Банковские договоры в условиях социалистической системы хозяйствования и плановой экономики

Дипломная работа по предмету «Право»
Информация о работе
  • Тема: Банковские договоры в условиях социалистической системы хозяйствования и плановой экономики
  • Количество скачиваний: 0
  • Тип: Дипломная работа
  • Предмет: Право
  • Количество страниц: 21
  • Язык работы: Русский язык
  • Дата загрузки: 2021-06-30 15:20:17
  • Размер файла: 55.63 кб
Помогла работа? Поделись ссылкой
Ссылка на страницу (выберите нужный вариант)
  • Банковские договоры в условиях социалистической системы хозяйствования и плановой экономики [Электронный ресурс]. – URL: https://www.sesiya.ru/diplomnaya-rabota/pravo/2070-bankovskie-dogovory-v-usloviyah-socialisticheskoy-sistemy-hozyaystvovaniya-i-planovoy-ekonomiki/ (дата обращения: 03.08.2021).
  • Банковские договоры в условиях социалистической системы хозяйствования и плановой экономики // https://www.sesiya.ru/diplomnaya-rabota/pravo/2070-bankovskie-dogovory-v-usloviyah-socialisticheskoy-sistemy-hozyaystvovaniya-i-planovoy-ekonomiki/.
Есть ненужная работа?

Добавь её на сайт, помоги студентам и школьникам выполнять работы самостоятельно

добавить работу
Обратиться за помощью в подготовке работы

Заполнение формы не обязывает Вас к заказу

Информация о документе

Документ предоставляется как есть, мы не несем ответственности, за правильность представленной в нём информации. Используя информацию для подготовки своей работы необходимо помнить, что текст работы может быть устаревшим, работа может не пройти проверку на заимствования.

Если Вы являетесь автором текста представленного на данной странице и не хотите чтобы он был размешён на нашем сайте напишите об этом перейдя по ссылке: «Правообладателям»

Можно ли скачать документ с работой

Да, скачать документ можно бесплатно, без регистрации перейдя по ссылке:

2. Банковские договоры в условиях социалистической системы хозяйствования и плановой экономики



2.1. Ограничение свободы договора в сфере банковской деятельности в условиях плановой экономики


События октября 1917 г. повлекли кардинальное переустройство в правовой, государственной и общественной системах нашей страны. Уже согласно первым советских законодательным актам были ликвидированы Дворянский земельный банк, Крестьянский поземельный банк.

14 декабря 1917 года был издан Декрет ВЦИК о национализации банков. В вводной части названного декрета было предписано, что декрет издается в интересах всемерного освобождения рабочих, крестьян и всего населения трудящегося от эксплуатации банковым капиталом, решительного искоренения банковой спекуляции, в интересах правильной организации народного хозяйства, в целях создания истинно служащего интересам народа и беднейших классов единого Народного банка Российской республики. Декрет был издан для решения главной цели - стремление сломить экономическую мощь буржуазии.

Декрет содержал в себе два основных мероприятия, которые имели первостепенное значение:

- во-первых, декретом было объявлено, что банковое дело становится монополией страны;

- во-вторых, декрет соединил все имевшиеся к началу принятия декрета конторы банкирские и частные акционерные банки с Государственным банком. Причем как пассивы, так и активы ликвидируемых банков были переданы Государственному банку1.

Важно отметить, что в условиях коммунизма военного деятельность Государственного банка не имела нужных предпосылок и, естественно, должна была прекратиться. Поэтому Декрет Совета Народных Комиссаров от 19 января 1920 г. ликвидировал Государственный банк и передал его активы и пассивы Бюджетно-расчетному управлению НКФ2.

В период 1918 и 1919 гг. также были упразднены все остальные виды дореволюционных учреждений кредитных (городские банки, земельные банки, общества взаимного кредита). Монополию банкового дела реализовывал Государственный банк, который был переименован в Народный банк РСФСР. После победы большевиков в первые месяцы в руки новой власти также полностью перешли крупная промышленность, речной, морской и железнодорожный транспорт, рудники, прииски, шахты и прочее. Государство практически осуществляло монополию на всех важнейших областях производства и реализации продукции. Несмотря на это государством были активно использованы распределительные и учетные органы национализированных субъектов предпринимательства.

