ВОПРОСЫ К ЭКЗАМЕНУ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ «ЖУРНАЛИСТИКА» Часть 2 (26 по 50)

Экзаменационные билеты по предмету «Журналистика»
Информация о работе
  • Тема: ВОПРОСЫ К ЭКЗАМЕНУ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ «ЖУРНАЛИСТИКА» Часть 2 (26 по 50)
  • Количество скачиваний: 2
  • Тип: Экзаменационные билеты
  • Предмет: Журналистика
  • Количество страниц: 78
  • Язык работы: Русский язык
  • Дата загрузки: 2014-05-13 01:32:47
  • Размер файла: 233.73 кб
Помогла работа? Поделись ссылкой
Ссылка на страницу (выберите нужный вариант)
  • ВОПРОСЫ К ЭКЗАМЕНУ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ «ЖУРНАЛИСТИКА» Часть 2 (26 по 50) [Электронный ресурс]. – URL: https://www.sesiya.ru/ekzamenacionnye-bilety/jurnalistika/voprosyi-k-ekzamenu-po-specialnosti-jurnalistika-chast-2-26-po-50/ (дата обращения: 12.04.2021).
  • ВОПРОСЫ К ЭКЗАМЕНУ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ «ЖУРНАЛИСТИКА» Часть 2 (26 по 50) // https://www.sesiya.ru/ekzamenacionnye-bilety/jurnalistika/voprosyi-k-ekzamenu-po-specialnosti-jurnalistika-chast-2-26-po-50/.
Есть ненужная работа?

Добавь её на сайт, помоги студентам и школьникам выполнять работы самостоятельно

добавить работу
Обратиться за помощью в подготовке работы

Заполнение формы не обязывает Вас к заказу

Информация о документе

Документ предоставляется как есть, мы не несем ответственности, за правильность представленной в нём информации. Используя информацию для подготовки своей работы необходимо помнить, что текст работы может быть устаревшим, работа может не пройти проверку на заимствования.

Если Вы являетесь автором текста представленного на данной странице и не хотите чтобы он был размешён на нашем сайте напишите об этом перейдя по ссылке: «Правообладателям»

Можно ли скачать документ с работой

Да, скачать документ можно бесплатно, без регистрации перейдя по ссылке:

ВОПРОСЫ К ГОСУДАРСТВЕННОМУ ЭКЗАМЕНУ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ «ЖУРНАЛИСТИКА» Часть 1 вопросы с 26 по 50

26. Репортаж как жанр публицистики. РЕПОРТАЖ

Понятие «репортаж» возникло в первой половине XIX в. и про-исходит от латинского слова «reportare», означающем «передавать», «сообщать» [5]. Первоначально жанр репортажа представляли публи-кации, извещавшие читателя о ходе судебных заседаний, парла¬ментских дебатов, различных собраний и т.п. Позднее такого рода «репортажи» стали называть «отчетами». А «репортажами» начали именовать публикации несколько иного плана, а именно те, кото¬рые по своему содержанию, форме похожи на современные рос¬сийские очерки. Так, выдающиеся западные репортеры Джон Рид, Эгон Эрвин Киш, Эрнест Хэмингуэй, Юлиус Фучик и др. были, в нашем понимании, скорее очеркистами, нежели репортерами. И сейчас, когда европейский ж-т говорит что-то о репорта¬же, он имеет в виду то, что мы называем очерком. Как раз запад¬ные очерки, с точки зрения их «имени», и являются генетически¬ми предшественниками и ближайшими «родственниками» нынеш¬него российского репортажа. Это, разумеется, необходимо учитывать в случае использования в отечественной теории репортажа теоре¬тических размышлений западных исследователей.
Репортаж является одним из наиболее излюбленных жанров отечественных ж-тов. История российской ж-ки помнит десятки имен выдающихся репортеров и прежде всего имя В.А. Гиляровского («дядюшки Гиляя», «короля репортеров»), про¬славившегося в конце XIX — начале XX в. своими талантливыми рассказами о мрачных трущобах московского Хитрова рынка, о страшном событии на Ходынском поле, о жизни рабочего люда на промышленных предприятиях Москвы и т.д. Многие репортеры стали известными писателями, но слава их выросла прежде всего на репортаже. И это в немалой степени объясняется возможностя¬ми, которыми обладает данный тип материала.
Своеобразие публикаций, относящихся к жанру репортажа, возникает прежде всего в результате «развернутого» применения метода наблюдения и фиксации в тексте его хода и результатов.

Из публикации «Золотые руки»
(Московская правда. № 2. 1999)
Репортаж из зубоврачебно¬го кабинета, лучшего из всех, которые доводилось посещать автору.
В толчее у станции метро «Университет» не сразу заме¬тишь желтую вывеску подле арки дома № 23 по Ломоно¬совскому проспекту. Но, как говорят, ищущий да обрящет. А еще - у кого что болит, тот о том и говорит. У меня не¬щадно болел зуб. Вывеска же гласила: «Стоматолог». И я последовал за указующей стрелкой во двор и оказался в частном стоматологическом кабинете доктора Старцева.
В небольшом холле мило щебетали две пациентки, буд¬то и не ведали, какие адские муки их ожидают. Сквозные открытые проемы вели в ка¬бинет, где в известном кресле, заимствованном из «галереи маркиза де Сада», удобно рас-положилась девушка. Но сто¬нов слышно не было. Врач, орудуя блестящими инстру¬ментами, которые ловко вкладывала в его руки ассистент¬ка, что-то говорил сквозь хи¬рургическую маску, пациент¬ка непринужденно ему отве¬чала, голоса тонули в мягких, обволакивающих звуках мор¬ского прибоя, доносящихся из стереодинамиков.
«Здесь зубов, даже самых безнадежных, не дерут, - ска¬зал я себе. - Здесь их лечат, причем без боли». И я не ошибся... Короче говоря, мой зуб, теперь как новый, крепко сидит в десне, и я спокойно грызу им орехи.
А вот о том, что я видел и ощущал в чудо-кабинете, сто¬ит рассказать подробнее. Во-первых, анестезия. Сначала доктор смазал мне воспален¬ную десну ароматическим ге¬лем. «Это предварительное обезболивание», - пояснил; затем взял со стола нечто вро¬де авторучки, вставил в нее розовую капсулу и нитевид¬ную иглу, которую при мне извлек из герметичного паке¬тика, и быстро что-то сделал во рту. «А это шприц высоко¬го давления. Я сделал укол прямо в десневой карман, за¬морожен только больной зуб. Анестезия абсолютно безвред¬ная, но во много раз мощнее ликодаина», - продолжал про¬свещать меня доктор. Потом мелькали разные инструмен¬ты, по-комариному пищала бормашина («Американская. Алмазный самоочищающийся бур вращается струей возду¬ха»). Боли не было. Впрочем, о зубах я уже забыл, убаюкан¬ный шумом прибоя. А доктор продолжал говорить: «Теперь, когда все чисто, поставим ти¬тановые анкеры, будем нара¬щивать зуб». В мой рот засно¬вала лопаточка с пастой («Светоотверждаемый компо¬зитный материал»), за ней сле-довал крошечный ультрафио¬летовый фонарик («Композит твердеет за 20 секунд, поэто¬му я кладу его слоями»). При¬кус на копирку. Ручная поли¬ровка нового зуба... Финал известен.
На все про все ушло 40 минут и весьма скромная по нынешним деньгам плата.
Впрочем, мой случай для доктора довольно банальный. Позже узнал, что пару лет на¬зад пользовал он женщину, по¬терявшую в автокатастрофе две трети зубов. Ей грозили протезы бабушкиных времен. Покинула же кабинет с улыб¬кой голливудской кинозвезды.
И еще узнал я, что золотые руки перешли к доктору по на¬следству - родители его тоже стоматологи. Сам он окончил стоматологический институт, 10 лет практиковался протези¬стом в хозрасчетной поликли¬нике, а там требования жесткие. Словом, прошел все «зубные» университеты. И добрая молва о его таланте - вполне заслу¬женная. Лечит зубы совершен¬но безболезненно. Даже обре¬ченные. Изготовляет красивей¬шие металлокерамические протезы из самых современных материалов, микропротезирова¬ние без обточки, для чего при¬меняет кевларовую нить, из которой делаются бронежиле¬ты... И еще очень важное. У док¬тора инвентарь импортный, од¬норазовый - от шприцев до ма-нишек и стаканов.
Инструмент стерилизуется дважды - холодной обработ¬кой и в сухожаровом шкафу, или в кавоклаве. Полная за¬щита от инфицирования СПИДом, туберкулезом, гепа¬титом, герпесом... Поверьте, я нахваливаю заведение Старцева не из корыстных интересов; да и в рекламе он не нуждает¬ся. Просто считаю своим дол¬гом сообщить, что есть такой стоматолог, чей талант досту¬пен (по деньгам тоже) людям любого возраста и достатка. Поэтому и даю его телефон: 930-72-14. Стоматолог ждет клиентов каждый день с 10 до 18 час., а если надо — задер¬жится. Он работает для нас.

Как видим, основное событие — посещение зубоврачебного кабинета показано в тексте крупным планом. Этот план возникает за счет изложения некоторых подробностей технологии зубопротезирования, описания деталей той обстановки, в которой оно происходит, сообще¬ния автора об ощущениях, возникавших у него во время лечения и за¬мены зуба, и т.д.

Задача любого репортера заключается прежде всего в том, что¬бы дать аудитории возможность увидеть описываемое событие гла¬зами очевидца (репортера), т.е. создать «эффект присутствия» [6]. А это становится в наибольшей мере возможным только в том случае, если ж-т будет рассказывать о предметных ситуациях, со¬бытиях (и лучше всего — быстро развивающихся). (В этом отноше¬нии в приведенном выше примере автор описывает все, что уви¬дел в зубоврачебном кабинете, — и девушку в кресле, и блестя¬щие инструменты, и алмазный бур, и кевларовую нить, и белоснежные халаты и т.д. Все это позволяет читателю как бы са¬мому побывать в этом кабинете.)
Для репортера важно не только наглядно описать какое-то со¬бытие, но и описать его так, чтобы вызвать сопереживание чита¬теля того, о чем идет речь в тексте. Это возможно осуществить разными путями. Наиболее часто данная цель достигается двумя способами. Первый — изложение динамики события. В том случае, если отображаемое событие быстро развивается, автору остается только показать это развитие. Однако бывают события, ситуации, развитие которых протекает вяло, неопределенно, является до¬вольно статичным. В этом случае автора может выручить «вывод на поверхность» события его внутренней динамики или изложение динамики авторских переживаний, вызванных его знакомством с событием. (В нашем примере репортажа из зубоврачебного кабине¬та его можно было бы при необходимости усилить за счет более яркого и подробного описания переживаний автора, связанных с лечением зуба.)
Репортаж роднит с некоторыми другими жанрами (особенно художественно-публицистическими) использование метода нагляд¬ного изображения действительности. Однако в репортаже нагляд¬ность несет чисто информативную функцию, функцию сообщения о вполне конкретном событии, происшествии и пр. А скажем, в очерке наглядное отображение преследует прежде всего цель обоб¬щения, типизации. Наглядные детали в аналитических жанрах при¬меняются для «украшения», «оживления» серьезных, а потому трудных для восприятия определенной части аудитории размыш¬лений автора.
в начало

27. Очерк как жанр публицистики. ОЧЕРК

Понятие «очерк» в качестве названия ж-тских публика¬ций определенного типа имеет неясное происхождение. Хотя су¬ществует мнение, что к его появлению причастен А. М. Горький, который в одном из своих писем коллеге по словесному ремеслу указывал, что исходным в определении текста, имеющего извест¬ную литературную форму, как «очерка» является глагол «очерчи¬вать»*.
Точность этого мнения установить трудно. Однако то, что пуб-ликации, которые А. М. Горький называл «очерком», появились отнюдь не в тот момент, когда у него возникла мысль назвать их именно этим «именем», сомнения не вызывает.
Среди родоначальников отечественного очерка исследователи российской ж-ки называют имена В. Г. Короленко («В го¬лодный год»), А. П. Чехова («Остров Сахалин»), Г. И. Успенского («Разорение»), Н. В. Успенского («Без языка») и др. Немалое число выдающихся мастеров этого жанра прославили советскую ж-тику, например А. М. Горький, М. Е. Кольцов, Б. Н. Полевой, К. М. Симонов, А. А. Бек, А. А. Аграновский, В. В. Овечкин, Г. Н. Бочаров и многие другие.
Очерк считается «королем» художественно-публицистических жанров, но с точки зрения подготовки его — он один из наиболее трудоемких. И это действительно так, поскольку написать хоро¬ший очерк ж-т сможет только в том случае, если он уве¬ренно владеет разными методами отображения действительности, существующими в его ремесле [1]. При подготовке очерка мало, на¬пример, суметь найти подходящий предмет выступления, успеш¬но собрать материал, проанализировать его. Надо еще и соответ¬ствующим образом переосмыслить информацию и воплотить ее в такую форму, которая будет признана, действительно очерковой.
Сущность очерка во многом предопределена тем, что в нем соединяется репортажное (наглядно-образное) и исследовательс¬кое (аналитическое) начало. Причем «развернутость» репортажного начала воспринимается как преобладание художественного метода, в то время как упор автора на анализ предмета изображе¬ния, выявление его взаимосвязей выступает как доминирование исследовательского, теоретического метода. Соответственно в ходе их применения создается или преимущественно-художественная, или преимущественно-теоретическая концепция отображаемого предмета. И уже в рамках той или иной концепции собираются или «перерабатываются» эмпирические факты. Именно непроясненность названного обстоятельства долгое время служила исход¬ным моментом горячих споров о том, относить ли газетный (жур¬нальный) очерк к художественным произведениям или же — к документально-ж-тским.
Преобладание в ходе подготовки очерка того или иного метода зависит прежде всего от цели и предмета исследования. Так, если предметом исследования выступает какая-то проблемная ситуа¬ция, то целесообразным для ее исследования будет теоретический метод. Если же предметом ж-тского интереса стала личность, то более подходящим для выявления ее характера будет художе¬ственный метод, позволяющий, так сказать, более естественным путем проникнуть в психологию личности, без представления о которой трудно судить о достоинствах или недостатках любого че¬ловека, в том числе и героя очерка.
Несмотря на то что во многих случаях (например, в публика¬циях широко известного в недалеком прошлом талантливого очер¬киста — известинца Анатолия Аграновского) аналитическое, ис¬следовательское начало в очерках является ведущим, все же пред¬ставление об очерке в основном связано с существованием в нем «репортажного» начала (применением художественного метода). Не случайно, например, в немецкой журналистике (как уже гово¬рилось выше в разделе, посвященном репортажу) очерковые ма¬териалы называются «репортажами» («reportage»).
Конечно же, зная это, нельзя забывать о том, что «интенсив¬ность» применения художественного метода в создании публика¬ций очеркового плана в каждом конкретном случае может быть очень разной. Это, разумеется, сказывается и на уровне художе¬ственности того или иного очерка. Один полюс очеркового спект¬ра может быть (в этом плане) представлен текстами сугубо доку¬ментальными, основанными на конкретных фактах. Противопо¬ложный же — текстами, которые примыкают к собственно художественному творчеству (вспомним очерки классика отечественной публицистики Валентина Овечкина). Между этими по¬люсами бытует огромное количество очерковых публикаций, со¬единяющих в себе документально-фактологическое и художествен¬ное начала в самых разных их «пропорциях».
Современному очерку чаще всего свойственна документаль¬ная насыщенность, часто — в ущерб художественности. Это, оче¬видно, вызвано тем, что исходный материал, т.е. фактические со¬бытия, о которых сообщает очеркист, часто настолько драмати¬чен, сюжеты их настолько непредсказуемы, раскрываемые тайны настолько заманчивы, сенсационны, что сами по себе способны привлекать внимание читателя и восприниматься им на уровне информации, черпаемой из самых интересных художественных произведений. В этом случае потребность в интенсивной художе¬ственной переработке исходной информации нередко становится излишней.
Рассмотрим основные черты наиболее распространенного на сегодняшний день типа очерковой публикации.

Из публикации «Смертельный автостоп»
(Московский комсомолец. 24 декабря. 1998)

Из письма подсудимого Виктора Анатольевича Боровкова судье Чудовой после приговора:

Добрый день, очарователь¬ная госпожа! Я очень пережи¬ваю за Ваше драгоценное здоро¬вье. Поэтому осмелился напи¬сать Вам письмо, Валентина Павловна! Я от души желаю Вам счастья и благополучия в служебных и личных делах. Про¬шу извинить меня за вторже¬ние в Вашу личную жизнь...

Далее следует основное содержание очерка:

Сказать по правде, Виктор Анатольевич Боровков ошиба¬ется. Если уж говорить о жиз¬ни, насыщенной детективами, скорей всего стоит поговорить о жизни самого Боровкова, а никак не судьи Чудовой, ко¬торая каждый божий день с утра пораньше выходит из метро на станции «Баррикад¬ная» и не более чем через сот¬ню шагов входит в здание Московского областного суда. И сидит там до ночи. Вот и весь детектив.
А Боровков в октябре 1994 г. вернулся из колонии, где провел восемь лет, и сра¬зу решил, чем будет занимать¬ся. Он выбрал «детектив», как он это сам понимает. Посколь¬ку в свои сорок с лишним лет Боровков приобрел весьма прибыльную, хоть и опасную профессию — он был особо опасным рецидивистом. И с момента, с которого начина¬ется наш рассказ, «ходил» в тюрьму шесть раз — за грабе¬жи, разбои и убийство. Так вот, вернувшись домой, Бо¬ровков решил сколотить «бригаду». Но не просто «бри¬гаду» из пьяни и рвани, а бан¬ду товарищей, отобранных по принципам, выстраданным на богатом личном опыте. Пона¬чалу Боровков явился к ма¬тери, она жила в Москве у родственницы. И он поселил¬ся у тетки и сразу наведался к бывшей любовнице, пьяни¬це и торговке наркотиками. У нее было два сына, Сергей Гущин и Дмитрий Грациян. Оба молодых человека прожи¬вали в поселке Красково и нигде не работали. Только Сергей жил у матери, а Дмит¬рий — у отца. Вот этих моло¬дых людей Боровков и запи¬сал первым делом в свой «от¬ряд». Андрей Илюшкин учился в одном классе с Грацияном. А Юрий Петровский стал членом этого коллектива по недомыслию и слабости ха¬рактера. Всю сознательную жизнь он мечтал о машине. Став ее обладателем, он попа¬дает в аварию и разбивает чу-жую машину. За ремонт надо платить, а денег нет. Боровков дал ему денег и сказал: отра¬ботаешь, будешь нас возить. И Петровский стал возить бандитов, которые решили на¬чать с квартирных краж. Для работы им нужен автомобиль. И вот 23 декабря в Люберцах у гастронома Боровков, Гу¬щин, Грациян останавливают «Москвич» А.Трушина. Сказа¬ли: подбрось до гаражей на ок-раине Краскова, расплатимся канистрой бензина. Бензин тогда был дефицитом.
Это был гараж Грацияна — отличный двухэтажный теп¬лый гараж со всеми удобства¬ми. На втором этаже была све¬телка, оборудованная для буден и праздников. Как только машина остановилась, Боров¬ков достал нож, а Грациян — газовый пистолет. Трушина заставили пересесть на заднее сиденье, и машина въехала в гараж. Там его связали.
Наце¬пили на глаза черную повяз¬ку, заперли в гараже и умча¬лись. Благодаря неимоверным усилиям, Трушин через не¬сколько часов освободился от пут и побежал в милицию. Он был в таком состоянии, что пошел не в ту сторону и до ближайшего поста ГАИ доби¬рался чуть ли не до утра. Он был в шоке.
Трушин до конца своих дней должен благода¬рить судьбу за то, что родился в рубашке. Если бы бандиты не торопились, его бы, конеч¬но, прикончили в гараже. Но в том-то и дело, что им во что бы то ни стало нужно было вовремя поспеть в Малаховку. Там на Дачной улице про¬живала семья Сапожниковых (здесь и далее фамилии потер¬певших изменены). Семья очень хорошая, дружная — муж, жена и маленький ребе¬нок. Соседка Сапожниковых дружила с Петровским. Вот она-то и рассказала, что у «банкирши» (Сапожникова работала бухгалтером в банке) полон дом добра: только что шубу дорогую купили, хранят дома пять миллионов на дру¬гую покупку, есть золото, им¬портная техника — короче, много чего есть.
У Трушина, на машине ко¬торого бандиты приехали на Дачную улицу, обнаружили удостоверение сотрудника ФСБ. Позвонили в квартиру. Когда хозяева спросили, кто там, им в глазок показали это удостоверение. Расчет был точный: не задавая вопросов, дверь открыли. Зачем? Почему? Как не пришло в голову хозяину дома, который работал началь-ником производства на государ¬ственном предприятии, корот¬ко говоря, инженером, что со¬трудникам ФСБ в его доме делать просто-напросто нечего. Был бы лихой человек, ну еще, куда ни шло, но он-то зачем дверь открыл? Открыл вот. Их собрали вместе и объяс¬нили, что если не отдадут все ценное, что есть в доме, то за¬берут ребенка и отрубят ему го¬лову. Рядом постоянно нахо¬дился Боровков с ножом, а двое другие, не бросая пистолета, собирали вещи и укладывали их в сумки. Затем вынесли те¬левизор, видеоплейер, телефон, магнитофон, шапки, шубы, деньги, драгоценности. Сели в машину и поминай как звали. В ходе предварительного след¬ствия и в суде Сапожниковы твердо опознали Боровкова и Гущина, а Грацияна уверенно опознать не смогли, так как он в момент нападения закрывал лицо. Стеснялся значит. Зим¬ние шапки, магнитола, украше¬ния из золота были найдены у Грацияна и девушки Петровс¬кого.
Деньги поделили поровну, а Петровскому сказали: тебе ничего не положено, за тобой долг. Вещи продали, а кое-что привезли в гараж. Этот гараж в дальнейшем стал базой «труда» и отдыха банды Боровкова.

Валентина Павловна, Вы навсегда в моем любящем сердце! Из-за уважения и любви к Вам я готов в любую минуту изме¬нить свой образ жизни... Мою жизнь держите при себе, при желании и меня заберите. Понятия в счет недействительны. К тому же за последние пятнадцать лет я так устал, что чув¬ство страха просто отсутствует.

Через два дня после напа¬дения на Трушина и Сапожниковых они снова останови¬ли в Люберцах машину и по¬просили сидевшего за рулем А. И. Зубкова подбросить их до гаражей в Красково. Зуб¬ков работал в воинской части и по вечерам подрабатывал на машине. Боровков сел на пе¬реднее сиденье. Приехали в Красково, достали пистолет, Боровков ударил Зубкова но¬жом в грудь, потом его пере¬тащили на заднее сиденье и место водителя занял Петров-ский. Приехали в поселок Коренево Люберецкого района и остановились недалеко от бе¬тонного забора воинской час¬ти. Зубков умолял отпустить его и говорил, что готов на все. Избили его зверски. Установ¬лено, что Гущин несколько раз ударил Зубкова головой о бе¬тонные плиты, а Боровков нанес не меньше десяти ударов ножом. Зубков умер на месте.
На другой день украден¬ную машину Боровков продал своей сестре. Вырученные от продажи полторы тысячи дол¬ларов поделили на троих. Пет-ровскому, как всегда, ничего не досталось.
Двумя днями позже непо¬далеку от станции Томилино Боровков, Гущин, Грациян и Петровский остановили «Жи¬гули» И. М. Ларина, который был за рулем, попросили под¬бросить в Красково на Завод¬скую улицу. Подбросил. Все было отработано по сценарию, с одной лишь разницей — уби¬вать им было некогда. Банди¬ты спешили в деревню Денисиху Егорьевского района. Ла¬рина связали и приковали наручниками к батарее. Не¬сколько часов спустя ему уда-лось выбраться на улицу.

И все-таки Вы очаровательная женщина и расстрелять меня можете только за то, что я уважаю Вас и люблю! Все осталь¬ное — надуманные детали московского ветра.

В Денисихе, как рассказы¬вал приятель Грацияна Гриб¬ков, жил богатый коммерсант Муранов. Бывший милицио¬нер Муранов сменил профес¬сию и стал фермером, достат¬ку которого, как выяснилось в суде, завидовали соседи и знакомые. Тому, кто хочет по¬нять, как живут люди в совре¬менной деревне, было бы очень полезно посидеть в су¬дах или полистать уголовные дела. Какие интересные от¬крытия ожидают любозна¬тельных! Вот, говорят, в Ти¬бете местные жители, извест¬ные своей бедностью, всегда улыбаются. Все туристы обра¬щают внимание прежде всего на их доброжелательность, а уж потом на красоту Тибетс¬ких гор. Так то в Тибете. А нас душит жаба. Оказывается, люди мучительно завидуют друг другу. Вот Грибков и при¬вез друзей к дому Муранова. Петровский остался в маши¬не, а Боровков, Гущин и Грациян подошли к дому, Грациян должен был остаться на улице. Боровков и Гущин по¬стучали.
Муранов надел валенки и пошел на террасу. А собака не пускает. Муранов оттолкнул ее и открыл дверь. Боровков и Гущин уже были на терра¬се. Собака прыгнула Муранову на грудь, но он в сердцах отбросил ее — молодая, глупая. Тем временем Гущин выстре¬лил из газового пистолета. Выстрел ослепил Муранова, и он стал оседать на пол. В этот момент Боровков занес нож. Падающего Муранова подхва¬тил сзади Гущин. И тут Боров¬ков наносит удар. По заклю¬чению судебно-медицинской экспертизы, Муранову и он Выстрел ослепил Муранова, стал оседать на пол. В этот момент Боровков занес было причинено проникающее ране¬ние грудной клетки с повреж¬дением легкого. Но это не все. Боровков ранил в руку и Гу¬щина, который держал падаю¬щего Муранова. Этого налет¬чики, конечно, предвидеть не могли. Пришлось срочно от¬ступать без добычи.
К полуночи приехали в поселок Новогорье и у перво¬го встречного спросили, где поблизости можно найти вра¬ча. Люди показали — вот дом, где живет врач. Теперь пред¬ставьте картину — в дом незна¬комого вваливаются четверо, один из которых ранен. Расска¬зывают, что на них напали раз¬бойники. Чем не готовый сю¬жет для кино? Доктор ведет раненого в ванную, снимает с пробитой руки перчатку, бро¬сает ее в раковину и начинает промывать рану. Кровотечение не останавливается. Тогда врач вызывает «скорую», которая доставляет всех четверых в егорьевскую больницу. Перед уходом они не забывают заб¬рать перчатку. Из больницы бандиты скрылись по-англий¬ски, не попрощавшись. А Му¬ранова едва успели довезти до больницы — выжил чудом.

А ведь правда Вас люблю, Валентина Павловна! Я, конечно, в кассационной жалобе не напишу этого, не могу пойти на то, что в Верховном суде могут подумать о Вас плохо. К тому же Вы для меня само очарованье! Вот сейчас пишу Вам письмо, а тут один убивец спрашивает: «Что, жалобу пишешь?» Я ему говорю, что судье в любви объясняюсь, что сердцу не прика¬жешь. Говорю, что за любовь жизнью заплачу. Бог мой! Видели бы Вы его лицо! Он не любил, ему не понять! Рожденный пить, за женщин забывает!

Пять дней спустя, на вто¬рой день наступившего Ново¬го года, Боровков, Петровский, Гущин остановили у гастроно¬ма в Люберцах «Жигули». Как обычно, попросили водителя подбросить их до гаражей. В Красково водителя В. Голи-кова перетащили на заднее си¬денье и поехали к лесу. На опушке Голикова выволокли из машины. Кто выстрелил в него? В суде бандиты грыз¬лись друг с другом, оспаривая этот выстрел. Боровков сказал, что стрелял Гущин. Гущин кричал, стрелял не я, а ты, но ты был пьяный и первый раз промахнулся! Пуля попала в грудь, но не в сердце. Голиков бросился бежать, но Боровков догнал его и добил ножом.
В зале суда Боровков ска¬зал: мне было противно, что он встал на колени и умолял не убивать. К тому же ему нужна была машина, потому что Бо¬ровков решил научиться во¬дить. Он готовился к урокам. Через два дня машина вышла из строя, и он ее бросил. Поз¬же видели, как ее забрали ра¬ботники милиции.
Через три дня после убий¬ства Голикова зловещая тро¬ица остановила в одном из переулков Краскова «Жигу¬ли» полковника П. Пастуха. Его вывезли в Раменский рай¬он и остановились на трассе возле указателя «Детский ла¬герь «Огонек». Еще в машине Боровков потребовал у води¬теля дубленку. Он возмутил¬ся... Труп П. Пастуха был по¬зднее обнаружен в лесу.
Четырьмя днями позже у станции метро «Выхино» в Москве Боровков, Петровс¬кий, Гущин остановили но¬венькую «девятку». На сей раз бандиты попросили довезти их до стадиона «Электрон» в Красково. Приехав на стади¬он, они приказали водителю по фамилии Маленкин пере¬сесть на заднее сиденье. Ма¬ленкин наотрез отказался вы¬полнять это требование. Его жестоко избили, выбили зуб, вся машина была в крови. Его буквально отрывали от руля, и его место по уже знакомой схеме занял Петровский. Куда поехали? На берег речки Пе¬хорки, где у Боровкова был сарай.
На этом самом берегу про¬видение протянуло Маленкину руку помощи, но он ее, ви¬димо, не разглядел. Боровков сказал Маленкину, что его зап¬рут в сарай, что ему нужна машина. Как бы крепко его ни связали, как бы крепко его ни заперли, он бы оттуда выбрал¬ся. Но он сказал, что с маши¬ной расстаться не может и го¬тов ехать куда угодно и делать что угодно. Этим он страшно взбесил Боровкова. Маленкин сказал, что поедет в багажни¬ке, и сам туда полез. Его там и застрелили.
Тело Маленкина вытащи¬ли на берег, привязали к спи¬не канистру с бензином и выбросили в реку.
Петровский и Гущин сказали, что тело дол¬го не тонуло, потому что у бе¬рега было мелко. Пришлось его отталкивать. Труп обнару¬жить не удалось, несмотря на то, что родственники за свои деньги наняли водолазов и они несколько дней метр за мет¬ром обследовали чуть ли не всю речку. Барков в суде зая¬вил, что обстоятельства убий¬ства Маленкина ему известны и что он готов показать место, где произошло убийство. Од¬нако на вопрос об участии в убийстве ответить отказался.
Он все время повторял: где труп?
Через несколько дней их остановили на посту ГАИ — просто так, проводилась ка¬кая-то проверка. Машина ока¬залась в угоне. Пока разгова¬ривали, Гущин выбросил пи¬столет под машину, уже деваться было некуда. Первым делом они выдали Грацияна, которого в тот день с ними не было.
Вдохновение посетило его на Новый год. Он и Илюшкин приехали в Раменское, выпи¬ли. И стали размышлять: чем они хуже Боровкова? Они тоже могут останавливать ма¬шины и убивать водителей. Но старый испытанный сценарий решено было слегка изменить. Они вышли на улицу, улыб¬нулись двум местным барыш¬ням и попросили остановить двух прохожих. Барышни просьбу исполнили. Прохожих раздели, ограбили, избили и скрылись. Ага, получилось. Значит, можно останавливать машину. Барышни останови¬ли машину «Жигули». За ру¬лем был прапорщик Кирьянов. За 10 тысяч он согласился до¬везти приятелей до деревни Поповка.
В машину сели трое: Грациян, Илюшкин и неустанов¬ленное лицо, которым, по всей видимости, был Грибков, уже знакомый нам по истории с фермером Мурановым. У Грибкова не спросишь, он, говорят, убит в драке. Но это было поз¬же. А в тот январский вечер Кирьянов привез приятелей в Поповку и вместо денег полу¬чил удар ножом в шею. Кирья¬нов не растерялся, выскочил из машины и бросился бежать. Грациян и Илюшкин за ним. Преследовали его долго, чуть ли не целый километр, да по сне¬гу. В него стреляли. К счастью, Бог дал ему сил и ему удалось скрыться. Бандиты сели в ма¬шину и были остановлены ми¬лицией у железнодорожного переезда возле станции «Со¬вхоз».
Боровков, сидя в тюрьме в ожидании суда, в камере убил еще одного человека. Перед тем как летопись его банды попала в областной суд, к Ва-лентине Павловне Чудовой, дело об убийстве в тюрьме слушалось в Мосгорсуде. При¬говор: пятнадцать лет лише¬ния свободы.

Валентина Павловна! У меня слабое, любящее сердце. Я удив¬ляюсь, как не умер, слушая приговор.

