s
Sesiya.ru

Проведение индустриализации и коллективизации

Информация о работе

Тема
Проведение индустриализации и коллективизации
Тип Курсовая работа
Предмет Истоия
Количество страниц 29
Язык работы Русский язык
Дата загрузки 2013-11-04 23:31:10
Размер файла 31.83 кб
Количество скачиваний 1

Узнать стоимость работы

Заполнение формы не обязывает Вас к заказу работы

Скачать файл с работой

Помогла работа? Поделись ссылкой

Введение

Довольно низкий уровень развития производительных сил в середине 1920-х гг. требовал создания крупного машинного производства и перестройки всего народного хозяйства на основе высокопроизводительной техники. Этот процесс в СССР и БССР получил название социалистической индустриализации. В странах Запада он известен как индустриальная (промышленная) революция. Поскольку страны Запада отказались давать СССР займы и кредиты, финансовые средства для индустриализации приходилось искать внутри страны. Это была прибыль от национализированных фабрик, заводов, предприятий связи, других отраслей хозяйства; от продажи за рубеж зерна, леса и нефтепродуктов, а также картин, скульптур и других художественных ценностей; от сокращения средств на содержание руководящего аппарата и установления жесткого режима экономии. Были использованы запасы золота и серебра, проданы за рубеж колокола, иконы и другие церковные ценности. Введена государственная монополия на водку, а также валютная монополия, в результате которой червонец стал внутренней валютой.
В Белоруссии не проводились научные исследования по изучению наличия полезных ископаемых, что крайне затрудняло обеспечение промышленных предприятий необходимым сырьем и планирование развития отдельных отраслей промышленности. В республике практически отсутствовали кадры инженерно-технических работников, низкой была квалификация рабочих. В БССР в 1927 году было только 82 инженера с высшим образованием и 111 техников (это 2% к общему количеству рабочих). Низким был и общий культурный уровень населения. [7, ст. 68].
Все это препятствовало развитию народного хозяйства республики. Эту тенденцию четко сформулировал IX съезд КП(б) Белоруссии: «Темп развития государственной промышленности в настоящее время замедляется, так как она подходит по производительной способности к своему пределу».
Важнейшим из источников накопления должна была стать сама промышленность. Этого можно было добиться засчет постоянного сокращения накладных расходов, снижения себестоимости продукции, ускорения оборачиваемости средств, всемерной рационализации промышленности, применения новейших достижений науки и техники, повышения производительности труда и укрепления трудовой дисциплины. [10].


1. Сущность, цели и средства индустриализации

1.1 Необходимость проведения индустриализации

Период развития советского общества с 1928 по 1940 гг. носит название индустриализации, т.е. это процесс машинизации производства всех отраслей хозяйства (особенно промышленности) как средство материально-технической базы общества. В условиях кризиса нэповской экономики, развала промышленности и продовольственного голода началось создание плана по реформированию и модернизации базовых отраслей хозяйства.
Выбор концепции индустриального развития вызвал разногласия между членами партии. Группа членов Политбюро - Бухарин, Рыков, Томский при поддержке специалистов Госплана - придерживалась идеи оптимального сочетания развития промышленности, сельского хозяйства при повышении жизненного уровня трудящихся. Предполагалось развивать кооперацию, сделав основную ставку на поддержку индивидуального хозяйства бедняков и середняков, и только после подъема сельского хозяйства приступать к индустриализации. В области финансов планировалось повысить покупательную способность червонца, привлечь мелкие сбережения населения. Идея большого скачка отвергалась, отстаивалась концепция «нормального», постепенного эволюционного развития.
Их оппоненты - Сталин, Куйбышев, Молотов, Микоян, Каганович, Киров, Орджоникидзе - выступали за форсирование развития тяжелой промышленности за счет других отраслей. Основная задача развития сельского хозяйства виделась в создании крупного коллективного хозяйства. Эти сторонники военно-командных мер предполагали развитие индустриализации за счет ужесточения методов управления и перераспределения средств из сельского хозяйства, легкой и пищевой промышленности в пользу тяжелой. Основным отличием сталинского плана от альтернативной концепции развития, выдвинутой бухаринской группой, была идея «индустриального прорыва», скачка в развитии индустрии, необходимого осуществить всеми возможными способами.
Открытое столкновение альтернатив обусловилось хлебозаготовительным кризисом и введением чрезвычайных мер. Для преодоления продовольственного дефицита правительство пошло на усиление командно-административных методов, в том числе на насильственное изъятие хлеба и введение карточек. Сталин провозгласил невозможность существования мелкого крестьянского хозяйства и социализма и объявил о необходимости перехода к индустриализации. Изоляция сталинской оппозиции позволила начать осуществление этого плана, провозглашенного на XIV съезде ВКП (б). Концепция о постепенном, эволюционном развитии была вытеснена идеей о необходимости в кратчайшие сроки догнать и перегнать передовые капиталистические страны [3, ст. 41].
Индустриализация являлась ключевой задачей социалистического строительства. Во-первых, развитие промышленности гарантировало относительную экономическую независимость социалистического государства от капиталистических держав. Во-вторых, она являлась основой создания военного комплекса. В-третьих, «крупная машинная промышленность была способна организовать и земледелие», тем самым и изменяя классовый состав мелкобуржуазного населения в пользу рабочего класса.
Индустриализация рассматривалась как многогранный процесс создания комплексной экономики при более ускоренном темпе развития производства средств производства («группы А»).
Восстановление разрушенного хозяйства поставило советское руководство перед альтернативой: или продолжать нэп и руками капиталистов строить социализм, или приступить к планомерному, централизованному, ударному и всенародному промышленному рывку [4, ст. 123].
О необходимости расширения индустриализации говорилось на XIV партийной конференции (апрель 1925 г.), III съезде Советов СССР (май 1925 г.). В резолюции по докладу председателя ВСНХ Ф.Э. Дзержинского «О положении промышленности СССР») съезд признал, что государственная промышленность подошла «к полному стопроцентному использованию имеющегося основного капитала».
Впервые вопрос о курсе на индустриализацию как о генеральной линии партии был поставлен Сталиным на XIV съезде РКП(б) - ВКП(б) в декабре 1925 г. Главной задачей индустриализации ставилось превращение СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую машины и оборудование. С разгромом «новой оппозиции» особо подчеркивался курс сознательно планируемой партией и государством деятельности трудящихся, призванной обеспечить самостоятельность и технико-экономическую независимость диктатуры пролетариата [3, ст. 48].
В апреле 1926 г. проблемы хозяйственной политики рассматривались на специальном Пленуме ЦК ВКП(б). В докладе председателя СНК СССР А.И. Рыкова было указано на необходимость соблюдения «сурового режима бережливости, экономии и беспощадной борьбы со всякими излишними непроизводительными расходами», увеличение притока свободных средств населения в фонд индустриализации. На пленуме подчеркивалось, что индустриализация страны определяет «рост всего хозяйства в целом по пути к победе социализма». И, несмотря на то, что никто не отрицал необходимость индустриализации страны, на пленуме вновь разгорелась дискуссия по методам ее проведения.
Мнение большинства выразил Сталин: «Индустриализация должна базироваться на постепенном подъеме благосостояния деревни». Он подчеркнул, что «преувеличенные планы промышленного строительства - плохое средство для подхлестывания» [1, ст. 86].