Названные и другие аналогичные меры применялись как способы укрепления экономической базы диктатуры пролетариата и подготовки условий для перехода к созданию фундамента хозяйства социалистического. Негативным моментом для нашей страны в период 1918 - 1920 гг. стал «военный коммунизм». В этот период обесценились денежные знаки. Страна вернулась к обмену натуральному. Кроме того, в время Гражданской войны в руководстве хозяйством народным обширно использовался метод скопления определенных материальных ресурсов в руках государства и их последующего разделения в натуре в соответствии с заявленными надобностями организаций. В то же время применялся метод доведения заданий по производству3. Итогом этого стало дальнейшее усиление кризиса всей системы хозяйственной.

Повальная разруха, а также бесчисленные волнения масс крестьянских в Западной Сибири, Поволжье, на Дону, Тамбовской губернии, в конце концов выступление вооруженное солдат и матросов Кронштадтского гарнизона принудили советское правительство и партию большевиков принять меры к переходу к новой политике экономической. Целью которой являлась смена прямого распределения торговлей и восстановление товарно-денежных отношений между городом и деревней.

В докладе отчетном на X партийном съезде (март 1921 г.), определяя всеобщие направления нэпа, В.И. Ленин указывал, что государство должно удовлетворить экономически среднее крестьянство и идти в направлении свободы оборота. В противном случае сберечь власть пролетариата в стране, при замедлении мировой революции, экономически нельзя.

30 июня 1921 г. был издан декрет Совета Народных Комиссаров об отмене ограничений денежного обращения и мерах к развитию вкладной и переводной операций, благодаря которому:

- во-первых, было отменено любое ограничение денежных сумм, которые могли находиться на руках у частных лиц,

- во-вторых, впервые были закреплены в законодательстве советском положения, касающиеся неприкосновенности вкладов и тайны банковой.

Названный декрет стал первым звеном в истории советского законодательства банкового после эпохи военного коммунизма.

12 октября 1921 г. ВЦИК, по докладу НКФ, вынес решение создать Государственный банк. IV сессией ВЦИК было принято Положение о Государственном банке. Кроме учреждения Государственного банка, ко второму периоду относится учреждение Банка потребительской кооперации (Покобанка), а также Промышленного банка и Российского коммерческого банка, преобразованных впоследствии во Всероссийский кооперативный банк, Торгово-Промышленный банк и Банк для внешней торговли. К тому же периоду относится создание обществ сельскохозяйственного кредита и банков коммунальных. Наконец, к этому же периоду относится возникновение обществ взаимного кредита.

Восстановление после революционных и военных потрясений кредитно-денежной системы советского государства являлось задачей очень сложной и выполнялась с немалыми трудностями. Имеющиеся в обороте бумажные купюры, во много раз превышали емкость товарного рынка. Практически весь колоссальный выпуск денежных купюр уходил на возмещение бюджетного дефицита, который стабильно и стабильно рос. Тем не менее, к началу 1924 г. реформа денежная подошла к своему окончанию. Взамен советских знаков в оборот вошли государственные казначейские билеты, разменная медная и серебряная монеты. Вместе с советскими знаками был также введен червонец, обеспеченный золотом, учреждение которого имело важное значение. Несомненным итогом реформы стало прекращение инфляции, что содействовало повышению доходов населения, цены стабилизировались, произошло увеличение товарно-денежных отношений между деревней и городом4.

Но с самого начала возрождения рынка считалось, что нэп -это лишь временное отступление, за государством остаются «командные высоты», которые разрешают диктовать свою волю всем и каждому. В письме к наркому юстиции Д.И. Курскому В.И. Ленин указывал, что мы не признаем ничего «частного», для нас все в сфере хозяйства есть публично-правовое, но, ни в коем случае не частное. Таким высказыванием Председатель Совнаркома аргументировал надобность властного вторжения в любые российские экономические отношения. К примеру, образование Комитета цен по установлению розничных и оптовых цен на товары, отпускаемые государственными предприятиями друг другу, населению и кооперации, а также создание государственного плана, с самого начала объявленной реформы содействовали появлению резких противоречий между плановым ведением хозяйства и рынком5.

