s
Sesiya.ru

Советско-турецкие отношения в 1917-1923 году

Информация о работе

Тема
Советско-турецкие отношения в 1917-1923 году
Тип Курсовая работа
Предмет Истоия
Количество страниц 32
Язык работы Русский язык
Дата загрузки 2014-12-03 17:49:49
Размер файла 40.13 кб
Количество скачиваний 47

Узнать стоимость работы

Заполнение формы не обязывает Вас к заказу работы

Скачать файл с работой

Помогла работа? Поделись ссылкой

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1 АНАЛИЗ СОВЕТСКО-ТУРЕЦКИХ ОТНОШЕНИЙ В КОНЦЕ 20-Х НАЧАЛЕ 30-Х ГОДОВ XX ВЕКА
1.1 ОТНОШЕНИЯ ТУРЦИИ И СОВЕТСКОЙ РОССИИ В 1917-1921 ГГ
1.2 СЕВРСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР
1.3 МОСКОВСКИЙ И КАРССКИЙ ДОГОВОР
ГЛАВА 2 СОВЕТСКО-ТУРЕЦКИЕ ОТНОШЕНИЯ С 1921 ПО 1923 ГГ.
2.1 ПОСЛЕДСТВИЯ ПОДПИСАНИЯ ДОГОВОРОВ
2.2 ВЛИЯНИЕ ЛОЗАННСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ НА СОВЕТКО-ТУРЕЦКИЕ ОТНОШЕНИЯ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

После исчезновения СССР с политической карты мира на международной арене появились суверенные государства Закавказья, с которыми и России, и Турции приходится налаживать отношения. Стороны испытывают определенные трудности в этом процессе. Они связаны с событиями начала 20-х годов XX века, когда при непосредственном участии Советской России происходило установление современной границы Турции с Арменией, Грузией и Азербайджаном. В Закавказском регионе имеются взаимные территориальные претензии и претензии, обращенные к России и Турции. Претензии армянской стороны к Турции являются поводом для недовольства и настороженности в отношениях между обеими странами. Они проявляются в публикациях, связанных с переоценкой советско-турецкого договора от 16 марта 1921 года. Статья третья о передаче Нахичеванской области под протекторат Азербайджана приобрела актуальное значение с началом распада СССР. Так, советско-турецкий договор 1921 года сегодня в изменившейся геополитической обстановке оказался источником международных противоречий и одновременно документом, определяющим региональную позицию Турции.
Начальная граница связана с приходом к власти большевиков в октябре 1917 года. Оказавшись во главе государства, они приступили к коренной перестройке во всех сферах общественной жизни. На основе большевистской идеологии формировались новые ценности и идеалы, ставились новые цели и задачи в области внешней и внутренней политики. Выбор нижней границы обусловлен тем, что после подписания в Лозанне 24 августа 1923 года договора о мире между Турцией и европейскими странами, Турция выходит на международную арену как ее равноправный участник. Логичным представляется довести исследование до конца календарного 1923 года. Необходимо отметить, что для Турции это время представляется законченным периодом: от краха Османской империи до становления республики. В появлении последней заметную роль сыграла Советская Россия.
Объектом исследования в курсовой работе является система международных отношений после Первой мировой войны.
Предмет исследования - процесс становления и развития политических и торговых отношений между Советской Россией и Турцией в 1917-1923 годах.
Цель курсовой работы: выяснить, как происходил процесс становления и развития российско-турецких политических и торговых отношений в конце 10-х - начале 20-х гг.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
выявить особенности международного положения Советской России и Турции, их потребность в контактах друг с другом и определить цели, которые они преследовали, устанавливая отношения между собой;
проследить процесс становления политических и торговых связей между Советской Россией и Турцией;
проанализировать советско-турецкий договор о "дружбе и братстве" от 16 марта 1921 года с точки зрения национальных интересов всех стран, которых он касался;
охарактеризовать политические и торговые отношения Советской России с Турцией после подписания договора 16 марта 1921 года.
Определенная часть материалов, которые использованы при написании курсовой работы, содержатся в "Документах внешней политики СССР". Эти официальные документы освещают различные аспекты взаимоотношений Советской России и Турции, а также содержат полный текст договора о дружбе и братстве между Советской Россией и Турцией от 16 марта 1921 года.
Исчезновение идеологического давления, появление новых подходов в историографии, снятие запрета на ряд архивных материалов требуют переосмысления ранее выполненных работ, внесения ряда корректив и новых оценок.
Во-первых, предпринята попытка оценить советско-турецкий договор 1921 года с точки зрения национальных интересов как Советской России и Турции, так и всех других сторон, которых он касался - Армении, Азербайджана и Грузии. Это даст возможность создать более объективную картину прошлых событий. Во-вторых - рассмотреть такие малоизученные проблемы, как роль Советской России в армяно-турецкой войне 1920 года и влияние последней на расстановку сил во время советско-турецкой конференции весной 1921 года.
советский турецкий договор мирный

