – С. 35-39.
  62. Цирин А.М. Антикоррупционные инструменты и их применение в федеральных органах исполнительной власти // Журнал российского права. 2009. N 2. С. 16.


ПРИЛОЖЕНИЯ


Приложение 1. Концепция взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции на период до 2014 года
(извлечения)


Концепция одобрена решением президиума

Совета при Президенте Российской Федерации

по противодействию коррупции

(пункт 2 раздела 1 протокола 34 от 25.09.2012 г.)


I. Общие положения


Концепция взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции на период до 2014 года (далее - Концепция) разработана на основе положений Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации.

В Концепции конкретизированы соответствующие положения Национальной стратегии противодействия коррупции, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 13 апреля 2010 г. N 460, Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. N 537, и Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. N 1662-р.

<...>


V. Основные направления взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции


1. Совершенствование государственной антикоррупционной политики, в том числе в сфере антикоррупционного законодательства.

В рамках совершенствования государственной антикоррупционной политики предполагается:

обеспечение привлечения к ответственности лиц, причастных к коррупции, посредством усиления контроля за соблюдением антикоррупционного законодательства, в том числе регулирующего порядок проведения проверок по результатам распространенных в средствах массовой информации сообщений о преступлениях, а также опубликования результатов проверки материалов средств массовой информации;

проведение мониторинга законодательства об оперативно-розыскной деятельности и уголовно-процессуального законодательства в части вопросов порядка принятия решений о проведении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении отдельных категорий лиц и подготовки соответствующих предложений;

осуществление мониторинга законодательства Российской Федерации и научного анализа его результатов в целях выявления положений, способствующих проявлению коррупции, и дальнейшего совершенствования правовых норм;

подготовка предложений, направленных на формирование антикоррупционной модели поведения государственного и муниципального служащего, основанной в том числе на понимании многократного превышения последствий от совершения коррупционных правонарушений при их выявлении по отношению к возможной выгоде от коррупционных сделок;

создание и поддержание высокого социального статуса и престижа труда государственного и муниципального служащего, в том числе за счет расширения форм материального и морального стимулирования, совершенствования системы социальных гарантий, улучшения условий труда;

установление ответственности за создание органами государственной власти и органами местного самоуправления препятствий для осуществления антикоррупционной деятельности со стороны институтов гражданского общества и выработка мер по предотвращению любых форм необоснованного вмешательства в их деятельность;

обеспечение доступности информации о судебных актах по делам о коррупционных правонарушениях путем их размещения в сети Интернет, на официальных сайтах судов Российской Федерации в специально выделенных рубриках.

2. Обеспечение на системной основе согласованных и целенаправленных совместных действий органов государственной власти, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества.

Для обеспечения согласованных и целенаправленных совместных действий органов государственной власти, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции предполагается:

разработка и распространение Торгово-промышленной палатой Российской Федерации, Российским союзом промышленников и предпринимателей, Общероссийской общественной организацией «Деловая Россия», Общероссийской общественной организацией «Опора России» типовой программы противодействия коррупции для бизнес-структур, подготовленной совместно с ведущими государственными и негосударственными научными центрами и сообществами предпринимателей с участием профильных федеральных органов государственной власти;

пропаганда с использованием всех возможностей органов государственной власти и органов местного самоуправления, средств массовой информации тезиса о выгодности и успешности бизнеса, действующего в рамках правового поля, популяризация предпринимателей, использующих в своей деятельности антикоррупционную практику;

распространение позитивного опыта противостояния предпринимателей попыткам коррупционного давления;

создание национальной системы комплексного антикоррупционного мониторинга на федеральном, региональном и муниципальном уровне, при котором в оценке состояния дел в сфере противодействия коррупции будут участвовать институты гражданского общества;