Дальше планирование реализовывалось все более и более решительно. В России начала формироваться модель жесткой социалистической экономики, которая была создана на началах монополизма. В конце двадцатых годов Советская страна проводила несколько направлений по полному устранению частного сектора во всех сферах производства. Вместе с тем была кардинально изменена вся российская хозяйственная структура. Совместно с централизацией порядка управления промышленностью, согласно Постановлению ЦИК и Совнаркома СССР от 30 января 1930 г., осуществлялось сосредоточение кредитной системы в руках Государственного банка СССР, который начал становиться почти единственным распорядителем всеми финансами страны. Даже первичные кредитные образования должны были функционировать согласно с директивными указаниями.

В нашей банковской системе того периода на долгие годы закрепилась административно-командная вертикаль, основывающаяся на началах безусловной и властности субординации. И это, безусловно, полно отвечало взглядам и убеждениям В.И. Ленина, который открыто говорил, что социализм это и есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, направленная во благо всего человечества и постольку переставшая быть капиталистической монополией. Следующее активное проведение в жизнь этой идейной директивы привело к фактическому огосударствлению всех общественных процессов. В такой обстановке абсолютно естественно, что советское финансовое право формировалось весьма медленно и многие десятилетия было на второстепенном месте среди иных отраслей юридических наук. В свою очередь, количество нормативно-правовых актов, которые регулировали кредитно-денежные отношения, было не так много. Ими были в основном постановления правительственных органов, партийных органов, также это были и различные инструкции Государственного банка СССР.

Таким образом, в следствие национализации сформировалась банковская система, которая базировалась на следующих началах: объединение всех кредитных учреждений в единый общегосударственный банк, государственная монополия на банковское дело, концентрация в банках всего денежного оборота страны. В 30-е гг. произошла реформа кредитной системы, следствием которой стали ее чрезмерное укрепление и централизация. По сути, остался только один уровень, который включал в себя Государственный банк, Банк для торговли внешней, Строительный банк. Такая организация кредитной системы отображала не столько объективные экономические потребности хозяйства народного, сколько политизацию экономики, выразившуюся в насильственной коллективизации и ускоренной индустриализации. Кредитная система подгонялась под политические амбициозные установки, которые в некоторых случаях были лишены экономической основы.

Итогом такой реформы явилось выхолащивание самого понятия кредитной системы (оно было заменено на понятие банковской системы) и сущности кредита. Банковская система была органически встроена в командно-административную модель управления, находилась в полном административном и политическом подчинении у правительства, и прежде всего у министра финансов.



2.2. Банковские договоры в условиях социалистической системы хозяйствования



По сложившейся традиции российской в Гражданском кодексе 1922 г. не было статей, специально посвященных договорам банковского вклада и банковского счета. Это было вызвано тем, что названные договоры охватывались общими правилами о договоре займа. На это, к примеру, указывают некоторые статьи, находящиеся в разд. VI «Заем» ГК 1922 г. Так, в согласно ст. 210 названного кодекса сумма займа могла быть выражена как в денежных знаках, так и в рублях золотых; в тех случаях, когда сумма займа выражалась в рублях золотых, подлежащая платежу сумма исчислялась по официальному курсу золотого рубля ко дню платежа. Но в примечании к этой норме указывалось о том, что Государственному банку дается право принимать во вклады и на текущие счета серебро и золото в монетах и слитках и иностранную валюту при условии возврата такой же валютой или тем же металлом, но с выплатой процентов советскими денежными знаками. В ст. 213 ГК, закрепляющей запрет на начисление процентов на проценты по договору процентного займа, имелось положение о том, что указанное ограничение не распространяется на сделки, которые совершены законно существующими кредитными установлениями6.

В то время (период нэпа) еще не ощущалась надобность основного преобразования всей системы правового регулирования деятельности банковской, вызванная так называемыми социалистическими преобразованиями всего общества вообще и экономики в частности. Время, когда по настоящему понадобилось пересмотреть все правовое регулирование банковской деятельности, настало в связи с проведением так называемой кредитной реформы в 1930 - 1931 гг., когда было запрещено кредитование коммерческое, а организациям было предписано хранить свои денежные средства на счетах в учреждениях государственного банка.