Если бы я писала учебни¬ки для будущих судей, я бы непременно целую главу по¬святила бы именно этому мно¬готомному делу. Почему? По¬тому, что, во-первых, это клас¬сическое дело конца 90-х годов, и, во-вторых, потому, что в этом деле было все для того, чтобы вынести приговор, равно как все для того, чтобы вернуть дело на дополнитель¬ное расследование. Все, как всегда, зависит от человека. Одного человека — судьи.
Ну, взяли бандитов на уг¬нанных машинах.
Ну, обнаружили трупы убитых владельцев.
Что дальше? Ведь Боров¬ков, да и Грациян, кстати, тоже никогда не признавались в совершении убийств. Боровков в зале суда сказал Чудовой: вы меня не расстреляете, потому что я никогда ничего не при¬знавал и на себя не брал, а до¬казательств нет.
Свидетелей мало, да и те боятся.
Признавать-то Боровков ничего не признавал, а с Гу¬щиным рядился за каждое слово, фактически повторяя его рассказ. Но, для того что¬бы это произошло, судье надо было восстановить события в их логической последователь¬ности. А логика судьи — это плод его вдохновения: все со-бирается в единое целое толь¬ко в результате тончайшего, микроскопического исследова¬ния всех обстоятельств дела. И эта логика может быть толь¬ко исчерпывающе адекватной событиям. Только тогда люди, которые хотели бы молчать, начинают говорить.
А вдохновение — это награ¬да за бесконечные усилия. Можно обойтись без него. Тог¬да судья видит только то, что видит, слышит только то, что слышит. А не то, что должен слышать.
Боровков из очередной тюрьмы вернулся уже дипло¬мированным убийцей. Перед ним никогда не стоял вопрос о роде деятельности. Он убил даже в ожидании очередного приговора в тюрьме. Чувство самосохранения не возоблада¬ло над инстинктом убийцы. Эту деталь суд должен был оценить сполна. А Гущин ска¬зал Чудовой: «У меня судьба такая. Чем еще я должен был заниматься? Ведь я родился в тюрьме». Между тем сотруд¬ники Коломенского детского дома рассказывают, что Гущин часто возвращался в детдом с полными сумками. Накупит конфет, печенья, яблок да и приедет туда, где провел дет¬ство. Другого-то места не было. Всех одарит, угостит, да и по¬минай как звали. Появятся деньги — и он появится. Он доб¬рый, но воровать начал раньше, чем ходить в школу. Как же добрый, когда убийца? Да вот что хотите с этим, то и делайте. В зале суда он сидел не подни¬мая головы. А его родной брат Грациян — напротив. И он еще рта не успел открыть, как стало понятно, как нежно и бережно Грациян себя любит.
Петровский стал жертвой своей бесхарактерности и в суде прожил свою жизнь заново. Прожил мучительно. Илюшкин — подросток, которого можно было повести за руку направо, а можно — налево.
Сергей Гущин решением Московского областного суда приговорен к 14 годам лише¬ния свободы, Дмитрию Грацияну сидеть 6 лет, Юрию Пет¬ровскому — 7, Андрею Илюшкину — 6 лет условно. А Виктор Боровков приговорен к исключительной мере нака¬зания.
Виктор Боровков — судье Чудовой:

А приговор я пока не получил. Не читал еще, в каком виде любимая женщина отправила меня на «шестой коридор» в Бутырку. Вот напишите в приговоре — за любовь! Я не про¬щаюсь. За грамматику прошу не привлекать к уголовной от¬ветственности.

Рассматривая эту публикацию, можно отметить, что, несмотря на высокую насыщенность ее фактическим материалом, она не превраща¬ется, скажем, в статью или корреспонденцию, а остается очерком. По¬чему? Прежде всего потому, что ж-т действует по «алгоритму» творчества, присущему именно очеркисту («писателю в газете», как его называли раньше). В чем это проявляется?
Во-первых, он избирает в качестве предмета отображения типич¬ный для сегодняшней действительности случай. Причем выбран случай (при всей его типичности) — наиболее яркий, показательный, облада¬ющий «набором» граней, характеризующих самое главное в явлении. На это автор указывает специально: «Если бы я писала учебники для буду¬щих судей, я бы непременно целую главу посвятила бы именно этому многотомному делу. Почему? Да потому, что, во-первых, это классичес¬кое дело конца 90-х годов, и, во-вторых, потому, что в этом деле было все для того, чтобы вынести приговор, равно как и все для того, чтобы вернуть дело на дополнительное расследование. Все, как всегда, зависит от человека. Одного человека — судьи».
Во-вторых, драматургия этого произведения строится на классичес¬ком для художественных творений конфликте добра, справедливости, закона (с одной стороны) и зла, несправедливости, преступности (с другой стороны). Первую сторону этого конфликта представляет судья Чудова, вторую — рецидивист Боровков и его дружки-бандиты. И хотя конфликт этот в какой-то мере остается «за кадром», поскольку автор акцентирует свое внимание прежде всего на описании преступлений бан¬ды, но он в очерке присутствует. И автор дает об этом знать, уже начи¬ная с «врезки», предваряющей текст.
«Сигнализируют» об этом конфликте в первую очередь письма ре¬цидивиста судье Чудовой, в которых он признается ей в, якобы, вспых¬нувшей к ней любви. На самом деле эти письма — результат осознания их автором того, что он вступил в схватку с человеком, олицетворяю¬щим иные силы, против которых была направлена вся его предыдущая «деятельность». Именно желание как-то повлиять на исход дела, исполь¬зуя «слабость пола» своего антипода, на самом деле и заставляет Боровкова предпринять попытку «почтового романа».
В-третьих, автор достаточно скрупулезно, подробно «разворачивает» деятельность банды Боровкова. И делается это не случайно. Именно путем детальной проработки наиболее значимых и эмоционально насыщенных эпизодов, подробного описания преступлений и действий каж¬дого из бандитов автор высвечивает характеры преступников, показывает их бесчеловечность и глубину нравственного падения. Подобного рода задачи характерны именно для произведений художественно-публицис¬тического и художественного планов.

ПОРТРЕТНЫЙ ОЧЕРК
Предметом такого очерка выступает личность. Суть публика¬ции данного типа заключается в том, чтобы дать аудитории опре¬деленное представление о герое выступления. Решая эту задачу, ж-т, как правило, в первую очередь стремится раскрыть самое главное — показать, каким ценностям служит этот герой, в чем видит смысл своего существования [2]. Ибо это является исклю¬чительно важным моментом в жизни каждого человека.
Знание «смыслов жизни», которым служат герои публикаций, необходимо читательской аудитории для того, чтобы сверить свои цели с целями других людей, что в известной мере помогает ей ориентироваться в этом мире и, возможно, корректировать свои дей¬ствия, образ жизни и пр. Однако простое сообщение автора о том, что какой-то Дмитрий Михайлович исповедует такие-то ценности, идеалы, вряд ли по-настоящему заинтересовало бы аудиторию. Го¬раздо интереснее и часто важнее, необходимее ей знать — как он отстаивает эти ценности, какие трудности преодолевает, борясь за них? Описание этой борьбы, действий, поступков как раз и называ¬ется показом или раскрытием характера героя.
В удачном портретном очерке характер героя дается, как прави¬ло, в нетривиальной ситуации. Поэтому для автора очень важно обнару¬жить такой «участок» на жизненном пути героя, который содержит некие неординарные трудности, обладает драматическим характе¬ром. Именно здесь можно обнаружить конкретные проявления характе¬ра героя, его таланта, упорства, трудолюбия и других значимых, с точки зрения достижения цели, качеств. В том же случае, когда такой «участок» на жизненном пути героя обнаружить не удается, автору труднее рассчитывать на создание интересного материала.
Хотя талантливый очеркист может найти нечто интересное и в такой ситуации. Он может, например, эффектно использовать ме¬тод условности или прибегнуть к ассоциациям (т.е. включить под¬ходящий интересный материал из своего прошлого опыта) и т.д. и т.п. К сожалению, довольно часто авторы, пытающиеся написать портретный очерк, не находят ничего лучшего, кроме как представить читателю ряд нанизанных на какую-то связующую мысль описаний заурядных действий героя. А иногда ж-т поступает еще проще — кратко пересказывает биографию своего героя. Конечно, все это дает определенное представление о чело¬веке, заинтересовавшем автора, но не всегда подобную публика¬цию можно назвать портретным очерком.
Настоящий портретный очерк возникает в результате художе-ственного анализа личности героя, опирающегося на исследова¬ние разных ее сторон (нравственной, интеллектуальной, творчес¬кой и пр.), т.е. в результате выявления характера героя. Пример — портретные очерки М. Горького. Найти полноценный портретный очерк на страницах современной российской прессы довольно не просто.
Большинство портретов известных людей — предпринимателей, экономистов, банкиров, политиков и других деятелей возникают чаще всего в результате относительно краткого изложения их био¬графий или описаний карьеры и некоторых деловых характеристик.

Из публикации «Космическая женщина»
(Деловые люди. Июнь. 1999)
— Когда мне было чуть больше, чем сейчас моей до¬чери, меня не приняли в Мос¬ковский аэроклуб, — говорит Светлана Омельченко, един¬ственная женщина — претен¬дент на полет в космос в ка¬честве ж-та. Несколь¬ко месяцев назад решением Главной Медицинской комис¬сии она приступила к специ¬альным тренировкам в Цент¬ре подготовки космонавтов. В космос собираются также пятеро ж-тов — муж¬чин. Светлана вот уже десять лет работает корреспондентом газеты «Воздушный транс¬порт».
— Я всегда была неравно¬душна к авиации, — говорит она. — Еще в школе в тради¬ционных сочинениях типа «Кем быть?» писала: только летчиком. Увы, из-за неболь¬шой близорукости не приня¬ли даже в аэроклуб.
Но была еще одна надеж¬да — Журналистика: ее отец ра¬ботал в редакции, и после его смерти редакция долгое вре¬мя опекала дочь.
Жизнь ее сложилась не¬просто. Опека опекой, а доро¬гу пришлось пробивать самой. Сначала многотиражка аэро¬порта «Внуково», затем секре¬тарь в только что создавшейся газете «Воздушный транс¬порт». Пришлось вновь доказы¬вать, что владеет пером. Как же ей удалось стать претенденткой на полет в космос?
— Все вышло как-то само собой. Подала заявление, но особо не надеялась. Телефо¬нограмма о вылете на космод¬ром для прохождения второго тура конкурса меня больше удивила, чем обрадовала. Дол¬го раздумывала — ехать, не ехать. Полетела на космодром, потому что надеялась там по¬лучить ответы на давно инте¬ресующие меня вопросы, свя¬занные с проблемой безопас¬ности полетов.
Когда позади остался вто¬рой тур творческого конкурса, в Светлане вдруг разгорелся спортивный азарт. Тогда и по¬няла, что будет идти до конца. Рассказывают, что перед медицинским обследованием кое-кто из вышедших в финал ж-тов брал отпуск для поправки здоровья, «садился» на специальную диету. В связи с этим любопытно узнать, что Светлана вообще не готовилась к медицинской комиссии.
— Мне было не до меди¬цинских проб. Я писала ста¬тьи, носилась по магазинам, поскольку дома у меня оста¬валась дочь-школьница. Как назло еще сломался холодильник. Так что на центрифуге и в барокамере думала об одном — поел мой ребенок или нет...
Спрашиваю, зачем, на ее взгляд, берут ж-та в космос.
— Понимаете, все это вре¬мя, около тридцати лет, лета¬ли только «технари». А если посмотреть на все это глазами гуманитария? В космосе ж-т будет заниматься толь¬ко своей основной работой — писать. Предполагается высту¬пить также в роли ведущего в семисуточном телемарафоне, в котором примут участие люди разных стран. Будет выпускать «Газету Странствий», снимать фильм о полете.
Между прочим, дочь без особого энтузиазма отнеслась к тому, что мать стала реаль¬ным претендентом на полет. Сейчас уступила. Или осозна¬ла, что значит для матери сле¬тать в космос, или просто сми¬рилась.
— Если все же выбор па¬дет на вас, с какой прической вы полетите? Возможно, мод¬ницы всего мира поспешат себе сделать такую же?
— Придется их разочаро¬вать, подчиняясь требованиям безопасности полетов, волосы придется тщательно «упако¬вать» в шлем скафандра.
Когда беседа закончилась, я осторожно заметила, что пос¬ле полета ж-т-космо-навт, надо полагать, не только станет знаменитым, но и по¬правит свое материальное по¬ложение.
— Нет, — сказала Светла¬на, — претенденты на полет од¬нозначно решили, что все до¬ходы от полета, и личные в том числе, будут переданы в Детс¬кий фонд.


Публикации, подобные изложенной выше, исключительно характерны для современной российской периодической печати. Они лежат на границе художественно-публицистических и анали¬тических (или даже информационных) жанров и напоминают со¬бой скорее корреспонденцию, предметом отображения в которой является человек, нежели очерк.
Создать хороший портретный очерк, не обращаясь к духов¬ной, нравственной стороне личности героя, вряд ли возможно. Хотя, надо заметить, что значение портрета для конкретной аудитории может заключаться, скажем, не в высоких нравственных качествах героя, а в его оригинальности, необычности. Именно это может первоначально привлечь читательскую аудиторию, а уж затем, возможно, ее внимание переключится на нравственную сторону изображаемой личности.
Художественный анализ качеств героя может приводить авто¬ра-художника к несколько иным выводам, нежели анализ, ска¬жем, с позиции политических, деловых, интеллектуальных его характеристик. Автор-художник и автор-мыслитель как бы вступа¬ют в полемику друг с другом. Художественный метод помогает ав¬тору сделать свой образ более типичным, очистить его от всего случайного, наносного, поверхностного, дает возможность выя¬вить глубинные, духовные начала личности, что не всегда будет совпадать с задачами политического, делового, профессиональ¬ного, экономического или какого-то иного анализа.
Различие в выводах, следующих из художественного анализа и из анализа иного вида (например, профессионального), выступа¬ет как различие, существующее между целями нравственно-эсте¬тического и иного (того же профессионального) развития людей, общества. Порой это различие может достигать степени конфликта. И в этом случае автор публикации может разрешить этот конф¬ликт «силовыми» способами, подчинив, например, художествен¬ный анализ политическим целям. В этом случае он может специ¬ально «выпячивать» какие-то характеристики своего героя, с тем, чтобы использовать их для убеждения аудитории, скажем, в нрав¬ственности своего политического вывода.
Такого рода «насилие» можно легко наблюдать в периоды вы¬борных кампаний, когда самыми актуальными объектами художе¬ственного анализа в ж-тских публикациях становятся кан¬дидаты на какой-то высокий пост. Как известно, широкие слои населения часто не знают программ участвующих в выборах поли¬тических организаций, их идеологию, однако представление о лидерах этих организаций у них какое-то может быть. Поэтому-то на лидеров и нацелено в первую очередь внимание прессы.
Политический анализ их личностей она и начинает активно про-водить. В ходе его СМИ могут искажать настоящую сущность того или иного деятеля в сторону «негатива» или «позитива», используя для этого художественные средства. Так, во время выборов 1996 г. «выпячивались» смелость, честность Лебедя, ум Зюганова, сильный характер Ельцина. Этим же кандидатам «приклеивались» образы: Б. Ельцину — «единственного человека, способного противостоять коммунизму», Зюганову — «человека вчерашнего дня», Лебедю — «человека с лицом из гранита, лающего голосом сержанта», «тер¬минатора-профессионала, для которого Пиночет — идеал» и т.д.
Естественно, что объективная Журналистика, насколько это возможно, должна избегать искажения. Ее задача — стремиться к достоверности своих выводов, в том числе достоверности того, что утверждается художественными средствами. Но на практике наблюдать подобное стремление можно отнюдь не всегда.

ПРОБЛЕМНЫЙ ОЧЕРК
Предметом отображения в очерках такого типа выступает не¬кая проблемная ситуация. Именно за ходом ее развития и следит в своей публикации очеркист. По своей логической конструкции проблемный очерк может быть сходен с таким представителем аналитических жанров, как статья. Причиной такого сходства выс¬тупает прежде всего доминирование в ходе отображения проблем¬ной ситуации исследовательского начала. Как и в статье, в про¬блемном очерке автор выясняет причины возникновения той или иной проблемы, пытается определить ее дальнейшее развитие, выявить пути решения [3]. Это, естественно, предопределяет многие черты выступления, независимо от того, к какому жанру мы бы ни пытались его отнести.
В то же время проблемный очерк всегда можно достаточно лег¬ко отличить от проблемной статьи. Наиболее важное отличие со¬стоит в том, что в проблемном очерке развитие проблемной ситу¬ации никогда не представляется, так сказать, «в голом виде», т.е. в виде статистических закономерностей или обобщенных суждений, выводов и т.п., что свойственно статье как жанру. Проблема в очерке выступает как преграда, которую пытаются преодолеть вполне конкретные люди с их достоинствами и недостатками. На поверх¬ности той или иной деятельности, которую исследует очеркист, проблема очень часто проявляется через конфликт (или конфлик¬ты), через столкновения интересов людей. Исследуя эти конфлик¬ты, их развитие, он может добраться до сути проблемы.
При этом наблюдение за развитием конфликта в очерке обычно сопровождается всевозможными переживаниями как со стороны ге¬роев очерка, так и со стороны самого автора. Пытаясь осмыслить суть происходящего, ж-т часто привлекает всевозможные ассоци¬ации, параллели, отступления от темы. В очерке — это обычное дело, в то время как в проблемной статье они неуместны. Написать про¬блемный очерк, не разбираясь в той сфере деятельности, которая в нем затрагивается, невозможно. Лишь глубокое проникновение в суть дела способно привести автора к точному пониманию той пробле¬мы, которая лежит в основе исследуемой ситуации, и соответствую¬щим образом описать ее в своем очерке [4].

ПУТЕВОЙ ОЧЕРК
Путевой очерк, как и некоторые другие ж-тские жанры (например, заметка, отчет, корреспонденция, обозрение), отно¬сится к наиболее ранним формам текстов, ознаменовавших ста¬новление ж-ки. Очевидно, это объясняется тем, что по¬добная путевому очерку форма отображения действительности была чуть ли не первой в художественной литературе [5]. А поэтому явля¬лась хорошо освоенной, что и помогло ей быстро закрепиться на страницах периодической печати, как только та возникла.
Авторами, прославившими путевой очерк как жанр российс¬кой литературы и ж-ки в XIX в., стали А. С. Пушкин («Пу¬тешествие в Арзрум»), Н. И. Новиков («Отрывок путешествия в И***Т***»), А. Н. Радищев («Путешествие из Петербурга в Моск¬ву»), А. А. Бестужев («Поездка в Ревель»), А. П. Чехов («Остров Сахалин»), И. А. Гончаров («Фрегат «Паллада»). Много прекрасных путевых очерков было создано публицистами советского времени, например И. А. Ильфом и Е. П. Петровым, И. Г. Эренбургом, М. А. Шагинян, М. Е. Кольцовым, Ю. Смуулом, В. В. Маевским, В. М. Песковым и другими ж-тами [6].
Из всех очерковых форм путевой очерк в наибольшей мере претендует на авантюрность сюжета (первоначальный смысл сло¬во «авантюра» — «приключение»). Подобная авантюрность задает¬ся самим характером подготовки данного типа публикации. Поскольку путевой очерк представляет собой описание неких собы¬тий, происшествий, встреч с разными людьми, с которыми автор сталкивается в ходе своего творческого путешествия (поездки, командировки и пр.), то и сюжет очерка отражает собой последо¬вательность этих событий, происшествий, встреч, являющихся содержанием путешествия (приключений) ж-та. Разумеет¬ся, хороший путевой очерк не может быть простым перечислени-ем или изложением всего, что автор увидел в течение своей поезд¬ки. Да и опубликовать все увиденное ж-том вряд ли сможет себе позволить то издание, для которого готовится очерк. Так или иначе, но очеркисту приходится отбирать самое интересное, са¬мое важное. Что посчитать таким самым интересным и важным — зависит от того замысла, который складывается у него в ходе путе¬шествия. Разумеется, замысел может возникнуть и задолго до твор¬ческой поездки. Исходным материалом для него могут стать как прошлые личные наблюдения ж-та, так и полученная вновь информация из тех же газет, журналов, радио и телевидения. Но не исключено, что ж-т получит определенное задание от своего редактора или замысел возникнет под воздействием каких-то иных факторов (скажем, в результате участия ж-та в ка¬кой-то политической акции). Как и в ходе подготовки любого се¬рьезного и объемного материала (а путевые очерки именно таки¬ми и бывают), в ходе подготовки очерка, уже на стадии сбора сведений, этот замысел может быть скорректирован или даже кар¬динально изменен — все зависит от характера той информации, которая попадет в распоряжение ж-та.
Именно на этот полностью сформировавшийся замысел или, как его еще по-иному называют, основную идею будущего произ¬ведения и должны работать все собранные автором в ходе творчес¬кой командировки факты и впечатления. Если же они выходят за рамки такого замысла, то их приходится оставить в ж-т¬ском блокноте.
Путевые очерки могут преследовать самые разные цели. Так, главным для ж-та может стать показ того, как в разных го¬родах, районах, через которые он проезжает, решается какая-то одна проблема (например, как государство заботится об инвали¬дах). Он может поставить перед собой и цель иного плана, напри¬мер исследовать, как население разных городов проводит свобод¬ное от работы время, какое хобби предпочитает. Может рассказать о том, как сохраняются памятники культуры на том маршруте, которым он следует. Или он может встретиться с проживающими в населенных пунктах, через которые проезжает, участниками Великой Отечественной войны, имеющими звание Героя Советского Союза или являющимися полными кавалерами ордена Сла¬вы. Таких целей существует бесконечное множество. В результате их реализации могут появиться самые разные по содержанию путе¬вые очерки. В любом случае ж-т должен уметь использовать те преимущества, которые предоставляет ему путевой очерк. И прежде всего — сам факт своего перемещения «во времени и пространстве», с тем чтобы придать очерку динамичную форму, чтобы позволить читателю почувствовать все напряжение и «пре-лести» путешествия и сделать его тем самым «соучастником» своей командировки, своего поиска.
в начало

28. Эссе как жанр публицистики.
29. История возникновения и развития телевидения.
30. История информационного телевидения.
31. Функции и специфические возможности телевидения. В этой главе раскрывается понятие «социальные функции ТВ». Как показывает опыт преподавания «Основ тележ-ки» в МГУ, некоторые молодые репортеры считают данную тему «чисто теоретической». К чему, говорят они, рассуждать о функциях, надо просто выполнять задания, ездить на съемку. Более плодотворен другой подход. Допустим, два-три ж-та, уже имеющих некоторый практический опыт, задумывают создать свою, новую передачу. (Такие случаи нередки в новейшей истории нашего ТВ. По инициативе студентов журфака МГУ появились и нашли место в эфире программы «Пресс-экспресс», «Темная для кандидата», целый ряд столичных рубрик и программ.) Для такого уровня работы, для убеждения руководства телеканала в необходимости, полезности и планируемом успехе новой программы и потребуется понимание социальных функций ТВ. Ведь в заявке на новую передачу, прежде всего надо будет указать, какую социальную потребность она удовлетворит. Значит, надо найти «нишу» – неудовлетворенную потребность. Задуматься, что зрители могли бы получить еще – в дополнение к существующим программам. Тут и выходим мы на магистральную тему: а что вообще может ТВ? Какую «работу» способно выполнять оно в обществе?
При создании новой программы авторам очень важно обратиться «по адресу» – на тот канал, функциям которого соответствует новый замысел. С передачей, преследующей культурно-просветительские цели, надо идти на канал «Культура» или иной государственный либо муниципальный канал, а вовсе не на коммерческое ТВ, провозгласившее формулу «информация плюс развлечение». Можно, конечно, ухитриться и «развлекая – поучать», как советовала писателям еще императрица Екатерина II. Тогда перед новой программой надо ставить именно такую «сверхзадачу».
Для появления новой передачи социальная потребность в ней не менее важна, чем техническая возможность. Скажем, возможность «телемостов» – двусторонней связи городов и континентов – существовала давно. Стоит вспомнить хотя бы межконтинентальную пресс-конференцию президента США Эйзенхауэра в конце 50-х гг. или первую всемирную телепередачу в 1967 г., когда хоры и певцы в разных странах подхватывали одну и ту же песню, зрители земного шара видели одни и те же события. Но только в конце 80-х гг., когда наша страна заявила о «новом мышлении» и открытости миру, стали регулярно проводиться телемосты СССР – США, СССР – Великобритания, СССР – Япония. Советской аудитории были интересны не столько зарубежные партнеры, сколько «мы – их глазами». Со временем потребность в таких передачах отпала. Техническая возможность сохраняется. Может быть, когда-нибудь нам снова захочется поговорить с американцами, ощутить себя «единым человечьим общежитием». В данной книге это называется «интегративная функция ТВ».
Еще один пример из истории. На рубеже 1961–1962 гг. одна за другой в эфире появились четыре популярнейшие программы, на долгое время определившие «лицо» нашего ТВ. Их аналоги немедленно возникли на областных и республиканских телестудиях, в местном варианте. В начале 70-х гг. программы-фавориты были объявлены устаревшими и изъяты из эфира. Почему так произошло?
В октябре 1961 г. в Москве проходил XXII съезд компартии. Ну и что, скажет молодой читатель. Очередное казенное мероприятие. Если бы так! По решению съезда 31 октября из саркофага на Красной площади вынесли тело Сталина. Две недели до того на съезде шли рассказы о его преступлениях. И одновременно была объявлена программа построения светлого коммунистического общества – к 1980 г. Было о чем поговорить в телестудиях! Потому и появились почти одновременно «КВН», «Эстафета новостей», «Голубой огонек» и «Рассказы о героизме» (в последней из названных программ писатель С. Смирнов реабилитировал в общественном мнении советских военнопленных, ранее считавшихся поголовно изменниками).
Разумеется, каждая из программ несла идеологическую нагрузку. В те годы на заборах и домах можно было прочесть цитату из дореволюционной статьи Ленина: «Печать – не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но и коллективный организатор». Те же три функции автоматически наследовало и советское ТВ. Все, что не служило целям «агитации, пропаганды и организации», в эфир не допускалось. Публицистические программы выполняли роль «учителя жизни» – надо было, чтобы население восприняло произвол сталинщины как «отклонение» от «единственно верного ленинского пути».
Почему же несколько лет спустя программы были закрыты? Во-первых, идея близкого коммунизма оказалась утопией. Во-вторых, опыт Чехословакии 1968 г. показал, что ТВ способно поставить под сомнение истинность «социалистического выбора», лишь рассказывая и показывая правду. Кроме того, руководители Чехословакии заявили, что пресса «должна быть средством контроля народа за деятельностью властей». Эта функция никак не входила в ленинскую триаду. Пришлось вводить в Прагу советские танки, чтобы, как говаривали раньше, «разрушить крамолу в зачатии».
Неужели, прочитав об этом, кое-кто из студентов опять скажет, что «функции – вопрос теоретический», что «думать некогда – снимать надо»?
Один из руководителей ТВ периода «перестройки и гласности» М. Ненашев в газете «Правда» смело модифицировал ленинскую формулу. Он заявил, что задача ТВ – «информировать, убеждать и утешать». Эта фраза живо обсуждалась профессионалами. Они увидели за ней вовсе не теоретический вопрос, а признание в том, что общество и сама коммунистическая идеология находятся в глубоком кризисе.
Прошло еще пять лет, распался Советский Союз, не стало «руководящей и направляющей силы» – КПСС. Больше никто не провозглашает формул, чем же должно заниматься ТВ. Коммерциализация ТВ, погоня за рейтингом идут под девизом: «Дайте публике то, чего она хочет».
Но выясняется: рано списывать со счетов пропагандистскую функцию ТВ. Именно она обеспечила победу Б. Ельцина на выборах 1996 г., консолидацию общества по отношению к Чечне в 1999 г.
Выясняется также, что высшие интересы народа не есть простая сумма сиюминутных интересов каждого. В интересах народа, уважающего себя и думающего о развитии, – наличие передач высокого уровня духовности. Это давно поняли в странах, которые мы называем «цивилизованными».
С понятием «функция» тесно связано другое – «цель». Цель ж-тской работы – не только сумма прописью в бухгалтерской ведомости. Всякая передача оказывает определенное воздействие на аудиторию, поведение людей во многом определяется комплексом знаний об окружающей действительности. В западных трудах по теории ж-ки мы находим, в частности, такое определение цели ж-тской работы: «переводить конфликты в план дискуссий». То есть не обострять существующие всегда разногласия и противоречия, а находить точки соприкосновения конфликтующих сторон, искать компромиссы. Что это, как не социально-педагогическая функция? Но беда, если ж-т сам возомнит себя «социальным педагогом» и станет поучать людей с экрана, как им следует жить на свете. Тут возникает третье звено в логической цепочке: «функция – цель – метод». Опрос людей, репортажный показ событий, обращение к документам и историческим аналогиям сработают вернее прямых призывов и проповедей.
Осмысление социальных функций телевидения как средства массовой коммуникации в обществе поможет ж-ту точнее определить свое собственное место, свои профессиональные задачи, свою роль. Ж-т должен постоянно учитывать, с одной стороны, интересы аудитории, а с другой – цели, поставленные руководством вещательной организации. В отечественной тележурналистике традиционно считается, что то и другое, в общем, совпадают как в прошлом «монолитно-едином» обществе, так и при современной ориентации телевидения на реальные интересы зрителя. Но это несколько упрощенный взгляд.
В странах с давними традициями коммерческого телевидения государственные органы, выдающие лицензию на вещание, ставят перед владельцами телестанций ряд жестких условий, в том числе касающихся содержания передач: вещатель принимает обязательства не только развлекать аудиторию, но и информировать и духовно развивать ее. Ученые из Европейского института средств массовой информации провозгласили в 1990 г., что вещание – это национальное достояние, используемое на благо всего населения, а не отдельных его групп, следовательно, оно должно находиться под контролем, обеспечивающим охрану общественных интересов.
Однако соотношение свободы и контроля таково, что правительства и парламенты не вмешиваются в повседневную работу тележ-тов, следя за принципами развития вещания в целом. В Великобритании критериями такого развития считаются: 1) географическая универсальность; 2) удовлетворение всех интересов и вкусов; 3) удовлетворение интересов нацменьшинств; 4) забота об общности и духе нации; 5) отстранение от интересов частных лиц и правительства; 6) стремление повысить качество программ должно преобладать над стремлением, расширить аудиторию; 7) предоставление свободы творческим работникам.
Заметим, что свобода творчества поставлена на последнее место. Подразумевается: свобода дается для достижения предписанных выше критериев. Свобода трактуется западными теоретиками массовых коммуникаций как «подчиненная» или «служебная» ценность. Ж-т, принявший принципы и правила вещательной организации, свободно действует в рамках этих правил.
Формулируя принципы трансграничного вещания в Европе, исследователи упоминавшегося института при определении качественной телепрограммы называют возможность и необходимость давать аудитории «широкий взгляд на мир», «расширять горизонты зрителя», «уважать достоинство человека», «давать новости в духе объективности», «отражать плюралистический характер общества». Введены ограничения времени, отводимого на рекламу, и множество оговорок, касающихся нравственного уровня передач, особенно тех, что, предназначаются для детей и подростков. Таким образом, безграничной свободы слова быть не может, телевидение не должно расшатывать устои общества. Интегративная (объединительная) функция защищена многочисленными предостережениями от дискриминации кого-либо из зрителей по признакам расы, пола, вероисповедания и пр.
Знакомство с множеством подобных документов, регламентирующих вещание в мире, позволяет сделать выводы о тех желательных для человеческого сообщества функциях, которые может выполнять телевидение. Мы будем говорить здесь о функциях телевизионного вещания в целом, а не отдельного канала, который может быть развлекательным или образовательным, информационным, музыкальным, спортивным и т. п. Так что рассматриваемый в этой главе комплекс социальных функций не обязательно должен быть востребован каждым телезрителем, как было при тоталитарном партийном телевидении. На смену принудительному, централизованному программированию (так, программа «Время» шла одновременно по всем каналам, ибо каждый должен был получить ежедневную порцию агитации и пропаганды) пришел наконец свободный выбор:
с одной стороны, выбор организаторов вещания, а с другой – выбор зрителя. Тем важнее ж-там представлять себе, что может телевидение, на что способно это средство коммуникации при умелом его использовании.