ГЛАВА 1 АНАЛИЗ СОВЕТСКО-ТУРЕЦКИХ ОТНОШЕНИЙ В КОНЦЕ 20-Х НАЧАЛЕ 30-Х ГОДОВ XX ВЕКА

1.1 ОТНОШЕНИЯ ТУРЦИИ И СОВЕТСКОЙ РОССИИ В 1917-1921 ГГ

Русско-турецкая граница, установленная после войны 1877-1878, была пересмотрена по итогам Первой мировой войны первоначально на основании Брест-Литовского мирного договора: русская же граница и граница трех санджаков (округов) Карса, Ардагана и Батума должна была быть восстановлена в том виде, как она существовала до русско-турецкой войны 1877-1878. То есть три названные округа оказывались за пределами России, их дальнейшая судьба должна была быть определена на основе свободного волеизъявления жителей. Но в ноябре 1918 Брест-Литовский договор был полностью аннулирован советским правительством.
Русско-турецкие войны во многом предопределили распад Османской империи. В Первой мировой войне Турция с 1915 г. участвовала на стороне Центральных держав и была противником России. Между двумя империями начались боевые действия на Кавказским фронтом. Под предлогом сочувствия России османское правительство во главе с младотурками учинило расправу над христианами, населявшими ее - в первую очередь, над армянами, а также греками и ассирийцами. В 1916 году российские войска значительно продвинулись в Закавказье, заняли Трабзон (Трапезунд) и Ван.
Поражение Турции на фронтах Первой мировой войны за исключением восточного завершилось подписанием 30 октября 1918 Мудросского перемирия и подготовкой в ходе работы Парижской мирной конференции Севрского договора, который не был ратифицирован правительством султанской Турции. Тем не менее, этот договор обязывал Турцию признать Армению в качестве независимого государства, как это уже сделали союзные государства. Вопрос же об установлении взаимных границ двух стран передавался на арбитражное рассмотрение президента Соединенных Штатов.
Арбитражное решение действительно было вынесено 22 ноября 1920. В соответствии с ним Армения должна была бы получить приращение, равное примерно половине округов Ван, Битлис, Эрзерум и Трапезунд.
Прервавшиеся было в 1918 отношения Советской России и Турции возобновились в начале 1920, причем речь шла уже о новой Турции, представленной лидерами националистов. Начало сближения двух стран стало возможным благодаря наличию общих внешних противников, что позволяло предположить эффективность политического сотрудничества сторон, а значит, и укрепление позиций кемалистов и большевиков внутри своих стран.
В апреле-июне 1920 стороны обменялись письмами, что означало взаимное признание де-юре правительств Советской России и Великого национального собрания Турции (ВСНТ). Одновременно турецкая сторона согласилась на посредничество России в урегулировании вопроса о границе с Арменией.
июля 1920 турецкая делегация во главе с министром иностранных дел Бекиром Сами прибыла в Москву. Цель визита состояла в подписании с Россией договора о дружбе, а также в том, чтобы договориться о предоставлении Турции помощи деньгами и оружием. Однако турецкая делегация была встречена в Москве с недоверием, причиной чего послужило заключение Анкарой перемирия с Францией. Кроме того, определенную неясность порождал и характер развития отношений Турции с Англией. К середине 1920 Англия предприняла некоторые внешнеполитические шаги, направленные на сближение с Турцией, дабы не допустить ее сближения с Россией. Сомнения в действительных намерениях новых турецких лидеров побудили Россию принять армянскую сторону в таком важнейшем вопросе как территориальный. Народный комиссар по иностранным делам РСФСР Г.В. Чичерин поставил условием окончательного подписания подготовленного специальной совместной комиссией и парафированного обеими сторонами соглашения передачу Турцией Армении округов Ван, Муш и Битлис. Условия, поставленные Россией, не были приняты турецкой стороной. В итоге на первом этапе переговоров российской и турецкой сторонам не удалось подписать уже было парафированный проект двустороннего соглашения.
К рассмотрению пограничного вопроса стороны вернулись в августе 1920, когда российская сторон согласилась на решение пограничных вопросов между Турцией и Арменией посредством известного продвижения турецких войск на восток. Причиной смягчения позиции России стало то обстоятельство, что и Армения колебалась в вопросе об окончательном принятии ее посредничества в урегулировании пограничных вопросов с Турцией, надеясь на более полное удовлетворение своих территориальных интересов в результате контактов с западными державами.
В течение короткого времени, перейдя границу, определенную Брест-Литовским договором, турки заняли Карс и Александрополь (Гюмрю) и, таким образом, овладели всей территорией к востоку от реки Арпачай.3 декабря в Александрополе был подписан мирный договор с доживавшим последние дни дашнакским правительством Армении, по которому территория Армении ограничивалась районами Араратской долины и Севанского бассейна; Турции возвращались Карсский округ и прилегающие к нему земли, которые отошли к России по Берлинскому соглашению 1878.
Однако правительства Советской России и Советской Армении отказались признать Александропольский договор. Россия и Турция оказались перед необходимостью новых переговоров для решения вопроса о турецко-армянской границе и окончательного урегулирования двусторонних отношений. Поэтому в феврале 1921 в Москве начались двусторонние переговоры. На тот момент в руках у турок наряду с территориями, которые перешли к ним по Александропольскому договору, находились Артвин и Ардаган, судьбу Батума еще предстояло решить.
Позиция российской делегации как готовность на территориальные уступки турецкой стороне была определена еще до начала переговоров в Москве. Причины этого следует связывать с наступлением момента для более или менее окончательного определения системы послевоенного устройства в Европе: победа России на западном фронте означала, что для союзных держав оставалась возможность нанести удар Советам только с юга. Закавказье уже практически полностью находилось в сфере влияния России. Турция, таким образом, оказалась последним стратегическим плацдармом, с помощью которого Запад мог пытаться реализовать силовую политику в отношении Советской России. Поэтому для последней укрепление отношений с Турцией означало возможность внешнеполитической стабилизации. В итоге сложившаяся ситуация предоставила Турции возможность выбора между двумя полюсами противостояния, причем этот выбор должен был быть сделан ею с учетом того, какая из сторон предложит более убедительные гарантии сохранения территориальной целостности турецкого государства в пределах, определенных самими кемалистами. О степени остроты ситуации говорит тот факт, что за несколько дней до начала переговоров в Москве открылась конференция европейских держав в Лондоне для пересмотра в сторону смягчения для Турции условий Севрского договора. Делегации, представлявшие кемалистскую Турцию, участвовали как в переговорах в Лондоне, так и в Москве. На Лондонской конференции союзники предложили Турции новый вариант решения армянского вопроса: границу с Арменией предполагалось установить в соответствии с Александропольским договором.
В этих условиях дискуссия на московских переговорах по вопросу о границах Турции с Арменией была практически невозможной: советские предложения о границах просто не могли быть более жесткими, чем те, которые были получены турецкой делегацией в Лондоне. Поэтому подписание договора было неизбежно обусловлено известными территориальными уступками в пользу Турции.
Московский договор был подписан 16 марта 1921. Он закрепил территориальные приобретения Турции по Александропольскому договору за исключением самого Александрополя (впоследствии Ленинакана, а ныне вновь Гюмрю), который должен был быть возвращен Армении. Турция также сохранила за собой Артвин и Ардаган. Однако Турция соглашалась также уступить Грузии суверенитет над портом и городом Батумом.
октября 1921 был подписан Карсский договор между Турцией и республиками Закавказья, подтвердивший статьи Московского договора, в том числе, об установлении новой границы с Турцией.
Ситуация, в которой оказалась Турция после поражения в Первой мировой войне; во многом напоминала ситуацию в России: иностранная интервенция, разруха в промышленности и сельском хозяйстве, борьба за власть в стране. Схожесть процессов, протекающих в обеих странах, способствовала их повороту друг к другу. Установление политических отношений между кемалистской Турцией и Россией было основано на совпадении ряда целей: противостояние Антанте, преодоление международной изоляции, заинтересованность в экономическом сотрудничестве, обеспечение безопасности юго-восточной границе России, северо-западной Турции. Однако между сторонами имелись и расхождения. В их основе лежали разные идеалы и ценности, которые обе стороны хотели воплотить в жизнь. Кемалисты стремились вытащить Турцию из состояния периферийной зависимости и сделать европейской страной. Большевики стремились к распространению на Востоке коммунистической идеологии. Без Турции, которая пользовалась огромным авторитетом среди мусульман, они не могли рассчитывать на распространение своего политического влияния в исламском мире. Ориентация кемалистов на Советскую Россию поддерживалась оказанием военной и финансовой помощи. В период борьбы турок за независимость это было решающим фактором. Так, в отношения между Советской Россией и Турцией оказались вплетены политические, военные, идеологические и экономические интересы.