1.2 Планы проведения индустриализации

Централизованное руководство Совета Труда и Обороны, Политбюро ЦК ВКП(б), продолжавшаяся яростная политическая дискуссия значительно тормозили проведение индустриализации.
По мнению председателя Госплана Г.М. Кржижановского, индустриализация в СССР должна пройти четыре этапа:
1) развитие добывающей промышленности и расширение производства технических культур в сельском хозяйстве;
2) реконструкция транспорта;
) обеспечение правильного размещения производительных сил и общий подъем товарности сельского хозяйства;
) развернутый фронт энергетики.
Переплетаясь между собой, сливаясь в единое целое, эти процессы, отмечал он в 1927 г., выведут индустриализацию страны на уровень, предшествующий развернутой фазе социализма. Таким образом, индустриализация, по его мнению, должна охватывать все отрасли экономики и быть рассчитана на длительный срок.
Однако ВСНХ во главе с новым председателем В.В. Куйбышевым выделяли приоритетное развитие промышленности с упором на производство средств производства, что фактически противоречило решениям апрельского (1926 г.) Пленума ЦК ВКП(б).
В декабре 1927 г. состоялся XV съезд ВКП(б), на котором были обсуждены и приняты директивы по составлению пятилетнего плана развития народного хозяйства. Съезд подчеркнул, что важнейшей задачей первой пятилетки должно стать обеспечение социалистической индустриализации страны. «Наиболее быстрый темп развития должен быть придан тем отраслям тяжелой индустрии, - подчеркивалось в директивах, - которые подымают в кратчайший срок экономическую мощь и обороноспособность СССР, служат гарантией возможности развития в случае экономической блокады, ослабляют зависимость от капиталистического мира и содействуют преобразованию сельского хозяйства на базе более высокой техники и коллективизации хозяйства».
На основе директив XV съезда ВКП(б) в Госплане СССР, ВСНХ и на местах приступили к разработке плановых заданий на 1928/29-1932/33 годы. По предложению Г.М. Кржижановского разрабатывалось два варианта плана: отправной (минимальный) и оптимальный (максимальный), превышающий задания минимального плана на 20%.
Отправной вариант плана, предусматривал рост промышленности на 130-136%. В начале 1928 г. стало ясно, что в стране назревает экономический кризис. Несмотря на хороший урожай, крестьяне не дали необходимого количества хлеба государству. Срывался экспорт зерна, дававший валюту для индустриализации. К тому же под угрозой голода были промышленные центры и города. Сталин заявил, что в стране происходит «крестьянский бунт». Были приняты испытанные чрезвычайные меры: продразверстка; пропаганда «светлого будущего»; поездки по регионам большевистских вождей; направление в деревни оперуполномоченных и рабочих продотрядов [2, ст. 91].
Первый пятилетний план был одобрен XVI партконференцией в апреле 1929 г. и окончательно утвержден V съездом Советов СССР в мае 1929 г., хотя официально его выполнение началось 1 октября 1928 г. По плану приоритет отдавался тяжелой промышленности, которая получала 78% всех капиталовложений. Валовая продукция крупной индустрии должна была увеличиться более чем в 2 раза, а в отраслях группы «А» - более чем в 3 раза. Таким образом, намечалось преобразование СССР из аграрно-индустриальной страны в индустриально-аграрную державу. Большинство населения страны - крестьяне - должны были не только накормить городских жителей, но и обеспечить успех индустриализации в самые сжатые сроки.
Первый год пятилетки значительно оживил промышленность, однако уже в 1929 г. была введена карточная система распределения продуктов во всех городах. Миграция, вызванная индустриализацией, охватила огромные массы людей. Появилась безработица. Резко обострилась жилищная проблема. Не хватало квалифицированных рабочих. И все же плановые задания завышались. Так, в начале 1930 г. к концу пятилетки планы добычи угля с 75 млн. т., предусмотренных изначально, были подняты до 150 млн. тонн, нефти - до 45 млн. тонн вместо 22, выплавки чугуна с 10 до 17-20 млн. тонн, производства тракторов с 55 тыс. до 450 тыс. и т.д. [3, ст. 57].