Основной смысл данного требования, которое было направлено к социалистическим организациям (т.е. практически ко всем юридическим лицам, принимающим участие в обороте имущественном), - хранить денежные средства в учреждениях государственных банков и реализовывать расчеты через данные учреждения - заключался в установлении полного контроля государства над деятельностью организаций, учреждений, предприятий, что было вполне понятно в условиях централизованной плановой экономики.

Необходимости в таком жестком контроле со стороны государства за платежными операциями граждан, располагавших в основной своей массе лишь так называемыми трудовыми сбережениями, не имелось. Поэтому для регулирования весьма сходных (в своей основе) отношений по внесению участниками имущественного оборота денежных средств на счета в банке (вкладные сделки) использовались две различные самостоятельные договорные формы: договор банковского вклада, который регулировал отношения между банком и гражданином-вкладчиком; договор банковского счета, который предназначался для регулирования отношений между банком и юридическими лицами (социалистическими организациями).

В связи с названными реорганизациями в банковской сфере действие договора банковского вклада было ограничено только взаимоотношениями, формирующимися между гражданами и учреждениями кредитными. Подобное правило было закреплено на законодательном уровне при второй кодификации нашего гражданского законодательства, произошедшей в 1960 - 1964 гг.

В 1961 г. приняты были Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, в 1964 г. был принят Гражданский кодекс РСФСР.

В Основах 1961 г. была помещена отдельная статья 87, которая содержала правила о вкладах граждан в учреждениях кредитных (в ГК 1964 г. - ст. 395, повторявшая текст ст. 87 Основ 1961 г.). Данные правила закрепляли, что граждане обладают правом хранить средства денежные в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, обладают правом распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде выигрышей или процентов, осуществлять расчеты безналичные согласно с уставами кредитных учреждений и изданными в определенном порядке правилами. Государство гарантировало сохранность вкладов, их тайну и выдачу по первому требованию вкладчиков.

Уставами учреждений кредитных и трудовых государственных сберегательных касс был установлен порядок распоряжения вкладами, который были внесены в трудовые государственные сберегательные кассы и в другие учреждения кредитные. К примеру, во время учреждения Основ 1961 г. и ГК 1964 г. действовал Устав государственных трудовых сберегательных касс СССР, утвержденный Постановлением Совета Министров СССР от 20 ноября 1948 г. Следующая редакция Устава была утверждена Постановлением Совета Министров СССР от 11 июля 1977 г. Согласно уставу вкладчик обладал правом как лично, так и через своего представителя потребовать выдачи вклада как частично, так и полностью. Сберегательные кассы по поручениям вкладчиков осуществляли  операции по переводу вкладов из одних сберегательных касс в другие сберегательные кассы.

В обусловленных ситуациях учреждения кредитные должны были осуществлять поручения вкладчиков о совершении расчетов безналичных. К примеру, государственные трудовые сберегательные кассы выполняли безналичные расчеты между учреждениями и организациями, предприятиями и населением посредством зачисления по желанию трудящихся во вклады причитающихся им от учреждений, организаций и предприятий денежных доходов, совершали операции по перечислению по поручениям вкладчиков в пользу учреждений, организаций и предприятий различных платежей, выдавали населению чеки для расчетов за товары и услуги.

Перечень операций, которые осуществляли государственные трудовые сберегательные кассы, не ограничивался этим. Они также принимали на хранение облигации и выплачивали их стоимость при наступлении сроков их погашения, осуществляли сделки купли-продажи облигаций государственного займа, выдавали именные аккредитивы, по которым граждане-вкладчики могли получить внесенные ими деньги в сберегательной кассе, находящейся в любом районе или городе7.

Особым образом устанавливался порядок распоряжения вкладом на случай смерти вкладчика: вкладчик обладал правом составить такое распоряжение на своей расчетной или сберегательной книжке или на карточке лицевого счета либо направить сберегательной кассе заявление, содержащее подобное распоряжение вкладом. В этом случае вклад не входил в состав имущества наследственного и на него не распространялись правила о наследовании (ст. 561 ГК 1964 г.).