1.2 СЕВРСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР

Севрский мирный договор, - один из договоров Версальско-Вашингтонской, создание которой ознаменовало завершение Первой мировой войны. Подписан 10 августа 1920 года в городе Севр (Франция) странами Антанты и присоединившимися к ним государствами (Италией, Японией, Бельгией, Грецией, Польшей, Португалией, Румынией, Королевством сербов, хорватов и словенцев, Хиджазом, Чехословакией и Арменией), с одной стороны, и правительством Османской империи - с другой. Ко времени подписания договора большая часть Турции уже была оккупирована войсками великих держав.
В основу Севрского мирного договора были положены условия англо-французского соглашения Сайкс-Пико (1916 года) и решения конференции держав в Сан-Ремо (апрель 1920 года).
По Севрскому миру, Турция утрачивала контроль над рядом территорий:
• Турция отказывалась от претензий на Аравийский полуостров (Хиджаз) и страны Северной Африки, признавала британский протекторат над Египтом и аннексию Кипра;
• Сирия и Ливан передавались Франции как подмандатные территории;
• Палестина, Иордания и Месопотамия передавались Великобритании как подмандатные территории;
• острова Додеканес передавались Италии;
• турецкие континентальные владения в Европе (Восточная Фракия и Эдирне (Адрианополь), Галлипольский полуостров) и острова Эгейского моря (за исключением архипелага Додеканес) передавались Греции. Греция также получала ряд территорий в Малой Азии (Смирна (ныне Измир) и окрестности и др.);
• Константинополь и зона черноморских проливов объявлялись демилитаризованной зоной и передавались под международное управление;
• Турция признавала Армению как "свободное и независимое государство". Турция и Армения соглашались подчиниться президенту США Вудро Вильсону по арбитражу границ в пределах вилайетов Ван, Битлис, Эрзрум и Трапезунд и принять его условия относительно доступа Армении к Чёрному морю (через Батум).
• Армения, Грузия и Азербайджан должны были установить свои взаимные границы путём прямых переговоров между этими государствами, а при невозможности достичь согласия - путём посредничества союзных держав.
• Предполагалось также создание независимого Курдистана, границы которого должны были определить совместно Англия, Франция и Турция.
Тем самым Севрский договор оформлял раздел арабских и европейских владений Османской империи между европейскими державами, а также расчленение собственно Турции, закрепляя в ней полуколониальный режим.
Севрский договор был воспринят в Турции как очевидное проявление неспособности султана защищать национальные интересы.
Великое национальное собрание Турции (созданное в апреле 1920 года в Ангоре, ныне Анкара) отказалось ратифицировать договор. В течение двух последующих лет кемалисты при поддержке Советской России укрепили свои военные силы. В качестве первого шага было предпринято новое наступление на Армению. Одновременно турецкая армия сумела выбить из Малой Ази и греческие войска и подавить сопротивление курдов; также французы были выбиты из Киликии; итальянцы ставшие к тому времени союзниками кемалистов ушли - с юго-западного побережья страны, причём правительство в Константинополе оставалось в положении бездействующего наблюдателя.
октября 1922 года в портовом городе Муданья на Мраморном море было заключено новое перемирие между Турцией и Антантой; к подписанию этого соглашения султанское правительство не было даже приглашено.
ноября султанат вообще был упразднён, султан Мехмет 5 остался лишь в звании халифа (духовного главы мусульман), а вскоре (17 ноября) покинул страну на борту английского корабля "Малайя”. На следующий день его лишили и звания халифа.
Севрский договор, фактически так и не вступивший в силу, де-юре полностью перестал действовать после пересмотра его условий на Лозаннской конференции 1923 года (лозанский мирный договор).