1.3 Культивирование любви к труду. Усиление репрессий

Интенсивная работа являлась основным источником экономического процветания страны. В целях выполнения поставленных пятилеткой задач XV съезд ВКП(б) призывал вести самую энергичную работу по рационализации производства, широкому использованию науки и техники, всемерно поддерживать трудовую инициативу рабочих и служащих, бороться за трудовую сознательность и производственную дисциплину.
С призывом к рабочим поднять производительность труда обратился в декабре 1928 г. восьмой съезд профсоюзов. 15 января 1929 г. «Рабочая газета» предложила организовать перекличку между фабриками и заводами по снижению себестоимости продукции, 1% которой давал 100 млн. руб. экономии. 20 января 1929 г. в «Правде» была опубликована статья В.И. Ленина «Как организовать соревнование?», написанная им еще в конце 1917 г.
На XVI съезде ВКП(б) летом 1930 г. В.В. Куйбышев заявил, что необходимо каждый год удваивать объем капиталовложений и увеличивать производство продукции на 30%.
Таким образом, благодаря энергичной пропаганде и агитации, поддержке ВКП(б), трудовой энтузиазм стал общественным психозом. Вместе с тем скачкообразная производительность труда, галопирующие планы дезорганизовывали производство [5, ст. 136].
«Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет, - утверждал Сталин в феврале 1931 г., - Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, - пугал вождь, - либо нас сомнут». И страна буквально бежала вперед, несмотря на то, что потери часто превышали достигнутые цели. К концу 1930 г. 40% капиталовложений в промышленности были заморожены в незавершенных объектах. Вырвавшиеся вперед получали различные допинги - государственные награды и различные поощрения, направление на учебу, выдвижение на руководящие посты [2, ст. 102].
За 1928-1932 гг. число обучающихся на рабфаках увеличилось с 50 тыс. до 285 тыс. Более 140 тыс. рабочих от станка были выдвинуты на руководящие должности. К концу первой пятилетки в промышленности практики составляли 50% руководящих кадров.
«Красные» директора, среди которых в 1929 г. 89% имели лишь начальное образование, как правило, члены ВКП(б), являлись политической опорой партии, ее «стрелочниками» на производстве.
Без сомнения, опорой кадровых работников на производстве и в госучреждениях все еще являлись представители интеллигенции, в основном далекие от политической борьбы за власть и социалистических экспериментов. Они подходили ко всему со своих обывательских жизненных позиций, что нередко ставило их в ряды противников существующего режима, и ЦК все просчеты, ошибки перекладывал на «непокорных» буржуазных специалистов. С 1928 г. стала разворачиваться кампания по «классовой чистке» управленческого административно-хозяйственного аппарата.
За 1928-1931 гг. НКВД «просеял» 1 млн. 256 тыс. человек. 138 тыс. из них были отстранены от выполнения служебных обязанностей, а точнее, уволены с работы, 23 тыс. из числа уволенных были причислены к «первой категории» - «враги советской власти» с вытекающими последствиями: от лишения гражданских прав до расстрела.
Понимая и видя негативность чрезмерных «чисток» и «выдвижений», Сталин 23 июня 1931 г. на совещании хозяйственников заявил, что «такой «политикой» можно лишь дискредитировать партию и оттолкнуть от партии беспартийных рабочих… значительная часть вчерашних вредителей начинает работать на ряде заводов и фабрик заодно с рабочим классом» [6, ст. 74].
В сентябре 1932 г. были введены обязательные внутренние паспорта (трудовые книжки), в которых отмечался производственный путь рабочего. В целях уменьшения текучести рабочих кадров была введена система прописки. По закону от 15 ноября 1932 г., за неявку на работу предусматривалось немедленное увольнение, лишение продовольственных карточек, выселение с занимаемой жилплощади.
И все же производительность труда зависела не только от трудовой активности рабочих и усиления дисциплины, а во многом от оплаты труда, которая являлась не только источником людского благосостояния, но и источником проведения индустриализации.