Информационная функция
Все средства массовой информации потому и называются так, что первым и главным их качеством – тем, ради чего и создавались, скажем, петровские «Ведомости», – была способность удовлетворить информационные потребности индивида, общества, государства. Телевидение распространяет информацию полнее и быстрее, достовернее и эмоциональнее своих предшественников. Из общетеоретических курсов по журналистике известно разнообразие толкований понятия «информация». Здесь мы употребляем его в самом узком и конкретном смысле: осведомление людей о событиях в стране и мире, показ новостей. Лишь в этом смысле можно выделить собственно информационную функцию телевидения, поскольку информацией в широком плане можно считать и трансляцию театрального спектакля, и сам факт работы телевизионного передатчика («сообщением служит само средство сообщения» – один из парадоксов М. Маклюэна). Попадая в контекст телевизионной программы, любая передача обретает дополнительную информационную окраску благодаря взаимосвязи с другими элементами программы и с событиями дня. Так, «Лебединое озеро», появившееся на экране 19 августа 1991 г., будет долго ассоциироваться с введением в стране чрезвычайного положения.
Регулярное получение социальной информации стало необходимым условием полноценного участия в современной жизни. Информационные выпуски, состоящие из репортажей и устных сообщений о том, что произошло в последние часы в мире или в том регионе, на который вещает данная станция, составляют опорные точки ежедневной сетки вещания. Все остальные телепередачи располагаются в интервалах между выпусками новостей. Сдвиг выпуска новостей с традиционного места и времени в эфире – событие чрезвычайное.
Иногда в выпуски новостей включается прямой репортаж с места события, но это происходит лишь тогда, когда событие совпадает по времени с выходом в эфир новостей, и если каждый момент его достаточно динамичен, красноречив, достоин показа (например, Олимпийские игры). Постоянно пользоваться прямыми включениями, т. е. показывать не произошедшее, а происходящее в данный момент, могут специальные информационные каналы (Си-эн-эн и др.). Благодаря таким каналам самые оперативные новости становятся доступными в любую минуту, как вода из крана или электроэнергия в сети, и они нужны многим людям не меньше. Известно, что в кабинетах и приемных многих ведущих политиков мира телевизоры настроены именно на канал Си-эн-эн. А владельцы телевизоров с дополнительным устройством, позволяющим получать в уголке экрана второе изображение, пользуются им для того, чтобы не пропустить что-либо важное из новостей, имея их все время, как говорят техники, «на подсмотре».
Для удовлетворения потребности людей получать оперативную информацию в концентрированном виде применяются все новые формы ее подачи – «заголовки новостей» перед основным выпуском и после него, сверхкраткие выпуски между другими передачами.
В выпусках новостей принято сообщать о наиболее существенных фактах из сферы политики, а также о событиях, резко отклоняющихся от обычного, нормального течения жизни. И уже затем идут новости из области медицины, культуры, науки. Особое место занимают новости спорта. Всегда привлекательны события вечно длящегося противостояния человека и природы: восхождения, перелеты, глубинные погружения, походы через пустыни, к полюсу. Некоторые студии организуют выпуски биржевых новостей, а также новостей моды (модной одежды, модного стиля в оформлении жилищ и т. п.).
Требует особого пояснения обращение телеинформации к отклоняющимся от нормы событиям – от вооруженных конфликтов и преступлений до извержения вулканов. Неверно было бы объяснять обилие такой информации в сводках новостей одной лишь погоней за сенсациями ради поднятия зрительского рейтинга и прибыли. Дело еще и в том, что для любой системы – от технического устройства (машины) до биологического организма и социума – в первую очередь важна информация об отклонениях от нормы. Если подобное произошло в машине, на приборном щитке загорается красный сигнал, требующий вмешательства в нужном месте. Живой организм сигнализирует об отклонениях болью. Подобные «болевые сигналы» общество получает от репортеров в теленовостях. Такова общемировая практика. В нашей стране долгое время от теленовостей требовалось лишь отражение успехов, а такие события, как авария в Чернобыле или посадка германского летчика на Красной площади, замалчивались. Информацию подменяла агитация. Считалось, что не следует огорчать народ плохими новостями, а в результате количество негативных фактов – аварий, преступлений – увеличивалось.
После 1991 г. российские теленовости регулярно обращаются к негативным событиям. Не всем репортерам и ведущим удается найти верный тон для сообщения о них. Мировая практика такова: выпуск новостей не должен оставлять у людей чувства безысходности и подавленности.
Для того чтобы телекомпания могла оперативно показывать события, о которых ничего не было известно заранее, необходим высокий уровень технического оснащения и исключительно четкая организация репортерской службы. Это в равной степени касается как региональных, так и глобальных новостей. При хорошем взаимодействии регионального и общенационального телевидения любое событие, где бы оно ни произошло, быстро становится достоянием всей страны и даже всего мира. Но все-таки ведущие телекомпании планеты предпочитают иметь репортажи с самых важных событий от своих собственных корреспондентов, обладающих «фирменным» почерком в работе и запоминающейся внешностью.
Компания Си-эн-эн достигла максимума оперативности и полноты охвата событий в мире благодаря мобильности репортерских групп, включающихся в прямой эфир через космическую систему связи. В январе 1991 г. весь мир следил за прямыми репортажами с войны в Персидском заливе. Репортер Питер Арнетт передавал их через спутниковую антенну, выставленную из окна гостиницы в Багдаде, в то время, когда город бомбили американские самолеты.
Если предположить невероятное, – что в какой-либо из дней не произойдет важных политических событий и стихийных бедствий, – сводки видеоновостей все равно выйдут в эфир. В распоряжении редакции всегда есть снятые впрок новости, не привязанные к определенному дню. Например, рассказ о том, как живет в американской семье ребенок из Сомали, которому была сделана сложная операция. «Событие становится новостью лишь потому, что мы рассказали о нем», – говорят в таких случаях ж-ты. Чтобы найти событие, представляющее общественный интерес и неизвестное конкурентам, нужны немалая ж-тская изобретательность и обширные связи.
Новости города или поселка, где живет человек, не менее важны для него, чем информационная картина мира. Региональные телестанции информируют обо всем, что достойно внимания и имеет смысл для зрителя. Если по техническим условиям местные новости должны идти по тому же каналу, что и общенациональная программа, в ней специально отводится время для таких включений.
Выпуски телевизионных новостей соревнуются друг с другом не только в эфире, но и на ежегодных конкурсах «Тэфи», «Вся Россия» и др. По сравнению с московскими программами региональные новости выигрывают большей теплотой, близостью к своим зрителям, наличием «положительных» сюжетов. Общероссийские новости вынуждены больше времени уделять «отклоняющимся» от нормы событиям (взрывы, похищения, убийства, забастовки, голодовки и пр.), региональные же новости находят место для репортажа из новой булочной, из цеха, где собирают автомобили (пусть из корейских деталей), с юбилея достойного человека. В местных новостях нет катастрофизма, более пропорционально представлены Добро и Зло. Да, на основе информации можно делать и философские выводы. Руководители служб телеинформации в Москве не задумываются над социальными последствиями полного отсутствия хороших новостей – региональные коллеги корректируют зрительское восприятие жизни.
Одного из «боссов» столичных новостей, посетившего журфак МГУ, спросили: почему вы не показываете новую продукцию российских заводов, новые машины, приборы, станки, продукты? Это поднимало бы дух людей, показывало бы, что не все так плохо, что страна может выйти из кризиса, в ней есть здоровые силы, талантливые люди. «Босс» ответил: я не хочу выполнять работу рекламной службы какого-нибудь завода. Пусть платят деньги за рекламу. В «его» новостях преобладают сюжеты о катастрофах и убийствах, о политиках, бомжах и проститутках.
В учебниках ж-ки можно найти справедливое суждение о том, что пресса (в том числе электронная) выражает и формирует общественное мнение. Как видим, некоторые компании отражают лишь мнение своих боссов, даже в отборе новостей.


Культурно-просветительская функция
Любая телевизионная передача в той или иной мере приобщает зрителя к культуре. Даже в информационных выпусках сам облик показываемых людей, их манера общения, степень грамотности оказывают влияние на зрительские установки. Ведущие информационных и других программ воспринимаются как некие эталоны. Не случайно телекритика в газетах и журналах забила тревогу при появлении на экране – множества малокультурных, маргинальных ведущих – самодовольных, высокомерных, бесцеремонно перебивающих собеседника: «а как же, у нас свобода, и мы – четвертая власть». К счастью, протест зрителей и критиков оказался так силен, что телекомпании стали требовать от своих работников следования элементарным нормам вежливости, правильного употребления слов. От наиболее одиозных фигур общероссийский эфир избавился. Можно сказать, что у россиян сработал инстинкт самосохранения – против погружения в тотальное хамство.
Итак, к культуре (или ее отсутствию) имеет отношение всякая телепередача. Но есть такие программы и особый канал на отечественном телевидении, которые специально создавались для приобщения аудитории к достижениям науки и культуры. На этом канале в 70-е годы создавались и дидактические циклы, цель которых – систематическое образование. Однако разница между культурно-просветительской и образовательной функциями телевидения такая же, как между клубом и школой.
Телевидение приобщает зрителей к ценностям культуры, полностью транслируя театральный спектакль или ставя игровой телефильм. Эти формы, принадлежащие собственно искусству, находятся за пределами ж-ки и, следовательно, за пределами нашего рассмотрения. Вместе с тем использование образных возможностей экрана как в целом в тележурналистике, так и – в особенности – в передачах культурно-просветительского направления есть важнейший признак профессионализма.
Показ произведений искусства с комментариями писателей, музыкантов, художников, искусствоведов строится, как и всякая передача, по законам драматургии и гармонии. С этой точки зрения первыми высокими образцами были и остаются передачи И. Л. Андроникова из музея А. С. Пушкина и Большого зала филармонии в Санкт-Петербурге, с выставки картин Пиросмани. Передачи такого класса не стареют, их повторяют время от времени для новых поколений зрителей. Таков пяти-серийный телефильм, где два ведущих, писатель В. Я. Лакшин и актер Ю. В. Яковлев, прослеживают творческий путь и жизненный подвиг А. П. Чехова. Съемки происходили в Таганроге, Мелехове, на Сахалине, в Ялте. Подобные видеофильмы их творцы относят к самостоятельным произведениям искусства, хотя в них заметны признаки ж-ки. Можно назвать их художественным репортажем с мест давно прошедших событий.
Способность телевидения перенести зрителя в любое место на Земле отлично использовали в культурно-просветительских целях авторы 13-серийного фильма Би-би-си «Восхождение человека». По материалам фильма выпущена книга. Ведущий фильма профессор Я. Броновский придает принципиальное значение тому, что телевизионный рассказ о Парфеноне был проведен им непосредственно из Афин, а события в Древнем Риме он комментировал, находясь в Риме нынешнем. Когда можно коснуться рукой старых камней, видевших великие события, то находятся совсем иные слова и приходит состояние духа, которого невозможно достичь, сидя в павильоне студии.
Ведущим еще одного 13-серийного (рассчитанного на демонстрацию еженедельно в течение квартала) фильма «Цивилизация» стал директор Британского музея Кеннет Кларк. Эти две работы английских телевизионных просветителей известны во всем мире.
Из отечественных программ этого направления отметим «Клуб путешественников» с Юрием Сенкевичем, «В мире животных» с Василием Песковым и Николаем Дроздовым, «Под знаком пи» с Львом Николаевым. Последний в течение ряда лет был редактором программы «Очевидное – невероятное», которую вел профессор Сергей Капица. Но, в отличие от британских коллег, физик Капица работал в основном в студийном павильоне. «Иррационально-ошалелый взгляд Капицы иногда преследует меня во сне», – писал современный литератор. Подобный эффект возникает по технической причине, из-за эмоциональной нестыковки показываемого кинофрагмента с текстом ведущего, который записывался в студии совсем в другое время, вне киноматериала. В таких передачах нет вдохновенного творческого начала, это скорее иллюстрированные лекции, тоже, разумеется, реализующие культурно-просветительскую функцию телевидения, но на ином уровне.
На телеэкранах искусство обретает вторую, нетрадиционную форму социального бытия. Государственное вещание стимулирует развитие народного творчества, в пример можно привести состязание хоровых коллективов за звание «Хор года», организуемое вторым каналом Би-би-си, а также периодически возникающие у нас конкурсы типа «Алло, мы ищем таланты!» (частичное совпадение с организаторской и рекреативной функциями).
Сколько бы ни говорили о «неполноценности» приобщения к искусству посредством телевидения, следует признать: для многих россиян это едва ли не единственная возможность познакомиться с классикой и лучшими работами современных мастеров искусства.
На региональных телеканалах получает развитие краеведческое направление: образ жизни россиян, история городов и усадеб, традиции, нравы. Призерами всероссийских конкурсов стали ж-ты Липецка, Самары, Воронежа, Перми, любовно проследившие события и характеры своих земляков на протяжении XX в. Методы создания программ различны: если в Самаре ж-ты работают сплоченной командой, разрабатывая одну тему («Цыгане», «Художники», «Зона для малолеток», «Подземелья», «Дом-коммуна» и т.п.), то в Воронеже режиссер и автор В. Герчиков один снял 24 передачи в селе Кучугуры, исследуя мировоззрение и нравы сельчан, а А. Никонов (автор, режиссер и оператор в одном лице) рассказал о судьбе «дворянских гнезд» Центрального Черноземья.
Самым популярным и в то же время самым простым по форме является телевизионное знакомство с духовно богатой личностью. Цикл интервью «Телевизионное знакомство» У. Отта базировался на социальной потребности видеть лучших, видеть некий человеческий эталон. Той же потребности отвечают «Встречи в концертной студии Останкино» и многочисленные интервью с наиболее достойными нашими современниками.
Более трудоемок, но и более интересен по результатам метод наблюдения за человеком, группой или семьей. В США известен опыт с семьей Лаудов, в России – с семьей фермера Орловского, многосерийный документальный фильм о которой «Лешкин луг» снимался А. Погребным с 1990 по 2000 г., получая все имеющиеся в России телевизионные премии. Цикл программ питерцев С. Волошиной и И. Шадхана «Контрольная для взрослых» показал жизнь одного школьного класса – от искренних первоклашек до взрослеющих выпускников. Длительное наблюдение за эволюцией человека – противоположность хроникерской торопливости, тут от ж-та требуются совершенно иные качества: умение прогнозировать, выжидать, создавать ситуацию раскрытия личности героя.
В культурно-просветительских программах, так или иначе, присутствует элемент нравоучения, назидательности. Важно сделать его ненавязчивым, деликатным.


Интегративная функция
Все средства массовой коммуникации, в первую очередь телевидение, по своей природе способны поддерживать нормальное Функционирование того общества, на которое распространяется их влияние. Сам факт регулярного просмотра программы разными людьми уже свидетельствует об их определенной общности, но вещатель должен сознательно работать на укрепление этого чувства сопричастности каждого ко всем. Доминанта вещания – выявление общих для аудитории (общечеловеческих, общенациональных, общеевропейских, общегородских и т.п.) ценностей, обсуждение путей решения общих проблем и противодействие деструктивным, опасным для общества тенденциям.
Чем крупнее и разнообразнее сообщество, на которое направлено вещание, тем внимательнее должны составляться программы, чтобы ни одна часть аудитории не оказалась дискриминированной. Помимо национального и религиозного признаков обращают внимание на социальные (в том числе классовые), социально-психологические, возрастные различия людей. Телевизионные каналы удовлетворяют, кроме того, потребность каждого зрителя идентифицировать себя как с мировым сообществом в целом, так и с определенной группой людей, с их специфическими интересами.
Интегративная (консолидирующая, объединяющая) функция телевидения решается всеми разделами вещания (публицистика, искусство, спорт, развлечения). Она как бы накладывается на другие функции, частично совпадая с информационной, культурно-просветительской, организаторской, образовательной и др. Для ж-та, осознанно реализующего интегративную функцию телевидения, первейшим качеством можно назвать умение объединять в подходе к материалу потребности общества с заботами отдельного человека у телевизора.
Ушли в прошлое использовавшиеся ранее приемы консолидирования, сплочения отечественной аудитории путем противопоставления ее остальному миру: «мы» и «они», причем «нам» приписывались все мыслимые достоинства, а «им» оставлялись исключительно негативные качества. Прорывом в направлении к цивилизованному мышлению были телемосты 1986–1987 гг. с участием рядовых граждан нашей страны и США, Великобритании, Японии, в результате которых «мы» и «они» ощутили себя партнерами по диалогу и соседями по планете.
Задача межнациональной консолидации в рамках Содружества бывших советских республик остается важнейшей. Единого государства в прежнем виде не существует, но информационно-консолидирующие связи остаются: они обусловлены общностью исторически сложившихся реальностей – в экономике, культуре, в самой ментальности людей, прошедших через коммунистический эксперимент, в межличностных и внутрисемейных отношениях, ставших вдруг «трансграничными». Разъяснение людям их коренных, не всегда осознаваемых интересов (например, таких, как первостепенная важность предупреждения конфликтов, необходимость отказаться от устаревших догм и т. п.) требует от ж-та политической взвешенности, высокого мастерства. В начале девяностых годов опрометчивые оценочные суждения в телепрограммах, называющихся информационными («Время», «Вести», «600 секунд» и др.), вызывали немало протестов из Прибалтики, Закавказья и Украины. Вместо консолидации народов неумелыми и неуместными пропагандистскими выступлениями усугублялось разобщение. Неуважительное, неэтичное поведение ж-тов бывшего Центрального телевидения в диалогах с всенародно избранными руководителями новых независимых государств обижало не только руководителей, но и их избирателей. Преувеличенное внимание к православной церкви вызывало ревность приверженцев иных конфессий. Ж-ты с трудом избавлялись от менторского, поучающего тона и других стереотипов, связанных с «руководящей ролью Центра», к которому они причисляли и себя.
Лишь постепенно приходит понимание новой роли телевизионной ж-ки в сохранении единого информационного, культурного, духовного пространства. Интегративная функция стала основной, определяющей в деятельности созданной в 1993 г. межгосударственной телекомпании «Мир». Ее передачи выходят в эфир по первому (1) каналу ОРТ, а готовятся с помощью собственных представительств в странах СНГ


Социально-педагогическая функция
Иначе определяется как управленческая функция. Предполагает прямую вовлеченность телевидения в систему административного воздействия на население, в пропаганду определенного образа жизни с соответствующим набором политических и духовно-нравственных ценностей. Степень этой вовлеченности и мера воздействия зависят от характера государства.
В тех развивающихся странах, где существенную роль играет, к примеру, политика ограничения рождаемости или освоения новых земледельческих орудий, телевидение уделяет много внимания пропаганде начинаний в этих сферах. При тоталитарных режимах пропаганда пронизывает всю телепрограмму – от информации до произведений искусства, демонстрируя всеобщую любовь к властям и к исполнению их указаний. Но и в самых демократических государствах телевидение в существенной части своих программ служит проводником государственной политики. Следует напомнить здесь девиз Британской вещательной корпорации: «Сообщать. Поучать. Развлекать». В цивилизованном обществе «поучение» сводится к социально-педагогическому воздействию, опирающемуся на знание реального состояния общественного мнения по вопросам нравственности и политики государства. Пропаганда всегда вторична по отношению к политике, которую она обслуживает. Если политика нравственна и направлена на обеспечение благополучия общества, то телекомментатор, не вступая в конфликт с совестью, включается в популяризацию такой политики, осуществляя роль интерпретатора идей, поступающих «сверху» и осознаваемых как собственные, личные устремления. Очевидно, что с более или менее резким изменением политического курса страны или сменой администрации региона такой политически ангажированный ж-т, проводник ставших непопулярными идей утрачивает моральное право дальнейшего воздействия на аудиторию. Его личность в сознании зрителей отождествляется с определенной политикой, это не диктор, читающий «что дадут». В факте сотрудничества ж-та с властью нет ничего аморального, если не аморальна сама власть.
Социально-педагогическая, или управленческая, функция телевидения, очевидно, граничит с интегративной и, кроме того, с информационной. Понятие об информации как инструменте управления перенесено в ж-тскую науку из кибернетики. Такой подход не вызывал бы возражения, если бы тут же не предполагалась возможность вещателя распоряжаться информацией, решать, что «дать», а что «не дать» аудитории, дескать, для ее же спокойствия. На деле речь идет о спокойствии управляющих, аудитории же для верной ориентации необходима максимально возможная полнота информации. Всякое сокрытие информации, использование информационных программ телевидения с целью извлечения сиюминутных управленческих выгод безнравственно, если не преступно. По мнению А. И. Солженицына, «это лютая опасность: пресечение информации между частями планеты. Современная наука знает, что пресечение информации есть путь энтропии, всеобщего разрушения».
Итак, информация должна быть в идеале беспристрастна и независима от того, кто ее передает. Сознавая, что абсолютная беспристрастность невозможна, ж-т-информатор все же постоянно стремится к этому, и в совокупности информационные программы разных каналов (если они конкурируют по части полноты и объективности подачи материала) принципиально отличаются от «агитационно-пропагандистских». Первая часть формулы Би-би-си – «сообщать» – так же отличается от второй – «поучать» – как факт от комментария. Факт неприкосновенен, комментарий свободен. А точнее говоря, автор свободен проводить в нем определенную тенденцию. На деле, разумеется, эта «свобода» чаще всего синоним политической ангажированности. Например, «Голос Америки» заявляет: передаем комментарий, отражающий точку зрения правительства Соединенных Штатов. Зарубежная радиостанция, однако, избегает прямой подсказки, побуждения к каким-либо действиям, а для «внутреннего» государственного радио или телевидения такая подсказка, побуждение, решительное убеждение в чем-либо и есть социально-педагогическое воздействие на аудиторию. Недопустимо использование государственного канала для распространения субъективистских, идущих вразрез с государственной политикой измышлений ж-та, понимающего свободу комментария как возможность говорить что угодно во имя личной популярности.
Адаптация населения к меняющимся обстоятельствам жизни, к изменениям самой среды обитания – важнейшая социально-педагогическая задача. Ж-т, работающий в этой сфере, должен представлять себе, во-первых, реальную психологию, привычки, систему ценностей людей, которых он намерен в чем-либо убедить, и, во-вторых, желаемое направление изменений в общественном мнении. Особо важную роль играет пропаганда ненасилия и неразделения на «наших» и «ненаших» – и здесь социально-педагогическая функция телевидения прямо смыкается с интегративной. Воспитывать, поучать уместно и законно лишь граждан того государства, региона, от имени которого действует данная телеорганизация. Активно формировать общественное мнение в пользу своего учредителя, побуждая к каким-либо действиям людей за пределами административных границ, недопустимо.
Безусловно, у регионального телевидения достаточно возможностей более точного, «прицельного» воздействия на свою аудиторию, чем у общегосударственного. Здесь и рассмотрение общих проблем в местном преломлении, и обсуждение вполне конкретных проблем: где построить зоопарк или пустить новую линию троллейбуса, как благоустроить улицу или улучшить работу милиции и т. п. Традиционны телевизионные отчеты местных властей перед избирателями с «обратной связью» в виде телефонных звонков в студию. Ж-т в таких передачах – посредник между властями и населением, для него неуместны как заискивание перед высокими должностными лицами, так и популистские претензии говорить «от лица народа». Кроме того, в условиях конкуренции телеканалов социально значимая передача не должна проигрывать чисто развлекательной, и обществу еще предстоит научиться по достоинству ценить мастерство режиссеров и ж-тов, создающих высокорейтинговую публицистическую продукцию.
Надо учитывать, что в странах с длительным опытом демократического развития политические дискуссии сводятся к альтернативному поиску вариантов в достаточно узких рамках более или менее общего направления. Благодаря спокойному обсуждению постепенно сглаживается острота даже таких проблем, как расовая. Так, чернокожие дикторы и ж-ты одним своим появлением немало этому способствуют.
В периоды избирательных кампаний телестанции цивилизованного мира предоставляют равное время в эфире всем кандидатам на государственные или муниципальные посты. Благодаря мастерству ж-тов эти программы превращаются в увлекательные политические шоу, причем избиратели получают возможность сознательно делать свой выбор на основе информации о кандидатах и собственного впечатления о них. В главе «Ж-тские профессии на телевидении» будет рассмотрено принципиальное отличие объективного ведущего теледебатов (модератора) от политически ангажированного комментатора. Но те и другие, каждый по-своему, воспитывают и поддерживают в сознании всех членов Демократического общества привычку к самостоятельному сопоставлению мнений, аргументов, фактов. Такие передачи выполняют важнейшую социально-педагогическую задачу. Осознанный и ответственный выбор народом политической программы того или иного кандидата на выборную должность есть необходимое условие демократического развития страны.
Законами ряда стран запрещается подстрекательство в телепередачах к поведению, опасному для индивида и общества. Телерепортерам запрещается брать интервью у самозванных лидеров, организующих уличные беспорядки.
Важнейшим элементом системы управления является, как известно, обратная связь. Поэтому, когда говорят о ТВ как средстве контроля народа за действиями властей, речь идет все о той же социально-педагогической функции. Но неверно говорить, что «ж-т всегда в оппозиции». Кроме того, нуждается в уточнении само понятие «оппозиция»: это люди, призывающие к корректировке правительственного курса или к радикальной смене общественного строя (коммунисты, фашисты, исламские фундаменталисты и пр.)?
«Левые» в США возмущаются тем обстоятельством, что в Белом доме, в Вашингтоне, постоянно присутствуют съемочные группы всех общенациональных телекомпаний. «Левые» называют это «бесплатной рекламой президента». Но, если разобраться, это и социальный контроль президента. В России «кремлевская» и парламентская Журналистика находятся в процессе становления. Правительство России пока недооценивает управленческие возможности ТВ, отсюда непонимание россиянами смысла многих действий властей. На региональном уровне ж-ты и власть взаимодействуют более тесно, – однако тут есть опасность чрезмерной зависимости, «сервильности» ж-ки.
Отражение общественного мнения, как правило, преследует цель влияния на это мнение. Для грамотного выполнения такой социально-педагогической работы ж-т должен обладать знаниями в области социологии, понятие репрезентативности (пропорциональной представительности разных социальных групп) поможет избежать грубых ошибок. Довольно часто ж-ты отождествляют мнение общества с мнением наиболее активной части зрителей, пишущих или звонящих в телестудию. Насколько ошибочно такое отождествление, показал опыт передачи «Общественное мнение: встреча нового политического года» по итогам декабрьских (1993) выборов в Госдуму. Ведущая ж-тка Т. Максимова не скрывала радости: звонки зрителей, голосовавших за партии Гайдара и Явлинского, явно перевешивали, обещая победу демократам. Тем горше оказалось разочарование, когда стали известны истинные результаты. По оперативным данным Центризбиркома, далеко впереди оказались партии Жириновского и Зюганова. Растерянность ж-тов была так велика, что передачу прервали на середине. Вместо триумфа получился конфуз.


Организаторская функция
Ее следует отличать от управленческой (социально-педагогической), где формирование мнений и побуждение к действию исходят от правительства и (или) иных административных структур и осуществляются регулярно. В отличие от такого воздействия телевидение иногда само становится инициатором той или иной общественной акции, организуя какие-либо совместные действия масс людей. Первым событием такого рода, курьезным, точнее, трагикомическим, неожиданным для самих организаторов, стало появление на сцене Дома культуры МГУ, откуда в прямой эфир транслировался конкурс «ВВВ» (Вечер веселых вопросов), огромной толпы людей в валенках и зимней одежде. Дело в том, что ведущий пообещал приз тому, кто летом явится на передачу в зимнем наряде. Произошла свалка...
Есть в послужном списке нашего телевидения и приглашения людей на несанкционированные митинги, и организация строительства детского сада (ради «показушной» стройки сняли людей с других подобных объектов), и «побочные эффекты» пропагандистских сюжетов о передовых колхозах, куда потом приходили тысячи писем с просьбами принять «из плохого колхоза в хороший»...
Понадобилось немало времени, чтобы телевидение научилось более осмысленно играть роль коллективного организатора. Назовем хотя бы «телемарафоны» – прямые 24-часовые передачи, в которых, как и в передаче «ВВВ», на сцену поднимались люди, пришедшие от своих телевизоров, заявляли о своих подчас скромных, всегда трогательных взносах в помощь детям-сиротам или жертвам Чернобыля. Приходили и представители коммерческих структур с чеками на солидные суммы, зачитывались телеграммы поддержки из других городов и сел. Собственно, история подобных акций прослеживается по крайней мере с времен второй мировой войны, когда подобный сбор средств организовали радиостанции США.
Нередко телевидение выполняет функцию организатора, ставя какие-либо вопросы перед властями, побуждая их к действию. На уровне города, региона такая организаторская работа ж-тов особенно заметна (по инициативе телевидения, к примеру, вводятся новые маршруты транспорта и т. п.). Случаются и неприятности. Так, после столкновения милиции с демонстрантами московское правительство выступило с иском в адрес ж-тов, сообщивших накануне, что митинг состоится на Манежной площади вопреки запрету властей. Здесь нагляднее всего видна разница между управленческой функцией и организаторской – вторая может войти в резкое противоречие с первой. Если организация общественного контроля за действиями властей, их конструктивная критика в цивилизованном обществе считаются нормальной практикой телевидения, то организация физического противодействия распоряжениям власти преследуется по закону.
Без сенсаций, без лишнего шума организаторскую функцию осваивают кабельные микро районные телестанции, которые ближе всего к своему зрителю и, возможно, поэтому более ответственно общаются с ним (учтем еще прямую зависимость от абонентской платы). На юго-востоке Москвы малые телецентры стали своеобразными центрами общественного самоуправления (организация различных праздников и выставок, ярмарки распродаж). В небольших городках США проводятся опыты использования так называемого интерактивного (двустороннего) кабельного ТВ. Нажатием кнопок на своем телеприемнике зритель голосует за то или иное решение, предложение, идею. Организация таких опросов – вполне реальное общественное действие. По мнению американских исследователей, интерактивное телевидение сможет в недалеком будущем взять на себя часть функций громоздких ныне муниципальных советов. Появляется возможность устраивать местные референдумы по любому вопросу, выясняя мнение всех жителей сразу. Техническая база для подобных систем закладывается и в России. Волоконный оптический кабель, необходимый для двусторонней телесвязи, проложен в тоннелях метро на юго-западе Москвы, объединив несколько микрорайонов для экспериментального вещания из телецентра в Черемушках. Для участия в эксперименте приглашены ученые и студенты факультета ж-ки МГУ.


Образовательная функция
Непосредственно не относится к сфере ж-ки, предполагая регулярные циклы дидактического материала в помощь лицам, получающим образование.
Крупнейшие ученые, лучшие специалисты преподают в телеуниверситетах мира. Существуют платные университеты, высылающие зрителям тексты телелекций и выдающие дипломы после сдачи экзаменов. Телевидение способно помогать обучающимся в обычных школах и вузах, устраняя противоречие между все более массовым характером образования и дефицитом талантливых педагогов-ученых. Безусловно, хороший преподаватель, показанный на экране, лучше плохого в аудитории. Для обучения на дому, как и для приобщения к социуму, весьма перспективна двусторонняя телесвязь по кабелю. Но и накопленный в нашей стране многолетний опыт телевизионной подготовки поступающих в вузы показал, что телекурсы эффективнее обычных подготовительных занятий.
Учебные передачи транслируются, как правило, по специально отведенному для этой цели каналу. Их отличает системность, периодичность, связь с учебными программами соответствующих школ, колледжей, вузов. В бывшем СССР учебные передачи велись по отдельному каналу Центрального телевидения. С увеличением числа кабельно-спутниковых телевизионных систем весьма вероятным представляется возвращение телевизионной учебы на российские экраны.


Рекреативная функция
Рекреация (от лат. recreatio – восстановление) – отдых, восстановление сил человека, израсходованных в процессе труда. Большинство рекреативных телепрограмм, в сущности, лежат за пределами ж-ки. Но все же отметим граничащие с документалистикой игровые телесериалы, позволяющие аудитории узнать о жизни различных слоев общества, о повседневных заботах обычных людей (британские «Коронейшн стрит»,
«Ист-эндцы», австралийский телесериал «Соседи», эстонский «Что нового в семье Кооста» и др.).
Постоянные герои персонифицируют определенный образ жизни и образ мыслей, становятся эталонами моральных ценностей и социального поведения. Это расширяет наши привычные представления о возможностях «развлекательного» вещания, которому должны быть знакомы распространенные в мире жанры семейных хроник, школьных, медицинских, адвокатских сериалов. Телепьесы, где актеры разыгрывают ситуации из окружающей действительности и реагируют на последние события, воспринимаются порой как прямой репортаж из жизни, из реальной семьи. Из удачных российских телепостановок такого рода отметим работу режиссера Динары Асановой «Дети раздоров», где в роли корреспондента с микрофоном выступал автор пьесы ж-т Владислав Коновалов.
Чисто развлекательная продукция (видеоклипы, комедийные фильмы, конкурсы типа «Любовь с первого взгляда» и пр.) создается, как правило, специализированными телекомпаниями. Ж-ты иногда принимают участие в таких программах в роли ведущих, а также редакторов. Даже адаптация к показу на телеэкране обычного концерта считается редакторской работой. Если же концерт сопровождается разговором ведущего с его участниками, показом репортажей из жизни «звезд» – ж-т становится полноправным участником создания развлекательной программы.

* * *

Знание общественных функций телевидения, его потенциальных возможностей необходимо любому ж-ту для того, чтобы точнее определять цель своей работы, цель каждого выхода на экран. В перечне профессиональных качеств ж-та (подробнее о них в специальной главе) независимо от его специализации или экранного амплуа важнейшее место занимает социальная ответственность, четкое понимание и прогнозирование результатов телевизионного воздействия на массы людей.