проведение с участием представителей соответствующих правозащитных организаций, органов государственной власти и органов местного самоуправления семинаров, «круглых столов» и иных мероприятий, направленных на повышение уровня правовой грамотности граждан и правомерное решение возникающих перед ними проблем, связанных с изменением порядка реализации органами государственной власти и органами местного самоуправления своих полномочий;

привлечение представителей общественных организаций (на федеральном, региональном и муниципальном уровне) к работе в государственных юридических бюро на безвозмездной основе;

подготовка предложений по созданию в Российской Федерации института лоббизма и его законодательному регулированию (определение понятия «лоббистская деятельность» и допустимые пределы ее применения, круг субъектов, наделенных правом лоббирования, эффективные механизмы лоббирования групповых интересов предпринимателей, последствия введения института лоббизма и др.);

подписание соглашений о взаимодействии в сфере противодействия коррупции между органами государственной власти, органами местного самоуправления и институтами гражданского общества, определяющих их взаимные права и обязанности в сфере противодействия коррупции.

3. Расширение круга вопросов в сфере противодействия коррупции, к решению которых привлекаются институты гражданского общества.

Расширение круга вопросов в сфере противодействия коррупции, к решению которых привлекаются институты гражданского общества, предполагается осуществить за счет:

привлечения институтов гражданского общества, в первую очередь общественных организаций, объединений предпринимателей и независимых экспертных организаций, к работе по совершенствованию антикоррупционного законодательства;

привлечения институтов гражданского общества, в том числе Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, Общественной палаты Российской Федерации, Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России», Российского союза промышленников и предпринимателей, Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России», к рассмотрению проектов нормативных правовых актов в сфере экономической деятельности в целях подготовки заключений и выработки механизма учета полученных заключений при дальнейшей доработке этих проектов;

направления проектов нормативных правовых актов в учебные заведения высшего и дополнительного профессионального образования для подготовки ими научно-консультативных заключений;

расширения практики привлечения экспертов торгово-промышленных палат в проведении проверок эффективности расходования бюджетных средств на государственные закупки;

привлечения к мониторингу правоприменения предпринимательских объединений и общественных организаций в целях активизации работы по устранению излишних административных барьеров, противодействия коррупции в сфере экономики и оказания гражданам государственных и социальных услуг;

расширения практики привлечения граждан и (или) их объединений к обсуждению проектов нормативных правовых актов, представляющих особую социальную значимость, связанных в частности с формированием программ социально-экономического развития субъекта Российской Федерации, изменением порядка реализации и защиты прав и свобод граждан.

4. Создание системы стимулов для активного участия институтов гражданского общества в решении задач, поставленных государством в сфере противодействия коррупции.

Стимулирование институтов гражданского общества к активному участию в противодействии коррупции предполагает:

информационную поддержку программ, проектов, акций и других инициатив в сфере противодействия коррупции, осуществляемых институтами гражданского общества;

оказание государством содействия в создании и размещении институтами гражданского общества на телевидении, радиоканалах, в печатных изданиях, в сети Интернет разножанровых общественно-публицистических, информационно-просветительских программ, ориентированных на различные возрастные и социальные группы, отражающих позитивные процессы развития гражданского общества и взаимодействия государства и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции;

освещение в средствах массовой информации основных итогов деятельности институтов гражданского общества, принимающих наиболее активное участие в противодействии коррупции;

выработка законодательных механизмов поддержки и поощрения активности граждан и институтов гражданского общества, принимающих участие в противодействии коррупции, в том числе посредством государственной поддержки реализации ими антикоррупционных программ и проектов;

проведение мониторинга и подготовка на основе его результатов предложений по совершенствованию системы защиты лиц, заявляющих о коррупции;

содействие (в том числе в формах включения в грантовые программы в формате государственно-частного партнерства, наделения статусом социально-ориентированных организаций) негосударственным организациям, осуществляющим сбор и квалифицированную юридическую оценку информации, поступающей от граждан и хозяйствующих субъектов, о коррупционных схемах, фактах коррупционного поведения, об очевидном несоответствии расходов государственных и муниципальных служащих их официальным доходам.