1.4 Источники промышленного роста до 1930 года

Индустриализация оказывала все большее давление не только на систему управления производством, но и государством в целом. Партийно-государственные структуры власти определяли и регулировали источники широко развернувшегося промышленного роста. Политбюро ЦК ВКП(б) не только определило, что многомиллионное крестьянство должно финансировать индустриализацию, но и устанавливало общий фонд заработной платы на каждый год, решая, каким отраслям промышленности увеличить или уменьшить фонды. Для того чтобы увязать зарплату с производительностью труда, использовали премии за перевыполнение норм выработки, а также за снижение себестоимости продукции. Таким образом администрация на свое усмотрение регулировала оплату труда рабочего вне зависимости от него самого. Производительность труда должна была расти быстрее заработной платы, что вело к расширению производства за счет прибылей самой промышленности.
Одним из важнейших источников индустриализации были цены, налоги и займы, что являлось предметом острых политических споров. Поскольку основные отрасли промышленности находились в руках государства, оно осуществляло и контроль за оптовыми ценами на промышленную продукцию. Оппозиция неоднократно требовала поднять оптовые цены, чтобы увеличить рентабельность государственной промышленности. Ее требования отвергались, при этом оппозицию обвиняли в пренебрежении интересами крестьянства. Варианты пятилетнего плана были основаны на заниженных ценах на промышленные товары.
Бурное развитие промышленности, сконцентрированное в основном на производстве средств производства, а не товаров широкого потребления, тяжким бременем ложилось на плечи крестьян, рабочих, на всю экономику.
За период с 1926 по 1929 г. прямое налогообложение - промышленный налог на частный сектор, сельскохозяйственный и подоходный налоги - в денежном выражении выросло почти в два раза. Необходимо учитывать и косвенное налогообложение. Акцизный сбор, размер которого за этот период удвоился, составлял треть всех налоговых поступлений.
Начиная с 1927 г. стали выпускаться государственные займы, подписка на которые стала почти принудительной. Несмотря на традиционные источники промышленного роста, хотя и гипертрофированные, не финансы регулировали экономическую жизнь страны, а волевые решения партийно-государственных структур.
В 1930-1932 гг. прошла кредитная реформа, фактически заменившая кредит плановым банковским финансированием.
Под план Наркомфин и Госплан могли «накачать» любую промышленную отрасль за счет другой или дополнительного выпуска денег. Масса денег в обращении увеличилась с 1,3-1,4 млрд. руб. в 1926/27 гг., до 8,4 млрд. руб. в 1933 г., 11,2 млрд. руб. в 1937 г. [3, ст. 62]
НКВД мог предоставить почти неограниченно дармовую рабочую силу. Политбюро ЦК ВКП(б), хотя и не без ропота отдельных его членов, обосновывало все нестандартные действия «уникальной» теорией марксизма-ленинизма и обещаниями светлого будущего.