1.3 МОСКОВСКИЙ И КАРССКИЙ ДОГОВОР

Первой внешнеполитичческой акцией ВНСТ было обращение его председателя Кемаля Ататюрка к Советскому правительству с предложением об установлении дипломатических отношений между Турцией и Советской Россией и с просьбой оказать Турции помощь в её борьбе против империализма. Советское правительство дало на обращение Ататюрка положительный ответ, первым признало правительство борющейся Турции (2 июня 1920) и оказало турецкому народу существенную помощь деньгами (св.10 млн. руб. золотом), значительным количеством вооружения и боеприпасов, средствами связи и др. Советская помощь имела также большое морально-политическое значение. Она показала турецкому народу, что он не одинок в своей борьбе и пользуется сочувствием самых прогрессивных. сил мира.16 марта 1921 в Москве был подписан договор между РСФСР и Турцией О дружбе и братстве.
16 марта в 1921 г. был заключен советско-турецкий договор о дружбе и братстве. В результате мечты о Великой Армении (с выходом к морю, Севрский договор) были похоронены, мало того, армянские земли, находившиеся в составе Российской империи, были поделены между большевиками и турками - Карсская область и Артвинский округ нами утрачены - единственная территориальная потеря на юге и востоке после революции. Кроме того турки оставили занятый ими Батум, оговорили автономию Аджарии (сейчас де-факто ликвидирована тифлисским режимом) и Нахичевани. Вообще, братство и дружба между большевиками и турками были и до договора - Кемалю посылали деньги и оружия, он, в ответ - один раз пару канонерок большевикам - по белым русским пострелять.
На негативное отношение большевиков к армянам, очевидно, сказалось дашнакское восстание весной 1921 года - в тылу Красной Армии, во время ее операций в Грузии. Договор был подписан в Москве, без участия закавказских республик, но затем, перезаключен ими в Карсе, осенью 1921 года.
По Московскому договору, РСФСР признавала Турцию в границах, провозглашённых "Национальным Турецким Пактом", принятым оттоманским парламентом 28 января 1920 года, то есть в соответствии с положениями Мудросского перемирия. Договор подвёл международно-правовой итог завоеванию и разделу Республики Армениия между РСФСР, Азербайджанской ССР и Турцией.
Принятый без участия Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР, установил северо-восточную границу Турции c этими странами, закрепив территориальные приобретения Турции по Александропольский (Гюмрскому договору), за исключением города Александрополя и восточной части бывшего Александропольского уезда Эриванской губернии, которые Турция обязалась передать Армянской ССР, северной части Батумской области, которую Турция обязалась передать Грузинской ССР, и территории бывших Нахичеванского и Шарур-Даралагёзского уездов Эриванской губернии, которые Турция обязалась передать под протекторат Азербайджанской ССР. Согласно договору, в составе Турции остались южная часть Батумской области (Артвинский округ), бывшая Карсская область, бывший Сурмалинский уезд и западная часть бывшего Александропольского уезда Эриванской губернии.
Договор состоял из 16-и статей и 3-х приложений. Стороны Договора признали, что "все договоры, до сего времени заключённые между обеими странами, не соответствуют обоюдным интересам. Они соглашаются поэтому признать эти договоры отмененными и не имеющими силы. "
Статья 1-я Договора провозглашала, что "под понятием Турции в настоящем договоре подразумеваются территории, включенные в Национальный Турецкий Пакт от 28 января 1920 (1336) года, выработанный и провозглашенный Оттоманской Палатой Депутатов в Константинополе и сообщенный прессе и всем государствам".
Договор (статьи I-я и II-я) устанавливал новую северо-восточную границу Турции: бывшая Карсская область и южная часть бывшей Батумской области (были в составе Российской империи с 1878 года), и бывший Сурмалинский уезд Эриванской губернии (входил в состав Российской империи с 1828 года) с горой Арарат отходили к Турции, северная часть бывшей Батумской области (к северу от деревни Сарп на Чёрном море) с городом Батумом - к Грузинской ССР, с предоставлением населению "широкой местной автономией в административном отношении", а Турции - торговых привилегий в Батумском порту.
Статья III-я Договора гласила, что стороны согласны на образование на территории бывшего Нахичеванского уезда Эриванской губернии ("в границах, указанных в приложении I (С)" к Договору) автономии "под протекторатом Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству. "
Согласно Статье V-й, окончательная выработка международного статуса Чёрного моря и Проливов передавалась "будущей Конференции из делегатов прибрежных государств, при условии, что вынесенные ею решения не нанесут ущерба полному суверенитету Турции, равно как и безопасности Турции и её столице Константинополю. "
Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и Правительство Великого Национального Собрания Турции, разделяя принципы братства наций и права народов на самоопределение, отмечая существующую между ними солидарность в борьбе против империализма, равно как и тот факт, что всякие трудности, созданные для одного из двух народов, ухудшают положение другого. И всецело воодушевляемые желанием установить между ними постоянные сердечные взаимоотношения и неразрывную дружбу, основанную на взаимных интересах обеих сторон, решили заключить договор о дружбе и братстве и назначили для сего своими уполномоченными:
Правительство Российской Социалистической Федеративной советской Республики:
Георгия Чичерина, Народного Комиссара по Иностранным Делам и члена Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, и Джелал-Эддина Коркмасова, члена Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, и
Правительство Великого Национального Собрания Турции:
Юсуф Кемаль-бея, Народного Комиссара по Народному Хозяйству Великого Национального Собрания Турции, депутата Кастамони в том же Собрании, доктора Риза Нур-бея, Народного Комиссара по Просвещению Великого Национального Собрания Турции, депутата Синопа в том же Собрании и Али Фуад-пашу, Чрезвычайного и Полномочного Посла Великого Национального Собрания Турции, члени от Ангоры в Великом Национальном Собрании.
Общее урегулирование ситуации в Закавказье было основано на Карсском договоре. Он продолжал линию советско-турецкого союза, закрепленную московским Договором о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией от 16 марта 1921 г. Московский договор отменял все ранее заключенные договоры о разграничении в Закавказье. Северо-восточная границы Турции устанавливалась таким образом, что районы Карса, Ардагана и Артвина отходили к Турции, а Батума (Батуми) - к Грузии. В Нахичеванской области создавалась автономия под покровительством Азербайджана. Специально оговаривалось, что Азербайджан не уступит этого протектората третьему государству.
Карсская конференция 1921, турецко-закавказская конференция, состоялась 26 сентября - 13 октября в Карсе, в целях упорядочения отношений между Турцией и советскими республиками Закавказья. Созыв конференции был предусмотрен Московским советско-турецким договором, подписанным 16 марта 1921. Армянскую ССР на Карсской конференции представляли А. Мравян, П. Макинцян, Грузинскую ССР - Ш. Элиава и А. Сванидзе, Азербайджанскую ССР - Б. Шахтахтинский, Турцию - Карабекир паша, Вели бей, Мухтар бей, Мемдух Шевкет бей. В конференции участвовал также представитель РСФСР Я. Ганецкий.