По общему правилу вкладчики обладали правом на получение дохода по вкладам, который выплачивался им в виде процентов на сумму вклада, а по так называемым выигрышным вкладам в государственных трудовых сберегательных кассах - в виде выигрыша. Размер ставки процентной по вкладам определялся Советом Министров СССР. Причитающиеся вкладчику проценты за год подлежали причислению по окончании года к основной сумме вклада. Получаемые вкладчиком доходы на вклад (выигрыши или проценты) налогообложению не подлежали.

Основами 1961 г. (ст. 87) и ГК 1964 г. (ст. 395) было закреплено, что взыскание на вклады граждан в государственных трудовых сберегательных кассах и в учреждениях Государственного банка СССР может быть обращено на основании решения суда или приговора, которым удовлетворен иск гражданский, вытекающий из уголовного дела, или решения суда по иску о взыскании алиментов (при отсутствии заработка или прочего имущества, на которое можно обратить взыскание) либо о разделе вклада, являющегося совместным имуществом супругов. Конфискация вкладов граждан было возможно только на основании вступившего в законную силу приговора или вынесенного в соответствии с законом постановления о конфискации имущества.

В ГК 1964 г. ст. 395, содержавшая правила о вкладах граждан в учреждениях кредитных, была внесена в гл. 34 Кодекса «Расчетные и кредитные отношения», в которую были также включены статьи о кредитовании организаций, о распоряжении денежными средствами, хранящимися на счетах организаций в кредитных учреждениях, о расчетах между организациями и о банковских ссудах гражданам. Вместе с тем в гл. 26 «Заем» имелась ст. 272, определяющая, что операции заемные государственных трудовых сберегательных касс и банков регулируются законодательством Союза ССР. Законодатель имел в виду, что нормы о договоре займа применялись только к взаимоотношениям с участием граждан (в качестве и заемщика, и займодавца), за некоторыми исключениями, специально закрепленными законодательством (к примеру, выдача ломбардом займа). Отношения с участием банков, в том числе связанные с выполнением банками операций заемных, охватывались понятием «кредитно-расчетные отношения» и регулировались отдельными самостоятельными договорами: договорами банковской ссуды, банковского счета, банковского вклада и др. Это обстоятельство в свою очередь объяснялось особым положением государственных банковских учреждений в плановом социалистическом хозяйстве8.

Таким образом, по Основам 1961 г. и ГК 1964 г. договор банковского вклада являлся, по сути, разновидностью договора займа, а по предложенной законодателем схеме его правового регулирования - отдельный самостоятельный вид так называемых кредитно-расчетных обязательств. Указанный договор признавался односторонним, возмездным и реальным9.

Что же касается развития в тот период договора банковского счета, то в Основы 1961 г. была включена ст. 84 «Распоряжение денежными средствами, хранящимися на счетах организаций в кредитных учреждениях» (в ГК 1964 г. - ст. 392 дублирующая ст. 84).

Согласно ст. 84 Основ 1961 г. (ст. 392 ГК 1964 г.) организации могли распоряжаться средствами денежными, которые хранились на их счетах в учреждениях кредитных, согласно целевым назначением данных средств. Средства, нужные для выплаты заработной платы и приравненных к ней платежей, выдавались со счета организации в не зависимости от наличия каких-либо претензий к владельцу счета. Исключения из этого правила устанавливались Советом Министров СССР. Без согласия организации списание средств, которые находились на ее счете в учреждении кредитном, было возможно только в случаях, закрепленных законодательством Союза ССР. При удовлетворении претензий соблюдалась очередность, определенная законодательством Союза ССР.

В соответствии с одной из норм, содержавшихся в ст. 83 Основ 1961 г. (ст. 391 ГК 1964 г.), платежи по обязательствам между организациями государственными, колхозами и прочими общественными и кооперативными организациями осуществлялись в порядке расчетов безналичных через учреждения кредитные, в которых указанные организации в соответствии с законом хранили свои средства денежные.