2. Осуществление индустриализации в БССР

2.1 Курс на индустриализацию

Курс на индустриализацию был взят на XIV съезде ВКП(б) и Х съезде КП(б) (декабрь 1925). В советской модели индустриализации акцент делался на развитие передовых в то время отраслей, материальной основы военно-промышленного комплекса. Основные средства направлялись в топливную, деревообделочную, бумажную, кожевенную и пищевую отрасли, так как развитие их требовало меньше капиталовложений и времени. Часть средств была направлена на развитие энергетики, машиностроения и на производство строительных материалов.
Курс на индустриализацию требовал огромных капиталовложений, перераспределения средств в пользу промышленности, тем более, что денежная эмиссия свела до нуля положительные результаты денежной реформы.
В конце 1920-х гг. с ускорением индустриализации компенсаторами отсутствия притока зарубежного капитала в СССР рядом с перекачиванием средств из аграрного сектора в промышленный стали сведение до минимума непроизводственных расходов: сокращение накладных расходов, ускорение оборота средств, снижение себестоимости продукции, рационализация производства, повышение продуктивности труда, укрепление трудовой дисциплины; трудовой энтузиазм народа, «добровольно-принудительные» займы у трудящихся, широкое использование внеэкономического принуждения и конфискаций.
В результате перезаключения коллективных договоров, тарифной реформы, пересмотра норм выработки увеличилась уравниловка, что вызывало неудовлетворение рабочих, которое выявлялось в форме жалоб и коллективных обращений к руководству, кратковременных забастовок. Неудовлетворение рабочих партийно-государственное руководство направляло против «буржуазных» кадров, которых обвиняли в бесхозяйственности и преднамеренном вредительстве. Были инспирированы политические процессы против интеллигенции, представители которой работали в руководстве предприятий, в наркоматах, учебных и научных учреждениях и др. Кроме стимулирования «антиспецовской» кампании одной из форм стала апелляция к классовым чувствам рабочих, провозглашение курса на ускорение социалистических преобразований, ставка делалась не на материальную заинтересованность трудящихся, а на моральное стимулирование (так, за выдающиеся успехи можно было получить звание героя пятилетки). [7, ст. 73].
Дополнительные средства народному хозяйству предстояло получить в борьбе за режим экономии, рентабельность производства, бережное отношение к оборудованию. 25 апреля 1926 года в «Правде» было опубликовано обращение ЦК и ЦИК ВКП(б) «О борьбе за режим экономии», в котором ставилась задача максимально сократить расходы на все то, что не абсолютно необходимо и без чего можно обойтись при наличие скудных резервов, беречь каждую копейку и систематически накапливать средства для нужд индустрии.
Следующими из наиболее важных источников накопления средств являлись сбережения трудящихся, которые привлекались в государственный бюджет путем внутренних займов и улучшения работы сберегательных касс.
Говоря о процессе индустриализации, необходимо, таким образом, отметить присущую ему глубокую противоречивость между целью и средствами ее достижения. Эта противоречивость была характерна как для страны в целом, так и для отдельных ее регионов, в том числе и Белоруссии.
Экономика Советской Белоруссии была неотъемлемой, органической частью экономики Советского Союза, и индустриализация республики являлась составной частью единого процесса индустриализации всей страны. X съезд Компартии Белоруссии, состоявшийся в январе 1927 года, подчеркивал, что «успешное развитие хозяйства БССР по пути к социализму возможно только при условии дальнейшего теснейшего экономического сотрудничества и увязывания с планом строительства и индустриализации всего СССР».
За три года, начиная с 1925 года, в промышленность Белоруссии удалось вложить 40 миллионов рублей. Как же были израсходованы эти деньги? Почти 60% выделено на реконструкцию и ремонтные работы. На первом этапе часть средств выделялась и на развитие промышленности стройматериалов, лесообрабатывающей, энергетической, машиностроительной. В 1928 году выпуском 200 сверлильных и 15 токарных станков заводом «Энергия» было положено начало станкостроению в Белоруссии. В этом же году на базе небольших заводов в Минске был создан металлообрабатывающий завод «Коммунар». Согласно постановлению Совета Труда и Обороны СССР от 20 июня 1927 года началось сооружение крупнейшей в республике районной электростанции БелГРЭС, которая должна была обеспечить электроэнергией такие промышленные центры республики, как Витебск, Орша, Могилев, Шклов. В дальнейшем развитии индустриализации в БССР большую роль сыграл переход планирования развития экономики на пятилетку. Первый пятилетний план развития народного хозяйства и культуры БССР был утвержден IX съездом Советов республики в мае 1929 года. Характерной его особенностью являлись сбалансированность и четкое обоснование целей и задач пятилетки. Основная задача первого пятилетнего плана республики формулировалась следующим образом: «форсированный темп индустриализации Белорусской ССР, повышение удельного веса промышленности в народном хозяйстве». [7, ст. 75]
Индустриализация в Беларуси была частью единого процесса индустриализации СССР. Вместе с тем она имела и свои особенности проведения.
Во-первых, с учетом достаточных запасов местного сырья, потребности в товарах народного потребления, удобных путей сообщения и производственных традиций основные капиталовложения в БССР направлялись в топливную, деревообрабатывающую, бумажную, кожевенную, швейную, обувную и пищевую промышленности. Сооружение предприятий этих отраслей требовало значительно меньших затрат и выполнялось в более короткие сроки. В республике были построены торфопредприятие «Осинторф» около Орши, Бобруйский и Гомельский деревообрабатывающие комбинаты, Оршанский льнокомбинат, фабрика искусственного волокна в Могилеве, швейная фабрика «Знамя индустриализации» и чулочно-трикотажная фабрика имени КИМ в Витебске.
Во-вторых, приграничное положение БССР, неразведанность ее природных богатств, нехватка сырья, инженерно-технических и рабочих кадров не позволяли развернуть крупномасштабное строительство объектов тяжелой промышленности, как это делалось в других регионах СССР. Тем не менее, часть капиталовложений направлялась на развитие энергетики, машиностроения и промышленности строительных материалов.
В-третьих, из-за недостатка в республике собственных финансовых ресурсов часть средств на нужды индустриализации выделяло правительство СССР. Из 338 млн рублей, вложенных в промышленность БССР за годы первой пятилетки, около 43 поступило из союзного бюджета. Из республик Советского Союза в Беларусь завозилось промышленное оборудование, черные и цветные металлы, каменный уголь, нефтепродукты. На новостройках республики работали специалисты и рабочие из Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, промышленных центров Урала. В то же время техническое оборудование, станки, сделанные в БССР, поступали на фабрики и заводы Москвы, Украины, Урала.
В-четвертых, в БССР были созданы новые отрасли промышленности - топливная, машиностроительная, радиотехническая, химическая, наладилось производство искусственного волокна и трикотажа. Сформировались инженерно-технические кадры, выросли кадры рабочего класса. Множество специалистов и квалифицированных рабочих было подготовлено в профессионально-технических учебных заведениях, а также на фабриках и заводах. [8, ст. 41]
В соответствии с решениями XV съезда ВКП(б) был разработан пятилетний план развития народного хозяйства БССР (1928/29-1932/33 гг.). Его контрольные цифры в феврале 1929 г. принял XII съезд КП(б) Б, а в мае 1929 г. утвердил IX Всебелорусский съезд Советов. Основные фонды государственной промышленности республики планировалось увеличить в 4,4 раза, в то время как в целом по СССР - в 2,9 раза. В пятилетнем плане приоритет был отдан легкой промышленности. План был хотя и напряженным, но сбалансированным [7, ст. 76].