5. Создание условий, способствующих подконтрольности, открытости и прозрачности для институтов гражданского общества деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, связанной с принятием и реализацией управленческих решений в сфере противодействия коррупции.

Для обеспечения подконтрольности, открытости и прозрачности для институтов гражданского общества деятельности органов публичной власти, связанной с принятием и реализацией управленческих решений, а также законодательной и правоприменительной деятельности предполагается:

расширение информационного поля с помощью современных информационных технологий, прежде всего сети Интернет, мультимедийных и электронных средств связи;

содействие со стороны государства и институтов гражданского общества развитию инфраструктуры информационного обмена, каналов обратной связи между органами государственной власти, органами местного самоуправления, институтами гражданского общества и гражданами, в том числе путем создания специальных независимых Интернет-порталов;

проведение органами государственной власти, органами местного самоуправления и институтами гражданского общества совместного регулярного мониторинга и последующего анализа публикаций в средствах массовой информации и обращений граждан на предмет наличия информации о фактах коррупции;

создание системы и разработка методик общественного контроля над качеством осуществления государственных функций и оказания государственных услуг;

создание правовых механизмов доведения результатов общественного контроля до руководителей соответствующих органов государственной власти, органов местного самоуправления в целях принятия мер реагирования и обязательное опубликование в средствах массовой информации решения, принятого по итогам рассмотрения таких результатов;

расширение сферы применения негосударственных форм разрешения споров (третейские суды, медиация и иные способы альтернативного разрешения споров);

внедрение в практику деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления ротации государственных и муниципальных служащих, осуществляющих контрольные и надзорные полномочия;

создание условий для оперативного информирования граждан и институтов гражданского общества о результатах проведенных проверок, обстоятельствах совершения коррупционных правонарушений и принятых мерах по отношению к виновным лицам посредством размещения указанных сведений на официальных сайтах органов государственной власти, органов местного самоуправления в сети Интернет;

раскрытие информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления за исключением случаев, когда такое раскрытие противоречит интересам безопасности Российской Федерации, защите основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны, в том числе путем регулярных отчетов в средствах массовой информации органов государственной власти, органов местного самоуправления о результатах их деятельности, принятых и реализованных решениях по противодействию коррупции, использовании бюджетных средств;

привлечение представителей институтов гражданского общества к работе комиссий, рабочих групп органов государственной власти, органов местного самоуправления по подготовке нормативных правовых актов и иных затрагивающих права и законные интересы граждан и организаций решений органов государственной и муниципальной власти;

определение и регулярное опубликование рейтингов органов государственной власти и органов местного самоуправления, основанных на критерии «открытость деятельности»;

участие институтов гражданского общества в реформировании системы органов государственной власти путем выработки рекомендаций и предложений по их реформированию и оптимизации их структур, совершенствованию системы местного самоуправления на основе проводимого мониторинга исполнения государственных и муниципальных функций и оказания государственных и муниципальных услуг, а также анализа обращений граждан и организаций;

участие средств массовой информации (в том числе организаций и общественных объединений, осуществляющих свою деятельность посредством сети Интернет) во взаимодействии с органами государственной власти, органами местного самоуправления в работе по преодолению правового нигилизма, воспитанию высоких нравственных качеств граждан, формированию антикоррупционных стандартов поведения и созданию атмосферы неприятия коррупции;

расширение практики публикаций в сети Интернет на сайтах субъектов Российской Федерации (муниципалитетов) проектов решений представительных и исполнительно-распорядительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации (органов местного самоуправления), касающихся распоряжения государственной собственностью субъекта Российской Федерации (муниципальной собственностью) и расходов бюджетов соответствующего уровня.

6. Разработка, внедрение и совершенствование эффективных механизмов учета общественного мнения при выработке органами государственной власти и органами местного самоуправления решений в сфере противодействия коррупции.