С началом работы конференции Карабекир паша предложил заключить договоры со всеми тремя советскими республиками в отдельности. Это предложение было категорически отвергнуто представителями советских республик Закавказья. Они настаивали на проведении общих заседаний и заключении общего договора, ссылаясь на установившиеся между закавказскими республиками тесные экономические, политические и военные связи.
Турецкая сторона, ссылаясь на условия Московского договора, где не указывалось, что с закавказскими республиками должен быть заключен общий договор, продолжала настаивать на заключении отдельных договоров, поскольку в этом случае Турции было легче навязать свою волю республикам Закавказья. Заключение общего договора было особенно важно для Советской Армении, в отношении которой Турция продолжала проводить враждебную политику. Прения по этому вопросу продолжились на нескольких последующих заседаниях и носили упорный характер. Турецкая сторона пыталась маневрировать, предложив разделить договор на две части: в первую включить общие статьи, а во вторую - экономические и территориальные статьи по республикам. Это предложение также было отвергнуто советскими делегатами, поскольку оно предоставляло Турции возможность навязать свои условия республикам в отдельности по важным вопросам.
Потерпев неудачу, руководитель турецкой делегации Карабекир потребовал, чтобы закавказские республики сообщили турецкий правительству о существовании экономического и политического единства советских республик Закавказья.
октября А. Мравян, А. Сванидзе, Б. Шахтахтинский отправили соответствующую телеграмму правительству Анкары. Телеграмма, подтверждающая тесные связи между республиками Закавказья, была отправлена также Г. Чичериным. Турецкая делегация была вынуждена отказаться от идеи сепаратных договоров и согласиться на заключение общего договора.
Для уточнения границ между Турцией и советскими республиками Закавказья, предусмотренных Московским договором 1921, на конференции была образована пограничная комиссия, делившаяся на две подкомиссии - турецко-армянскую и турецко-грузинскую. В процессе уточнения границ турецкая сторона не шла на уступки. Она отвергла предложение советских делегатов возвратить Армении находившиеся на границе руины древней армянской столицы Ани, а также соляные рудники Кохба, что имело бы большое культурное и экономическое значение для Советской Армении.
Единственным вопросом о границах, в решение которого турецкой стороне не удалось вмешаться, был вопрос об уточнении границы между Советской Арменией и Нахичеваном (согласно Московскому договору, это уточнение должно было быть осуществлено комиссией в составе представителей Армении, Азербайджана и Турции). Представители Азербайджана и Армении, заявили, что ими уже уточнены границы, на что турецкий сторона была вынуждена согласиться. При обсуждении экономических вопросов советская сторона потребовала от Турции возвратить награбленное во время турецкий оккупации Александрополя и вывезенное имущество Александропольского депо. Турки отказывались удовлетворить это требование; споры продолжались до заседания 10 октября, когда турецкой стороне ценой уступки в вопросе об использовании порта Батума удалось снять с повестки дня вопрос об Александропольском депо. Советская сторона не добилась успеха и по другим экономическим вопросам. К 13 октября все вопросы повестки дня были исчерпаны, был выработан проект общего договора на основе обсуждения представленных сторонами проектов и в тот же день был подписан договор.
По аналогии с московским Договором при участии представителей РСФСР 13 октября 1921 г. в Карсе был подписан договор между Армянской, Азербайджанской и Грузинской советскими социалистическими республиками, с одной стороны, и Турцией - с другой. Его положения повторили основные пункты российско-турецкого договора от 16 марта. Таким образом, новое разграничение в Закавказье получило полное международно-правовое оформление. Московский договор 1921 года между Турцией и Советской Россией был заключен на 25 лет.
Карсский договор состоит из преамбулы, 20 статей и 3 приложений.
Согласно ст.1, считались утратившими силу договоры, которые были заключены между правительствами, осуществлявшими в прошлом суверенность на территории договаривающихся сторон. Признавались недействительными также те договоры, которые были заключены с третьими государствами и касались закавказских республик. Но это не распространялось на Московский договор 1921, заключенный между РСФСР и Турцией.
Ст.2 была особенно важна для Турции, поскольку согласно этой ст., стороны не признавали никакой договор или международный акт, который мог быть навязан посредством силы. Это означало, что Советская Армения не признавала Севрский мирный договор 1920.
По ст.3 аннулировался капитуляционный режим.
Ст.4 определяла границу между Турцией и республиками Закавказья (более подробное описание границы давалось в приложениях 1 и 2).
Согласно статье 5, правительства Турции, Азербайджана и Армении соглашались, что Нахичеванская область (с границами, указанными в приложении 3) образуют автономную республику под покровительством Азербайджана.
Ст.6-9 относились к взаимоотношениям Турции и Грузии. Остальные статьи определяли правовое положение граждан сторон, устанавливали порядок обмена пленными, касались упорядочения экономических, финансовых и прочих вопросов, заключения консульских соглашений и т.д. Т.о. Карсский договор в основном повторял положения Московского договора 1921, который ущемлял жизненные интересы Армении.
Все статьи карсского договора приведены в приложении 1.
Карсский договор подписали: от имени правительства Армянский ССР - нарком иностранных дел А. Мравян и нарком внутренних дел П. Макинцян; от имени правительства Азербайджанской ССР - нарком рабоче-крестьянской инспекции Б. Шахтахтинский; от имени правительства Грузинской ССР - нарком по военно-морским делам Ш. Элиава и нарком иностранных дел и финансов А. Сванидзе; от имени Великого Национального собрания Турции - депутат Национального собрания и командующий Восточным фронтом Кязим Карабскир паша, депутат Национального собрания Вели бей, бывший помощник министра общественных работ Мухтар бей, полномочный представитель Турции в Азербайджане Мемдух Шевкет, от имени правительства РСФСР - полномочный представитель РСФСР в Латвии Я. Ганецкий.
Турция находилась перед выбором между Россией и Западом с учетом того, кто из них предложит более убедительные гарантии сохранения территориальной целостности турецкого государства, которыми она руководствовалось в своем внешнеполитическом курсе, в пределах, определенных самими кемалистами. Возможности давления на Турцию по вопросу о границе на Московской конференции, которыми располагала российская сторона, были ограничены. Требования, предъявляемые большевиками туркам, не могли быть жестче тех, которые кемалисты получили на конференции в Лондоне. В связи с этими моментами подписание договора было неизбежно обусловлено территориальными уступками в пользу Турции. Советско-турецкий договор 1921 года напоминает Брест-Литовский договор, когда также были сделаны значительные территориальные уступки. И тогда, и сейчас свою роль сыграла вера большевиков в "мировую революцию", в результате свершения которой они намеревались вернуть все утраченные земли обратно.