2.2 Первая пятилетка

С 1928 г. экономика и культура БССР развивались в соответствии с 5-летними перспективными планами. Первый пятилетний план республики включал как производственную, строительную, так и финансовую программы. Последней предусматривались плановые изменения индексов всех видов цен. Предполагались торговля средствами производства, долгосрочное кредитование.
За годы первой пятилетки в республике было построено 78 крупных, 480 мелких и средних промышленных предприятий, в том числе швейная фабрика «Знамя индустриализации», чулочно-трикотажная фабрика имени «КИМ» (Коммунистический Интернационал Молодежи) в Витебске, Могилевская фабрика искусственного волокна, завод сельскохозяйственных машин в Гомеле и самая крупная в республике электростанция БелДРЭС и др. Продукция металлообрабатывающей отрасли выросла в 3,8 раз, пищевой - в 4,7, кожевенно-обувной - в 6, швейной - почти в 13. В Беларуси были созданы топливная, машиностроительная, химическая отрасли промышленности, наладилось производство искусственного волокна, трикотажа. В 1932 г. в республике выпущено 1500 металлорежущих станков и более 13 тыс. различных сельскохозяйственных машин. Однако плановые показатели пятилетки не были выполнены. Объем промышленного производства БССР за пятилетку увеличился в 2,7 раза, а планом определялся рост в 3,7 раза; план капитального строительства выполнен на 68,1%.
К началу 1930-х гг. была ликвидирована безработица в городах. Однако оплата работы рабочих оставалась довольно низкой. Государственная система обеспечения не гарантировала достаточного уровня потребления. Даже за продуктами, которые распределялись по карточкам, выстраивались огромные очереди. Цены на свободном рынке для абсолютного большинства трудящихся были недоступны. Чтобы воспрепятствовать падению жизненного уровня рабочих, еще с начала 1920-х гг. при фабриках и заводах создавались сельские вспомогательные хозяйства, сеть закрытых рабочих кооперативов и отделений рабочего обеспечения. В конце 1933 г. в БССР насчитывалось 108 ЦРК и 98 ОРО. ЗРК имелись на 105 крупнейших предприятиях республики и на начало 1934 г. охватывали более 100 тыс. рабочих и служащих. В 1934 г. вспомогательные хозяйства предприятий республики имели 27 тыс. га земли, под коллективными огородами - около 8 тыс. га; с общего количества рабочих семей промышленных городов 22% имели индивидуальные участки, площадь которых составляла 6,9 тыс. га. [8, ст. 47]
В 1931-середине 1932 г. экономическая политика была немного подкорректирована. Начала искореняться уравниловка и обезличка на производстве, вводился хозяйственный расчет, разворачивалась колхозная торговля; отменены дискриминация специалистов при назначении их на руководящие должности на предприятиях, дети инженерно-технических работников получали равные права с детьми индустриальных рабочих. Милиции, уголовному розыску и прокуратуре запрещалось вмешиваться в производственную жизнь предприятия и вести следствие без специального разрешения дирекции предприятия или вышестоящих органов.
Весной 1932 г. начались антиправительственные выступления в городах в связи с сокращением количества горожан и рабочих, централизованно обеспечивающихся продуктами питания и снижением норм карточного обеспечения хлебом.
С середины 1932 г. вводился жесткий контроль над фондом заработной платы и дисциплиной на предприятиях. За один прогул рабочего увольняли с работы, лишали карточек и выселяли из квартиры; виновных в выпуске недоброкачественной продукции притягивали к уголовной ответственности с лишением воли не менее чем на 5 лет. Чисткой городов и выселением «чуждых, дезорганизаторских элементов» сопровождалось введение паспортной системы. В соответствии с Инструкцией Бюро ЦК КП(б) Б «О порядке проверки и допуска вновь принимаемой рабочей силы промышленными предприятиями, об охране и упорядочении пропускной системы» (1934 г.) запрещалось принимать на работу лиц, лишенных избирательных прав и прав по суду; удаленных с заводов в порядке чистки; уволенных с заводов, колхозов и совхозов за воровство, нарушение трудовой дисциплины; бывших офицеров и добровольцев, бывших полицейских, жандармов, служителей культа и кулаков; осужденных за вредительство, контрреволюцию, диверсионные акты, шпионаж, подделку документов; административно высланных [9, ст. 188].
Ноябрьский пленум (1934 г.) ВКП(б) принял решение об отмене в СССР с 1 января 1935 г. карточной системы на хлеб. Затем были отменены карточки на мясные и рыбные продукты, жир, сахар, картофель и на промышленные товары. Однако это был в большей степени пропагандистский акт. Проблемой было купить буквально все. В городах выстраивались огромные очереди. Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР с 25 июля 1936 г. были установлены нормы отпуска товаров в одни руки. Прокуратура должна была организовать ряд показательных процессов по делам о спекуляции, НКВД - в месячный срок выслать из Москвы, Ленинграда, Киева и Минска в административном порядке по 5 тыс. человек, которые занимались спекуляцией товарами широкого потребления. Ситуация с товарным дефицитом особенно обострилась в конце 1930-х гг. В Гомеле хлеб продавали по спискам, в Витебске, Борисове и др. местах его доставляли на дом в соответствии с заранее сложенными списками [7, ст. 82].