В целях выстраивания конструктивного диалога органов государственной власти, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции предполагается:

проведение общественных обсуждений наиболее важных проектов подготавливаемых решений, выработка механизмов учета результатов проведенных обсуждений, освещение хода и результатов обсуждений в средствах массовой информации;

совершенствование института независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов путем внесения изменений в законодательство Российской Федерации и соответствующие подзаконные нормативные правовые акты, обеспечивающих учет в органах государственной власти и органах местного самоуправления всех поступивших заключений независимой антикоррупционной экспертизы, и проведения ежегодного мониторинга эффективности деятельности независимых экспертов;

проведение регулярных социологических исследований (мониторинга) в форме опросов и фокус-групп, интервью с экспертами в области права, политики, экономики, других сфер для оценки эффективности проводимой антикоррупционной политики, а также исследований по выявлению коррупции в системе государственной и муниципальной службы, экономики и бытовой коррупции с охватом максимально возможного числа субъектов Российской Федерации, анализ результатов проведенных социологических исследований при выработке органами государственной власти и органами местного самоуправления решений в сфере противодействия коррупции в средствах массовой информации.

<...>

8. Исследование и применение российских и международных научных разработок и международного опыта по вопросам взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции.

Исследование и применение российских и международных научных разработок и международного опыта по вопросам взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции осуществляется путем:

изучения эффективности используемых за рубежом механизмов взаимодействия государства и институтов гражданского общества, выработки рекомендаций о возможности их применения в Российской Федерации;

проведения и участия в совместных научных конференциях и семинарах по проблемам взаимодействия государства, органов местного самоуправления и институтов гражданского общества по реализации мер, направленных на противодействие коррупции;

участия в международных проектах антикоррупционной направленности, взаимодействия с экспертами международных организаций, осуществляющих деятельность в сфере противодействия коррупции.







1 См. подробнее: Стародубова О.Е. Общественный контроль: правовая поддержка // Журнал российского права. 2015. N 2. - С. 130-136.


2 Машина взяток не берет // Российская газета. 2012. 14 июня.


3 Такова, например, «Памятка для граждан по противодействию коррупции», подготовленная прокуратурой Астраханской области в 2011 г.


4 Указ Президента Российской Федерации от 20 мая 2011 г. N 657 «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации».


5 Подробнее об этом см.: Правовой мониторинг: научно-практическое пособие / Андрианов А.Н., Болдырев В.Б., Бошко С.В. и др.; Под ред. Ю.А. Тихомирова, Д.Б. Горохова. М., 2009. - С. 21, 22, 50-51.


6 См.: Отчетный доклад об основных направлениях и результатах деятельности РСПП в 2006-2009 гг. Часть 1. М., 2009. - С. 14.


7 www.rsppvo.ru/?source=200; www.ksr-rspp.ru/anti/rspp/1/_40_36.php; www.ul-rspp.ru/iwskd.pl?action=show&page=news-2010.


8 См.: Правовые акты: антикоррупционный анализ: научно-практическое пособие / И.С. Власов, А.А. Колесник, Т.О. Кошаева и др.; отв. ред. В.Н. Найденко, Ю.А. Тихомиров, Т.Я. Хабриева. - М. 2010.


9 Российская газета. 1992. N 32.


10 ВЦИОМ: важным инструментом борьбы с коррупцией стали СМИ // http://www.vesti.ru/doc.html?id=975192 (от 04.12.2012).


11 Российская газета. 2012. N 86.


12 Утвержден Распоряжением Правительства Российской Федерации от 12 сентября 2012 г. N 1679 // СЗ РФ. 2012. N 38. Ст. 5185.


13 См. подробнее сайт Общественного телевидения России // http://www.otr-online.ru/.


14 http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/anticorruptpolicy/


15 Приказ Министерства транспорта РФ от 21.10.2010 N 228.