ГЛАВА 2 СОВЕТСКО-ТУРЕЦКИЕ ОТНОШЕНИЯ С 1921 ПО 1923 ГГ.

2.1 ПОСЛЕДСТВИЯ ПОДПИСАНИЯ ДОГОВОРОВ

В установившейся после подписания Московского договора благоприятной атмосфере молнии снова засверкали уже 3 апреля. Турецкая делегация еще не успела вернуться в Анкару, а в отношениях сторон снова начался кризис. 3 апреля командующий 11-й армией А.И. Геккер, согласно условиям Московского договора, потребовал от Карабекира отвести свои войска от Александрополя (Гюмрю). Карабекир ответил, что не станет давать никаких приказаний войскам, пока не будет точно известно мнение самого армянского правительства по поводу заключенного в Москве договора. По мнению Карабекира, чтобы турецкие войска могли бы спокойно покинуть область Александрополя, Армении следовало признать все пункты Московского договора и сделать его фундаментом для построения новых отношений с Анкарой.
Как только это стало известно в НКИД, Чичерин отправил ноту протеста Али Фуат-бею, в которой настаивал, что согласно условиям подписанного в Москве договора турецким войскам следует немедленно покинуть область Александрополя (Гюмрю), поскольку в Ереване установлена советская власть и "дашнакской" угрозы более не существует.
В течение последующих дней Чичерин еще несколько раз направлял ноты протеста Али Фуату. От турецкой стороны следовали самые общие ответы, никак не удовлетворявшие Чичерина. Диспозиция турецких войск на Кавказе оставалась прежней. Тогда Орджоникидзе был отдан приказ остановить поезд, на котором турецкая делегация возвращалась из Москвы в Анатолию вместе с грузом боеприпасов и 4 млн золотых рублей [9, 122]. Именно в тот момент турецкая армия особенно остро нуждалась в поддержке, так как в середине лета греческим командованием планировалась широкомасштабная операция наступления на Анкару. Для предотвращения возможности открытого военного конфликта Москва решилась на использование своего "рычага давления".13 апреля Геккер направил телеграмму Карабекиру, в которой повторял требование советской стороны об отводе турецких войск из Гюмрю, и недвусмысленно намекал, что в противном случае он снимает с себя всякую ответственность за любые возможные последствия в данном регионе. После этого 15 апреля в правительстве Анкары было принято решение о выводе турецких войск из Гюмрю.23 апреля последний турецкий солдат покинул область Александрополя.
В начале мая в отношениях Москвы и Анкары создалась видимость благополучия. Договор о дружбе и братстве был подписан, вопрос о границах был почти решен, половина суммы, планируемой в качестве финансовой помощи, была передана турецкой стороне, а оставшуюся часть было обещано передать в самом скором времени, на повестке дня стояла конференция в Карсе. В то же время анкарское правительство и Меджлис отказались признать договоренности, заключенные Бекиром Сами в Лондоне, план Антанты захлебнулся. Логично было бы ожидать быстрого сближения в советско-турецких отношениях, но это оказалось не так. В атмосфере того времени достаточно было "маленькой искры, чтобы разгорелось пламя". В это время в советско-турецких взаимоотношениях возникла так называемая "молоканская проблема". В связи с тем, что анкарское правительство объявило всеобщую мобилизацию для борьбы с греческой армией, молокане, проживавшие в Карсе, также подлежали призыву. Многие молокане, проповедовавшие полный отказ от насилия и пацифизм, отказывались от службы в армии, в результате чего между их общиной и турецкими властями возник конфликт. Местные турецкие власти начали выселение молокан из их домов и передачу их имущества туркам. Кроме того, турецкая администрация, боясь распространения большевизма в Анатолии, неизбежно подозревала молокан, которые являлись этнически русскими, в симпатии коммунистам. Между советской и турецкой сторонами начался обмен нотами протеста и невнятными ответами. Представитель Анкары в Москве Али Фуат также считал проблему молокан внутренней проблемой Турции и подозревал, что большевики подстрекают молокан на восстание против турецкой администрации в Карсе, чтобы затем потребовать землю в Карской области. Мустафа Кемаль серьезно отнесся к мнению Али Фуата.10 июня он направил Карабекиру директиву укрепить оборону Карса. Однако Карабекир не разделял этих опасений и полагал, что все это напрасный переполох, во многом спровоцированный Антантой, чтобы задержать турецкие войска на востоке. План по вооруженному восстанию в Карсе был бы последним, что могло прийти в голову большевикам, так как на тот момент, как справедливо полагал Карабекир, кавказские части Красной армии совершенно не были готовы к такому варианту развития событий. 19 июня министр иностранных дел правительства Анкары Юсуф Кемаль-бей встретился с советским представителем Нацаренусом по вопросу молокан. В результате встречи было решено создать советско-турецкую комиссию, которая будет заниматься проблемами выселенных членов молоканской общины. Комиссия начала свою работу 2 августа. Однако ни комиссия, ни заключенный позднее Карский договор так и не разрешили до конца молоканскую проблему.