32. Форматы телевизионных каналов.
33. Специфика прямого телевизионного эфира. Основы режиссуры прямого эфира
Понятия монтажа, кадра, плана и ракурса, точки съемки и угла зрения, применяемые в кино, вполне адекватны и в телевидении. Однако методы их использования часто различны. Особенно заметна разница между кино и телевидением при прямом эфире.
В кино дело обстоит следующим образом. «Почти всегда, – пишет Вс. Пудовкин, – снимая динамический непрерывный процесс, если мы хотим добыть из него нужные детали, мы должны либо его задержать, прервать, либо должны повторять его несколько раз». Чтобы монтажно снять какой-то кусок действительности кинокамерой, необходимо тем или иным образом расчленить снимаемый процесс или действие, запечатлевая на пленке каждый раз различные его детали. Иначе кинематографическое изложение на экране будет невозможным.
В прямом телевидении эти же самые действия на экране могут быть воспроизведены только так, как они происходят – последовательно. Причина этого – в подлинности времени, в одновременности передачи и действия.
Различия в методах монтажа в кино и прямом телевидении отчетливо видны на простом примере. В сценарии имеется такой эпизод: «Человек достает из кармана зажигалку. Закуривает сигарету и кладет зажигалку в карман». В кино этот эпизод был бы снят и смонтирован так: Кадр 1. Ср. план. Человек достает из кармана зажигалку, щелкает ею.
Кадр 2. Кр. план. Рука подносит горящую зажигалку к сигарете. Дым.
Кадр 3. Ср. план. Человек кладет зажигалку в карман.
Кадр 1 и 3 были бы сняты в кино следующим образом: актер – на среднем плане – вынимает зажигалку, закуривает и кладет зажигалку в карман.
Затем камера приближается к актеру, и он еще раз проделывает то же самое – закуривает сигарету. Но на этот раз его снимают крупным планом, т. е. в кадре мы видим только руку с зажигалкой, сигарету и нижнюю часть лица (кадр 2).
Режиссер получает два куска пленки. На одном – средний план действия, на другом – крупный план того же действия. Ножницами режиссер разрезает первый кусок на три части: та часть пленки, где снято, как человек достает зажигалку и щелкает ею, поднимая руку к сигарете, и есть кадр 1; часть пленки, запечатлевшую самый момент закуривания, он отбрасывает; третья часть, где человек, закурив сигарету, кладет зажигалку в карман, – это кадр 3. Из другого куска пленки, где человек снят на крупном плане, режиссер вырезает ту ее часть, когда человек закуривает, – это кадр 2; остальную пленку этого куска режиссер отбрасывает.
Как видим, действие было произведено дважды, и соответственно камера работала, снимала это действие тоже дважды. На монтажном столе режиссер склеит куски пленки в указанной сценарием последовательности – 1, 2, 3, и зритель воспримет их как показ действий, происходящих одновременно и непрерывно. А ведь в действительности, в реальном времени и пространстве, они не были ни одновременными, ни непрерывными.
Посмотрим, как этот же эпизод был бы показан по телевидению.
В павильоне стоят две камеры (а не одна, как в кинопавильоне). Одна камера направлена на актера (ср. план, кадр 1), вторая – на него же, но на крупном плане (кадр 2). Ассистент, выполняя указания режиссера, включает первую камеру (в эфире кадр 1); в тот самый момент, когда человек закуривает, включается вторая камера (кадр 2, зажигалка крупно); затем включается снова первая камера – кадр 3 (человек опускает руку). Действие (закуривание) производилось один раз, одновременно с показом, и было непрерывным.
Таким образом, в телеэкране точно то же изображение, какое получено на киноэкране проецированием пленки, склеенной из кусков, т. е. из различных кадров, получается благодаря одновременной работе двух (или более) камер. Обе эти камеры направлены на подлежащие показу объекты. В телевидении нет необходимости прерывать или повторять показываемое действие, ведь время действия равно экранному времени. По воле режиссера посылается в эфир и принимается на экранах изображение сначала с одной камеры, затем с другой.
Все отличия техники монтажа в прямом телевидении от монтажа в кино полностью отражены в описанном случае.
Свойственная телевидению и определяемая «живой» природой телевизионной передачи необходимость работать с несколькими камерами одновременно таит в себе много возможностей. В начале существования телевидения работа велась с одной камерой. Использовался такой прием: актеры подходили к неподвижной камере (или удалялись от нее), тем самым, изменяя крупность своего изображения и ракурс. Из опыта кино известно было, что этого же эффекта можно достичь не передвижением актера, а перемещением камеры. Поэтому камеру поставили на подвижный штатив. Но выяснилось, что возможности одной, даже самой подвижной камеры недостаточны. И очень скоро павильон телевидения получил вторую, третью, а затем четвертую и пятую камеры и т. д.
Два куска пленки в кино склеиваются друг с другом, чтобы на экране два изображения возникали одно за другим, без перерыва. Это, как уже известно, технический монтаж. Процесс выбора этих кусков пленки, процесс установления последовательности их склейки есть монтаж конструктивный, имеющий целью верно воспроизвести на экране движение.
В прямой телевизионной передаче нет пленки, следовательно, нет технического монтажа как отдельного процесса, он слит с конструктивным монтажом.
Конструктивный монтаж осуществляется в телевидении переключением камер. Руководит этим процессом телевизионный режиссер. Он монтирует передачу еще во время работы над режиссерским сценарием, а в репортажных передачах – в процессе передачи, «в эфире».
Но конструктивный монтаж, т. е. воспроизведение движения и выявление логической связи между кадрами, – не всегда конечная цель режиссера; перед ним стоят еще и задачи творческие, художественные.
Возникает вопрос: можно ли, переключая камеру, достичь такого же эффекта, который дает склеивание, монтаж пленки? Способно ли телевидение монтажом создать художественный образ?
Конечно, пространство, которое может быть изменено посредством телевизионного монтажа, ограничено радиусом передвижения камер, и в этом отличие от кино, где перемещение камеры практически неограничено. Но и в телевидении можно раздвинуть пространство весьма широко: включить в поток изображений на экране и кадры с камер, установленных в другом городе или даже в другой стране. И воздействие такого изображения многократно усилится (по сравнению с кино) эффектом одновременности происходящего события с передачей его в эфир.
Перечисляя изобразительно-выразительные средства языка экрана, мы назвали, в ряду других, съемку с движения. Это средство имеет для телеэкрана особое значение, определяемое некоторыми из специфических свойств телевидения.
Напомним, что объяснение, оправдание киномонтажа – в его соответствии формам мышления человека, формам познания окружающей нас действительности. Благодаря способности сознания к абстрагированию процесс мышления «монтажен», и поэтому психологически оправдано на экране (и в литературе) «сжатие» и «растягивание» времени и связанного с ним пространства, «поворот» времени вспять и т. п., короче, оправдано существование не реального, а условного, т. е. экранного, времени и пространства (так называемый «эффект Кулешова»).
Но процесс мышления, познания действительности не всегда, не во всех случаях таков. Он может быть и конкретен, ведь человек может мыслить и не абстрактно.
Человеческий глаз – аппарат неизмеримо более совершенный, чем камера: он способен мгновенно менять фокусное расстояние, мгновенно «выхватывать» в пространстве крупный план, изменять ракурс, точку и угол зрения. При визуальном, непосредственно чувственном познании материальной среды человек ощущает пространство в подлинном времени и видит его по преимуществу в процессе более или менее быстрого изменения направления взгляда (панорамирования) или собственного перемещения в пространстве (тревеллинга). В этом психологическое оправдание, объяснение съемки с движения.
Кадр – часть фильма «от склейки до склейки» (или часть телепередачи от включения до отключения камеры) – содержит изображение материального пространства, фигуры или предмета, полученное за отрезок времени, равный реальному времени съемки. Иными словами, отдельный кадр мы видим на экране столько времени, сколько его в действительности снимали. Разрезая и склеивая кадры, мы можем изменить, преобразовать время и пространство. Но если мы этого не сделаем, время показа на экране будет равно времени съемки (и реальному времени запечатленного в кадре действия, движения).
Говоря о специфике телевидения, мы обращали особое внимание на способность телевидения к одновременности действия и просмотра, заложенную в его физической природе. А это свойство телевидения определяет фактор подлинного времени и пространства на телеэкране. Вот почему из всех видов параллельного монтажа телевидению свойствен – прежде всего, и главным образом – перекрестный монтаж, т. е. параллельный показ действий, происходящих одновременно в действительности, в реальном времени. Перекрестный монтаж может быть осуществлен в телевидении с полным использованием важного специфического свойства телевидения – одновременности.
Монтаж изображений, снятых с различных точек зрения, называют междукадровым монтажом. Изменения содержания кадра (крупности изображения, ракурса, угла зрения), получаемые при перемене точек зрения при съемке с движения одной камерой, называют внутрикадровым монтажом.
Внутрикадровый монтаж с годами, по мере совершенствования съемочной аппаратуры, все шире применяется в кино. Но в телевидении он имеет совершенно особое, первостепенное значение. Причин тому несколько, и первая из них – это свойственная телевидению пространственно-временная непрерывность. Съемка с движения не только не разрушает ее, но, напротив, делает более очевидной, как бы подчеркивает ее, выявляет. Другая причина та, что изображение на телеэкране по природе своей гораздо более достоверно, чем изображение на киноэкране. Достоверность эта скорее психологическая, чем чувственная, зрительная, но она несомненна. По этой причине для телевидения и затруднен, по сравнению с кино, междукадровый монтаж, нарушающий подлинность времени и пространства; монтаж внутрикадровый, получаемый в результате съемки с движения, больше соответствует природе телевидения и, следовательно, применяется шире и плодотворнее.
По этим же причинам ограничено в телевидении и использование острых, необычных ракурсов. Характеру телевизионного изображения свойственны привычные для человека, обычные в реальной действительности точки съемки. Вот почему пользоваться ракурсом, важным средством выразительности, следует с осторожностью, не злоупотребляя им, чтобы не разрушить достоверность изображения на телеэкране.
Как и многое другое, о чем идет у нас речь, вопрос об изображении на телевизионном экране следует рассматривать в свете простых и очевидных истин. Вот одна из них: для того чтобы посмотреть в глаза человеку, нужно подойти к нему близко. Какое значение для телевидения имеет названное обстоятельство? Оно требует, во-первых, замедленного по сравнению с кино темпа и, во-вторых, показа людей и предметов преимущественно крупным планом. Требования эти, как и многие другие, продиктованы специфическими условиями восприятия телевизионной программы.
Возможность заглянуть в глаза человеку важна для телевизионного зрителя потому, что этот человек (точнее – его изображение) находится в той комнате, где живет зритель. Можно ли сомневаться в том, что я хочу видеть глаза человека, пришедшего ко мне в дом? Смысл здесь не только в изобразительной стороне дела – смысл в том, что человек на экране как бы становится нашим гостем, как бы входит в нашу жизнь, и мы хотим узнать его как можно лучше. Крупный план в телевидении дает нам эту возможность.
С другой стороны, крупный план на экране (в телевидении, как и в кино) исключает возможность увидеть то, чего, по замыслу режиссера и сценариста, нам в этот момент видеть не нужно. Как замечал Вс. Пудовкин, «кинематограф освобождает зрителя от лишней работы отбрасывания ненужного из поля внимания, показывая ему деталь без обрамления, он, уничтожая рассеяние, экономит силы зрителя и тем самым достигает максимальной остроты впечатления».
Ясно, что крупный план как изобразительно-выразительное средство в телевидении имеет значение большее, чем в кино, – и для зрителя, и для создателя передачи.
Между творческим процессом монтажа в кино и в телевидении нет принципиального различия. Но телевизионный режиссер творит в обстановке, несоизмеримо более сложной, чем его коллега в кино. Природное свойство прямого телевидения – одновременность – зачастую исключает для телевизионного режиссера одно из главных условий творчества: возможность отбирать по размышлению. Ему приходится совершать отбор материала для монтажа, решать вопросы темпа, ритма и т. п. мгновенно, одновременно с течением передачи.
Ко всему сказанному выше следует прибавить одно очень существенное обстоятельство: широкое внедрение видеомагнитной записи. Здесь мы имеем в виду не столько запись с помощью видеокамеры, сколько запись на видеомагнитофон телевизионной передачи вместо прямой передачи ее в эфир. Предварительно зафиксированная на видеомагнитной пленке телепередача может быть подвергнута тем же самым монтажным процессам, что и кинопленка, с той лишь разницей, что функции клея и ножниц выполняет электроника, самые же принципы монтажа остаются прежними. И проблема сохранения достоверности экранного сообщения (при монтаже) целиком решается работой режиссера-монтажера.

34. Имидж телеведущего.
35. Композиция, редактирование, монтаж телесюжета.
36. Техника телевидения.
37. Интервью в экранном контексте. Интервью
Ж-т получает необходимую информацию, присутствуя на важных событиях, знакомясь с документами и другими источниками, но, прежде всего, общаясь с людьми – носителями информации. Любой процесс человеческого общения, как правило, протекает в форме диалога – вопросов и ответов.
Жанры телевизионной публицистики, в которых основным изобразительно-выразительным средством выступает слово, живая человеческая речь, а формой существования – диалог (общение), имеют особое значение для телевидения, поскольку коммуникативный процесс, выраженный преимущественно речью с дополнением мимики и пантомимики, представляет собой одну из основ телевидения как социальной системы, впрямую соответствуя природе экрана.
Интервью (от англ, interview – буквально встреча, беседа) – жанр публицистики, представляющий собой разговор ж-та с социально значимой личностью по актуальным вопросам.
Если обратиться к семантике английского слова интервью, то оно состоит из префикса inter, имеющего значение взаимодействия, взаимонаправленности, и слова view, одно из значений которого – взгляд, мнение. Стало быть, интервью – обмен мнениями, взглядами, фактами, сведениями.
Ключевым жанром публицистики интервью становится в XIX в., в период бурного развития периодической печати, когда диалог приобретает широкое распространение в качестве способа получения общественно значимой информации из первоисточника (от ее носителя). Радио раскрыло дополнительные возможности жанра, включив в него третью сторону – аудиторию, ставшую реальным слушателем этого диалога.
Телевизионное интервью ушло еще дальше, обогатив жанр существенным качеством – зрелищностью. В силу аудиовизуального характера телевизионной коммуникации источником информации становится уже не только звучащая речь со всем богатством ее риторики, интонационной, эмоциональной окраски (как на радио), но и мимика, жест, поведение собеседников, а нередко и окружающая их среда (интерьер помещения, ландшафт, окружающие люди и пр.). Именно зрелищностью объясняется особая достоверность и, как следствие, широкое распространение жанра интервью в телепрограммах.
Итак, интервью для ж-та – это, с одной стороны, способ получения информации путем непосредственного общения с человеком, владеющим этой информацией; а с другой – публицистический жанр в форме беседы, диалога, в котором ж-т на экране с помощью системы вопросов помогает интервьюируемому (источнику информации) как можно полнее, логически последовательно раскрыть заданную тему в процессе телевизионной передачи.
Как справедливо предупреждают многие опытные интервьюеры, чтобы добраться до глубинных свойств личности собеседника, от интервьюера требуется особый душевный настрой. Иначе все будет как будто правильно, может быть даже непринужденно, но не взволнует, не затронет, не вызовет ответных чувств.
Распространенная ошибка начинающих интервьюеров – убеждение, что спрашивать легче, чем отвечать. Нет, интервью – это совместное творчество. Успех его во многом зависит от ведущего. В своих вопросах собеседнику ж-т как бы предвосхищает то, что хотели бы спросить сами читатели, радиослушатели, телезрители. А для этого интервьюер должен подготовиться к беседе: наметить предварительный перечень вопросов на основе знакомства с досье (если таковое имеется, в случае достаточной известности собеседника, в Интернете или в справочной службе телекомпании), с предыдущими высказываниями собеседника; бывает полезно расспросить о нем, его привычках и случаях из жизни различных сведущих людей – сослуживцев, членов семьи.
Интервью как жанр занимает особое место на телеэкране. Фактически нет ни одного выпуска новостей, где бы ж-ты ни задавали вопросов компетентным людям, ни обращались к участникам различных событий, ни интересовались мнением окружающих о тех или иных важных событиях. Интервью – непременный элемент многих сложных телевизионных форм. Реже оно используется для создания самостоятельной передачи.
Репортер, берущий телеинтервью, может почерпнуть немало полезного в технике интервьюирования, разработанной в эмпирической социологии. Конечно, при этом не следует забывать, что работа ж-та-интервьюера существенно отличается от работы интервьюера-социолога. Первый стремится построить свою беседу не только с учетом индивидуальных качеств собеседника и в зависимости от конкретного (данного, единичного) характера материала, но и определяя композицию передачи, ее тональность, стиль, основывается на собственном творческом опыте, на своей ж-тской индивидуальности. Второй, напротив, стремится к максимальной унификации и в постановке вопросов, и в самом общении с опрашиваемыми. Ведь задачи социолога существенно отличаются от цели, стоящей перед тележ-том: социолог стремится к лаконизму в ответах, чтобы получить суммарные, обобщенные результаты массового интервьюирования, ж-т – к многоплановой, развернутой, индивидуализированной информации. Телевизионное интервью должно носить ярко выраженный личностный характер. И все же правила формулирования вопросов, принятые в конкретно-социологических исследованиях, можно рассматривать как общую методико-техническую основу для ж-та-интервьюера.
Вот некоторые из них, трансформированные применительно к телевидению: задавая вопрос, нужно избегать многозначных понятий; основные вопросы следует формулировать в лаконичной, четкой фразе, так как длинный вопрос интервьюируемый может не запомнить и в результате ответить на часть вопроса (как правило, последнюю); вопрос лучше формулировать, не называя альтернативы, чтобы собеседнику не надо было лишь ограничиться выбором между двумя вариантами ответа.
Сами вопросы некоторые специалисты делят на контактные, адресные, программные и экранные. Что имеется в виду? Прежде всего собеседникам надо войти в контакт, познакомиться друг с другом. Опытный ж-т постарается сразу же создать непринужденную атмосферу общения, расположить интервьюируемого. Для этого есть немало способов: шутка, подходящий к случаю анекдот, рассказ о себе, выяснение каких-то косвенных деталей, имеющих отношение к встрече ж-та с его героем. «Здравствуйте, рад вас видеть! Я вас именно таким и представлял... Кстати, вы не родственник того Иванова, который... А вот однажды мне пришлось интервьюировать другого Иванова, так он...»
Адресные (или анкетные) вопросы позволят ж-ту выяснить биографические данные собеседника, узнать о нем то, что пригодится в телепередаче. Эта часть беседы ни в коем случае не должна превратиться в своеобразный допрос. При сухом перечислении анкетных данных может возникнуть холодок между собеседниками, который потом не так просто будет развеять на экране.
Программные вопросы – это уже разговор по теме экранного интервью. Однако следует избегать дублирования вопросов, намеченных для экранной части беседы. Иначе интервьюируемый, что называется, выговорится и в результате во время эфира ни ему, ни зрителям не будет интересно.
В зависимости от задачи, поставленной ж-том, различают интервью-мнение (высказывание по какому-либо поводу) и интервью-факт (сообщение о чем-либо известном данному лицу).
Используют жанр интервью лишь тогда, когда интервьюируемый может сказать больше, чем ж-т, или когда интервьюируемый своим выступлением поддерживает некую общественную кампанию, если данный вопрос стоит в центре внимания множества людей и требуется выяснить их взгляды. Интервьюируемые традиционно делятся на три категории:
1) политические и государственные деятели, специалисты и другие люди, обладающие специфическими знаниями в какой-то конкретной области; их интервьюируют, чтобы узнать о чем-нибудь;
2) знаменитости, которых интервьюируют для того, чтобы подробности их жизни и деятельности стали достоянием широкой публики;
3) обыкновенные люди, с которыми мы встречаемся дома, на улице, на службе; у них берут интервью, чтобы выяснить общественное мнение о том или ином событии.
Цели интервью первой и второй категорий в какой-то степени перекрещиваются, многие выдающиеся личности – эксперты в своей области. Например, хорошо известный политический деятель, выступая как официальное лицо по некоторым аспектам политики своей партии, может в процессе интервью ярко раскрыться как личность.
В идеале интервью на экране (за исключением ситуации официального характера) должно выглядеть как непринужденный разговор двух людей, один из которых более информирован по обсуждаемой теме. Но просто поговорить эти люди могли бы и не в студийном павильоне, без камер и осветительной аппаратуры. Стало быть, в самой природе телевизионного диалога есть некая двойственность. Чтобы разобраться в этом, приведем примерную типологию интервью в зависимости от их цели (а вместе с целью меняется и способ ее достижения, т. е. тактика поведения ж-та).
Протокольное интервью проводится для получения официальных разъяснений по вопросам внутренней и внешней политики государства. Интервьюируемый – соответственно официальное лицо высокого ранга.
Информационное интервью. Цель – получение определенных сведений («интервью-мнение», «интервью-факт»); ответы собеседника не являются официальным заявлением, поэтому тон разговора близок к обычному, окрашен различными эмоциональными проявлениями, что способствует лучшему восприятию информации. Входит в состав информационно-публицистических программ.
Интервью-портрет – особая разновидность телевизионного интервью с целью по возможности всестороннего раскрытия личности собеседника. Преимущественное значение приобретают социально-психологические эмоциональные характеристики, выявление системы ценностей интервьюируемого. Нередко выступает как составная часть экранного очерка.
Проблемное интервью (или дискуссия). Ставит задачу выявить различные точки зрения или пути решения социально значимой проблемы.
Интервью-анкета проводится для выяснения мнений по определенному вопросу у различных собеседников, не вступающих в контакт друг с другом. Обычно это серия стандартизированных интервью, в которых всем участникам задается один и тот же вопрос. Скорее всего, именно эта разновидность телевизионного интервьюирования может стать первым самостоятельным заданием начинающего репортера. Интервью-анкета проводится, как правило, за пределами студии. Выполняя это задание, репортер должен уметь вступать в контакт с людьми, располагать их к себе, добиваться поставленной цели.
Объект общественного мнения, избранный для интервью-анкеты, должен отвечать трем критериям: 1) быть дискуссионным (существуют разные точки зрения на затронутую проблему); 2) вызывать общественный интерес; 3) находиться на уровне компетентности большинства (суть вопроса должна быть понятна и интервьюируемым, и аудитории, чтобы зрители чувствовали себя «компетентными судьями», оценивая высказывания экранных собеседников). У последнего условия бывают исключения. В «Татьянин день» репортер спрашивает у студентов: «Знаете ли вы, какой сегодня праздник?» Многие отвечают отрицательно, но телезрители уже знают о теме анкетирования, и эти ответы свидетельствуют об одном: возрождение старой традиции только начинается, чему, собственно, и посвящено интервью.
Для проведения интервью-анкеты составляют предельно краткий сценарный план, который содержит основной вопрос, предлагаемый интервьюируемым, указание о месте проведения интервью и о характеристиках будущих собеседников. Например: «Чего вы ждете от наступающего года?» – этот вопрос задастся на центральных улицах Москвы случайным прохожим, москвичам и гостям столицы. Среди них могут быть: школьник, военнослужащий, продавец уличного ларька, супружеская чета из деревни, иностранный турист. Последующий монтаж ответов представит панораму интересов и ожиданий людей.
Делая ставку на незнакомых собеседников, интервьюер представляет себе примерную «модель» совокупности людей, которых собирается опросить, и характер их ответов – так сказать, «веер мнений», достаточно типичный в данное время. Как всегда на телевидении, сценарная подготовка сочетается с импровизацией при осуществлении замысла.
Впрочем, интервью-анкета может стать не только основой «проходного» информационного сюжета, но и эффектным «ходом» серьезного публицистического фильма. Например, в широко известной ленте А. Стефановича и О. Гвасалия «Все мои сыновья» формообразующий «стержень» – абсолютно одинаковые вопросы, на которые отвечают 14 молодых людей, представители одного поколения. Среди них школьники, студенты, молодые рабочие, лаборант, парикмахер, литератор. Вопросы самые простые, а ответы искренни, нестандартны, иногда ответ дается без слов, целая гамма чувств прочитывается на лице юноши или девушки. В итоге фильм рисует яркий и убедительный портрет поколения. Таковы возможности столь простой, на первый взгляд, жанровой разновидности телевизионного интервью.
Внешне весьма простым представляется протокольное интервью. Ж-т задает вопросы, нередко заранее согласованные, композиционно никак не связанные. Что-либо переспрашивать, уточнять не принято. Официальное лицо дает официальные ответы. Вот и все. Но сколь часто весьма опытные ж-ты (а иным и не поручат брать интервью у высокопоставленного лица) попадали впросак, теряли профессиональный авторитет, нарушая «чистоту жанра» этой разновидности телевизионного интервьюирования.
Хрестоматийный пример. Во время первого визита в Москву премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер три известнейших наших ж-та-международника взяли у нее интервью, в котором все они выглядели более чем неудачно. В чем дело? Лишь в том, что ж-ты попытались превратить протокольное интервью в интервью-дискуссию. Навязать свою точку зрения (пусть это и была тогдашняя официальная государственная политика страны, куда прибыла Тэтчер) им, естественно, не удалось. Наивно было полагать, что репортеры смогут убедить, распропагандировать одного из авторитетнейших европейских политиков. Блестящий полемист, «железная леди», как ее называли, не уступила ни пяди своих убеждений, но сделала это с чисто английской корректностью, необычайно любезно и по-женски обаятельно. Интервьюеры же выглядели не только непрофессионалами, но и просто невоспитанными людьми.
Еще пример. Президента России Б. Ельцина дважды интервьюировали ж-ты Центрального телевидения. Выполняя «социальный заказ» руководства компартии, они делали это явно недоброжелательно, свои вопросы превращали в своеобразные ловушки – и это не могло понравиться зрителям. Но вот после известных августовских событий 1991 г. Б. Ельцин появляется на телеэкране вместе с молодым репортером, доказавшим свою лояльность российским структурам. И что же? Ж-ту кажется, что он призван помочь главе государства донести до аудитории свои мысли, и поэтому репортер то и дело высказывает собственные суждения. Но ведь зрителей интересует мнение президента, а не молодого ж-та! Последний просто не вправе отвлекать своей персоной и своими рассуждениями внимание аудитории.
В протокольном интервью репортеру неуместно изображать непринужденность, задавать выученные наизусть вопросы, как бы подыскивая слова. Тем более неуместно действительно искать нужные слова во время официального интервью, не подготовившись к нему заранее. А уж высказывать собственное мнение в протокольном интервью – величайшая бестактность.
Информационное интервью – наиболее распространенная форма экранного диалога. Во всяком случае, в информационных выпусках абсолютное большинство встреч ж-тов с их собеседниками происходит с целью получения конкретных сведений от человека, владеющего необходимой информацией. Чаще всего такие интервью выполняют две взаимосвязанные задачи: получение общественно значимой информации плюс выявление некоторых особенностей личности носителя этой информации.
В отличие от интервью-анкеты, где всем задаются одинаковые вопросы, в хорошем информационном интервью каждый вопрос индивидуализирован, рассчитан именно на того человека, с которым в данном конкретном случае беседует ж-т. Иногда звучащие на экране наивные предложения типа «расскажите нам, пожалуйста, что-нибудь о...» – свидетельство неготовности ж-та к интервью.
Информационное интервью для ведущего его ж-та вовсе не является получением абсолютно новых для него сведений. Профессионал обычно в основном знает, что услышит в ответ, и четко, продуманно ведет беседу. Это, как мы уже подчеркивали, вовсе не значит, что собеседники до съемки обсудили все вопросы, которые будут заданы. Экранные вопросы никогда, ни при каких обстоятельствах при подготовке информационного интервью не сообщаются интервьюируемому по крайней мере в тех формулировках, в каких прозвучат в кадре. Иначе будет утрачен элемент импровизационности, феномен рождающегося на глазах телезрителей слова, без чего телевизионное интервью утратит аромат новизны, непосредственности, естественности, столь необходимых для полноценного зрительского восприятия.
Портретное интервью так же отличается от выступления человека в телехронике, как фотография на паспорт от произведения фотохудожника, запечатлевшего то же лицо.
Портретное телеинтервью может быть главной составляющей фильма-очерка – произведения телеискусства, созданного по особым законам эстетического освоения действительности. Такой телевизионный портрет многомерен. Герой может предстать перед зрителем в своих отношениях с другими людьми, в противостоянии вечным проблемам бытия, в нравственных исканиях или в утверждении принципов, в которые он верит, которые представляются ему незыблемыми. Человек в интервью может говорить не о себе, но в этом тоже отразится его личность, система взглядов и ценностей, которыми он руководствуется. Телевизионная практика знает случаи, когда жанр портретного интервью становился своеобразным документом времени, рисовал образ не только одного человека, но и целого поколения.
Текст сам по себе не дает полного представления о характере человека, важнейшее тут – неподдельные эмоции героев, та самая невербальная информация, которая заставляет вглядываться в лица на экране, сопереживать участникам передачи. Таковы возможности жанра портретного интервью, в котором речь, как правило, идет о глубоко личном, но через него постигаются социальные закономерности. Наиболее близкие примеры – «Момент истины» Андрея Караулова, «Галерея Бориса Ноткина» или циклы Урмаса Отта.
Проблемное интервью. Здесь предполагаются иная тональность разговора, открытая публичность, явное присутствие телекамеры. Если в портретном интервью (да и в других разновидностях тоже) ж-т – добытчик разного рода сведений, то в проблемном он нередко заявляет и о своей точке зрения. Позиция ж-та в этом случае служит неким активизирующим началом совместного поиска истины, предпринимаемого в интересах общества, на глазах у телезрителей, в соответствии с демократическими принципами обсуждения важных вопросов, касающихся всех и каждого.
Разумеется, весьма редко ж-ту удается, как говорится, поставить точку на той или иной проблеме. Важно, что проблемное интервью, как и любое другое произведение публицистики, способствует формированию общественного мнения по обсуждаемой проблеме, выявляет различные ее аспекты, призывает к практическим действиям.
Проблемное интервью разрабатывается ж-том, как шахматная партия гроссмейстером. Автор заранее продумывает основные тезисы беседы, выстраивает на бумаге драматургию будущей передачи: свои вопросы и суждения, возможные контраргументы собеседников, варианты их реакции на вопросы и своей реакции на их ответы. Как правило, привлекается обширный фактический материал: личные наблюдения, статистика, высказывания известных людей, примеры из литературы, документы (в том числе фотографии и кинокадры). Наряду с логическими доводами возможна аргументация, рассчитанная на эмоциональную реакцию собеседника и зрителей.
Проблемное интервью едва ли не самое сложное из рассмотренных нами. Для того чтобы с успехом вести такие диалоги, нужна основательная подготовка – от общекультурного уровня ж-та, его эрудиции до знания основ рассматриваемой проблемы, скрупулезного изучения материалов, связанных непосредственно с темой предстоящего разговора. Портретное и проблемное интервью выходят за рамки информационности и примыкают к группе аналитических жанров.

38. Репортаж на радио и ТВ. Репортаж
Мы уже знаем, что репортажность – имманентное (внутренне присущее), природное свойство телевидения. Соответственно репортаж – наиболее распространенный, действенный, ведущий жанр тележ-ки.
Термин «репортаж» происходит от фр. reportage и англ. report, что означает сообщать. Общий корень этих слов – латинский: reporto (передавать).
Возник термин в середине прошлого века, но вполне понятно, что и до появления его в периодической печати встречались сообщения, содержащие некоторые репортажные элементы. Однако потребовались годы и годы, прежде чем репортаж приобрел качества самостоятельного жанра, и появилась профессия репортера, т. е. «сообщающего новости», своеобразного посредника между аудиторией и событием. Более того, в отечественной журналистике был довольно значительный период упадка жанра, после чего репортаж вновь занял лидирующее положение практически во всех средствах массовой информации и возрождению его авторитета, безусловно, способствовало повсеместное распространение телевидения.
Таким образом, репортаж – жанр ж-ки, оперативно сообщающий для печати, радио, телевидения о каком-либо событии, очевидцем или участником которого является корреспондент. Особо отметим последнее обстоятельство, ибо сообщение новостей является целью и других информационных жанров. Но в репортаже на первый план выходит личностное восприятие события, явления, отбор фактов автором репортажа, что не противоречит объективности этого информационного жанра.
В сущности, вся история ж-ки - история становления и совершенствования репортажа, характеризуемого максимальной приближенностью к естественной жизни, способного представлять явления реальной действительности в их естественном развитии.
В газете и на радио репортер должен словами «нарисовать» событие, поэтому описательная функция – главная в творческой работе газетного и радиорепортера. Совершенно иначе обстоит дело на телевидении: телекамеры наблюдают саму жизнь; репортер смотрит на событие глазами телезрителя (точнее, телезрители видят события глазами оператора и репортера). А поскольку описательная функция осуществляется камерами, репортеру остаются закадровые пояснения, рассказ о неочевидных обстоятельствах происходящего.
Поэтому и нет никакого противоречия в том, что, с одной стороны, телерепортаж отражает жизнь в формах самой жизни, т.е. максимально приближен к реальной действительности, объективен по сути своей, а с другой стороны, сущностным свойством жанра становится то, что субъективное восприятие события репортером выходит на первый план, ж-т в большинстве случаев выступает свидетелем, а иногда и участником отражаемого действия. (Исключения случаются, когда репортер ведет рассказ, сидя в студии и наблюдая за действием на экране монитора.)
По способу трансляции различают прямой репортаж и фиксированный. Прямой репортаж транслируется в эфир в момент совершения действия и осуществляется при помощи передвижной телевизионной станции (ПТС). Невозможность показать событие в момент его свершения или в его реальном временном объеме требует его фиксации.
По способу фиксации репортажи называются видео-, кино- и фоторепортажами.
Древнейший способ фиксации изображения – рисование. Но разве нельзя в принципе представить себе жанр изорепортажа на телевидении, – особенно при нынешнем распространении компьютерной графики и спецэффектов? Впрочем, в Соединенных Штатах, где издавна законом запрещена съемка в зале суда, тележ-ты всегда пользовались зарисовками художников, т.е. жанром изорепортажа.
Особенности звукового сопровождения позволяют говорить о двух разновидностях телерепортажа: синхронный (термин возник во время появления на телевидении синхронных камер, позволяющих одновременно фиксировать изображение и звук, а следовательно, обеспечить на экране совпадение произносимых слов и артикуляции говорящего человека) – это репортаж, содержащий естественные шумы и речь участников, и немой (так говорят практики, имея в виду отсутствие звукового сопровождения с места событий); закадровый текст читает теледиктор; следует сказать, что данная разновидность репортажа все реже употребляется в практике крупных телестудий. Нельзя, впрочем, отрицать, что и у этой разновидности телерепортажа есть своя сфера применения, скажем, официальность сообщения.
К типологическим особенностям репортажей относится и деление их на событийные, тематические и постановочные. В первом случае речь идет о показе реального события, протекающего независимо от репортера, задача которого – по возможности точно и достаточно подробно проинформировать об этом. В тематическом репортаже автор-ж-т подбирает объект показа и происходящие на нем события в соответствии с избранной темой, заданной идеей телевизионного произведения. Наконец, в условно называемом постановочном репортаже ж-т откровенно выступает организатором события. Подобная организация может быть интересной и полезной, а может – вредной и непрофессиональной. Но обо всем по порядку.
Первая, начальная форма использования репортажа может быть названа некомментированным показом, или трансляцией события (в прямом эфире или в записи).
Некомментированный репортаж (или трансляция) используется в прямом эфире при показе важнейших общественно-политических или культурных событий, где интерес для зрителей представляет все происходящее, без каких бы то ни было исключений. Сюда относятся имеющие основополагающее значение заседания высших законодательных органов страны, пресс-конференции отечественных и зарубежных государственных деятелей, представляющие всеобщий интерес, спортивные состязания, в которых комментарий сведен до минимума. Наконец, трансляция некоторых концертов, спектаклей в какой-то мере соответствует жанру некомментированного телевизионного репортажа.
В комментированном репортаже активно действующей фигурой наряду с операторами, режиссером, звуковиками становится репортер. И хотя, как правило, на протяжении всей передачи он остается за кадром, а само событие нередко предстает перед ним на экране монитора как результат режиссерско-операторского отбора, для зрителя именно репортер как очевидец события наиболее осведомлен в том, что происходит по ту сторону экрана. Репортер – это «гид» телезрителя, своим живым, образным словом, всесторонним знанием материала, своим эмоциональным отношением к событию помогающий понять суть экранного действия.
В событийном репортаже определяющим является само событие, последовательность его развития. Слово репортера не организует, не ведет действие, но следует за ним. Работа репортера, ведущего закадровый комментарий, сложна и ответственна. Он не имеет возможности, подобно газетчику, размышлять над каждым словом, каждой фразой, затем перечитать свой материал, отредактировать, «выправить» его. Ведя передачу «по живому», он часто сталкивается с неожиданными ситуациями, находясь нередко в том же положении, что и зритель: так же изумляясь, так же «болея», как и сидящие у телевизора. Подготовка к репортажу сводится к сбору предварительных сведений о предстоящем событии, к написанию «заготовок», где были бы и яркий, запоминающийся образ, и остроумная фраза.
Событие неприкосновенно. На него можно смотреть, в него можно вглядываться, но изменить, адресуя его зрителю, нельзя. Подчиняясь лишь своей логике, в реальном времени и пространстве, оно течет перед объективами и микрофонами телевизионной техники. Но за кадром идет напряженная, четко слаженная работа, мало зависящая от того, идут ли кадры в эфир непосредственно или фиксируются на магнитную пленку. Оператор у камеры, режиссер, ведущий монтаж, выделяют какие-то детали, убирают «лишнее» – с тем, чтобы зритель, в конечном счете увидел своеобразную зрелищно-звуковую интерпретацию события.
Тематический (его называют также «обозренческий», в других случаях «проблемный») репортаж связан чаще всего с показом интересного для зрителей регулярно происходящего действия. Это может быть репортаж с городских улиц о состоянии дорожного движения или торговли, репортаж из мастерской художника, из цеха автомобильного завода или с трека, где автомобили испытываются, из балетного класса и т. п. Событием в этих случаях можно считать сам приезд телегруппы на объект, сам факт показа будничной жизни широкому зрителю.
Такой репортаж требует основательной сценарной подготовки, определения ключевых моментов действия и последовательности показа. Слово репортера здесь ведет за собой режиссуру (в случае прямого эфира); репортер становится участником действия. Он является одновременно пытливым экскурсантом (на объекте) и отчасти экскурсоводом (для зрителей), не подменяя, однако, тех, кто работает здесь постоянно и может дать более глубокие и интересные сведения. Роль репортера – облечь всю информацию в популярную, увлекательную форму. Репортаж не должен быть казенным. Хорошего репортера отличает нестандартный взгляд на происходящее, умение подметить в нем интересные для всех подробности.
Наконец, тележ-т может сам смоделировать событие. Этот метод получил название «спровоцированная ситуация». Точнее было бы говорить о ситуации, «спроектированной» ж-том, ведь провокация – вызов к действиям, которые могут повлечь тяжелые последствия для провоцируемого, а в репортаже подобное недопустимо. Предполагается лишь естественная реакция людей на те или иные предлагаемые обстоятельства.
Часто метод сочетается с использованием скрытой камеры. Однажды телевизионные камеры были скрыто установлены неподалеку от строительной площадки. Репортер предупредил зрителей, что сейчас на их глазах произойдет групповое хищение государственного имущества. В это время у штабелей с кирпичом останавливается грузовик, и рабочие в комбинезонах (на самом деле это друзья репортера) начинают грузить стройматериалы в кузов машины. Через некоторое время кто-то из строителей решает все же поинтересоваться, что же происходит. Краткий ответ: «Начальство велело» его вполне удовлетворяет. После этого машина уезжает, а репортер может выйти из своего укрытия и повести нелицеприятный разговор о сохранности общего добра. Это репортаж постановочный.
К сожалению, телевизионная практика знает и другие постановочные репортажи, когда репортер, не успевший зафиксировать реальное событие, пытается его восстановить. Скажем, корреспондент опоздал на пуск нового сталепрокатного цеха. Только что раскаленные слитки металла впервые пронеслись по рольгангам. Опоздавший репортер принимает решение воссоздать ушедший миг. Он просит строителей еще раз пробежать вдоль стана, крича «ура» и подбрасывая в воздух свои каски. А уж какая болванка будет двигаться по рольгангу – первая или двадцать первая – как будто не имеет значения: они не отличаются друг от друга. И все бы хорошо было в репортаже незадачливого корреспондента, если бы ироничные лица и смеющиеся глаза участников этого «спектакля» не выдавали подлог. Такие приемы подрывают доверие к телевидению.
Поскольку событийный репортаж выполняет информационную функцию, а тематический (проблемный) – чаще всего культурно-просветительскую и социально-педагогическую, исследуя жизнь в различных ее проявлениях, жанр репортажа является переходным и может решать задачи, свойственные аналитической публицистике.
Билет 22. Репортаж на радио, ТВ, в газете. Сравнительная характеристика.