16 См., например: В Хабаровском крае федеральных чиновников обвинили в получении взяток // Российская газета, 24.02.2012 г.; Крупному федеральному чиновнику предъявили обвинение в коррупции // Информационно-аналитический портал «АПИ» (http://www.apiural.ru/news/incidents/67855/); Нецелевое расходование бюджетных средств в РФ стало критическим / http://www.bigness.ru/articles/2011-07-08/xgfxcgfg/125870/; Вынуть руку из госкармана // Российская газета, 04.04.2012 г.


17 В частности «Фонд борьбы с коррупцией» в данный момент реализует несколько проектов: «РосПил» - общественный проект, направленный на контроль за расходованием бюджетных средств в сфере государственных и муниципальных закупок; «РосЯма» - проект, направленный на помощь гражданам в реагировании на обстановку, связанную с дородной деятельностью; «Росвыборы» - проект, направленный на оказание помощи гражданину в его желании стать членом участковой избирательной комиссии; «РосЖКХ» - проект, направленный на оказание помощи гражданам, сталкивающимися с произволом в сфере ЖКХ, и др.


18 http://www.undp.ru/download.phtml?$1652.


19 http://www.com-cor.ru/files/pdf/wwc_ru.pdf.


20 Основополагающие принципы программы:

1. Определенность. Программа должна четко определить те направления активности по постепенному практическому вытеснению из жизни человечества коррупции как формы общественных отношений, которые в течение периода ее действия будут стратегически наиболее важными и реализация которых позволит достичь наибольшего эффекта.

2. Позитивность. Элементы программы должны носить отчетливо позитивный характер, быть направлены главным образом на содействие и поощрение всех разумных, честных и эффективных действий по сокращению коррупции, включая содействие всем формам поддержки реальных усилий властей различных стран по борьбе с коррупцией со стороны соответствующего общества и частного сектора, действующего на рынках этих стран.

3. Практичность. Программа должна определить общие рамки для разработки и реализации ее участниками таких проектов, которые практически повлияют на сокращение уровня коррупции в тех или иных странах и сферах жизнедеятельности. Она также должна создать эффективную основу для прямого и непосредственного участия организаций частного сектора в практической реализации таких проектов, что существенно повысит эффективность затрат компаний и корпораций на поддержку антикоррупционной деятельности институтов гражданского общества, в том числе существенно уменьшит риски нецелевого использования выделяемых фондов.

4. Привлекательность. Участие в реализации программы должно приносить ее участникам не только моральное удовлетворение, но и практическую пользу. В частности оно должно снижать для участвующих в программе организаций частного сектора риски всех видов потерь от коррупции в результате осуществления превентивных (в том числе публичных) действий, препятствующих любому вовлечению их в коррупционные ситуации.

5. Гибкость. Каждый участник программы должен иметь возможность свободно и самостоятельно или в партнерстве с любыми другими участниками разработать и реализовать в ее рамках те или иные локальные проекты по своему выбору - сообразно своим возможностям и интересам. При этом ничто в программе не должно трактоваться как основание для возложения на ее участников обязанности совершать те или иные конкретные действия, определенные иными участниками.

6. Открытость. Программа должна быть открыта для присоединения и участия любых добросовестно, открыто и легально действующих организаций и людей доброй воли из всех стран мира, обозначивших свою заинтересованность в практическом противодействии коррупции, в тех пределах, которые установлены для такого присоединения и участия соответствующим национальным законодательством и общепринятыми нормами международного негосударственного сотрудничества».


21 В частности организованной Центром «ТИ-Р» и Открытым правительством рабочей встрече в НИУ ВШЭ в 2012 году, посвященной защите прав заявителей, был презентован проект концепции прав заявителей. По итогам работы заместитель директора департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования государственной гражданской службы Министерства труда и социальной защиты Дмитрий Баснак взял обязательства использовать материалы рабочей встречи при разработке законопроекта о правах заявителей.


22 Такой организаций является Фонд развития информационной демократии и гражданского общества.