На самом деле более, чем возможное восстание молокан в Карсе, Мустафу Кемаля нервировала возможность возвращения Энвера на политическую арену Анатолии. С середины 1920 г. он находился в советской России, а во время описываемых событий - в Батуми. Для большевиков Энвер был нежеланным гостем, однако Мустафа Кемаль не исключал, что Россия может использовать его в политической игре. Кемалисты всерьез опасались, что в случае неудачи их военной операции против греческой армии, Энвер постарается возвратить себе утраченные позиции, и Анатолия снова попадет в ситуацию двоевластия, на этот раз уже не с кабинетом Стамбульского правительства, а с Энвером и его сторонниками. Для кемалистов это был критический момент, так как 2 июля греческая армия находилась уже в 224 км от Анкары. Все это создавало атмосферу крайнего беспокойства в правительственных кругах Анкары, которая усугубилась новостью о том, что Энвер-паша ожидает на кавказско-турецкой границе. Уже с середины июня сторонники Энвера в Анкаре начали подготовку вооруженного переворота против Кемаля. Советский представитель в Анкаре С.П. Нацаренус, будучи осведомлен о происходящем, информировал Москву об изменениях в политической атмосфере Турции. Неуверенность кемалистов в отношениях с Москвой усиливалась. В мемуарах Али Фуата мы находим упоминание о разговоре с Чичериным в середине августа, в ходе которого советский нарком намекал, что в случае неудачного развития событий армия Энвера может войти в Анатолию. Однако после турецкой победы при Сакарье, подобное развитие событий было уже невозможно. Энвер отправился в Туркестан, где разорвал отношения с большевиками, принял участие в басмаческом движении и был убит 4 августа 1922 г. в бою с частями Красной армии.
Еще одним поводом для сомнений, только уже с российской стороны, оставался заключенный между Францией и Турцией договор, подписанный 20 октября 1921 г., а также резкое увеличение числа западных представителей в Анатолии. Характерно, что и договор и представители Запада появились после турецкой победы при Сакарье. Во время своего пребывания в Анатолии Фрунзе разговаривал об этом с Мустафой Кемалем. В своем ответе глава анкарского правительства отметил, что "этим договором Турция, прежде всего, хотела внести разлад между Англией и Францией и вдохнуть глоток свежего воздуха", и подчеркнул, что "на отношениях с Россией это никак не отразится".
Весной между Россией и Турцией произошел еще один неприятный инцидент. Ночью 22 апреля 1922 г. на Большой Дмитровке были задержаны сотрудники турецкого посольства по обвинению в шпионаже: Идрис-бей, Зия-бей, Саим-бей и Эмин-бей. Али Фуат выразил протест Карахану, так как сотрудники посольства имели дипломатическую неприкосновенность. Разгорелся дипломатический скандал, который в итоге был улажен стараниями советского полпреда в Анкаре С.И. Аралова и усилиями Рыза Нур-бея в Москве, и дипломатические отношения продолжали развиваться.
Как мы видим, в течение первых двух лет становления советско-турецких отношений обе стороны пережили несколько эпизодов серьезных взаимных сомнений, касавшихся, в основном, территориальных и этнических споров, идеологических и дипломатических разногласий, а также отношений с Западом. Не будет преувеличением сказать, что советско-турецкий диалог развивался в тесной связи с прогрессированием постоянного взаимного недоверия. Часто оказываясь на грани разрыва отношений или прямого вооруженного конфликта, большевики и кемалисты тем не менее продолжали взаимное сотрудничество, поскольку обе стороны были крайне заинтересованы друг в друге. Кемалистской Турции было бы крайне трудно отстоять свою независимость без поддержки России, в то же время Москва не могла допустить поражения Анкары и превращения Анатолии в западную зону влияния. Поэтому при каждом очередном неприятном инциденте в обоих правительствах побеждала прагматичная и взвешенная точка зрения, напоминавшая о первенстве взаимных интересов, а сомнения и недоверие отходили на второй план.