Таким образом, в советский период развития гражданского права договор банковского счета представлял собой самостоятельный гражданско-правовой договор, отличный от договора банковского вклада, которому отводилась роль обслуживания граждан. Характерные признаки договора банковского счета, которые предопределяли его самостоятельный характер в системе гражданско-правовых договоров, состояли в следующем:

- во-первых, так как законодательство принуждало организации социалистические (т.е. по сути всех лиц юридических) хранить свои денежные средства в определенном учреждении государственного банка, заключение договора было обязательным не только для соответствующего учреждения банка, но и для организации - владельца счета;

- во-вторых, вступив один раз в договорные отношения банковского счета, участники договора банковского счета не имели право своей волей прекратить его действие;

- в-третьих, на организацию - владельца счета возлагалась обязанность исполнять расчеты со всеми своими контрагентами в порядке безналичном и лишь через учреждение банка, с которым был заключен договор банковского счета. Расчеты деньгами наличными были возможны лишь в некоторых случаях, установленных законодательством (на закупку обусловленных ценностей материальных у населения, в области розничной купли-продажи, на выдачу заработной платы и т.п.), и при том условии, что остаток наличности вносился организацией на банковский счет в соответствующем учреждении банка;

- в-четвертых, в пределах договора банковского счета на банк не только возлагались обязанности традиционные (к примеру, по зачислению на счет средств, поступивших в адрес клиента, по ведению счета клиента, выполнению поручений клиента по перечислению средств денежных третьим лицам и т.п.), но и предоставлялись правомочия по контролю за финансовым состоянием владельца счета и целевым использованием средств денежных («контроль рублем»), которые по своей правовой природе являлись правомочиями административными 10.

Названные выше особенности договора банковского счета в своей совокупности действительно давали новое качество, которое не могло быть присуще договору банковского вклада, и не позволяли квалифицировать договор банковского счета в качестве отдельного вида договора банковского вклада.

В условиях социалистической системы хозяйствования имел место и договор банковской ссуды (кредитный договор). Как уже отмечалось ранее, следствием реформы кредитной, которая произошла в 1930 - 1931 гг., в Советском Союзе было отменено коммерческое кредитование организациями друг друга и введение прямого планового банковского кредитования, обязательного для всех организаций социалистических. Кредитование коммерческое было возможно только в виде исключения и лишь в специальных случаях, закрепленных законодательством страны.

Итоги названной реформы кредитной можно увидеть в Основах гражданского законодательства 1961 г. и ГК 1964 г. Согласно ст. 85 Основ кредитование организаций, колхозов и иных организаций (кооперативных и общественных) осуществлялось согласно утвержденным планам путем выдачи срочных целевых ссуд Государственным Банком и другими банками СССР в порядке, закрепленном законодательством Союза ССР.

Основными принципами кредитования были: целевой характер, плановость, возвратность, срочность, возмездность кредитования, обеспеченность банковских ссуд. Так, к примеру, Я.А. Куник указывал, что относится к списку принципов кредитования также и обеспеченность ссуд. Обеспеченность ссуд - это применение таких мер гарантирующих погашение банковской ссуды, которые охватываются гражданско-правовым понятием способов обеспечения исполнения обязательств. Возложение на ссудополучателя обязанности возвратить выданный ему кредит обеспечивается залогом товаров в переработке или обороте, на которые можно направить взыскание, а в закрепленных случаях кредитование хозоргана исполняется под гарантию организации вышестоящей. Принцип возмездности (платности) кредита закреплен юридически Уставом Госбанка СССР, устанавливающим, что за приобретенные ссуды от Госбанка заемщики должны уплатить проценты банку11.

Отношения по кредитованию социалистических организаций регулировались не Основами гражданского законодательства 1961 г. и не ГК 1964 г., а подзаконными нормативными правовыми актами: постановлениями правительства, а также правилами и инструкциями Государственного банка СССР. Особую роль в регулировании кредитных отношений с участием соответствующих государственных банков (Госбанка СССР, Стройбанка СССР, Внешторгбанка СССР) играли уставы указанных банков, утверждаемые Советом Министров СССР.

Функции по кредитованию социалистических организаций распределялись между тремя системами государственных банков. Госбанк СССР осуществлял краткосрочное кредитование промышленных и торговых организаций, а также предоставлял кредиты колхозам на производственные нужды, в том числе и долгосрочные кредиты на проведение мероприятий, предусмотренных производственно-финансовыми планами колхозов.