.3 Вторая и третья пятилетки

Во второй пятилетке темпы промышленного строительства были несколько снижены, сокращалось финансирование капитального строительства. На смену подозрительному отношению к высоким заработкам и проповеди аскетизма пришла идеология «культурной и зажиточной жизни», поддерживалась выплата сверхвысоких стахановских заработков. Промышленность республики в годы второй и третьей пятилеток развивалась достаточно высокими темпами. Объем валовой продукции с 1932 по 1937 г. вырос почти в 1,9 раза. Построены были такие крупные предприятия, как Оршанский льнокомбинат, Кричевский цементный, Гомельский стекольный, Могилевский авторемонтный заводы, вторая очередь БелДРЭС и др. Однако второй пятилетний план выполнен был не более чем на 77%.
Значительную роль в производстве предметов потребления в 1930-е гг. продолжали играть кустари, количество которых стремительно сокращалось: в 1926 г. их насчитывалось 89 066, в 1935 г. - только 6385. Они были представлены широким спектром профессий, которые чаще всего не дублировали фабрично-заводское производство (пищевую, обувную, ювелирную, гончарную, швейную, бондарную и др.) [7, ст. 91].
С 1935 г. развивалась такая специфическая форма социалистического соревнования, как стахановское движение. Руководство страны считало, что новое движение свидетельствует о возможности очередного «большого скачка» - резкого повышения продуктивности труда. На предприятиях начали проводить «сплошную стахановизацию» (тот факт, что стахановцам для рекордов готовили особые условия, не афишировался), что привело к массовой штурмовщине и дезорганизации, противостоянию между стахановцами и руководством предприятий. Следом за ростом продуктивности труда отдельных стахановцев повышались нормы выработки, снижались расценки, что вызывало недовольство рабочих. Сталин объявил, что дальнейшее развитие движения зависит от решительной борьбы с «саботажниками», «консерваторами», был дан сигнал к выявлению «врагов стахановского движения», начались поиски и разоблачения «троцкистов», виновных в отсутствии сырья, ухудшении качества продукции и др. Стахановцы начали активно вливаться в ряды партии и общественных организаций [8, ст. 53].
В результате эмиссии денег росла инфляция, поднимались цены. С 1928 по 1940 г. стоимость хлеба увеличилась в 11, на сукно - в 13 раз. Реальная зарплата отставала от роста цен. Увеличение количества городского населения при недостаточном жилищном строительстве привело к снижению средней площади на одного горожанина. В 1938 г. в Гомеле на одного жителя приходилось 3,4, в Витебске - 3,2 кв. м жилой площади. Жильем нередко становилось переполненное, необорудованное общежитие барачного типа.
В связи с ухудшением международного положения руководство в конце 1930-х - начале 1940-х гг. приняло новые законы в промышленности и сельском хозяйстве, которые предусматривали более тяжелые меры наказания за нарушение трудовой дисциплины. Был установлен 8-часовой рабочий день и 7-дневная рабочая неделя, опоздание на 20 минут влекло за собой увольнение, самовольное оставление работы рабочими, служащими, трактористами и комбайнерами МТС - тюремное заключение от 2 до 4 месяцев, прогул - приговор к исправительным работам по месту работы с удержанием 25% заработка. Приказ от 10 июля 1940 г. приравнивал выпуск недоброкачественной продукции к вредительству. Одновременно на производстве развернулась борьба с очередями и продуктово-мануфактурным десантом в городах, началось патрулирование вокзалов и поездов.
Несмотря на особенности проведения индустриализации в БССР (запрещение союзным правительством строительства в западных приграничных районах республики крупных промышленных предприятий, значительные потери от разницы цен на привозные промышленные товары и низкие на вывезенные сельскохозяйственные продукты и древесину), к концу 1930-х гг. БССР превратилась из аграрной страны в аграрно-индустриальную [7, ст. 95].
Таким образом, вторая и третья пятилетки осуществлялась уже в несколько других условиях. Были репрессированы многие из руководителей БССР, отстаивавшие необходимость сбалансировать развития, хозрасчетный механизм в экономике сменила командно-приказная система, чрезмерно форсированная коллективизация обернулась падением сельскохозяйственного производства, нанесла серьезный удар по сырьевой базе индустриализации. В результате объем промышленного производства вырос в республике в 1,9 раза (это в два раза ниже запланированного и намного ниже общесоюзного показателя).
Низкая квалификация рабочих, малограмотность приводили к поломкам и простоям техники. Трудовой энтузиазм, без которого невозможно было в столь короткие сроки создать индустриальный потенциал страны, сочетался со сталинской административно-карательной системой, уничтожающей личность.

2.4 Итоги индустриализации

В развитии процессов индустриализации в Беларуси имелись и свои особенности, и свои трудности. Иными были здесь сроки и темпы. Начиная с 1929 г. и до конца первой пятилетки (1932 г.) в республике основное внимание уделялось развитию легкой и пищевой промышленности, что было обусловлено обилием местного сырья, сложившимися кадрами, существующими традициями. При этом вплоть до середины 1929 г. в Беларуси проводилась политика, которая сочетала в себе и директивные начала и товарно-денежные отношения.
Первый пятилетний (1928-1932 гг.) план развития народного хозяйства и культуры БССР, который был утвержден IX съездом Советов республики в мае 1929 г., предусматривал сбалансированное развитие всех отраслей с акцентом на расширение промышленного производства, основывающегося, главным образом, на местном сельскохозяйственном и минеральном сырье. Это первая особенность индустриализации в республике. Вторая особенность заключалась в использовании возможностей кустарно-ремесленного производства. В плане республиканской пятилетки предусматривались максимальное вовлечение частных разрозненных кустарей в кооперативную систему, развитие преимущественно крупных артелей.
Первые два года пятилетки дали весьма ощутимые результаты (в частности, удельный вес промышленности БССР в продукции промышленности СССР увеличился в два раза). К началу 1931 г. вместе с биржами исчезли и безработные. Удельный вес рабочего класса в составе населения повысился почти в 2 раза (с 11,3 до 20%). В 1929 г. вошли в строй новейшие фабрики в Могилеве и Минске, обувная в Гомеле, спичечная в Борисове. В республике были созданы новые отрасли: топливная, машиностроительная, химическая, станкостроение. Изменилась структура промышленности, объем производства крупной промышленности вырос более чем в 4 раза.
Вторая пятилетка (1933-1937 гг.) осуществлялась уже в несколько иных условиях. Были репрессированы многие из руководителей БССР, отстаивавшие необходимость сбалансированного развития, хозрасчетный механизм в экономике сменила командно-приказная система, чрезмерно форсированная коллективизация обернулась падением сельскохозяйственного производства, нанесла серьезный удар по сырьевой базе индустриализации. В результате объем промышленного производства вырос в республике в 1,9 раза (это в два раза ниже запланированного).
Противоречивым было индустриальное развитее республики в годы третьей пятилетки (1938-июнь 1941 гг.). За годы трех пятилеток в БССР было построено более 1000 крупных и средних предприятий, созданы новые отрасли промышленности: машиностроение, топливная, искусственного волокна, производство радиоаппаратуры. Быстрыми темпами развивались металлообработка и станкостроение. Количество рабочих увеличилось в 3,3 раза и составило более 700 тыс. человек. С другой стороны, быстрые темпы индустриализации, необходимость существенных средств для ее осуществления ухудшали материальное положение населения. Реальная заработная плата достигла уровня 1928 г. только в 1940 г., огромную цену заплатило за индустриализацию крестьянство.