"Постоянно установленные обычаи - этикеты порядка осмотра мира называются жанрами". Это предположение высказано теоретиком литературы и кино В. Б. Шкловским. Оно применимо и к теории ж-ки .

Если тема материала выбрана событийная, задача - показать, как это происходит, то жанр - репортаж, а метод работы в этом жанре - наблюдение.
Надо организовать сбор материала таким образом, чтобы иметь возможность лично наблюдать событие. Другие способы добавления информации при этом вовсе не исключаются. Полезно почитать что-то близкое к теме. Можно задавать вопросы, реконструировать ход события по свидетельству очевидцев. Но в результате для читателя должен быть создан эффект присутствия (читатель как бы сам видит происходящее). А лучший путь к этому результату - опять-таки наблюдение! Проверено опытом множества репортеров.
Знание нужного пути сокращает время на достижение цели. Для ж-та это выигрыш в оперативности. На самостоятельную разведку лучших путей уходят годы, и в результате чаще всего изобретается велосипед... Нет, выгоднее пораньше начать изучение жанров, причем изучать их именно как методы, как технологии умственной работы.
То есть репортаж, как жанр предусматривает наблюдение ж-та за событием, по этому можно считать его наиболее телевизионным жанром. Если скажем очерк, более журнальный жанр, который мы привыкли читать с листа, несмотря на его описательность, то репортаж предусматривает именно сиюминутное (горячее) присутствие ж-та. В репортаже, почти в единственном информационном жанре, уместно обращение ж-та к зрителю от первого лица: “я иду, я вижу, происходит вокруг меня то-то…” К тому же здесь это добавляет в материал не аналитический, а собственно информационный оттенок с еще большей достоверностью.
Среди специфических телевизионных жанров в информации выделяется прямой репортаж. Непосредственный контакт с происходящим, возможность которого дает зрителю прямой репортаж, оказывает влияние на психологическое состояние аудитории: у зрителя создается ощущение сопричастности событию. Выделяют три разновидности репортажа:
1. Репортаж о незапланированном событии.
2. Репортаж о запланированном событии.
3. Исследовательский репортаж.
Репортаж на телевидении – один из основных жанров телеинформации.
Прямой репортаж – непосредственная трансляция в эфир передачи сообщений репортером, ведущим репортаж с элементами авторской импровизации и комментированием, на основе заранее подготовленных материалов, без предварительного монтажа изобразительного ряда.
Репортаж в записи. –запись события на любом носителе с последующим монтажом на основе дополнительного авторского текста или нового изобразительного материала в соответствии со сценарным планом.
Проблемный репортаж – передача с места события, посвященная анализу и оценкам, выводам, урокам этого события.

Радийной журналистике репортаж также характерен как и телевизионной. Радиорепортажи делятся на те же виды, что и телевизионные: прямой, в записи и т.д., хотя радиорепортаж немного менее остр, ярок и событиен, чем телевизионный, так как в репортаже все-таки важна наглядность, наблюдение зрителя за происходящим, чего не может дать своей аудитории радио.
И менее всего присущ репортаж газетно-журнальной журналистике, то есть по форме он иногда встречается в прессе, но здесь его можно назвать уже и заметкой, информацией и корреспонденцией.

Сейчас к старым способам решения познавательных задач добавляются новые, зачастую заимствуемые по соседству - у науки, искусства...
Эти движения в каждом из жанрообразующих факторов серьезно изменяют жанр в целом, не "отменяя" его. Тогда речь идет уже о выделении особого вида жанра. Или о смешивании его с другими жанрами. Такие жанры гебриды встречаются разные, с отдельной спецификой для разных видов СМИ.
Что касается газетных репортажей, процесс их "гибридизации" был подробно показан В. В. Ученовой. В начале 80-х гг. происходило заметное движение репортажа к аналитике. То есть, конечно, оставался и классический, информационно-событийный и познавательный репортаж. Но еще в 30-е гг. к нему прибавилась межжанровая форма - знаменитые репортажи А. Кольцова ("Три дня в такси", "Семь дней в классе"), похожие одновременно и на очерки, и на статьи. А через полвека трудами Г. Бочарова, Ю. Роста, В. Черткова и других выделился уже особый вид репортажа - аналитический.
Термин, впрочем, не прижился; сегодня чаще говорят о "репортерском расследовании" Однако расследование - не жанр, расследование - метод, открывающий пути к нескольким жанрам: корреспонденции, проблемному очерку, статье... Ну, да дело не в названии, существенно, что лучшие репортерские силы двинулись в глубину, от созерцания к осмыслению происходящего в жизни.
Показывать, как протекает событие, теперь лучше удается телевидению. Глазами телеобъективов мы видим достаточно много подробностей... и нередко просто не успеваем осмыслить увиденное. Газетные репортеры сделали предметом своего внимания стоящее за событием явление. Или проблему. Или черту характера человека. (А это уже предметы других жанров, верно?) К показу прибавили обдумывание, объяснение (а это уже другие задачи).
В результате появились гибриды, которые сами авторы по привычке называли репортажами, а редакции нередко представляли как очерк. А один из лучших ж-тов "Литературной газеты" А. Рубинов называл свои произведения по имени метода - "операциями".
Он проводил исследовательские операции для изучения острых социальных проблем. На этом обычно специализируется статья, а в статье используются современные методы научного исследования. Рубинов применил метод, более свойственный естественным наукам - эксперимент. В процессе эксперимента ученый ведет наблюдение, и Рубинов, наблюдая, показывает читателю ход эксперимента как событие, то есть ведет динамичный репортаж, насыщенный зримыми деталями.
Увлеченный читатель легко приходил вслед за автором к анализу полученных данных и следил теперь уже за ходом рассуждений исследователя... Внешняя форма публикаций А. Рубинова - блестящих, оригинальных, остроумных - была ближе к репортажной, а логический стержень, на котором держался текст, соответствовал логосюжету статьи.
Теоретический вывод был сделан В. В. Ученовой так: "Осознавая и творчески осваивая процесс развития жанров, важно не терять из виду, что за внешне наглядными метаморфозами жанров происходит многомерное сочетание, пересечение и взаимодействие методов ж-тского познания, репортерского поиска, приемов исследования, и именно в этих, спрятанных в глубине строки, взаимодействиях обнаруживаются многие "секреты" эволюции традиционных жанровых форм". [5]
В.В. Ученова подчеркивала жанрообразующую роль метода как решающую. Но будем помнить, что метод выбирается в зависимости от предмета и функции... Лет пять назад наблюдался бурный всплеск классического познавательного репортажа, аналитический же - краса и гордость крупнейших газет - как будто в землю ушел. Точнее - перешел (уже и внешне) в расследование - корреспонденцию, расследование - статью. Почему это произошло?
Время резко ускорило свой ход, события понеслись стремительно, не оставляя возможности глубоко обдумывать их. Открылись предметы, которые раньше не полагалось замечать, и репортеры кинулись в темные углы бытия - устраивать для читателя экскурсии по притонам наркоманов, салонам хиромантов, рынкам живого товара, подвалам моргов... Да и самому читателю, уставшему от проблем, интереснее стало глазеть со стороны, нежели участвовать в охоте за мыслью.
Но при этом мало-помалу начал воскресать очень старый гибрид "репортаж-очерк", известный еще со времен Гиляровского, когда ж-тские расследования углублялись не в социальный анализ, а в наблюдение человеческих типов и судеб. [6]
Жанр не застывает ни в одном из видов, не останавливается навсегда ни на одном из методов.
Потому что движется сама жизнь...

39. Анализ работы телеканала/программы (по выбору).
40. Методы изучения общественного мнения в журналистике. Методы изучения общественного мнения в журналистике.
Деятельность СМИ может быть рассмотрена во взаимоотношениях с самым разными социальными субъектами и институтами (государством, партиями, наукой, религией и др.). Однако важнейшие - связи с общественным мнением.
СМИ участвуют в становлении, развитии и функционировании больших социальных общностей. К числу регуляторов жизни общностей относится и общественное мнение. В наше время общественному мнению не обойтись без массовых коммуникаций.
Ядро отношений СМИ и общественного мнения - неразрывно связанные в деятельности печати, ТВ и радио функции формирования и выражения общественного мнения. Обе стороны этого единства равно предполагают открытость и доступность информации, без этого нет информационного обмена. А природа общественного мнения такова, что оно непременно должно пройти стадии обмена, обсуждения, перейти от суммы индивидуальных точек зрения к надындивидуальной, обобщенной реакции на явления, стать силой, способной влиять и на индивидуальное сознание, и на деятельность социальных институтов.
Прежнее представление политиков и идеологов об общественном мнении лишь как об объекте идеологической обработки с трудом, но все-таки уступает место отношению к нему как особому институту, имеющему право на участие в управлении обществом, на контроль над властью и на поиск вместе с нею приемлемых решений социальных проблем.
Информирование - базовая функция СМИ по отношению к общественному мнению. Его функционирование требует и оперативного, и фундаментального информационного обеспечение - т.е. сведений по конкретному вопросу, с одной стороны, и более основательных знаний о существе вопроса, с другой. Низкая гражданская культура нашего общества предполагает и постоянное информирование о нормах и формах самой процедуры обмена мнениями.
Для того, чтобы общественное мнение “состоялось” как таковое, его нужно выявить, а для начала - сфокусировать внимание людей на определенном вопросе. Для обмена мнениями важно четко определить предмет обсуждения и поддерживать “предметное единство” места и времени, т.е. вести его на определенном отрезке времени и по определенному каналу (под легко обнаруживаемой рубрикой, заставкой).
Фокусирование (сосредоточение обмена на определенном вопросе) и аккумулирование (накопление информации в единое время и в определенных каналах) требует постоянно работы ж-та.
Функцию выявления общественного мнения СМИ могут выполнять разными путями.
Традиционные ж-тские методы - преимущественно качественные, а не количественные. Раньше основной формой были встречи с читателями, зрителями, поездки по стране. Материалы о таких встречах обязательно публиковали. Эта форма сейчас утрачена, так как сократился аппарат собственных корреспондентов, который тоже был каналом выявления ситуации в регионах. Еще одна форма, может быть, несколько парадная, на дававшая интересные результаты, - круглые столы, вокруг которых собирались люди из разных регионов, разных профессий, социальных слоев. Круглые столы были направлены на выявление различных точек зрения.
Традиционный путь - анализ почты, поступающей самотеком. Современные способы, дающие надежную картина распространения тех или иных точек зрения, - зондажи и опросы аудитории. Однако в первом случае (письма, написанные по инициативе их авторов) мы имеем дело с тем, что действительно актуально для пишущих. Во втором - рискуем навязать свои представления об актуальности. Вот почему важно сочетать различные методы выявления общественного мнения. В современной журналистике почти не применяются, к сожалению, традиционные качественные методы изучения общественного мнения. За последнее десятилетие получили большое распространение количественные методы: опросы. В 90-е появились специальные фирмы, которые изучают поведение людей, аудитории СМИ (среди их методов так называемые дневниковые методы, когда людям раздаются дневники, которые нужно заполнять на протяжении определенного промежутка времени, в основном используются в городах). Это называется медиаметрическими исследованиями, которые родились как ответ на потребности рекламодателя. Стоимость рекламного контракта - вот что движет этими исследованиями. Опросы, связанные с изучением интересов людей, проводятся реже и на недостаточно репрезентативных выборках (около 2000). Телевизионные каналы приобретают тоже преимущественно медиаметрическую информацию, в которой их интересует рейтинг (величина аудитории данного СМИ, взятая в определенных рамках).
Собственно общественное мнение практически не исследуется. Пропала культура работы с редакционной почтой. Между тем, редакционная почта, обработанная с помощью количественных методов, может дать представление об общественном мнении. Сегодня на ТВ и радио предлагаются формы интерактивного общения, когда зрителям или слушателям предлагают ответить на какой-то вопрос. Но эта форма не репрезентативна.
Выражение общественного мнения - важнейший момент во взаимоотношениях ж-ки и общества. Свободный обмен информацией тем и важен для общества, что обеспечивает верное отражение его собственного состояния, часть которого - общественное мнение. Эта функция выполняется под действием острейших противоречий: между позициями тех, кто издает газету или делает программу, и тех, кого они имеют в виду как аудиторию. Между правом СМИ на отбор информации и ответственностью за правдивое отражение реальных общественных состояний.
Общественное мнение может быть оглашено, обнародовано в разных формах - обобщенных и традиционно-персонализированных. Разные группы аудитории предпочитают разные способы. Необходимо сочетание таких форм и в целом - полное представление того, что удалось тем или иным путем редакции узнать о мнениях людей. Совершенствуя формы выражения общественного мнения, редакция повышает и возможную его действенность - влияние на соответствующие органы и их представителей. Там, где неубедительно выглядит отдельное высказывание, эффективнее представить статистическое распределение мнений и наоборот.

Методы определения широты аудитории. Для определения широты аудитории телеканалов обычно применяются социологические методы, т.е. те или иные формы опросов. Ясно, что об особой точности результатов тут не может быть и речи. Как заметил шеф социологического департамента австрийского телевидения ОРФ Питер Дьем, приходится определять разницу между двумя неизвестными. Да и что это вообще такое - "смотреть телевизор"? Согласитесь, неотрывно следить за всеми перипетиями остросюжетного фильма и лениво поглядывать на экран, попивая чаек и болтая со знакомыми, - совсем не одно и то же.
До недавнего времени в социологических опросах чаще всего использовался так называемый "дневник". Опросный лист в данном случае представляет собой обычную телепрограмму на неделю со специальными "окошками" напротив каждой передачи. Респондент, просмотрев какую-нибудь передачу, помечает ее "галочкой". Дневники раздаются "репрезентативной выборке", т.е. группе из 1-2 тыс. человек, соответствующей по всему социальному, половому, возрастному, профессиональному, образовательному и т.п. составу обществу в целом. Если, скажем, у нас 13% населения - с высшим образованием, то и 13% опрашиваемых должны быть с высшим образованием. И так далее. Помимо дневников, применяется и просто опрос "по памяти" Звонят, к примеру, по случайным телефонам в Москве и спрашивают людей, что они смотрели вчера по телевизору. Естественно, потом часть ответов отбрасывается, - так, чтобы общий социальный состав опрошенных опять-таки оказался репрезентативным. Но все это уже вчерашний день. Сейчас активно развивается так называемый технический способ измерения аудитории. Теперь зрителю не надо отвлекаться от порноканала для того, чтобы накалякать в дневнике галку напротив передачи "Духовное наследие". За него все делает машина. Рядом с телевизором устанавливается специальный прибор ( аудиометр или “пипл метр” - названий много). Когда зритель нажимает кнопку на пульте дистанционного управления телевизором, прибор это фиксирует. Канал определяется автоматически. Точность набранной статистики, конечно, резко повышается. И потом, зрителю труднее скрыть то, что он хочет скрыть. Например, многие не склонны отмечать в дневнике программы порноканалов. Им, видите ли, стыдно, что они их смотрят. Техника же беспристрастно фиксирует: смотрит, подлец! В результате, рейтинг таких каналов увеличивается в несколько раз. В будущем, когда состоится поголовный переход на цифровое телевидение, проблем с измерением аудитории станет меньше. Пока же приходится обходиться тем, что есть.
39. Виды социологических исследований ж-ки: «академический» и «коммерческий».
Зарубежная практика изучения аудитории СМИ и общественного мнения.
Зарубежные социологи уделяют много внимания качественным исследованиям аудитории СМИ. Проводятся академические опросы, т.е. глубинные, связанные с интересами, потребностями), они ведутся университетами. Коммерческие опросы ведутся специальными фирмами, которые занимаются в основном медиаметрическими, количественными исследованиями аудитории.
Должность социолога в зарубежных СМИ - привычное явление. Если аудитория составляет более 100 тысяч человек, то есть обязательно штатный социолог. Но чаще приглашают социологические фирмы и службы для проведения конкретных исследований.
Существенным направлением в современной западной эмпирической социологии является разработка проблем взаимоотношений человека и общества через каналы массовой информации, место и роль последних как в общественных структурах, так и в индивидуальном потреблении. С 80-х разрабатывается так называемые “теории обработки информации”, которые основываются на социально-психологических подходах и на представлениях о роли массовой коммуникации в обществе.
Конкретные исследования показывают, что не только специалисты, но и массовая публика имеет свои представления о функциях массовой коммуникации и это определенным образом сказывается на потреблении и усвоении информации. Одной из основных функций СМИ в современном обществе считается отражение окружающей действительности. При этом оговаривается определенная степень несвободы как в изображении “картины мира” средствами информации, так и в ее восприятии разными группами массовой аудитории. Одними из пионеров этого направления стали в 70-е исследователи “информационной повестки дня”, основная гипотеза которых заключалась в предположении, что наиболее эффективная массовая информация не в изменении мнений и отношений, как представлялось социологам первой половины нашего столетия, а в обозначении границ событий, о которых осведомлены большие массы людей.
Дальнейшие исследования, правда, принесли больше вопросов, чем ответов, но это направление остается одним из популярных среди исследователей. Так, американские социологи провели сопоставление основных тем, прозвучавших по трем основным каналам ТВ в информационных программах за две исследуемые недели, с данными опроса об интересе телезрителей к этим темам. Такие сопоставления дают четкое представление о “ножницах” между ожиданиями аудитории и предложением со стороны каналов информации, позволяют последним вносить коррективы в свою работу.
Взаимоотношения СМИ и общества, их эволюция наглядно проявляются в исследованиях отношения населения к ж-там и их деятельности, а также в представлениях о роли (функциях) СМИ. Так, опросы, проведенные Французским институтом общественного мнения СОФРЕС в 1975 оказали, что доверие население ко всем каналам массовой информации за 12 лет упало, в том числе к прессе на 16 пунктов, к радио на 14, а к ТВ на 22 пункта. Тем не менее, по мнению респондентов, все-таки достоверность изображения событий на телевидении выше, чем в прессе (59% доверяющих ТВ против 46% - прессе). Однако эта иллюзия, очевидно, рассеивается. Одна из причин падения доверия СМИ - утрата веры в независимость ж-тов. Другой причиной можно считать частое обращение СМИ, по мнению французов, к маловажным проблемам и то, что они плохо отражают реальные мнения населения.
Традиционный объект внимания социологии массовой коммуникации - массовая аудитория - остается в центре внимания современных зарубежных исследователей, но подходы к ее изучению претерпели значительные изменения за последние десятилетия. Воспринятое некогда как шаг вперед в структурировании анонимной аудитории деление ее по социально-демографическим признакам сейчас воспринимается как необходимое, но явно недостаточное. Более того, все чаще исследователи приводят доказательство того, что социально-демографические характеристики скорее подходят как способ описания особенностей групп аудитории, сложившихся по другим основаниям - интересам, мотивам, позициям и т.п.
Главной чертой исследований последних десятилетий является отказ от модели “пассивной” аудитории и поиск признаков (психологических, социальных, коммуникативных), определяющих их объединение (часто временное, неустойчивое) вокруг тех или иных источников информации, каналов, передач.
Существенные изменения произошли в понимании и использовании таких традиционно включаемых в исследования аудитории признаков, как интересы и мотивы обращения к СМИ. Деление массовой аудитории по интересам стало теперь явно недостаточным и условным. Представление о том, что элитарные передачи по ТВ смотрит избранная публика, оказалось ошибочным, и предлагается теперь сосредоточить внимание исследователей на изучении спектра информационных интересов единой аудитории, а не множества аудиторий с одним или немногими интересами каждая. Исходя из этого, ТВ должно стремиться к созданию разнообразных передач, рассчитанных на разнообразие интересов, а не на специфическую, часто мифическую, аудиторию.
Огромное внимание современная социология массовой коммуникации уделяет изучению мотивов обращения аудитории к тем или иным средствам или типам информации. На основе значительного числа исследований выявлена достаточно устойчивая структура основных мотивов обращения человека к ТВ: общение, времяпрепровождение, привычка, эскапизм, релаксация, развлечение, поднятие жизненного тонуса и получение информация.
Одной из ключевых проблем взаимодействия СМИ и общественного мнения является вопрос о том, должны ли они быть “зеркалом” мнений или их “ваятелем”. В более широком смысле это проблема соотношения “картины мира” в реальной действительности, в массовой информации и в головах людей. Исследователи, например, отмечают, что ведущие американские информационные агентства уделяют развивающимся странам не меньше места в своих сообщениях, чем развитым. Однако, как правило, они выделяют в жизни развивающихся стран негативные (коррупция, преступность, отсталость) аспекты, что приводит к искажению “картины мира”. Такое же искажение было в свое время зафиксировано исследователями отражения в английской прессе антивоенного (против войны американцев во Вьетнаме) движения в Великобритании.
Активно разрабатываются сейчас проблемы взаимодействия СМИ и общественного мнения не только друг на друга, но и на третью силу, которую чаще называют “круги, принимающие решение” (от правительства до разного рода руководителей). В этом кругу СМИ выступают как рупор общественного мнения и как канал влияния на общественные процессы. Причем эффективность воздействия СМИ в последнем случае лучше контролируется и измеряется, чем влияние на формирование общественного мнения.
"Общественное мнение". Термин возник в Англии и с конца 19 века стал активно использоваться в науке. Он несет, по крайней мере, две смысловые нагрузки: во-первых, это социальный институт, специфический механизм принятия решений на различных уровнях жизни общества, во-вторых, это суждение, разделяемое более или менее широким кругом людей по поводу различных событий, явлений общественной жизни. Предметом общественного мнения служит любое событие, действие, факт в сфере экономики, политики или культуры, которые хотя бы на короткое время приобретают общественную значимость. Это может быть принятие закона, смена должностного лица, введение или отмена налога, художественная выставка, публичное выступление какого-либо лица, шаг или жест "первой леди" и т.п. Данное событие может иметь как общенациональный, так и локальный резонанс. Общественное мнение, кроме того, всегда формируется в рамках тех или иных социальных общностей: территориальных, возрастных, профессиональных и других.
"Общественное мнение" как термин почти всегда несет в себе элемент неопределенности именно в том смысле, который придавал ему в физической теории Вернер Гейзенберг, введший это понятие в научный оборот. Действительно, есть не так уж много вещей в мире социальных явлений, по поводу которых люди имеют вполне определенные, устойчивые взгляды, да и то суждения о них, как правило, выходят за пределы того, что обычно называют общественным мнением. Это представления и взгляды, отражающие принципы, ценности, нормативные высказывания. В большинстве же случаев мнения людей носят весьма приблизительный, условный характер и в значительной мере зависят от способа выявления этого мнения и контекста. Общественное мнение - всегда в той или иной степени оценка фактов общественной жизни, в нем выражается то или иное отношение к ним, и в этом смысле общественное мнение всегда неоднородно, дискуссионно, что дает повод вообще усомниться в существовании объективного критерия для определения данного понятия.
Наконец, необходимо отметить фундаментальное свойство общественного мнения: оно не имеет естественного механизма самообнаружения. В качестве механизма его выявления выступает социологическая исследовательская процедура. Мы привыкли к тому, что общественное мнение бывает представлено в виде результатов социологических опросов, и, кажется, забыли, что в другом виде оно просто не имеет репрезентации. Действительно, того, что мы обозначили вначале как суждение, разделяемое более или менее широким кругом людей по поводу тех или иных событий в обществе, в реальности просто не существует. Конечно, в сознании каждого конкретного индивида может существовать то или иное мнение по данному поводу. Точно так же в рамках некоторой социальной общности это мнение может иметь тенденцию к усреднению. Вот эту "среднюю" величину и обнаруживают социологи. Таким образом, можно утверждать, что общественное мнение в том виде, в котором мы привыкли его представлять, есть в значительной степени продукт применения социологической исследовательской процедуры, в создании которого принимает участие не только субъект, носитель общественного мнения, но и его исследователь.
Что исследователь может спросить у респондента? В каких смысловых структурах может быть зафиксировано общественное мнение? Б.А.Грушин выделяет три компоненты общественного сознания:
- рефлексивная компонента выражает информативную сторону сознания; в ней отражается знание, представление человека о мире;
- оценочная (эвалюативная) компонента выражает оценки, отношение человека к миру, событиям и процессам в нем;
- практическая компонента отражает деятельное, практическое отношение человека к действительности.
Общественное мнения является формой общественного сознания, в которой выражена наряду с другими непосредственно оценочная компонента. Тем не менее нельзя сводить общественное мнение, как это часто делается, лишь к выражению оценок, отношения к тем или иным сторонам действительности. В общественном сознании все три компоненты, естественно, не разделены перегородками, и любое высказывание может нести все три из них в разной степени выраженности.

Западный опыт изучения общественного мнения. Уже в 80-е годы 19 века американская пресса проводила опросы общественного мнения, связанные с избирательными кампаниями. Новые тенденции в развитии ж-ки, монополизация и сопутствующая ей конкуренция меняли отношения внутри газетно-журнального мира. Формирование рынка периодических изданий в Англии и США привело к ожесточенной "газетной войне": от уровня тиражей массовых газет зависела щедрость рекламодателя. Традиционных способов решения этой проблемы (конкурсов, лотерей, подарков - всего набора мер по привлечению читателей) было явно недостаточно. "Гангстерские" способы борьбы с конкурентами, к которым прибегал американский магнат прессы У.Херст, в конечном счете оказались малоэффективными. И коммерческие, и политические интересы диктовали необходимость более серьезного осмысления вопросов, связанных с деятельностью печати. Так, в Америке к ставшим традиционными опросам, проводимым газетами в ходе выборов, в 30-е годы добавляются обследования аудитории. Изучение эффективности рекламы в средствах массовой информации в США в 30-е годы неизбежно повлекло за собой и конкретно-социологические исследования читательской и радиоаудитории. Один из первых опросов общественного мнения был проведен во Франции в 1937 году. В 30-е годы изучала свою аудиторию Британская радиовещательная корпорация Би-би-си.
Мысль о том, что тираж начинает приносить доход только в том случае, если его можно продать рекламодателю, была высказана в книге, приобретшей мировую известность в качестве классического труда в области изучения информационно-пропагандистских процессов в обществе. Это "Общественное мнение" У.Липпмана. Некоторые авторы подчеркивают ее политологический характер. По словам других, сформулированное Липпманом понятие стереотипа, позволяющего человеку адаптироваться в окружающей его сложной действительности, - одно из важнейших достижений социологии. Если У.Липпман отразил в своем творчестве теоретическую ориентацию американской социально-политической мысли, то П.Лазарсфельд, Б.Барельсон и Э.Годэ продемонстрировали приверженность эмпирическому направлению американской социологии, когда в 1940 году провели конкретно-социологическое изучение влияния средеский характер. По словам других, сформулированное Липпманом понятие стереотипа, позволяющего человеку адаптироваться в окружающей его сложной действительности, - одно из важнейших достижений социологии. Если У.Липпман отразил в своем творчестве теоретическую ориентацию американской социально-политической мысли, то П.Лазарсфельд, Б.Барельсон и Э.Годэ продемонстрировали приверженность эмпирическому направлению американской социологии, когда в 1940 году провели конкретно-социологическое изучение влияния средеский характер. По словам других, сформулированное Липпманом понятие стереотипа, позволяющего человеку адаптироваться в окружающей его сложной действительности, - принципы количественного анализа содержания - контент-анализа. В 40-е годы он получает широкое распространение в США.
25. Методы изучения общественного мнения в журналистике.
Деятельность СМИ может быть рассмотрена во взаимоотношениях с самым разными социальными субъектами и институтами (государством, партиями, наукой, религией и др.). Однако важнейшие - связи с общественным мнением.
СМИ участвуют в становлении, развитии и функционировании больших социальных общностей. К числу регуляторов жизни общностей относится и общественное мнение. В наше время общественному мнению не обойтись без массовых коммуникаций.
Ядро отношений СМИ и общественного мнения - неразрывно связанные в деятельности печати, ТВ и радио функции формирования и выражения общественного мнения. Обе стороны этого единства равно предполагают открытость и доступность информации, без этого нет информационного обмена. А природа общественного мнения такова, что оно непременно должно пройти стадии обмена, обсуждения, перейти от суммы индивидуальных точек зрения к надындивидуальной, обобщенной реакции на явления, стать силой, способной влиять и на индивидуальное сознание, и на деятельность социальных институтов.
Прежнее представление политиков и идеологов об общественном мнении лишь как об объекте идеологической обработки с трудом, но все-таки уступает место отношению к нему как особому институту, имеющему право на участие в управлении обществом, на контроль над властью и на поиск вместе с нею приемлемых решений социальных проблем.
Информирование - базовая функция СМИ по отношению к общественному мнению. Его функционирование требует и оперативного, и фундаментального информационного обеспечение - т.е. сведений по конкретному вопросу, с одной стороны, и более основательных знаний о существе вопроса, с другой. Низкая гражданская культура нашего общества предполагает и постоянное информирование о нормах и формах самой процедуры обмена мнениями.
Для того, чтобы общественное мнение “состоялось” как таковое, его нужно выявить, а для начала - сфокусировать внимание людей на определенном вопросе. Для обмена мнениями важно четко определить предмет обсуждения и поддерживать “предметное единство” места и времени, т.е. вести его на определенном отрезке времени и по определенному каналу (под легко обнаруживаемой рубрикой, заставкой).
Фокусирование (сосредоточение обмена на определенном вопросе) и аккумулирование (накопление информации в единое время и в определенных каналах) требует постоянно работы ж-та.
Функцию выявления общественного мнения СМИ могут выполнять разными путями.
Традиционные ж-тские методы - преимущественно качественные, а не количественные. Раньше основной формой были встречи с читателями, зрителями, поездки по стране. Материалы о таких встречах обязательно публиковали. Эта форма сейчас утрачена, так как сократился аппарат собственных корреспондентов, который тоже был каналом выявления ситуации в регионах. Еще одна форма, может быть, несколько парадная, на дававшая интересные результаты, - круглые столы, вокруг которых собирались люди из разных регионов, разных профессий, социальных слоев. Круглые столы были направлены на выявление различных точек зрения.
Традиционный путь - анализ почты, поступающей самотеком. Современные способы, дающие надежную картина распространения тех или иных точек зрения, - зондажи и опросы аудитории. Однако в первом случае (письма, написанные по инициативе их авторов) мы имеем дело с тем, что действительно актуально для пишущих. Во втором - рискуем навязать свои представления об актуальности. Вот почему важно сочетать различные методы выявления общественного мнения. В современной журналистике почти не применяются, к сожалению, традиционные качественные методы изучения общественного мнения. За последнее десятилетие получили большое распространение количественные методы: опросы. В 90-е появились специальные фирмы, которые изучают поведение людей, аудитории СМИ (среди их методов так называемые дневниковые методы, когда людям раздаются дневники, которые нужно заполнять на протяжении определенного промежутка времени, в основном используются в городах). Это называется медиаметрическими исследованиями, которые родились как ответ на потребности рекламодателя. Стоимость рекламного контракта - вот что движет этими исследованиями. Опросы, связанные с изучением интересов людей, проводятся реже и на недостаточно репрезентативных выборках (около 2000). Телевизионные каналы приобретают тоже преимущественно медиаметрическую информацию, в которой их интересует рейтинг (величина аудитории данного СМИ, взятая в определенных рамках).
Собственно общественное мнение практически не исследуется. Пропала культура работы с редакционной почтой. Между тем, редакционная почта, обработанная с помощью количественных методов, может дать представление об общественном мнении. Сегодня на ТВ и радио предлагаются формы интерактивного общения, когда зрителям или слушателям предлагают ответить на какой-то вопрос. Но эта форма не репрезентативна.
Выражение общественного мнения - важнейший момент во взаимоотношениях ж-ки и общества. Свободный обмен информацией тем и важен для общества, что обеспечивает верное отражение его собственного состояния, часть которого - общественное мнение. Эта функция выполняется под действием острейших противоречий: между позициями тех, кто издает газету или делает программу, и тех, кого они имеют в виду как аудиторию. Между правом СМИ на отбор информации и ответственностью за правдивое отражение реальных общественных состояний.
Общественное мнение может быть оглашено, обнародовано в разных формах - обобщенных и традиционно-персонализированных. Разные группы аудитории предпочитают разные способы. Необходимо сочетание таких форм и в целом - полное представление того, что удалось тем или иным путем редакции узнать о мнениях людей. Совершенствуя формы выражения общественного мнения, редакция повышает и возможную его действенность - влияние на соответствующие органы и их представителей. Там, где неубедительно выглядит отдельное высказывание, эффективнее представить статистическое распределение мнений и наоборот.