Стройбанк СССР совершал финансирование и долгосрочное кредитование капитальных вложений учреждений, предприятий, объединений, организаций, а также расчеты и кредитование краткосрочное в геологии, в строительстве и осуществлял другие функции, которые связаны с финансированием операционных расходов и капитального ремонта основных фондов проектных, изыскательских, монтажных, строительных, геологических и буровых организаций. Внешторгбанк СССР выполнял кредитование внешнеторговой деятельности.

Значительной чертой кредитования организаций социалистических являлся его плановый характер. Роль планового начала кредитного договора отводилась так называемому кредитному лимиту, когда организации кредитуемой выделялся назначенный лимит кредитования в виде определенной суммы денежной или в форме контрольной цифры, которые не могли быть превышены при заключении конкретных договоров кредитных. В то же время данные лимиты кредитования в разрезе организаций-заемщиков доводились и до банков, которые должны были выступать в роли кредиторов. В этих случаях, как у банков, так и у организаций кредитуемых появлялась обязанность вступить в договорные отношения по поводу выдачи соответствующего кредита, а лимит кредитования играл роль нужной и непременной плановой предпосылки заключения договора кредитного.

Вместе с указанными ссудами лимитируемыми планировалась выдача банками и так называемых ссуд нелимитируемых. В этом случае процесс планирования заключался в том, что банкам указывалась общая сумма ссуд, которые не были распределены по организациям конкретным. Эти средства применялись банками для выдачи ссуд банковских, получение которых организациями-заемщиками заранее не планировалось, на временные нужды организаций. Таким образом, банк, выдавая организациям такие ссуды нелимитированные, работал в пределах определенного ему задания планового; для организаций, получающих банковские нелимитируемые ссуды, они представляли дополнительные кредитные ресурсы, не предусмотренные планами соответствующих организаций.

Также в Основах 1961 г. и в ГК 1964 г. существовала статья, посвященная ссудам банковским, выдаваемым гражданам. Согласно этой статье гражданам ссуды выдавались банками СССР в случаях и порядке, определявшихся законодательством Союза ССР (ст. 86 Основ 1961 г., ст. 394 ГК 1964 г.).

Специальным законодательством, определяющим условия и порядок предоставления банковских ссуд гражданам (постановления Совета Министров СССР, уставы банков, банковские правила и инструкции), кредитование граждан было возложено на учреждения Госбанка СССР и Стройбанка СССР. Учреждения Госбанка СССР выдавали гражданам кредиты долгосрочные. Однако граждане должны были проживать в сельской местности и выдавались ссуды им на приобретение крупного рогатого и прочего скота, а также на обзаведение хозяйственное, на индивидуальное жилищное строительство. Учреждениями Стройбанка выдавались и ссуды служащим и рабочим. Им ссуды выдавались на ремонт и строительство жилых домов и на некоторые другие цели.

Выдача гражданам банковских ссуд, к примеру выделение кредитов для индивидуального жилищного строительства в разрезе заинтересованных ведомств, министерств, организаций, предприятий местных органов власти, являлось составной частью кредитных планов соответствующих банков, утверждаемых Советом Министров СССР и советами министров союзных республик.

В литературе юридической выделяли так называемые административные предпосылки к выдаче кредита на индивидуальное жилищное строительство. Гражданин-ссудополучатель (застройщик) обязан был числиться в списке застройщиков по месту работы, который согласовывался с организацией профсоюзной и представлялся банку-ссудодателю как основание выплаты соответствующих сумм денежных. Предъявлялись законодательством и определенные требования к гражданину-ссудополучателю: он должен был нуждаться в жилье, получить под строительство земельный участок, иметь  индивидуальный или типовой проект, быть готовым вложить собственные средства (вместо денег вклад гражданина мог быть выражен в виде материалов строительных либо его труда на строительстве) в строительство жилья.