Заключение

Итогами проведения сталинского плана сверхиндустриализации стало создание современной на тот момент материально-технической базы в промышленности и сельском хозяйстве. Это обеспечило строительство нового социалистического строя в СССР, в том числе и БССР. Для выполнения задач модернизации (преобразования) страны руководством страны был использован массовый энтузиазм трудящихся. Путем огромного напряжения сил была построена мощная индустриальная база. В СССР утвердился индустриальный тип общества. Увеличилось количество городов и городского населения, что означало урбанизацию. Сталинская модернизация обеспечила строительство в стране так называемого «государственного социализма», как его характеризуют современные историки. В экономической области установилась единая государственная собственность на средства производства.
Индустриализация привела к свертыванию нэпа. Сосредоточение всех финансовых, материальных средств и рабочей силы в руках государства обрекло на гибель частный сектор. Изменилось и управление государственными предприятиями. Хозрасчет был фактически сведен на нет. Большие объемы строительства, огромные затраты, низкая производительность привели к падению рентабельности промышленности. Внутренние накопления предприятий не могли обеспечить индустриализацию. Поэтому государство сосредоточило средства и их распределение в своих руках. Вся прибыль перечислялась в бюджет. Оптовая торговля предприятиями прекратилась. Сырье и оборудование больше не продавались, а распределялись централизованно на основании выделенных фондов и лимитов. Потеряв финансовую самостоятельность, предприятия утратили и возможность самоуправления. Самостоятельно они не могли ни изменить технологию, ни установить размеры оплаты труда, ни определить численность рабочих на том или ином участке. Так в советской экономике восторжествовала административно-командная модель управления. Она оказалась удобной для совершения кратковременного индустриального рывка, но неэффективной с точки зрения обеспечения технического прогресса и качества продукции [10].
Наконец, ускоренное проведение индустриализации обернулось тотальным разорением деревни и подрывом сельского хозяйства. В результате пришлось перейти на снабжение городского населения продовольствием по карточкам.
Подводя итоги индустриализации СССР, Сталин как на январском (1933 г.) пленуме ЦК и ЦКК, так и на XVII съезде ВКП(б) особо выделил ее достижения, многие из которых сомнительны.
Несомненно, индустриализация Советского Союза вывела его с пятого места в мировом промышленном производстве, которое он занимал в 1928 г., на второе место в мире после США и на первое в Европе.
Необходимость индустриализации страны, зажатой экономической блокадой, вполне объяснима. Ее чрезмерность, гигантомания, однобокость и бешеные темпы тоже понятны. Обобществление средств производства государством вело к волевому, плановому, централизованному руководству, при котором госчиновники не отвечали за свои указания, а исполнители не имели права на свои действия, но отвечали за решения руководителей.
Забегание вперед в ходе естественных циклов экономического развития приводило к дисгармонии общественной жизни. Постоянно требовалось что-то брать штурмом, а что-то бросать. Таким образом, тратились огромные неоправданные средства. Трудящиеся не понимали, почему у одних отбирают, а другим дают.
Действительно велик подвиг советского народа, отдавшего все ради своего будущего, терпевшего бездарность, жестокость и лживость самоуверенного безграмотного партийного руководства. Хотя не бесспорны и имеющиеся факты открытого сопротивления методам партийного руководства.
Навязывание методов хозяйственного управления, искусственная заорганизованность партийного руководства, стремление командовать приводили к подавлению активности рабочего класса, его деградации. Хотя официальная пропаганда уверяла, что рабочий класс - хозяин страны, а его возрастающая численность ведет к увеличению его роли в руководстве обществом.
Форсированная индустриализация привела не столько к повышению благосостояния народа, сколько к укреплению тоталитаризма в стране. Как соотечественников, так и международную общественность приводили в восторг успехи индустриализации в СССР, хотя истинная цена этих успехов была известна лишь немногим.


Список литературы
индустриализация труд репрессия промышленный
1. Историческое значение нэпа: Сб. статей. - М., 1990.
2. Сталин И.В. Политический отчет XVI съезду ВКП(б). - М., 1953.
3. Лельчук В., Ильин А., Кошелева Л. Индустриализация СССР: стратегия и практика. - М, 1989.
4. Озеров Л.С. Индустриализация СССР и международный пролетариат (1926-1932 гг.). - М., 1983.
. Поцелуев В.А. Движение за новое отношение к труду (1929-1958 гг.). - М., 1987.
. Калганов А. Путь к социализму: трагедия и подвиг. - М., 1990.
. Панов С.В. Материалы по истории Беларуси. - Мн.: Аверсэв, 2007.
. Новик Я.К. История Беларуси: 11 класс. - Мн.: Народная асвета, 2002.
. Жилинский Н.М. Правда истории: память и боль: сборник материалов о репрессированных в 30-50-ые годы в Белоруссии. - Мн., 1991.

© Copyright 2012-2019, Все права защищены.