Методы определения широты аудитории. Для определения широты аудитории телеканалов обычно применяются социологические методы, т.е. те или иные формы опросов. Ясно, что об особой точности результатов тут не может быть и речи. Как заметил шеф социологического департамента австрийского телевидения ОРФ Питер Дьем, приходится определять разницу между двумя неизвестными. Да и что это вообще такое - "смотреть телевизор"? Согласитесь, неотрывно следить за всеми перипетиями остросюжетного фильма и лениво поглядывать на экран, попивая чаек и болтая со знакомыми, - совсем не одно и то же.
До недавнего времени в социологических опросах чаще всего использовался так называемый "дневник". Опросный лист в данном случае представляет собой обычную телепрограмму на неделю со специальными "окошками" напротив каждой передачи. Респондент, просмотрев какую-нибудь передачу, помечает ее "галочкой". Дневники раздаются "репрезентативной выборке", т.е. группе из 1-2 тыс. человек, соответствующей по всему социальному, половому, возрастному, профессиональному, образовательному и т.п. составу обществу в целом. Если, скажем, у нас 13% населения - с высшим образованием, то и 13% опрашиваемых должны быть с высшим образованием. И так далее. Помимо дневников, применяется и просто опрос "по памяти" Звонят, к примеру, по случайным телефонам в Москве и спрашивают людей, что они смотрели вчера по телевизору. Естественно, потом часть ответов отбрасывается, - так, чтобы общий социальный состав опрошенных опять-таки оказался репрезентативным. Но все это уже вчерашний день. Сейчас активно развивается так называемый технический способ измерения аудитории. Теперь зрителю не надо отвлекаться от порноканала для того, чтобы накалякать в дневнике галку напротив передачи "Духовное наследие". За него все делает машина. Рядом с телевизором устанавливается специальный прибор ( аудиометр или “пипл метр” - названий много). Когда зритель нажимает кнопку на пульте дистанционного управления телевизором, прибор это фиксирует. Канал определяется автоматически. Точность набранной статистики, конечно, резко повышается. И потом, зрителю труднее скрыть то, что он хочет скрыть. Например, многие не склонны отмечать в дневнике программы порноканалов. Им, видите ли, стыдно, что они их смотрят. Техника же беспристрастно фиксирует: смотрит, подлец! В результате, рейтинг таких каналов увеличивается в несколько раз. В будущем, когда состоится поголовный переход на цифровое телевидение, проблем с измерением аудитории станет меньше. Пока же приходится обходиться тем, что есть.



41. Радиовещание в системе СМИ. Структурные и функциональные ха¬рактеристики.
26. Радиовещание в системе СМИ. Структурные и функциональные характеристики.
Специфику каждого из СМИ целесообразно рассматривать по крайней мере по 4 позициям: по способу осуществления, выразительным средства, качествам канала, характеру потребления информации (аудиторные характеристики). Радиовещание следует прежде всего сравнивать с ТВ: оба этих средства по своей природе ближе друг к другу, чем к газете.
Способ осуществления: в звуке и только в звуке. Специфичность каждого канала СМИ связана с присущими ему возможностями осуществления: печатное слово и изобразительные средства для печати, звук (голос, музыка, рисующие шумы) для радио, звук и изображение для ТВ. Соответственно включаются и органы чувств: зрение, слух, слух и зрение.
Радио по своей природе акустическое средства, рассчитанное на аудирование, т.е. на одновременное слушание и понимание информации. Радиовещание осуществляется в звуке и только в звуке. Последнее ограничение составляет его специфику. Действительно, ведь ТВ в полной мере обладает звуком и плюс - изображением. Однако эта простая арифметика всего не объясняет. Изображение требует особого использования звука, требует порой поступиться некоторыми его возможностями, какие-то его потенциальные силы остаются невостребованными. Звук на ТВ часто играет вспомогательную роль.
Выразительные средства: устная речь, рисующие шуми, музыка, монтаж. Радиоречь должна донести до слушателя самую разнообразную информацию, оказать эмоциональное воздействие, сделать невидимое видимым (в этом смысле говорят о наглядности радиоречи, что, в общем, недопустимо на ТВ, где речь не должна подменять или дублировать изображение). Радиоречь по своей природе диалогична, она всегда предполагает собеседника - радиослушателя.
Шумы - отдельные звуковые снимки, звуковые картины бесконечно разнообразной звуками действительности. Шумы выполняют информационные, эмоциональные функции, выступают в роли исторического документа.
Музыка сочетается с текстом, усиливает те или иные эмоциональные стороны, служит монтажным элементом, создает наиболее благоприятный режим восприятия.
Оперативность радио, необратимость информации (как и на ТВ) - другие свойства.
Специфика потребления: совмещение слушания передач с другими занятиями повышает роль “ритма дня” как фактора обращения к радио, выбора программ - фоновый характер радио.
Радиовещание стало выполнять многие необычные для СМИ функции: оно будильник, который будит в приятной форме, спутник в автомашине, помощник, который в течение всего дня облегчает домашним хозяйкам их работу. Другие, основные функции радио: информирование, развлечение, эстетическая функция, коммуникация (общение), интегрирующая функция, социально-воспитательная (управленческая), образовательная.
Радио: государственное и негосударственное. Иновещание. Региональное, федеральное. В 90-е на ТВ и радиовещании РФ произошли перемены, усложнившие структуры телевизионных и радиовещательных программ. На уровне Федерации радио включало в себя программы “Радио России”, ряд новых программ по каналу “Радио-1”, круглосуточную программу радиостанции “Маяк”, программу “Радио-Орфей”, круглосуточный канал студии “Юность”. Новым как на радио, так и на ТВ стала персонификация программ, все большее преобладание получали “ж-тские” ТВ и радио над “дикторским”, широкое использование в ТВ и радио форм “информационно-аналитического вещания”. На ТВ: “Итоги”, “Воскресенье”, “Подробности”, “Новости плюс” и др. Иновещание: радиокомпания “Голос России”. Она была создана в декабре 1993, на базе проработавшего свыше 60 лет в эфире Международного московского радио (МИР). В 1994 “Голос России” вещал на 46 языках. Много рекламы стало.

42.Телевидение в системе СМИ. Основные тенденции развития в услови¬ях рынка. 61. TV в системе СМИ. Основные тенденции развития в условиях рынка.
Специфика ТВ: ТВ способно охватить самые широкие слои населения, даже те, которые остаются за пределами влияния других СМИ. Эта способность ТВ объясняется особенностями его физической природы, определяющими специфику ТВ как средства создания и передачи сообщения. Первое - способность электромагнитных колебаний, несущих тв-сигнал, принимаемый телевизором, проникать в любую точку пространства (в зоне действия передатчика). Эту способность можно назвать вездесущностью ТВ.
Второе - способность передавать сообщение в форме движущихся изображений, сопровождаемых звуком, - экранность ТВ.
Третье - способность сообщить в звукозрительной форме о действии, событии - в момент совершения его. Одновременность действия, события и отображения его на экране - уникальное качество ТВ. Оно обнаруживается только в процессе прямой передачи, когда изображение идет в эфир непосредственно с телевизионных камер, без опосредования предварительной фиксацией, т.е. в настоящем времени. Способность к созданию и распространению нефиксированных сообщений называется непосредственностью ТВ. Непосредственность неразрывно связана с симультанностью телепередачи, т.е. одновременностью наблюдения и показа, трансляции.
ТВ вернуло человечеству возможность, которая была утрачена по мере вытеснения ораторского искусства литературным творчеством. Звукозрительный характер телевизионной коммуникации потребовал восстановить личностные контакты аудитории с коммуникатором, чтобы составить суждение о нем и о ценности его сообщения. Именно этим объясняется значение и привлекательность для аудитории ТВ-информации, персонифицированной, т.е. олицетворенной, ее автором и участниками события. Понятие персонификации связано не только с работой автора-ж-та. Персонифицированный подход можно заметить и в телерекламе, и в детских передачах, и в так называемых “массовых” передачах - особенно в телеиграх.
Непосредственность ТВ, как и радиовещания, определяет принципиальную возможность предельно оперативного получения и распространения информации.
Симультанность выступает как фактор создания “эффект присутствия”, т.е. придает телевизионному сообщению особую достоверность, документальность.
Функции: информационная (все СМИ направлены на удовлетворение информационных потребностей индивида. ТВ распространяет информацию полнее и быстрее, достовернее и эмоциональнее своих предшественников).
Культурно-просветительская функция (ТВ приобщает зрителей к ценностям культуры), интегративная (все СМИ поддерживают нормальное функционирование общества, на которое они распространяются, вещатель должен сознательно работать на укрепление этого чувства сопричастности каждого ко всем). Социально-педагогическая функция (управленческая, предполагает прямую вовлеченность ТВ в систему административного воздействия на население, посредством этой функции решается задача адаптации населения к меняющимся обстоятельствам жизни), организаторская (ТВ иногда само становится инициатором той или иной общественной акции). Образовательная и рекреативная функции не относятся непосредственно к сфере ж-ки..
Тенденции развития: в трудных экономических условиях - экономическая зависимость от правительства и коммерческих структур, в результате - перестройка работы по принципу рыночных отношений.
Провозглашение суверенитета России привело к созданию Российской телерадиокомпании. С большим трудом вступало в строй Российское ТВ. Монопольное право Всесоюзной телерадиокомпании на технические средства позволяло ей всячески препятствовать нормальной работе Российского телевидения, которому был предоставлен второй канал. С 16 мая 1991 регулярно стала выходить информационная программа РТР “Вести” (вначале один раз в день, а затем 3).
В систему ТВ и радиовещания РФ вошли: Российская государственная телерадиокомпания “Останкино” - 1 программа “Останкино”; Всероссийская государственная телерадиовещательная компания - 2 программа; Московская программа - 3 канал; Образовательная программа “Российские университеты” - 4 канал; Канал независимого телевидения - НТВ (4 канал); “ТВ-6 - Москва” - 6 канал. Важное место в системе Российского ТВ занимает программа “Петербург” - 5 канал.
Систему ТВ и радиовещания заключали телерадиоорганизации в национальных образованиях на территории РФ, краевые и областные телерадиоорганизации, городское радиовещание, районное радиовещание, низовое радиовещание.
В 90-е в системе телерадиовещания РФ возникли также негосударственные (альтернативные) организации. Право на ведение телерадиовещания получили 12 независимых организаций и 20 - на деятельность по связям в области ТВ и РВ. В их числе предприятие “Телевидеоканал” г. Балаково Саратовской области, товарищество “Возрождение” г. Щекино Тульской области, радиопрограмма “Европа+” в Москве и др.
Первой негосударственной структурой на Центрально ТВ и самой крупной в начале 90-х был “Телеканал 2х2”, первая программа которого вышла в эфир в конце августа 1990. Он был создан в целях расширения видов коммерческой деятельности ТВ. В начале 90-х - 89 местных государственных телерадиоорганизаций и 203 городские редакции РВ.
В конце февраля 1991 было создано Управление по телевидению и радиовещанию при Министерстве печати и информации РФ. Главной его целью было избежать монополизации телерадиовещания и помочь становлению индивидуального “почерка” в программах местных студий.
Распад СССР принес идеологическое освобождение, в 90-е формируется рынок. Разделение процесса на производство и выдачу программ в эфир - первый показатель новых рыночных отношений. Появление конкуренции в области идеологической деятельности - безусловный плюс современности. Но с одной стороны, он изменила программную политику не в лучшую сторону, а с другой - позволила пойти навстречу основному контингенту телезрителей.
За короткий срок отечественное телевидение проделало гигантский путь преобразований: вырвалось из-под диктата большевистской доктрины, одновременно покончив с таким позорным явлением, как государственная политическая цензура; перестало быть партийно-государственной монополией, опробовав почти все формы собственности (акционерную, частную и проч.); произошло разделение телекомпаний на программо-производителей (продюсерские фирмы) и вещателей (появились даже посредники между первыми и вторыми – дистрибьюторы); в результате возник рынок программ – конкуренция в этой области должна способствовать насыщению рынка зрительских интересов. Если все классификационное «разнообразие» советского телевидения сводилось к делению на центральное и местное вещание, то к середине 90-х годов российское ТВ требовало значительно более сложной классификации:
1. По способу трансляции:
– эфирное (все вещательные организации, использующие традиционный способ распространения телесигнала от телевышки до телесистемы потребителя);
– спутниковое (например, «Космос-ТВ» – совместное российско-американское предприятие, предлагающее российскому потребителю спутниковые телепрограммы западных компаний; в России эру непосредственного спутникового телевещания в конце 1996 г. открыли 4 телеканала НТВ плюс);
– кабельное (компания «КТВ-1», кабельные сети в городах России).
2. По типу деятельности:
– вещательные (осуществляющие телетрансляцию программ, среди которых иногда встречаются компании, лишь ретранслирующие другие станции, – та же «Космос-ТВ», но в большинстве своем это универсальные телеорганизации, имеющие и собственное телепроизводство, и доступ к эфиру);
– программопроизводящие (продюсерские фирмы);
– дистрибьюторы.
3. По охвату аудитории: – общероссийские;
– региональные («Юг России»);
– местные (от областных телестудий до кабельных сетей микрорайона).
4. По форме собственности:
– государственные;
– негосударственные, среди которых все разнообразие дозволенных законом форм собственности: частные, акционерные общества открытого и закрытого типа, общества с ограниченной ответственностью, товарищества с ограниченной ответственностью.
Можно встретить и другие названия: корпорация («Видеофильм»), киноассоциация (DIXI – создатель знаменитой программы «Куклы» на НТВ), продюсерский центр («Московский стиль» – производство программ «Момент истины», «Маски-шоу»; «Джентльмен-шоу»), концерн («Красная площадь» – основатель, продюсер и директор Валерий Комиссаров, программы «Мужские и женские истории», «Моя семья»), независимая телестудия;
– смешанные компании с участием зарубежных инвесторов.
Дальнейшее развитие «экономического плюрализма» ведет к подлинной многопрограммности. В Москве, кроме шестиметровых каналов, повсеместно принимают еще один-два кабельных, четыре-пять в дециметровом диапазоне. Кроме того, можно подписаться на просмотр (без установки «тарелки» – антенны спутникового телевидения) пакета программ из 9 или 16 зарубежных каналов, среди которых английская Би-би-си, французская ТВ 5, германская ПРО 7, американский Суперчэнел, Евро-спорт, Евроньюз, Си-эн-эн, МТБ и др.
Что же касается владельцев спутниковых антенн, то специалисты утверждают, что в Москве и ее окрестностях можно принимать более ста телеканалов. Спутники Intersat транслируют 5 телепрограмм Италии, 4 – Норвегии, 3 – Англии. Спутники Astra позволяют принимать 9 программ телевидения Германии, Англии, США. 9 турецких телеканалов транслирует спутник Turksat. После запуска принципиально нового спутника Hot Bird (Жар-Птица) в Москве можно принимать при помощи «тарелки» диаметром всего 90 см 16 телеканалов со всего света.
Таким образом, мировидение становится реальностью, и российская телеаудитория постепенно приобщается к общемировому информационному телеобмену. А это, в свою очередь, влечет за собой дифференциацию, профилирование российских телевизионных каналов:
– по тематическому признаку – пример: спутниковые каналы НТВ плюс («Наше кино» – отечественный кинематограф, «Мир кино» – зарубежные фильмы, круглосуточная спортивная и музыкальная программы);
– по аудиторному (адресному) признаку – для детей, молодежи, женщин, пенсионеров и т.д.; безусловный лидер среди молодежной аудитории – «ТВ-6»;
– по учредителю – это может быть «мэрский» или «президентский» канал, канал творческих союзов;
– по национальному признаку – республиканская программа, программа для национальных групп населения, проживающих вне территории своих национальных образований;
– по территориальному признаку – общегосударственная и местная программы, межгосударственная (телерадиокомпания «Мир») и объединенная региональная (Средняя Волга, Западная Сибирь и т. д.);
– наконец, по источнику финансирования:
государственный (бюджетный) телеканал;
платный – функционирующий за счет абонентной платы телезрителей, либо подписной по аналогии с печатной периодикой;
общественный – существующий за счет фондов общественных организаций, добровольных пожертвований предприятий и частных лиц;
коммерческий – самоокупаемый, прежде всего за счет рекламы;
арендный – политическая партия, общественная организация, частное лицо или продюсерская телефирма арендует время у вещательной организации.
Копирайт с Генри: «Только то, что написано в ТМЖТ. Информация из ТМЖТ: «Современное телевидение следует рассматривать как триединую проблему: идеологическую (пропагандистскую), с т.з. содержания; техническую; финансовую.
От успешного функционирования этой триады впрямую зависит и эффективная работа телевидения в целом, особенно в главных направлениях – информации, политике, экономике, в духовной сфере (культуры и искусства), в области познания и коммуникаций, международного обмена и влияния. Виды ТВ: Государственное бюджетное ТВ; Государственное кооперативное (за счет абонентской платы телезрителей); Общественное (за счет фондов общественных организаций и добровольных пожертвований); Частные; Смешанные (с участием иностранного капитала); ТВ, принадлежащее зарубежным компаниям; Арендное ТВ (за счет аренды времени у вещательных организаций); Акционерное (на средства акционеров); Коммерческое (окупается за счет рекламы)»
Проблемы:
1. Уровень научно-технического прогресса в области телевизи¬онной техники у нас значительно ниже, чем в развитых странах Запада. Это прежде всего касается технических средств создания и воспроизведения телепрограмм, а также их распространения и при¬ема.
2. Ставка на общегосударственную централизацию телевизион¬ного вещания со временем стала тормозом в естественном разви¬тии телевизионной системы, а в идеологическом плане привела к интеллектуальной и культурной унификации — «лучшему сред¬ству» манипулирования общественным сознанием в угоду партий¬но-номенклатурной доктрине казарменного социализма и как след¬ствие к утрате телевизионным вещанием диалогических свойств (речь идет не о жанровых особенностях, а о природном качестве ТВ, являющемся основой его изначального демократизма).
3. Жесткое регламентирование деятельности регионального ТВ из центра, диктат местного партийного руководства вели к выше¬указанным негативным явлениям, вдобавок еще более снижая ав-торитет местных телеорганизаций (иногда этот «авторитет» стано¬вился величиной отрицательной. Однако справедливости ради надо сказать, что в отдельных случаях местные тележ-ты вопре¬ки всему создавали популярные телепрограммы, в творческом от¬ношении опережая окостеневшее ЦТ).
4. Коммунистические идеологии недавнего прошлого проводи¬ли весьма зыбкую грань между национальным и национализмом, а последний, трактуемый лишь с позиции «революционного пра-восознания», влек за собой жесткие репрессии, поэтому нацио¬нальное на ТВ по преимуществу выражалось лишь в языке вещания. Наконец, телевизионное вещание в СССР осуществлялось на 45 языках, а проживали на его территории больше ста наций и народностей.
5. Бюрократическая система централизованного управления счи¬тает свою деятельность самоценной и самодостаточной, стремится к выработанным ею же абстрактным унифицированным показате¬лям, омертвляя любое живое дело, препятствуя любым формам прогресса в любой области, не укладывающимся в рамки плано¬вой системы и устоявшихся традиций.
Система Гостелерадио изжила себя и требует таких же радикальных преобразований, как и многие другие социаль¬но-политические институты в стране.
Движение к гражданскому обществу, строительство обществен¬но-правового телевидения требуют совершенствования законода¬тельной базы деятельности ТВ. Закон о средствах массовой инфор¬мации снял некоторые проблемы во взаимоотношениях властных структур и ж-тских коллективов, обеспечил определенную правовую базу деятельности СМИ, но не решил огромного числа специфических телевизионных проблем.

Классификация:
1. По способу трансляции: а) эфирное (все вещательные организации, использующие тра¬диционный способ распространения телесигнала от телевышки до телесистемы потребителя); б) спутниковое (например, «Космос-ТВ» — совместное российско-американское предприятие, предлагающее российскому потребителю спутниковые телепрограммы западных компаний; в России эру непосредственного спутникового телевещания в конце 1996 г. открыли четыре телеканала «НТВ плюс»); в) кабельное (компания «КТВ-1», кабельные сети в городах России).
2. По типу деятельности: а) вещательные (осуществляющие телетрансляцию про¬грамм, в большинстве своем это универсальные телеорганизации, имеющие и собственное телепроизводство, и доступ к эфиру); б) программопроизводящие (продюсерские фирмы); в) дистрибьюторы (своеобразная инфраструктура телевещания).
3. По принципу образования:
а) из старых структур (ВИД, АТВ и т.п.); б) новообразованные («ТВ-6 Москва», «Русская тройка видео» и др.).
4. По охвату аудитории:
а) общероссийское (РТР) — аналог Центрального телевиде¬ния (в еще большей мере это относится к следующему пункту); б) межгосударственные (с некоторой натяжкой сюда можно отнести ОРТ); в) региональные («Юг России»); г) местные (от областных телестудий до кабельных сетей мик¬рорайона).
5. По способу распространения телесигнала:
а) общенациональные (ОРТ, РТР); б) сетевые («ТВ-6 Москва»); в) местные.
6. По специализации программ:
а) общие (ВИД и т.п.); б) специализированные (Воен ТВ).
7. По форме собственности: а) государственные; б) негосударственные, среди которых имеются все разнооб¬разные дозволенные законом формы собственности: — частные (Рен-ТВ, Гимини фильм Интернешнл); — акционерные общества: открытого типа (Центр коммерческого телевидения), закрытого типа («2 х 2 Телемаркет»); — общества с ограниченной ответственностью (Агентство Па¬радиз); — товарищества с ограниченной ответственностью (Екатерин¬бург Арт Home Video).
Здесь можно встретить и другие названия: — корпорация (Видеофильм); — киноассоциация (Dixi — создатель знаменитой программы «Куклы» на НТВ, пострадавшая сторона в истории с программой «Национальный интерес»); — продюсерский центр («Московский стиль» — производство программ «Момент истины», «Маски-шоу»; «Джентльмен-шоу»); — концерн («Красная площадь» — основатель, продюсер и ди¬ректор Валерий Комиссаров, программы «Мужские и женские ис¬тории», «Моя семья»); — независимая телестудия (ИМИ-ТВ, Уралфильм);
в) смешанные компании с участием зарубежных инвесторов (АОЗТ Российско-Британская творческая ассоциация «Ист-Вест»).

43. Периодическая печать в системе СМИ. Газеты, еженедельники, жур¬налы как основные виды изданий, Динамика их развития в условиях рынка. Печать в системе СМИ приобрела особое место в связи с тем, что информация фиксируется с помощью типографской техники. Это обусловило ряд важн. свойств, взаимоотношений печати и аудитории. Есть возможность быстрого ознакомления. со всеми сообщен. Можно составить общее впечатление и выбрать материал для чтения. Можно обращаться к тексту в удоб. время. Порядок и темп чтения устанавливает читатель. Это определяет большую свободу при контакте с печатн. изданиями. Свойства, при которых она проигрывает другим СМИ: информация идет не непрерывно как на ТВ, однодневна. Печать - прежде всего пресса. С учетом потребности аудитории сложилась система газет - периодич. изданий, в которых печатается преимущественно оперативная информация. Последнее время большое знач. - еженедельники. Часть из них - еженед. газеты. Часто они - как приложения к ежедн. Еженедельные тонкие журналы - их информация выходит за рамки недельных событий. Ж-лы - носители фундамент. информации, дают возможность масштабного .взгляда на действительность. Ж-лы различаются по тематике, аудитории, региону, по объему.
Печать (газеты, еженедельники, журналы, альманахи, книги) приобрела особое место в системе СМИ в связи с фиксацией информации на бумажном листе с помощью типографической техники. То, что информация, зафиксированная на печатном листе, воспринимается читателем «без посредников», выявляет ряд важных свойств взаимоотношений прессы и аудитории: 1) возможность быстрого, обзорного, ознакомления со всем «репертуаром» сообщений и, следовательно, возможность выборочного их потребления; 2) возможность «отложенного чтения» (можно прерваться на определённом месте и отложить газету или книгу до вечера и т.п.); 3) автономность печатных изданий (их легко иметь при себе и извлекать из них информацию в любое удобное время и в любом удобном месте). НО: пресса проигрывает ТВ и РВ в оперативности передачи информации, + она доступна только грамотному человеку. // Подсистема печати в структуре СМИ самая развитая. Распространённые жизненные циклы изданий: день, неделя, месяц, год, более года. Закон о СМИ. Регионализация, коммерциализация, диалогизация (совмест выпуск с зап коллегами). Проблемы прессы: читат доверие, некомпетентность, жлтая пресса, наруш этики, упрощении ежур-ки, монополизация провинц рынка. Виды печати: кач, масс, делов, развлек, офиц, независ. В сер 90-х – повыс интерес к инф-коммерч прессе (хотят нажится), появ-сь дайджесты, журналы-ривью. Много рекламных изданий. Нов- образов,молодеж.