Порядок выдачи гражданам ссуд на индивидуальное жилищное строительство устанавливался в зависимости от того, в каких организациях граждане работали: граждане, работавшие в учреждениях бюджетных, получали ссуды непосредственно от учреждений банков-ссудодателей, которым они предоставляли обязательство по установленной форме о своевременном погашении ссуды. Если граждане работали в хозрасчетных учреждениях, то им ссуды выдавались соответствующим учреждением под обязательство последних возвратить кредит предоставленный. Таким образом, возникало два кредитных правоотношения: между организацией(в качестве ссудополучателя) и банком, а также между гражданином-застройщиком и соответствующей организацией. В литературе, правда, существовало и иное мнение, отвергающее кредитный характер правоотношений, формировавшийся между учреждением и банком, так как учреждению была отведена лишь роль организационная в деле создания кредитных связей между застройщиком и банком 12.

Что касается конкретных условий выдачи банковских ссуд гражданам, а также порядка и сроков их погашения, то они регулировались многочисленными постановлениями и распоряжениями Совета Министров СССР, банковскими правилами и инструкциями. Например, Постановлением Совета Министров СССР от 20 декабря 1976 г. «О кредитовании индивидуального жилищного строительства в сельской местности» (действовавшим с 01 января 1977 г.) было установлено, что ссуды на индивидуальное жилищное строительство работникам предприятий, организаций и учреждений, расположенных в сельской местности, подлежат выдаче в размере 1500 руб. с их погашением в течение 10 лет после завершения строительства дома.

Банковские ссуды, выдаваемые гражданам на индивидуальное жилищное строительство и ремонт жилых домов, обеспечивались залогом строений, возводимых или реконструируемых на средства, полученные от банка-ссудодателя.

Таким образом, основными банковскими сделками, осуществляющими банками были: 1) договор банковского вклада, который представлял собой разновидность договора займа. Особенностью договора банковского вклада являлось ограничения его субъектного состава: стороной, принимающей вклады могли быть кредитные учреждения (учреждения Внешторгбанка, учреждения Госбанка СССР и гострудсберкассы), а на стороне вкладчика - физические лица (советские граждане, иностранцы и лица без гражданства); 2) договор банковского счета, представляющий собой самостоятельный договор гражданско-правового характера, посредством которого было осуществлено обслуживание граждан; 3) договор банковской ссуды (кредитование организаций и граждан).


1 Ядрышников, К.С. Принцип "государственной банковской монополии" в советском законодательстве и его реализация в период нэпа / К.С. Ядрышников // История государства и права. - 2013. - № 20. - С. 24.

2 Абдуллаева, Н.К. Ограничение свободы договора в сфере банковской деятельности в СССР в условиях плановой деятельности экономики / Н.К. Абдуллаева // Общество и право. - 2013. - № 2. - С. 34.

3 Экономика предприятия: учебник для вузов / под ред. проф. В.П. Грузинова. - М.: Банки и биржи; ЮНИТИ, 2013. С. 37.

4 Банки и кредитные учреждения СССР в 1924 г. Банковский справочник-ежегодник. - М.: Норма, 2013. С. 34.

5 Абдуллаева, Н.К. Ограничение свободы договора в сфере банковской деятельности в СССР в условиях плановой деятельности экономики / Н.К. Абдуллаева // Общество и право. - 2013. - № 2. - С. 35.

6 Брагинский, М.И., Витрянский, В.В. Договорное право. Договоры о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари: в 5 томах / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. - М.: Статут, 2012. Т. 2. С. 158.

7 Гогин, А.А. Из истории российской банковской системы / А.А. Гогин // Банковское право. -  2014. - № 3. - С. 43.

8 Народное хозяйство СССР 1922 - 1972 гг. Юбилейный статистический ежегодник. - М.: Статистика, 2012. С. 347.

9 Иоффе, О.С. Обязательственное право / О.С. Иоффе. - М.: Юридическая литература, 2009. С. 665.

10 Брагинский, М.И., Витрянский, В.В. Договорное право. Договоры о банковском вкладе, банковском счете; банковские расчеты. Конкурс, договоры об играх и пари: в 5 томах /  М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. - М.: Статут, 2012. Т. 2. С. 172.

11 Медведев, Д.А. Правовые вопросы коммерческого кредитования в СССР / Д.А. Медведев // Правоведение. - 2011. - № 4. - С. 49.

12 Алексеев, С.С., Шешенин, Е.Д. Гражданско-правовые формы кредитования индивидуального жилищного строительства / С.С. Алексеев, Е.Д. Шешенин  // Государство и право. - 2012. - № 7. - С. 68.