44. Типология ж-ки. Основные типоформирующие факторы из¬даний теле- радиопередач.
Основные вопросы, которые рассматриваются в лекции:
— «Система» и «типология» СМИ: характеристика понятий.
— Формы типологической классификации средств массовой информа¬ции.
— Основные типологические особенности СМИ в Европе, Соединен¬ных Штатах Америки, Китае, Японии.
Характеристика системы и типологии средств массовой информации подразумевает рассмотрение представленных на информационном рынке СМИ, выделение и анализ специфических признаков, характерных как для подавляющего большинства печатных изданий и телерадиопрограмм, так и их отдельных групп.
Под системой СМИ понимается некая совокупность разнообразных изданий (печатных, аудиовизуальных). В силу особой значимости печати, радио и телевидения в жизни общества и государства с точки зрения инфор¬мирования, формирования общественного мнения, возможностей идеоло¬гического воздействия, в исследовательской литературе нередко особо ак¬центируется внимание на общественно-политической составляющей их фун¬кционирования. И с учетом этого система СМИ характеризуется как «со¬вокупность изданий, определяемая, с одной стороны, политикой государ¬ства, а с другой, - потребностями общества на каждом историческом отрез¬ке времени»1.
Типологическая характеристика СМИ — их классификация по общнос¬ти каких-либо признаков. Параметры типологизации, т.е. признаки, кото¬рые учитываются при типологической характеристике, могут быть различ¬ны. Как правило, за основу принимаются форма распространения (носи¬тель), регион распространения, форма собственности, аудитория, время выхода, периодичность, формат.
По форме распространения (по носителю) различают печатные (газе¬ты, журналы, бюллетени и т.д.) и аудиовизуальные средства массовой ин¬формации (радио, телевидение). Принимая во внимание способ распрост¬ранения сигнала электронных СМИ, можно выделить эфирное, кабельное. спутниковое вещание. Вес перечисленные виды вещания представлены в странах с развитой информационной структурой - в Европе, США, Китае, Японии
Регион распространения - территория, на которой распространяется то и иное издание, либо сигнал телерадиовещателя. Распространение транснациональных СМИ не ограничивается границами одного государства, их продукция доступна для аудитории разных стран. Общенациональные СМИ охватывают территорию всей страны, либо ее большую часть. Региональные издания, радио и телевидение обслуживают отдельные регионы, границы которых определены рамками государственио-администратнвного деления, либо части страны, которые идентифицируются по политическим, национальным, культурным и другим условиям развития. Городские и местные СМИ распространяются соответственно на территории городов, либо небольших населенных пунктов.
Следует особо обратить внимание на то, что место издания чаще всего не является показателем того, на какую территорию рассчитано распространение СМИ. Скажем, для английских общенациональных газет характерно распространение по всей территории Великобритании и место выхода Лондон, столица Туманного Альбиона. Английские «Таймс», «Индепендент», «Гардиан», другие издания общенационального характера вполне отвечают этим принципам. В Соединенных Штатах Америки ситуация иная. Исторически печать США складывалась как региональная. С развитием сдельных территорий – Востока, Запада, Севера, Юга – формировались и институты прессы соответствующих регионов. Впоследствии наиболее ус¬пешные региональные издания стали завоевывать все новые земли и полу¬чили статус общенациональных в строгом смысле этого слова. На сегод¬няшний день к таким газетам относится, например, «Нью-Йорк Таймс», хотя издание не является столичным, и изначально предназначалось главным образом для жителей Нью-Йорка и близлежащих населенных пунктов. Дру¬гой пример – «Вашингтон Пост». По всем формальным признакам газета претендует на роль общенациональной: издается в Вашингтоне, столице Соединенных Штатов Америки, широко освещает американские события и международную жизнь, относится к разряду периодики так называемого общего интереса – предназначенной для широкой аудитории. Вместе с тем у «Вашингтон Пост» не сложилось такой широкой сети распространения в США, как, например, у «Нью-Йорк Таймс», либо «Ю. Эс. Эй. Тудэй», значи¬тельная часть тиража газеты распространяется в Вашингтоне. Это стало поводом для дискуссий среди исследователей СМИ по поводу статуса изда¬ния – ставится под сомнение характеристика «Вашингтон Пост» как обще¬национальной газеты. Таким образом, при классификации средств массовой информации по региону распространения следует принимать во внима-ние в первую очередь не место издания, а обслуживаемую территорию2.
Следует отметить, что принципы территориального распространения прессы примерно одинаковы во всех странах со сходными условиями обще¬ственно-политического устройства. Рассмотрим это на примере нескольких стран.
В Германии существуют надрегиональные (общенациональные) изда¬ния и региональная (местная) пресса. Административно-территориальное деление Германии имеет уникальные особенности, и в последнее время пре¬терпело ряд изменений. Это, несомненно, оказывало влияние на развитие средств массовой информации и их типологические характеристики.
До 90-х годов Германия была поделена на Восточную (ГДР) и Запад¬ную (ФРГ). В Германской Демократической Республике средства массовой информации контролировались государственным и партийным аппаратом, и печать руководящей партии СЕПГ являлась ядром системы СМИ ГДР. Во главе печати СЕПГ стояла газета «Нойес Дойчланд». Это и некоторые издания выходили в Берлине и распространялись по территории всего го¬сударства, то есть имели общенациональный характер. ГДР была поделена на 15 округов. В каждом из округов СЕПГ издавала газеты, являвшиеся органами окружных комитетов. Эти газеты выходили 6 раз в неделю с вос¬кресным приложением. В ГДР с 1965 г. отсутствовала система районной печати, местные события освещались на специальных вкладках окружной прессы. Семь полос окружной прессы являлись общими для всех районов, входящих в границы округа, а одна из восьми – так называемая «локальная прессам – освещала события местного, районного уровня3. Принципы рас¬пространения изданий других партийных и общественных организаций ГДР были примерно такие же. Система печати ФРГ была схожа с системой СМИ современной Германии. В ФРГ существовали надрегиональные издания, читателями которых были жители всей страны. Региональная печать была ориентирована на население крупных и средних городов. Многие из регио¬нальных изданий, как и в ГДР, выходили с локальными вставками. Следует отметить, что на определенном этапе в ФРГ существовала и развитая, ло¬кальная пресса, однако к середине 80-х годов она начала испытывать серь¬езные финансовые проблемы, и наметились тенденции к ее исчезновению. Печать объединенной Германии развивается по модели системы СМИ ФРГ.
В современном коммунистическом Китае, как это когда-то было в ГДР, печать централизована. Центральные издания выходят в Пекине, распрост¬раняются по всей стране. На местную прессу большое влияние оказывает правящая партия.
Японские газеты традиционно подразделяются на два основных типа: общенациональные и местные, которые в свою очередь делятся на региональные и префектурные4. К общенациональным изданиям относятся «Аса¬хи», «Иомиури», «Майнити», «Нихон КэйдзаЙ Симбун», «Санкэй». Цент¬ральные редакции этих газет находятся в Токио, но печатаются они не только в столице, но в других крупных городах Японии. Региональные газеты занимают среднее положение между общенациональными и префектурными изданиями. Они распространяются обычно на территории нескольких префектур. Среди региональных японских газет – «Хоккайдо Симбун», «Тю-нити Симбун», «Ннсн Ниппон Симбун». Префектурные газеты издаются и распространяются на уровне префектур, хотя некоторые редакции подоб¬ных изданий имеют развитую корреспондентскую сеть и в соседних префек¬турах, и даже по всей стране.
Что касается особенностей охвата аудитории и регионального аспекта функционирования электронных средств массовой информации, то здесь особо следует указать на опыт Германии, где региональные программы объединены в рамках АРД в Третью общенациональную программу. Тре¬тья программа формируется только на основании программ телевидения земель. В других странах, как правило, крупные компании заполняют эфир собственной продукцией и пытаются максимально расширить зону веща-ния. Региональные компании в данном случае выступают поставщиком до¬полнительных передач и не оказывают ощутимого влияния на информаци¬онное наполнение канала.
Форма собственности – одна из характеристик СМИ как субъекта ры¬ночных отношений, является основанием для анализа средств массовой ин¬формации с точки зрения источников финансирования, вложенного капи¬тала. В процессе развития СМИ сформировались три основных типа изда¬ний и вещательных компаний с различными формами собственности: част¬ные, государственные, общественные.
СМИ – частные предприятия – осуществляют деятельность на средства частных лиц, организации, корпораций, в основе их функционирования лежит частный капитал. Различают несколько видов частных СМИ. К наи¬более распространенным можно отнести индивидуальные предприятия, холдинги, конгломераты.
— В индивидуальных (или фамильных) предприятиях собственность на контрольный пакет акций переходит из поколения в поколение представи¬телям одного и того же круга владельцев (чаще одной и той же семьи). Под эгидой таких предприятий выпускается, как правило, одно издание или один вид прессы. В западной журналистике подобного рода СМИ зачастую име¬нуют независимыми – они не входят в состав более крупных коммерческих объединений, не получают дотаций от государства, их владельцы имеют возможность проводить самостоятельную информационную и финансовую политику. В последние годы число фамильных независимых предприятий сокращается, а оставшиеся чаще всего представляют собой не очень крупные издания, телевизионные и радиостанции. Если еще несколько десятилетий на¬зад к независимым фамильным изданиям можно было отнести такие крупные влиятельные газеты как американская «Вашингтон Пост», лондонская «Таймс», то на сегодня они, как и другие ведущие СМИ, в большинстве своем вошли в состав более мощных информационных объединений.
Холдинги или многоотраслевые концерны, корпорации, «цепи» – груп¬пы компаний и предприятий печати, радио, телевидения, связанные между со¬бой общими финансовыми интересами. Примерами подобного рода являются концерн Херста (еще до второй мировой войны концерн объединял около трех десятков ежедневных газет, более десятка журналов, ряд радиостанций Соеди¬ненных Штатов Америки), корпорация «Ганнет К°» (ее потенциал на сегод¬няшний день – более 90 газет с общим тиражом около 7 млн. экз., около 30 телевизионных и радиостанций).
Конгломераты – объединения смешанных групп, охватывающие раз¬личные сферы деятельности. Предприятия-конгломераты объединяют разно¬родные производства, выпускающие отличные друг от друга виды продукции.
В исследовательской литературе приводится классический пример такого рода конгломератов – американская компания Эн-Би-Си. История компании ухо¬дит в 30-е годы XX века. Именно в то время фирма по производству радиообо¬рудования Ар-Си-Эй основала на свои капиталы радиовещательную станцию. Впоследствии, начав массовое производство телевизоров, она захватила веду¬щие позиции также и в трансляции телевизионных передач посредством пере¬датчиков Эн-Би-Си. В то же время Ар-Си-Эй получала огромные доходы от продажи военному ведомству электронного и прочего оборудования. Сегодня компания выпускает также ряд печатных изданий.
Государственные СМИ находятся в собственности государственных струк¬тур и обычно значительную часть финансирования получают из госбюджета. В странах традиционной западной демократии государство, как правило, осу¬ществляет финансовый контроль над весьма ограниченным кругом СМИ, чаще всего это телевизионные и радиоканалы. Следует отметить, что не существует унифицированной модели функционирования государственных средств мас¬совой информации. Во Франции государство контролирует сразу несколько общенациональных телеканалов – государственными каналами в этой стране являются «Антенн-2» (А-2) и «Франс-Режьон-3» (ФР-3). Несмотря на то, что финансирование этих каналов весьма ограничено, что влияет на качество ин-формационного продукта и высокой текучести ж-тских кадров, госу¬дарство не спешит отдавать их в частные руки. Хотя следует сказать, что воп¬рос об акционировании А-2 и ФР-3 уже неоднократно обсуждался. Француз¬ское правительство и парламентарии считают, что государству необходи¬мы аудиовизуальные СМИ для проведения собственной информационной политики. В Соединенных Штатах Америки полностью финансируются из государственного бюджета только те СМИ, продукция которых предназначе¬на для зарубежной аудитории – радиостанции «Голос Америки», «Радио Сво-бода», а также спутниковая телевизионная сеть «WorldNet».
Общественные СМИ, согласно принципам функционирования, огражде¬ны от влияния большого бизнеса и государства. Это достигается за счет ис¬пользования особых источников финансирования и методов управления. Фи¬нансовыми поступлениями общественных медиа-компаний могут быть абонен¬тская плата (налоги за пользование телевизионными и радиоприемниками), доходы от рекламы, государственные субсидии, благотворительные взносы и т.д. Денежные доходы формируются таким образом, чтобы СМИ не попали под полный финансовый контроль той или иной структуры. Управление об¬щественными средствами массовой информации, как правило, осуществляется наблюдательными советами. В наблюдательные советы входят представители политических партий, общественных организаций, государственной власти, других объединений, имеющих авторитет и признание в обществе. Эти управ¬ленческие структуры осуществляют контроль над распределением финансовых средств, определяют информационную политику СМИ, следят за соблюдени¬ем правила пропорционального распределения эфирного времени (обществен¬ная форма собственности характерна для электронных средств массовой ин¬формации) между различными партиями и организациями. Такой порядок дает возможность координировать деятельность СМИ в соответствии с интересами общества и обычно декларируется специальными законодательными актами. Общественными являются британская корпорация Би-би-си, немецкие телеви¬зионные каналы АРД и ЦДФ. В последние годы увеличивается популярность общественного вещания в странах с развитыми демократическими института¬ми, в том числе в Соединенных Штатах Америки. Это обусловлено новой интерпретацией понимания функций ж-ки. Среди приоритетных за¬дач, которые должны решать СМИ, все чаще обозначается вопрос решения общественных проблем. Среди таких проблем – налаживание диалога власти и общества, установление взаимопонимание между различными социальными группами, сглаживание конфликтных ситуаций. Решением подобных задач может эффективно заниматься исключительно общественная Журналистика.
Аудитория. Исходя из того, для какой аудитории предназначено печатное издание, телевизионный либо радиоканал, можно выделить универсальные и специализированные средства массовой информации. Кроме того, аудиторный признак характеризует социальный и политический аспект функционирования СМИ и является основной категорией при описании массовой и качественной ж-ки.
Универсальные СМИ (издания общеполитической тематики, общего про¬филя) рассчитаны на широкую аудиторию. Общественно-политическая, куль¬турная и другая самая разнообразная информация, представленная в таких из¬даниях, предназначена для любого человека, интересующегося текущими со¬бытиями.
Специализированная периодика, телевизионные и радиопрограммы предназ¬начены для отдельных групп потребителей информационного продукта. Эти группы могут различаться по социально-демографическим характеристикам (пол, возраст, образование, уровень доходов), по национальной и расовой при¬надлежности (латиноамериканцы, афроамериканцы), по личным интересам (автомобилисты, любители игры в гольф) и т.д. Тематически специализиро¬ванные СМИ ориентированы именно на тот сегмент аудитории, который они обслуживают. Скажем, в журналах для домохозяек без особого труда можно отыскать кулинарные рецепты и полезные советы по ведению домашнего хозяйства, а спортивные передачи и даже целые телевизионные каналы знакомят болельщиков с подробностями событий из области спорта.
Термины «массовая» и «качественная» Журналистика широко употребля¬ются в научной литературе применительно к зарубежным СМИ в большей степени используются для характеристики печатной продукции. Эти виды прес¬сы отличаются друг от друга содержанием, формой подачи материалов. Одна¬ко определяющим в данном случае является аудиторный признак.
Наиболее четкое деление периодики на массовую и качественную сложи¬лось в Великобритании, и, видимо, поэтому исследователи данного вопроса обычно ссылаются на опыт именно этой страны, используя при этом сложив¬шуюся здесь терминологию. В литературе, посвященной американской прессе, при характеристике различных типов изданий вместо сочетаний «mass, popular press» (массовая, популярная пресса) или «quality press» (качественная пресса) чаще употребляются такие понятия, как «yellow journalism» (желтая Журналистика) и «serious press» (серьезная пресса). Это, видимо, в определенной степени обусловлено историческими особенностями развития американских средств массовой информации. Термин «желтая Журналистика» обязан своим проис¬хождением одному из новшеств, введенному Пулитцером на страницах газеты «Уорлд», где с 1889 г. в разделе развлечений начали печататься серийные кар¬тинки о приключениях комического персонажа по прозвищу «желтый парень». Появляясь в газете из номера в номер, эти картинки забавляли читателя своим комизмом, а герой – рассуждениями и поступками. Со временем такой же пер¬сонаж появился и в изданиях Херста, в частности, на страницах «Нью-Йорк Джорнэл». Нью-йоркская публика со временем окрестила обе газеты «желтой прессой». Это название позднее стало синонимом бульварной или массовой, популярной печати.
Массовая пресса ориентирована на людей с невысоким уровнем обра¬зования, ее читатели – те, кто хочет отдохнуть, поразвлечься, узнать о раз¬ного рода скандалах и сенсациях. Содержание популярных, массовых изда¬ний носит развлекательный, сенсационный характер. Им не свойственна высокая степень аналитичности, и как следствие практически отсутствуют материалы публицистических жанров. Для массовой периодики характер¬ным является обилие иллюстраций, фотографий, крупные броские заголов¬ки. Однако не следует рассматривать массовую печать как нечто второсортное, как продукцию низкого профессионального уровня. Вернее будет ве¬сти речь об особых правилах и стандартах, которые присущи данному виду ж-ки.
Качественные СМИ предназначены для политиков, представителей де¬ловых кругов, управленцев, тех, кто управляет и обладает политической и экономической властью, а также следит за развитием событий в этой обла¬сти. Такие издания, как правило, учреждены и задействованы политически влиятельными группами людей, институтами общества (либо государствен¬ными институтами) для реализации их общественно значимых интересов и потребностей. Качественной прессе свойственны аналитичность, взвешен¬ность опенок. Графическая модель издания имеет строгий характер, уме¬ренно используются иллюстрации и фотографии. Примерами таких респек¬табельных изданий могут служить американская «Вашингтон Пост», анг¬лийская «Таймс», французская «Монд», немецкая «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг».
Подобные критерии в определенной степени были бы справедливы и для характеристики электронных СМИ. Однако при классификации теле¬радиопрограмм деление на качественную и массовую продукцию обычно не применяется, и для типологической характеристики используются дру¬гие основания.
В современных условиях зачастую сложно провести четкое деление прес¬сы на массовую и качественную – многие издания имеют признаки как мас¬совых, так и качественных СМИ. Связано это со многими причинами. В отдельных странах такал ситуация вызвана особенностями исторического развития общества. Так, в Китае на протяжении многих десятилетий XX в. подобное деление было в принципе невозможно, поскольку в стране суще¬ствовала только коммунистическая печать во главе с «Жэньминь Жибао» и серьезные газеты общественных организаций. В результате общественно-политических трансформаций и идеологических послаблений в Китае на¬чали появляться издания нового характера, а уже существующие стали по¬мещать на своих страницах развлекательную и скандальную информацию. В других странах так называемые промежуточные издания появились в ходе эволюционного развития СМИ. Газеты, ориентированные на солидную публику, для привлечения новых читателей начали уделять внимание но¬вым темам и использовать в содержательной и графической модели элемен¬ты, не характерные для традиционной качественной прессы. Такова ситуа¬ция, например, в современной Великобритании, где исследователи выделя¬ют качественную, промежуточную и массовую прессу (ежедневные каче¬ственные: «Таймс», «Индепендент», «Гардиан», «Файнэншл Таймс», «Дэйли Телеграф»; ежедневные промежуточные: «Дэйли Мэйл», «Экспресс»; ежед¬невные популярные: «Сан», «Миррор», «Дэйли Рекорд», «Дэйли Стар», «Тудэй»; воскресные качественные: «Санди Таймс», «Санди Телеграф», «Обсервер», «Индспендент он Санди», «Санди Бизнес»; воскресные промежу¬точные: «Мэйл он Санди», «Санди Экспресс»; воскресные популярные: «Ньюс оф Уорлд». «Санди Миррор», «Санди Пипл»)5.
Представленная классификация проведена на основе формальных при¬знаков британских изданий и не зависит от других типологических катего¬рий, таких как форма распространения, регион распространения, время выхода. В Германии также налицо деление прессы на три подобные группы – качественную, качественно-массовую и массовую, или бульварную, одна¬ко это деление увязывается с регионом распространения СМИ. Вся надре-гиональная (общенациональная) пресса – качественная. К таким изданиям относятся «Зюддойче Цайтунг», «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг», «Вельт», «Франкфуртер Рундшау», «Тагесцайтунг». Исключение составля¬ет только общенациональная газета «Бнльд» – традиционно бульварная. Качественно-массовыми, как правило, являются региональные газеты («Майнхаймер Морген», «Аугсбургер Альгемайне Цайтунг», «Гамбургер Абендблатт», «Ди Рейнпфальц» н другие).
В Соединенных Штатах Америки массовая печать не получила такого развития, как в Великобритании или Германии. На информационном рын¬ке США отсутствуют многотиражные газеты массового характера, сумев¬шие привлечь к себе внимание значительной части аудитории в масштабах не только всей страны, но и отдельных штатов.
Время выхода. В зависимости от того, когда выходит издание из печа¬ти, либо программа в эфир выделяют утренние, дневные, вечерние, ночные выпуски. Для электронных СМИ возможно более четкое деление, напри¬мер, 8-часовой утренний выпуск, 10-часовой вечерний и т.д.
Периодичность определяется частотностью выхода издания в опреде¬ленный период времени. Различают ежедневные (выходят 4-5 раз в неделю и чаще), выходящие 2-3 раза в неделю, еженедельные, ежемесячные, выхо¬дящие раз в квартал, раз в полгода, ежегодные издания и т.д. Издания так¬же могут не иметь регулярной периодичности выхода.
Формат. В вещательной журналистике этим словом обычно обознача¬ется целостная модель программы или канала (музыкальный, информаци¬онно-музыкальный формат)6. Для печатной продукции установлены стан¬дартные размеры полос – А2 (большой формат, характерный для качествен¬ной общенациональной прессы), A3 (половина большой газетной полосы, таким форматом обычно выходят массовые газеты), А4 (формат журналов новостей).
. Типология ж-ки. Основные типоформирующие факторы изданий и теле/радиопрограмм.
В последнее время внимание к типологии как научному методу заметно возросло. В первую очередь, это связано с возможностью применения типологических раскладок в маркетинговых исследованиях. Сущность типологии - объединение типологических единиц (в данном случае изданий или программ) в группы по характерным признакам. Такими признаками могут быть:
• характер аудитории;
• целевое назначение;
• время выхода (вечерняя газета, утренняя телепрограмма);
• периодичность (ежедневная газета, еженедельная программа и т.д.).
По характеру аудитории выделяются следующие типы изданий и программ:
• общероссийские (их аудитория включает все основные группы населения, проживающие на территории РФ - напр., “Аргументы и факты” и т.д.);
• межрегиональные (охватывают население нескольких регионов - напр., СТС, РЕН-ТВ и т.д.);
• международные (объединяющие группы населения разных стран - напр., “Cosmopolitan”, “Домашний очаг” и т.д.);
• этнических общностей (наций, народностей):
• территориальных общностей (краевые, областные, районные СМИ);
• для профессиональных групп (военные, сельскохозяйственные и т.д.)
• для социальных групп (среднего класса, интеллигенции и т.д.);
• для возрастных групп (молодежи, пожилых и т.д.);
• для женщин и мужчин;
• для малых групп (семья, клуб и т.д.)
• для групп верующих (православных, католиков и т.д.)
По целевому назначению:
• публицистические;
• литературные;
• культурно-просветительские (“Театр + ТВ”);
• развлекательные;
• учебно-образовательные;
• методические (журнал “Литература в школе”);
• научные (“Очевидное-невероятное”);
• рекламные (газета “Экстра-М”);
• информационные (“Время, “Сегодня”) и др.
(Возможно сочетание в одном издании или программе различных назначений - напр., научно-публицистические). По целевому назначению СМИ классифицируются с учетом осуществления функций политики, экономики или каких-либо течений. По этим признакам они могут быть классифицированы как оппозиционная пресса, правая печать, либеральные СМИ и т.д.
Возможна классификация по тематическому признаку (спорт, кулинария и т.д.) или по жанровому (интервью, репортаж, ток-шоу и т.д.).
Типообразующие факторы: главным типообразующими факторами являются - аудиторная направленность, стремление собрать вокруг издания или программы аудиторию с четко определенным набором черт (социально-демографических, социально-мировоззренческих, особенностей потребностей, запросов, интересов, предпочтений и т.д.). От того, каким аудиторным признакам будет уделяться данным СМИ наибольшее внимание, зависит: 1) проблемно-тематическая направленность, обращение к определенным пластам информации; при этом СМИ может быть по этому признаку универсальным, политематическим и монотематическим. А от того, в каком свете будут освещаться проблемы и темы, зависит 2) социальная позиция СМИ, его политическая, экономическая и др. направленность в соответствии с представлением редакции о перспективах развития страны, ее месте и роли в мировом сообществе, линии поведения во внутренних и международных отношениях; при этом очень важно, какая позиция будет реализоваться в условиях плюрализма, т.е. 3) линия поведения относительно других СМИ, представляющих другие социальные позиции, отстаивающие интересы других социальных слоев.
Есть и другие типообразующие факторы (масштаб информации, регион распространения, стилевые формы, в т.ч. способы взаимодействия со своей аудиторией и др.), но они представляют как бы “второй пласт” типообразующих свойств.43. Типология телевизионных программ.
Подразделяются по разным принципам. По характеру повествования бывают: информационные (представлены жанрами заметки/видеосюжета, отчета, выступления, интервью, репортажа), аналитические (комментарий внутрикадровый или закадровый, обозрение, беседа, дискуссия, пресс-конференция, корреспонденция), художественные (очерк, зарисовка, эссе, фельетон, памфлет - не путать с выступлениями сатириков!) и документальный телефильм, рассчитанный на многократный показ. ТВ-шоу, кажется, уже можно выделить в отдельный вид (ток-шоу, викторины, конкурсы и т.д.). По регулярности выхода в эфир могут быть ежемесячные, еженедельные, ежедневные или даже ежечасные (?), или как документальные телефильмы - нерегулярные, но рассчитанные на многократный показ. По структуре содержания: передача-журнал (рубрики, странички) или монолитная. Также стоит сказать об авторских передачах типа Парфенова.
Типология ж-ки. Основные типоформирующие факторы изданий и теле/радиопрограмм.
В последнее время внимание к типологии как научному методу заметно возросло. В первую очередь, это связано с возможностью применения типологических раскладок в маркетинговых исследованиях. Сущность типологии - объединение типологических единиц (в данном случае изданий или программ) в группы по характерным признакам. Такими признаками могут быть:
• характер аудитории;
• целевое назначение;
• время выхода (вечерняя газета, утренняя телепрограмма);
• периодичность (ежедневная газета, еженедельная программа и т.д.).
По характеру аудитории выделяются следующие типы изданий и программ:
• общероссийские (их аудитория включает все основные группы населения, проживающие на территории РФ - напр., “Аргументы и факты” и т.д.);
• межрегиональные (охватывают население нескольких регионов - напр., СТС, РЕН-ТВ и т.д.);
• международные (объединяющие группы населения разных стран - напр., “Cosmopolitan”, “Домашний очаг” и т.д.);
• этнических общностей (наций, народностей):
• территориальных общностей (краевые, областные, районные СМИ);
• для профессиональных групп (военные, сельскохозяйственные и т.д.)
• для социальных групп (среднего класса, интеллигенции и т.д.);
• для возрастных групп (молодежи, пожилых и т.д.);
• для женщин и мужчин;
• для малых групп (семья, клуб и т.д.)
• для групп верующих (православных, католиков и т.д.)
По целевому назначению:
• публицистические;
• литературные;
• культурно-просветительские (“Театр + ТВ”);
• развлекательные;
• учебно-образовательные;
• методические (журнал “Литература в школе”);
• научные (“Очевидное-невероятное”);
• рекламные (газета “Экстра-М”);
• информационные (“Время, “Сегодня”) и др.
(Возможно сочетание в одном издании или программе различных назначений - напр., научно-публицистические). По целевому назначению СМИ классифицируются с учетом осуществления функций политики, экономики или каких-либо течений. По этим признакам они могут быть классифицированы как оппозиционная пресса, правая печать, либеральные СМИ и т.д.
Возможна классификация по тематическому признаку (спорт, кулинария и т.д.) или по жанровому (интервью, репортаж, ток-шоу и т.д.).
Типообразующие факторы: главным типообразующими факторами являются - аудиторная направленность, стремление собрать вокруг издания или программы аудиторию с четко определенным набором черт (социально-демографических, социально-мировоззренческих, особенностей потребностей, запросов, интересов, предпочтений и т.д.). От того, каким аудиторным признакам будет уделяться данным СМИ наибольшее внимание, зависит: 1) проблемно-тематическая направленность, обращение к определенным пластам информации; при этом СМИ может быть по этому признаку универсальным, политематическим и монотематическим. А от того, в каком свете будут освещаться проблемы и темы, зависит 2) социальная позиция СМИ, его политическая, экономическая и др. направленность в соответствии с представлением редакции о перспективах развития страны, ее месте и роли в мировом сообществе, линии поведения во внутренних и международных отношениях; при этом очень важно, какая позиция будет реализоваться в условиях плюрализма, т.е. 3) линия поведения относительно других СМИ, представляющих другие социальные позиции, отстаивающие интересы других социальных слоев.
Есть и другие типообразующие факторы (масштаб информации, регион распространения, стилевые формы, в т.ч. способы взаимодействия со своей аудиторией и др.), но они представляют как бы “второй пласт” типообразующих свойств.

45. Ж-тское расследование как жанр публицистики. Ж-ТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Достаточно долгое время понятие «ж-тское расследова¬ние» в отечественной прессе и в науке о журналистике восприни¬малось как синоним ж-тского исследования действитель¬ности. И в этом плане оно обозначало собой сбор материала, свя¬занного с анализом различных проблем общественной жизни, подготовкой выступлений прежде всего в жанрах аналитической статьи, очерка, фельетона. И лишь с началом перестройки обще¬ства в обиход отечественной ж-ки вошло то понимание ж-тского расследования, которое на Западе уже обозначало определенный жанр ж-тских публикаций.
Сравнивая современное ж-тское расследование с пуб¬ликацией какого-то иного жанра, например со статьей, коррес¬понденцией, очерком и т.д., в нем можно найти черты, роднящие его с этими жанрами. И все же полнокровное ж-тское рас¬следование трудно спутать с каким-то иным жанром. Своеобразие ж-тского расследования как особого жанра определяется качествами, возникающими под воздействием предмета, цели, методов получения информации, особенностями изложения по-лученного материала.
Предметом ж-тского расследования обычно становится наиболее «кричащее» негативное явление, не заметить которое невозможно (это в первую очередь различные преступления, «из ряда вон выходящие случаи», события, приковывающие внима¬ние общества). Если такие негативные явления — результат опре¬деленных действий каких-то людей или их некомпетентности, ха¬латности и т.п., то эти люди, как правило, принимают все необ¬ходимые меры для того, чтобы скрыть корни, причины происходящего.
Цель ж-тского расследования прежде всего и заключа¬ется в том, чтобы определить эти корни, причины, обнаружить скрытые пружины, приведшие в действие некий механизм, поро¬дивший вполне конкретный результат. Основной вопрос, который задает ж-т-расследователь: почему? Не менее важным для данного жанра является еще один вопрос: как? Причем ответ на второй вопрос занимает в расследовании обычно львиную долю времени (в ходе расследования) и места (в самой публикации).
Поскольку обстоятельства всевозможных преступлений или тайных акций часто тщательно скрываются, то это, разумеется, резко затрудняет расследование. В силу этого ж-т может при¬бегать к методам получения информации, роднящим его, с одной стороны, со следователем, инспектором уголовного розыска, а с другой — с ученым-исследователем, если речь идет об историчес¬ких расследованиях, связанных с громкими делами давно минув¬ших дней. Это родство проявляется прежде всего в скрупулезности изучения связи явлений, когда внимание уделяется каждой мело¬чи, способной пролить свет на происходящее, вывести ж-та на верный след.
Идя по этому следу, он часто ведет за собой и читателя, слу¬шателя, зрителя. Именно это движение за путеводной нитью в тем¬ном лабиринте взаимосвязанных событий выступает канвой спо¬соба изложения полученного материала, что неизбежно придает любому ж-тскому расследованию детективный оттенок. Од¬нако в отличие от литературно-художественного детектива, в ко¬тором по мере разматывания следователем запутанного клубка со¬бытий на поверхности появляются все новые герои, в ж-т¬ском расследовании люди, с которыми общался ж-т, которые дали ему информацию, очень часто даже не упоминаются. Конфиденциальность источников информации, по известным при¬чинам, очень часто становится неизбежной, в то время как в публикациях других жанров необходимость сохранять в тайне источ¬ники информации обычно не имеет особого смысла.

Из публикации « Чума рядом»
(Собеседник. 1999)
«Собеседник» (№ 9) уже писал о некоторых страннос¬тях эпидемии в ростовской станице Обливская. Целый ряд признаков ее заставляет предположить, что люди мог¬ли стать жертвами не природ¬ного катаклизма, а рукотвор¬ного — отечественного биоло¬гического оружия. И хотя, если верить официальным данным, таких игрушек у нас нет, не было и быть не может, извест¬ный эколог, доктор Лев Федо¬ров считает, что разработку и совершенствование биологи¬ческого оружия наши военные не прекращали никогда.
Дальше следует основное содержание публикации:
Биологическую войну мы уже вели.
Эка невидаль! Разве этим не все занимаются, те же аме¬риканцы, например?
— А я не говорю, что они этим не занимались, - вводит нас в курс дела Федоров. — Вот они поэкспериментировали-поэкспериментировали, но собственно биологическое ору¬жие на вооружение так и не приняли, а после событий 1969-го работы у них и вовсе прекратились. Тогда в одном из исследовательских центров произошла утечка вируса, ко¬торый поразил стадо овец. Возник колоссальный скандал, и программу свернули. Так что американцы и боеприпаса био¬логического не создали, и на поток его не поставили, не го¬воря уж про складирование. А мы как раз здесь и продви-нулись впереди планеты всей: наладили производственные линии, выпуск и складирова¬ние боеприпасов. Проще гово¬ря, мы не просто готовились к масштабной биологической войне, мы единственные в мире были готовы ее вести. И даже вели... Начались такие работы не позже 1926 года, когда в рамках Военно-хими¬ческого управления Красной Армии появилась первая спец-лаборатория. В 1936-м прошли первые войсковые учения, на которых отрабатывались так¬тика и методика применения нового оружия. Тогда же на вооружение нашей армии по¬ступили и его первые образ¬цы — возбудители чумы, си¬бирской язвы и туляремии (нечто вроде вирусной пневмонии). Вот последнюю-то и применили в реальном бою —1942-м против наступавшей в тех самых ростовских степях группы войск Паулюса, Выпус¬кать чуму и сибирскую язву не рискнули — это было формен¬ным безумием, эпидемия зап¬росто бы охватила обширную территорию по обе стороны линии фронта. Обошлись ту-ляремией, хотя смертность от нее не превышает 10 процен¬тов, но живую силу противни¬ка из строя на время она вы¬водила. Разносчиками заразы стали грызуны.
На первых порах успех был ошеломляющим: солдаты Па¬улюса пачками выходили из строя, и, не дойдя до Волги, будущий фельдмаршал вы¬нужден был сделать паузу в своем стремительном броске к Сталинграду. Но наши этим воспользоваться не сумели: болезнь перекинулась через линию фронта обратно, и те¬перь уже советские солдаты заполняли лазареты.
Кстати, уже в 70-е с помо¬щью генной инженерии наши ученые сумели «воспитать» бактерию туляремии должным образом: смертность от нее достигала 100 процентов, вдо¬бавок она успешно противо¬стоит известным антибиоти¬кам...
До войны центр военно-биологических разработок рас¬полагался в одном лишь Ки¬рове, в 1946-м очередной со¬орудили уже в Свердловске: ныне это печальный 19-й во¬енный городок, в колоссаль¬ных подземных штольнях ко-торого расположили масштаб¬ные биопроизводственные цеха и линии по снаряжению боеприпасов. Еще один центр организовали в Загорске: он специализировался на вирусо¬логии и токсинном оружии. Как считает Лев Федоров, все наши боевые геморрагические лихорадки — поиск современ¬ной военной биологии — ре¬зультат работы именно этого института.
Главные события развер¬нулись в 1972-м. Тогда СССР присоединился к конвенции о запрете на разработку, испы¬тание и производство биоло¬гического оружия. Попутно искусственно был создан ген. И наши биологи в погонах направили в ЦК КПСС посла¬ние, суть которого: если гене¬тику применить к военной микробиологии, то получится мощнейшее оружие, которое нашим вероятным противни¬кам и не снилось.
Белок воздействовал на мозг противника.
Тем временем в Ленинграде занимались белками, пептидами: считалось, что с их по¬мощью можно управлять пси¬хикой человека. Собственно, это и было главной целью ис¬следований: добиться, чтобы любые бактерии — сибирской язвы или чумы — в процессе своей жизнедеятельности вы¬деляли белок, который мог бы воздействовать на мозг солдат противника. Получался как бы двойной удар: ты поставляешь противнику смертоносную бактерию, которая к тому же может выделить, скажем, ток¬син ботулизма или яд кобры, да любые другие яды, воздей¬ствующие на иммунитет лю¬дей.
Тогда же всерьез занялись и заводами по производству биооружия: действующими и мобилизационными. Один по¬строили в Кировской области — в Омутнинске, завод био¬препаратов. Там, кстати, ве¬лись очень интересные рабо-ты над бактериями, которые не людей из строя выводили, а могли «жрать» технику или топливо противника. Запуска¬ешь такую штуку, и она съе¬дает, скажем, изоляцию, про¬исходит замыкание и вся ап¬паратура выходит из строя.
Но с 1989 года стала сы¬паться пелена секретности: в Англию сбежал директор ленинградского института Па¬сечник. И поведал такое... Тэт¬чер и Коль устроили тогда Горбачеву крутую головомой¬ку, и тот был вынужден согла-ситься на инспекцию. При¬шлось нашим воякам немного поутихнуть. А когда страна распалась, в США бежал уже Алибек Алибеков — второй человек в иерархии военно-биологической системы. Тут уж влип Ельцин и в апреле 1992 года издал указ: прекра¬тить, понимаешь, работы по наступательному биологичес¬кому оружию. Так мы факти¬чески признались, что готови¬лись к наступательной биоло¬гической войне. Впрочем, работ не прекратили...
Вирусы добывали из тру¬пов.
Но каким образом наши биологи в штатском обзаве¬лись вирусами экзотических заморских болезни"!? За это, уверен Лев Федорович, надо благодарить исключительно нашу разведку. Скажем, в 70-е годы именно бойцы невидимо¬го фронта добыли в Индии на¬туральную оспу.
Но самое серьезное на се¬годня оружие делается как раз на базе геморрагических лихо¬радок: эбола, марбурга, пасса, боливийская. Проблема была в том, что все они чужеземные. Была у нас своя, конго-крымская, только вот наших воен¬ных больше привлекали боевые свойства заморских. Посему и получила разведка задание: до¬быть. Приказано — сделано. Вирус боливийской лихорадки тайно вывезли из США. Лихо¬радку марбурга «достали» в ФРГ: немецкие ученые обнару¬жили этот вирус в Восточной Африке и трудились над вак¬циной против него. Но про¬изошла трагедия: заразилось и погибло несколько участников работ. Наши разведчики тай¬но вскрыли могилы, достали трупы умерших и вывезли в СССР образцы зараженной ткани. Однако над разработ¬кой боевого вируса пришлось попотеть еще двадцать лет. Опять помогла трагедия: в апреле 1988 года погиб работав¬ший над этой проблемой мик¬робиолог Устинов. Уже из его тканей извлечен мутировав¬ший вирус, получивший на¬звание E и принятый в 1990 году на вооружение советской армии...
События в Ростовской об¬ласти заставляют задать ре¬зонный вопрос нашим биоло¬гам в штатском: на что они убили время, если так и не сделали вакцину от собствен¬ной лихорадки? В принципе, беда наша вовсе не в том, что мы становимся в чьих-то за¬рубежных глазах нехорошими. Это мы переживем, не впер¬вой! Но переживем ли, если рукотворные эпидемии выр¬вутся из пробирок, поражая своих создателей?»

Поводом для данной публикации послужила загадочная эпидемия, охватившая внезапно один из населенных пунктов в Ростовской области. Однако предмет выступления несколько иной. А именно — это тайные сведения о разработке биологического оружия, которые велись и воз¬можно ведутся (по мнению ж-та) в России, и связанная с этим потенциальная опасность поражения им мирного населения страны. Предмет, как видим, очень существенный. А тем более тщательно скры¬ваемый во всех странах. Наличие подобного предмета — явный признак жанра ж-тского расследования.
Чтобы получить какую-либо информацию о таком предмете (в силу его особенностей), нужны очень большие усилия, нужны средства и методы, которыми ж-ты, как правило, не обладают. Поэтому ав¬тор вряд ли смог бы самостоятельно получить какие-то данные, т.е. доб¬раться до секрета, до которого не смогли добраться разведки некоторых государств, противостоявших СССР, если бы не «посыпалась пелена сек¬ретности» в результате предательства, совершенного некоторыми пере¬бежчиками на Запад (автор об этом пишет). Где и как ж-т полу¬чил используемые им данные, он в публикации не сообщает. Читатель узнает лишь об одном из источников информации — докторе Льве Фе¬дорове (хотя не ясно, существует ли он на самом деле, так как не указа¬ны ни место работы, ни должность его). Такая «таинственность» тоже указывает на особый характер публикаций, относимых к ж-тским расследованиям.
Ценность данного расследования заключается в том, что оно впер¬вые не столько раскрывает какую-то тайну (что присуще некоторым ж-тским расследованиям и что сулило бы какими-то серьезными по¬следствиями то ли для ее создателей, то ли для самого ж-та), сколько в том, что раскрывает ее для читателя «Собеседника». Вполне возможно, что публикации, подобные «Чуме рядом», уже появлялись в каких-то иных изданиях (возможно, в западных), так как тайна реально перестала быть тайной после предательства, совершенного Пасечником и Алибековым. Но аудитория «Собеседника» познакомилась с этой тай¬ной, скорее всего именно прочитав текст «Чума рядом».

Непременной чертой ряда ж-тских расследований часто является присутствие самого автора в ряду действующих героев тех историй, о которых они ведут речь в публикациях. Рассказывая о том, как шло расследование, какие препятствия стояли на пути, какими открытиями, действиями, эмоциями оно сопровождалось, автор тем самым делает процесс расследования наглядным, впе¬чатляющим, что явно отличает данный жанр от других жанров, например статьи. В силу того что, как уже говорилось, ж-т¬ское расследование приближается по характеру к тому расследова¬нию, которое ведут правоохранительные органы, ж-ту, его осуществляющему, необходимо позаботиться о доказательности «улик», на которых он строит свое выступление. Известно, что наиболее ценными являются достоверные сведения, полученные из близких к предмету расследования кругов (от бывших жен, дру¬зей, сотрудников).
Часть необходимых первоначальных сведений ж-т может получить из открытых источников — газет, журналов, теле- и радио¬передач, библиотек, баз компьютерных данных, Интернета. В любом случае первоначальная информация может быть полезной, напри¬мер, она может подсказать, где следует искать правительственные и другие документы (в каком министерстве, ведомстве, учреждении). Но, конечно, основной объем конкретных сведений, непосред¬ственно связанных с предметом исследования, может быть полу¬чен в результате сложной и кропотливой работы с действующими источниками информации, включенными в изучаемую ситуацию.
В ходе расследования ж-т прибегает к самым разным методам получения данных — наблюдениям, интервью, анализу документов и т. д. Одним из наиболее продуктивных методов является «перемена профессии» (ж-т на какое-то время может стать продавцом на рынке, чтобы узнать, как действуют рыноч¬ные рэкетиры, или выступить в роли больного, чтобы выяснить, что творится в больнице, о которой плохо отзываются пациенты). Естественно, что собрать наиболее серьезные, наиболее тща-тельно скрываемые сведения, улики могут в полной мере только правоохранительные органы. Расследование, таким образом, пред-полагает тесный контакт ж-та с этими органами или с от¬дельными их работниками. Каким он будет, формальным или лич¬ным, зависит от обстоятельств, в которых ведется расследование. Как правило, милиция, прокуратура не заинтересованы в разгла¬шении полученных сведений, поскольку это может негативно ска¬заться на раскрытии преступления. Кроме того, могут быть и при¬чины другого плана, например нежелание органов «делиться сла¬вой» с ж-тами или заинтересованность должностных лиц в определенном исходе расследования, в ряде случаев — коррумпи-рованность правоохранительных органов.
Поэтому большинство необходимых сведений ж-т мо¬жет получить только неформальным путем — через своих знако¬мых, друзей, работающих в правоохранительной системе. Это зат¬рудняет расследование, поскольку не всегда оказываются ясными все звенья цепочки, которую разматывает ж-т. Поэтому зак¬лючения, которые он делает, должны касаться только того круга обстоятельств, которые точно установлены, иначе публикация будет иметь внутренние изъяны, недостаточность действительных дока¬зательств, необоснованность обобщающих заключений.
Ж-ту, ведущему расследование, стоит принять для себя в качестве закона совет, который дает в своем «Кратком руковод¬стве по проведению ж-тского расследования» известный американский ж-т Майкл Берлин, много лет занимавший¬ся этим видом ж-тского творчества в газете «Нью-Йорк пост»: «Никаких краденых документов. Никакой платы за инфор-мацию. Никаких незаконных проникновении на частную террито¬рию, за исключением случаев, когда ж-т готов нести за это судебную ответственность. И самое главное. Ни при каких обстоя¬тельствах... не раскрывать источник информации».
Последнее обстоятельство предполагает, что ж-т будет хранить все полученные им документы (письма, магнитные запи¬си, фотографии и др.) в очень надежных местах. Они ни при каких обстоятельствах не должны передаваться властям, за исключением случаев, когда на это получено разрешение людей, предоставив¬ших эти документы в распоряжение ж-та.
Намечая расследование, ж-т должен вспомнить, что «нельзя объять необъятное». Необъятное — это те самые кричащие факты общественной жизни, которых, к сожалению, очень много. Будет правильно, если ж-т сумеет определить не только самые актуальные из них в качестве предмета своего исследова¬ния, но и реально оценить свои силы, рассчитать возможности, шансы на успешное осуществление замысла. Переоценка своих возможностей не только приведет к невыполнению задачи, не толь¬ко в какой-то мере дискредитирует ж-та как профессиона¬ла, но и может повредить установлению справедливости в том деле, которое он расследует.
Проводя расследование, ж-т может получить достаточ¬ное количество ярких негативных фактов, касающихся того че¬ловека, чья преступная деятельность его заинтересовала. Эти фак¬ты могут быть самыми разноплановыми, значительно отклоняю¬щимися от того основного направления, которое лежало в основе расследования.
Расследуя коррупционные связи правительственного чиновни¬ка, ж-т может узнать и то, что тот развратничает, пьян¬ствует, бьет жену и детей или употребляет наркотики. Такие факты не должны повлиять на содержание расследования. Автор должен рассказать аудитории о главном — о коррупционных связях чинов¬ника. Именно они — предмет его выступления, именно они долж¬ны быть всесторонне рассмотрены и доказаны. Что же касается остальных неприглядных фактов, то они могут стать предметом совершенно иного выступления ж-та (возможно, совсем другого автора).
Ж-т-расследователь должен быть всегда готовым к тому, что лица, о которых он ведет речь в своей публикации, будут за¬щищаться, в том числе и с помощью суда. Поэтому очень хорошо, если автор расследования имеет в запасе, кроме уже опубликован¬ных, другие факты, документы, свидетельства, подтверждающие правильность его выводов и утверждений.
в начало

46. Жанрообразующие факторы. РОЛЬ РАЗЛИЧНЫХ ЖАНРООБРАЗУЮЩПХ ФАКТОРОВ В ФОРМИРОВАНИИ ЖАНРОВ

Познакомившись с жанрообразующими факторами, определим далее роль их в жанрообразовании (т.е. в отнесении публикаций к тем или иным устойчивым группам по схожим признакам). С этой целью прокомментируем некоторые известные жанры ж-ки. Традиционно отечественная наука причисляла, например, к информационной журналистике следующие жанры: информаци¬онную заметку, хронику, отчет, интервью, репортаж; к аналити¬ческой журналистике — корреспонденцию, статью, обозрение, обзор выступлений СМИ, рецензию, комментарий, литературно-критическую статью; к художественной публицистике — жанры: очерк, фельетон, памфлет, эпиграмму. Взглянем на эти и другие жанры с точки зрения представленности в них жанрообразующих факторов, о которых шла речь выше.
Предмет отображения и жанрообразование. Всегда ли жанр публикации предопределен предметом отображения? Несмотря на довольно устоявшийся утвердительный ответ на этот вопрос, все-таки не стоит соглашаться с ним во всех случаях жанрообразования. Почему? Да потому, что «решающую» роль в указанном про¬цессе предмет отображения играет отнюдь не всегда. Можно уве¬ренно утверждать, например, что, если публикации отображают предмет, находящийся во внешнем по отношению к автору выс¬тупления мире, то они будут включены в одну жанровую группу (или их совокупность — предположим, это будут аналитические тексты). Если же предмет отображения относится к внутреннему миру автора, то созданная им публикация будет включаться в со¬вершенно иную жанровую группу (в этом случае автор, рассказы¬вающий о своем внутреннем мире, занимается самоотображени¬ем, самоанализом). Данная предметная «развилка», как видим, будет постоянным жанрообразующим фактором. Это дает возможность говорить о соответствующем разделении жанров, исходя из свое¬образия указанных предметов отображения, на две (неравные по объему их представленности в журналистике) группы внутри как информационных, так и аналитических, а также и художествен¬но-публицистических публикаций.
Вполне определенные жанровые качества текстов могут возни¬кать и тогда, когда одни из них будут освещать, так сказать, «пер¬вичную реальность» (различные предметные, онтологические си¬туации, практические действия, процессы), а другие — «вторич¬ную реальность» (информационные явления: книги, фильмы, телепередачи и т.п.), третьи — и то и другое.
Только первую группу явлений освещают, например, «аналити-ческие» (в узком смысле этого слова) статьи и корреспонденции, только вторую группу явлений освещают обзоры печати, рецензии, литературно-критические статьи. И первую и вторую группу явле¬ний освещают «постановочные» корреспонденции и статьи, обозре¬ния, комментарии, а также публикации информационных жанров.
Поэтому, когда сравниваются, например, такие жанры, как очерк и рецензия, видно, что они действительно имеют разные предметы отображения. Но этого нельзя наблюдать, сравнивая, например, очерк и информационную заметку. Ведь предмет ото¬бражения у них может быть один и тог же. И такие «предметные совпадения» могут быть обнаружены у многих иных жанров. В то же время публикации, принадлежащие к одному и тому же жанру, могут иметь самые разные предметы отображения (например, ком¬ментарии могут быть созданы по поводу любых феноменов, собы¬тий, процессов, ситуаций).
Поэтому предмет отображения как жанрообразующий фактор имеет особое значение лишь для некоторых жанровых образова¬ний, но отнюдь не для всех. Таким образом, говорить о жанровом разнообразии ж-ки, имея в виду лишь предмет отображе¬ния, можно только в определенных пределах. Но это, тем не менее, не уменьшает роли предмета отображения как важного жанрообразующего фактора.
Целевая установка и жанрообразование. Рассматривая роль целевой установки в жанрообразовании, можно заметить, что, на¬пример, аналитическая корреспонденция нацелена на выявление причин какого-либо одиночного феномена и возможной тенден¬ции его развития, определение его ценности. Аналитическая ста¬тья — на объяснение ряда взаимосвязанных явлений, определение тенденций, закономерностей их взаимодействия, установление их ценности, формирование прогноза развития ситуации, процесса, явления. «Постановочная» корреспонденция и статья имеют про¬ективный характер, дают программы деятельности по отношению либо к одиночным феноменам, либо к их совокупности. Обозре¬ние преследует цель сообщить читателю о важнейших событиях, происшедших, например, за определенный период времени, вы¬явить их причину, значимость (оценку) для аудитории, устано¬вить их взаимосвязь. Обзор печати, радио- и телевыступлений зна¬комит аудиторию с «продукцией» СМИ, выносит им оценку. Ре¬цензии выявляют ценность для аудитории тех или иных книг, кинофильмов, спектаклей и т.п. Литературно-критические статьи рассматривают особенности творчества писателя, выносят оценку тому или иному произведению, что же касается комментария, то под ним обычно подразумевают материалы, выносящие главным образом оценку каким-то уже известным аудитории событиям, явлениям, указывающие на их причины и пр., в форме мнения компетентных в данных вопросах лиц.
Целевая установка является важным жанрообразующим фак¬тором. Разнообразие целей, которые ж-ты ставят перед со¬бой при создании конкретных публикаций, предопределяет боль¬шое разнообразие качеств этих публикаций, а значит — создает ос¬нову для отнесения их в разные жанровые группы. В то же время совпадение некоторых целей разных публикаций при наличии ка¬честв, «рожденных» в них другими жанрообразующими факторами, может придавать этим публикациям некие «родственные» черты, объе¬диняющие тексты, относящиеся к разным жанровым группам.
Методы отображения и жанрообразование. На формирова¬ние качеств текстов, позволяющих относить их к тем или иным жанровым группам, в определенной мере влияют использованные при подготовке публикаций методы постижения реальности [7]. На¬пример, фактографический метод, представляющий собой фик¬сацию наиболее зримых («опознавательных») черт предмета ото¬бражения, неизбежен при подготовке текстов информационных жанров. Методы рационально-теоретического отображения пред¬мета необходимы при выявлении взаимосвязей предмета, причин, следствий, их оценке, прогнозе их развития, что является задачей публикаций аналитических жанров. Методы художественного обоб¬щения необходимы для создания публикаций, которые относят к художественно-публицистическим.
В ходе отображения действительности ж-т может дости¬гать разной глубины постижения избранного предмета. Степень достижения такой глубины в том или ином конкретном ж-тском тексте также, в известной мере, предопределяет его тип. При этом очень часто, когда основные характеристики текста воз¬никают как неизбежный результат применения какого-то метода по¬знания предмета, его жанровая принадлежность во многом «коррек¬тируется» степенью «развернутости» и последовательности исполь¬зования такого метода, глубиной проникновения с его помощью в предмет отображения. Именно от этого часто в значительной мере зависит степень достижения той глубины познания избранного предмета, которая позволяет включать текст в определенную жан¬ровую группу. Причем степень глубины ж-тского исследо¬вания будет тем большей, чем более «развернуто» будут примене¬ны ж-том описанные нами в начале раздела методы ото¬бражения действительности. Так, можно наблюдать, например, что при минимальной «развернутости» метода описания достигается фиксация лишь наиболее характерных внешних черт предмета ото¬бражения (его грубая и лаконичная «картинка»), что присуще, скажем, информационным заметкам.
Если же описание «разворачивается» относительно полно, тогда внешняя «картинка» отображаемого предмета детализируется, ста¬новится более «объемной», возникает то, что иногда называют «эффектом присутствия», что типично для публикаций в жанре репортажа. В случае же, когда описание приближается по степени своей «развернутости», точности, последовательности к научному (т.е. в ходе его применяются группировка данных, типологическая характеристика отображаемого явления и т.д.), мы наблюдаем ана¬литический ж-тский текст (например, статью).
«Развертка» метода оценки в зависимости от ее глубины и «при-сутствия» в тексте других методов познания (скажем, причинно-след-ственного анализа и пр.) последовательно приводит к возникнове¬нию ряда «оценочных» жанров, например комментария, рецензии, реплики, литературно-критической статьи и пр. «Развертка» метода причинно-следственного анализа в совокупности, например, с на¬глядным описанием или статистическим описанием приводит к воз¬никновению аналитической корреспонденции, статьи, обозре¬ния и пр. Доминирование в тексте методов прогноза приводит к воз¬никновению типа текста, который может быть назван жанром прогноза. Такая закономерность просматривается и при воздействии на характер публикаций и иных методов ж-ки.
Особо следует сказать о роли художественного метода, поскольку авторская фантазия может присутствовать в публикации любого жанра [8]. То есть различная по степени глубины «развертка» того или иного метода, диктуемая целью публикации, при наличии одного и того же предмета отображения может приводить к возникнове¬нию того или иного типа текста, претендующего на жанровую самостоятельность.
В настоящее время традиционные полнокровные жанры рос¬сийской ж-ки, наиболее полно представляющие исполь¬зование художественного метода (очерк, фельетон, памфлет), зна¬чительно потеснены или где-то в полной мере вытеснены из ком¬муникационного «оборота» информационными и аналитическими жанрами. Однако это не означает, что художественный метод ото¬бражения действительности (отображения ее своеобразными сред¬ствами) исчез из арсенала современного ж-та. Художествен¬ный анализ по-прежнему существует.
С одной стороны, он — основа претерпевших «мутацию» упро-стившихся, схематизировавшихся публикаций группы художествен¬но-публицистических жанров, а с другой — воздействие художественного метода все чаще наблюдается в других жанровых группах – прежде всего в публикациях аналитических жанров. Психо¬логизмом, изобразительностью нередко насыщаются корреспон¬денция, статья, комментарий, обзор и т.д. И в этом плане они в какой-то мере как бы замещают очерк, фельетон, памфлет. Эти публикации компенсируют в определенной мере дефицит красок и образов, имеющийся в современной журналистике, привносят на страницы прессы выразительные характеры, удачно разверну¬тые детали, живописные сценки, дополняя тем самым «черно-белую» ж-тику.
В подобном случае художественный метод, можно сказать, выполняет главным образом «фоновые» функции. При этом «чув¬ственная» реальность предстает в публикации в виде случайных художественных фрагментов, без творческой переработки, без груп¬пировки характеров, а художественный анализ основывается чаще всего лишь на образных словах и выражениях. Однако тропы, меж¬дометия сами по себе не могут передать более-менее сложные чув¬ства. Образы в тексте несовершенны, случайны, они появляются и исчезают без должного развития. Автор как бы и сам не замечает их, не останавливает на них своего внимания. Он не придает зна¬чения художественным элементам, работе над словом. Описания природы, различные ассоциации если и существуют в таких тек-стах, то как бы непреднамеренно, бессознательно.
Основным же для автора может быть, скажем, экономичес¬кий, политический или другой вид анализа действительности. Ху¬дожественная же сторона таких текстов предстает лишь «фоном», на котором разворачиваются различные познавательные операции, логический анализ, фактологическая аргументация, а взгляд авто¬ра направлен на экономические, политические, производствен¬ные и прочие статусно-ролевые функции, но не на индивидуаль¬ные психологические особенности людей. Люди предстают в тек¬сте «покупателями», «пассажирами», «промышленниками», «дилерами», «предпринимателями», но не личностями, обладаю¬щими неповторимыми психологическими, творческими, нрав¬ственными характеристиками. Соответственно подобные тексты, несмотря на присутствие в них «следов» художественного метода, будут представлять все те же информационные или аналитические жанры.
В более полной мере художественный метод проявляется, разу¬меется, в публикациях, относимых к художественно-публицисти¬ческим. В этом случае Журналистика сближается с художественным творчеством, поскольку полнота создаваемых образов, яркость конкретных деталей сюжета и композиции часто демонстрируют стремление автора к художественной типизации. Образы в художе¬ственно-публицистических текстах проявляют нередко не просто индивидуальные особенности человека, но скорее характерные черты наших современников [9]. Художественный анализ данного вида существует в неразрывном единстве с проблемным (например, с экономическим, политическим) анализом и нацелен на решение тех же задач, тех же конфликтов, но исследует их своими соб¬ственными средствами и приемами.
Ж-т в таком случае часто обосновывает свои образные построения хорошо известными ему из жизни, из собственного творческого опыта примерами, демонстрирующими типические черты современника. Уровень новизны, оригинальность построе¬ний автора могу быть разными, в том числе и невысокими, несо¬вершенными. Однако читатель заметит в любом случае стремление автора использовать образное мышление, применять образные, экспрессивные средства отображения действительности, его же-лание не пропустить интересные детали, колоритные фигуры, об¬ратить на них внимание аудитории. При этом художественный ана¬лиз может порой затенять проблемный. Однако такая «потеря» ком¬пенсируется за счет более яркого нравственно-эстетического самоопределения автора и четкой позиции по отношению к об¬суждаемым в тексте проблемам.
«Языковой фактор» и жанрообразование. Знание названных выше трех групп основных жанрообразующих факторов помогает объяснить многие основные моменты в «рождении» тех или иных жанров. Тем не менее остаются и некоторые неясности в этом вопросе. Они могут быть в известной мере устранены в результате учета так называемых дополнительных жанрообразующих факторов. Прежде всего при этом имеются в виду языковые формы изложения материала.

Два ж-та из разных газет решили написать о проблемах одной и той же футбольной команды. Они вместе наблюдали игру, беседовали со спортсме¬нами, вместе были на пресс-конференции ее капитана. Но один написал анали¬тическое интервью, а другой — аналитическую корреспонденцию. Нет различия в предмете отображения, в методах исследования, в установке, но были подго¬товлены публикации разных жанров.

Подобного рода примеров очень много. Как объяснить этот мо¬мент жанрообразования? На наш взгляд, необходимо извлечь из тени исследовательского внимания очередной и достаточно важный жанрообразующий фактор, которым являются формы изложения мате-риала. Они отнюдь не равнозначны методам сбора материала (на-блюдению, интервью, анализу документов и пр.), а поэтому долж¬ны рассматриваться как самостоятельный фактор, что имеет большое значение в разговоре о жанрах ж-ки. Значительную роль в становлении характера изложения материала играет язык [10].
«Представление» информации в журналистике осуществляется в хорошо известных языковых формах — сообщения, повествова¬ния и изложения. Когда (при наличии всех прочих необходимых жанрообразующих факторов) ж-т использует метод сооб¬щения (в специальном, языковом смысле этого понятия), то это способствует появлению жанра хроники, заметки, информации. Когда, кроме сообщения, применяется еще и метод повествова¬ния, то это помогает возникновению жанра информационной кор¬респонденции. Если же наряду с этими двумя методами применя¬ется еще и изложение, то появляются жанры «наглядного отобра¬жения» — репортажи, очерки, фельетоны.
Важную жанрообразующую роль играет и такой фактор, как формы персонификации информации. Этих форм две — монологи¬ческая и диалогическая. Применение первой формы — обязатель¬ное условие появления монологических жанров: корреспонденции, статьи, рецензии и пр. Применение второй формы неизбежно по¬рождает материалы диалогических жанров: интервью, беседу и т.п. Исходные формы, разумеется, могут применяться и в сочетании. Поэтому возникают гибридные формы типа «корреспонденция-интервью», «беседа-отчет» и др.
______________

Общеизвестно утверждение о том, что в журналистике идет по-стоянное обновление «жанровой палитры», причем предполагается, что наиболее активно оно идет в такие переломные моменты разви¬тия общества, какой наблюдается в настоящее время. Это утвержде¬ние не стоит понимать так, что ж-т навсегда исключает из круга своих задач, например, применявшиеся им доселе методы причинно-следственного анализа или прогноза, оценки и пр. Про¬сто меняются характер, форма представленности результатов при¬менения этих методов, показа пути их применения и т.д. в тексте, что приводит к некой «мутации» привычных, устоявшихся текстовых форм (жанров), но не к исчезновению их как таковых. Подобные измене¬ния вызваны необходимостью «адаптации» жанров к новым комму¬никативным ситуациям, порождаемым, в частности, изменением роли ж-та в обществе в конкретный период его развития.
Так, скажем, в аналитической статье может быть изменено соот-ношение «чисто информативного» материала (дополнительного) и «делового анализа» в пользу первого, с тем чтобы привлечь внима¬ние широкой аудитории к данной публикации. Но это не изменит сущности аналитической статьи как жанра. Она так или иначе будет выполнять свою задачу, даже если будет представлять аудитории при¬чинно-следственный анализ в «нетрадиционно» кратком его составе. Это значит лишь то, что «проявленность» определенного метода исследования будет в данном тексте просто редуцирована.
Возможность существования огромного разнообразия конкрет¬ных форм изложения материала в журналистике предостерегает от жесткого разделения публикаций периодической печати непоко¬лебимыми жанровыми границами. Речь можно вести лишь о неких относительно устойчивых объединениях публикаций под той или иной «жанровой крышей», что отнюдь не должно мешать видеть множество переходных, гибридных жанровых форм, факт суще¬ствования которых никак нельзя игнорировать.

47. Система методов ж-тского творчества. 32. Система методов ж-тского творчества.
Понятие “метод” (с греч. - исследование) понимается теорией ж-ки как “форма практического освоения действительности”. Таким образом, метод - это комплекс действий, направленных на решение определенных задач. В данном случае, основная задача - создание ж-тского текста на материале полученных сведений. Стадии творческого процесса: получение сведений - осмысление - создание текста.
Методы получения сведений:
• Наблюдение (может быть случайным или систематическим, включенным и невключенным)
• Общение (интервью, опрос, анкетирование)
• Изучение документов
• Эксперимент, т.е. способ выявления состояния объекта действительности путем его реакции на экспериментальный фактор (экономический, правовой, психологический, лабораторный и т.д.)
Ни один из методов не является исчерпывающим, необходимо их комбинирование (т.н. “принцип дополнительности”).
Методы осмысления информации:
• От явления к сущности
• От частного к общему
• От причины к следствию
• От конкретного к абстрактному
• От абстрактного к конкретному и т.д.
Методы порождения текста:
• Констатация
• Описание
• Повествование
• Характеристика (выводы ж-та относительно той или иной реалии)
• Рассуждение (демонстрирует процесс мыслительной работы ж-та)
Эти методы также применяются в комплексе.
Все эти методы - определенные профессиональные программы, а не абстрактные понятия. Системы методов связаны с переработкой полученного материала. Общение как метод интервьюирования, например. Творческий метод ж-ки может быть направлен не только на поиск истины, но и с противоположной целью. Т.е. это не механическая технология, а именно творческий метод.

48. Журналистика и информационное пространство . В узком смысле информационное пространство - совокупность реалий (как материальных, так и нематериальных, то есть, как предметов, так и, например, мнений) способных стать предметом отображения в тексте. В этом отношении можно сказать, что с развитием современных технологий информационное пространство постоянно расширяется, так как упрощается доступ к информации. Если рассматривать информационное пространство более широко, то в качестве его субъектов будут представлены конкретные СМИ и даже отдельно ж-ты в сложной системе взаимоотношений как внутри системы СМИ, так и за ее пределами. До развития рыночных отношений рынка информации в нашей стране не существовало. В настоящее время информационные отношения характеризуются, главным образом, взаимодействием субъектов информационного поля.
Его компоненты:
• Рынок ресурсов (бумага, техника, человеческие ресурсы)
• Рынок информации (поставщики - информационные агентства)
• Рынок изданий (порождает необходимую для рыночных отношений конкуренцию)
• Рынок распространителей и т.д.
Оптимизация информационных отношений в условиях рынка возможна при наличии прочной законодательной и материальной базы: первая является гарантом необходимого для демократического общества плюрализма мнений и здоровой конкуренции, вторая обеспечивает выпуск многообразной информационной продукции. При формировании системы СМИ основных социальных типов движущими силами выступает несколько факторов: 1) в журналистике должны быть представлены все возможные на данном этапе развития общества социальные позиции; 2) савокупность изданий и программ должна стать такой, чтобы создаваемая картина действительности была максимально полной, объёмной, всесторонней и завершённой; 3) ориентированность на многообразие нужд и особенностей аудитории => возникновение множества узкоориентированных СМИ (ГТК «Культура», газета «Спорт-экспресс» и т.п.). Оптимальной структуру системы можно назвать тогда, когда будет сформирована такая савокупность изданий и программ, из котрой каждый представитель аудитории сможет выбрать необходимую информацию, удовлетворяющую его запросы.
Также в системе СМИ выделяются общенациональные издания и программы и региональные (республиканские, районные, областные и т.п.) У каждых есть свои типологические особенности.


49. Организация работы пресс-службы. Исходный принцип - функционально-предметный. Пресс-служба организуется для конкретной фирмы, организации, для выполнения конкретной задачи.
Нужно исходить также из содержательных, предметных особенностей системы СМИ, на которую мы работаем (в банке, в Думе, в шоу-бизнесе).
Пресс-служба обеспечивает полноту и оперативность информации о деятельности фирмы, организации, политического лидера и создает профессиональные и психологически комфортные условия деятельности ж-та. Психологическая комфортность - это не создание условий среднестатистической благоприятности общения, а персонализация отношений пресс-службы с конкретным изданием или ж-том.
Отделы пресс-службы: 1) группа аккредитаций (суммирует наиболее важные, с точки зрения формы, издания, разрабатывает аккредитационную анкету, составляет контрольный список ж-тов); 2) издательская группа (коммюнике, буклеты и т.д.); 3) творческая группа (аналитическая работа, предваряющая контакт с ж-тами, и подготовка текстов разного жанра и т.п.); 4) справочная служба (компьютерные базы данных по СМИ, справочный материал, необходимый в работе); 6) группа культурных программ.
Виды пресс-служб: пресс-центр, пресс-бюро, пресс-клубы (профессиональные объединения ж-тов, которые устраивают встречи с политиками, коммерсантами и т.п.).
Специалисты в пресс-службе: 1) аналитик-исследователь (контент-анализ текстов, изучение видео- и аудиопрограмм); 2) творческая литературная группа (как правило, группа ж-тов); 3) модератор (ведущий пресс-конференции, дискуссии); 4) спич-райтер; 5) обозреватель (выявляет тенденции отношений между СМИ, фирмами, организациями, составляет справки, памятки, досье); 6) пресс-секретарь (обеспечивает систематичность, регулярность, последовательность контактов с ж-тами; является организатором информационного процесса, то есть выполняет управленческую функцию, направляет действия других специалистов, координирует их, осуществляет информационную политику пресс-службы, но пространство для маневра у него ограничено, так как он живет в тени своего лидера).
Пресс-конференция. Необходим событийный повод, который должен быть таким, чтобы ж-ты шли на пресс-конференцию с охотой, вместе с тем таким, который позволит в наиболее выгодном свете представить свою организацию. Также необходимо определить статус участников, они должны быть компетентными носителями информации и должны быть готовы к диалогу (нужно “воспитывать начальника”). Пресс-конференция должна иметь свой план и свой сценарий. Ее нужно вести под “генеральную идею”. Нужно иметь информационные ресурсы на случай “неожиданностей”. Есть группа лиц, которых нужно приглашать персонально. Нужно подготовить информационные материалы (пресс-кит), провести сюжетную отработку вопросов, которые можно задать через лояльных ж-тов. Нужно подготовить не только работников пресс-центра, но и тех лиц, которые сидят за столом. Необходимо также использование визуальных средств (видеоматериалов, телесюжетов).
СМИ связ с соц.общ. Рос пресс-служба – 20 лет (в казначействе,п полит). Гл.зад пресс-секретаря – обеспеч связь орг с общ-ю. Структура: 1. пресс-офис (служба инф) – взаимод со СМИ (коммент, предост инф). 2. Отдел ПР 3.Отд по работе с письмами. В идеале – отдельно ПРщик, отд – пресс0секретарь (часто 1 чел, без отделов). Важн роль – техн база (модемы, телеф). Задачи пресс-службы – достоверн инф, но только «удобная» для себя; создание полж имиджа. Деят-ть: 1.выпуски пресс-релизов и контактов с Жур-тами (поэт пресс-секретать долж знать все о СМИ, монит), в пресс-релизе долж быть инф повод, ответы на ? что, где, когда, выходн данные. 2.Организ-я встреч с насел (брифинги, прессухи). 3. Освещение всех мероприятий. Задачи: мониторинг СМИ, анализ, поддерж отнош со СМИ, изменение политики орг-ии, исслед ОМ, подгот деловых встреч, стратегии, оформления фирмы, рекламн компании. На роль пресс-секретаря (3 года опыта, креатив чел, знание иностр яз, комп, коммуник, хорошо писать, быть хорош аналитиком), быть доступным для ж-тов, везде быть своим.
50. Планирование работы редакции. 2.Планирование работы редакции.
Планы работы редакции создаются на основании трех важнейших характеристик:
1)субъект планирования, то есть, кто планирует. В редакции разрабатываются планы отделов, планы секретариата и общередакционные планы.
2)Объект планирования. В зависимости от этого редакционные материалы разделяются на две части: содержательно-тематические и организационные (в них планируются организационные мероприятия, нацеленные на выполнение содержательно-тематических планов).
3)Период планирования (долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные планы).
Особое значение для организации работы редакции имеет систематичность редакционного планирования. В каждой редакции - своя система планов. Но основы планирования всех периодических изданий общие. В каждой редакции составляют перспективные планы, различные виды рабочих среднесрочных планов - месячных, квартальных и др., и оперативные планы - недельный, план конкретного номера и др. Однако характеристики каждого из этих планов - элементов системы редакционного планирования - различны и определяются задачами газеты, журнала или еженедельника, особенностями его аудитории, структурой редакционного коллектива и другими факторами.
Перспективный план охватывает большой период (от квартала в редакции ежедневной газеты до года в редакциях журналов и многих районных газет) и носит проблемно-тематический характер.
Оперативные планы: очередного номера, индивидуальный план работы ж-та.
Все остальные планы конкретизируют и детализируют перспективный план: план передовых статей, жанровое планирование, план организационно-массовой работы редакции и отдела, планы специальных номеров - целевых, тематических, объединенных, план кампании.
Успех редакционного планирования во многом зависит от правильного использования основных тематических рубрик, применяемых в периодическом издании.
Система тематических рубрик, как и сетевой график, - важные инструменты редакционного планирования.
Важной стороной редакционного планирования является и планирование индивидуальной работы ж-та.
Важнейшее значение имеет контроль за выполнением намеченных планов. Его осуществляет руководство редакции, редколлегия, секретариат. Контроль может быть текущим - ежедневным, периодическим -в конце месяца, итоговым - в конце полугодия или года.