2.2 ВЛИЯНИЕ ЛОЗАННСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ НА СОВЕТКО-ТУРЕЦКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Лозаннская конференция 1922-1923 гг, международная конференция по вопросу Ближнего Востока, созванная после провала англо-греческой интервенции против Турции (1919-1922 гг.). Состоялась 20 ноября 1922-24 июля 1923 в Лозанне (Швейцария). Участвовали: Великобритания, Франция, Италия, Греция, Япония, Румыния, Югославия, Турция и США (в качестве наблюдателя). Участие советской делегации (в состав делегации РСФСР входили также представители Украины и Грузии) было ограничено лишь обсуждением вопроса о черноморских проливах.
Лозаннская конференция завершилась подписанием ряда документов, наиболее важным среди которых являлся мирный договор между союзными державами и Турцией, определивший современные границы Турции и фактически заменивший Севрский мирный договор 1920. На Лозаннской конференции был обсужден и Армянский вопрос. Делегации Республики Армении (А. Агаронян, А. Хатисян) не было разрешено официально участвовать в Лозаннской конференции, поскольку делегация более не представляла Армению, где была установлена Советская власть. Тем не менее совместно с национальной делегацией (Г. Норатункян, Л. Башалян) конференции был представлен меморандум, которым предлагались три возможных решения Армянского вопроса: создание "Армянского национального очага" на определенной президентом США В. Вильсоном территории Армении; расширение Ереванской республики (т.е. Советской Армении) путем присоединения к ней части Западной Армении с выходом к Черному морю; создание "Армянского национального очага" в Киликии.
В связи с вопросом о национальных меньшинствах первая комиссия и подкомиссия на нескольких заседаниях обсуждали вопрос об "Армянском национальном очаге". На заседании 12 декабря министр иностранных дел Великобритании Керзон, касаясь вопроса защиты национальных меньшинств Турции, отметил, что особого внимания достойны армяне - не только в силу пережитых ими жестоких мучений, но и имея в виду данные им со стороны союзных государств обещания. Он обратился к турецкий правительству с просьбой предоставить армянскому народу "национальный дом" (очаг) в северо-восточной области Турции или на юго-восточных рубежах Киликии и Сирии.
Но турецкая делегация (Исмет паша, Риза Hур бей) решительно отвергла идею создания какого-либо армянского национального очага на территориального Турции, заявив, что она не имеет ни в своих Восточных областях, ни в Киликии такой территории, где бы турки не составляли большинство населения и которую было бы возможно отделить от родины. Кроме того, Турция заключила договоры "согласно международному праву" (имелись в виду Московский и Карсский договоры 1921) и установила "добрососедские отношения" с существующей ныне "независимой Арменией" (т.е. с Армянской ССР) и не представляет существования какой-либо "иной Армении".
Одержавшая победу Турция по существу навязала свою волю государствам Антанты. Великобритания и Франция, преследовавшие корыстные цели в Турции и на Ближнем Востоке, пошли на уступки Турции за счет законных интересов национальных меньшинств (армяне, греки, болгары Фракии и т.д.).
В последний раз Армянский вопрос был затронут на заседании 1-й комиссии 17 июля 1923 и, будучи подменен вопросом об армянских беженцах, был передан на рассмотрение Лиги Наций. В Лозаннском мирном договоре армяне и Армения не упоминались вовсе. Т.о. Турция не только присвоила Западную Армению и Киликию, но и воспрепятствовала возвращению многих тыс. западных армян на родину. Согласно ст.43-й договора турецкое правительство обязывалось взять под свою защиту молельни, кладбища и другие религиозные объекты национальных меньшинств Турции. Советской делегация на Лозаннской конференции (руководитель Г. Чичерин) своим меморандумом выразила готовность предоставить пристанище армянским беженцам в России и на Украине.
После заключения Лозаннского договора Турция обрела государственную независимость, иностранные войска были выведены с турецкой территории и 29 октября 1923 года Великое Национальное Собрание провозгласило Турцию республикой. Президентом был избран Мустафа Кемаль. В телеграмме Председателя ЦИК СССР М.И. Калинина от 31 октября 1923 г. говорилось: "Горячо приветствую от имени народов Союза Советских Социалистических Республики и Союзного правительства братский турецкий народ и дружественное правительство Турции по случаю окончательного провозглашения Турецкой Республики, навсегда положившего конец деспотическому монархическому режиму. Поздравляю Вас, маршал Гази Мустафа Кемаль - паша, по случаю вашего избрания президентом Турецкой Республики, приветствуя в Вашем лице выдающегося руководителя героической борьбы турецкого народа против нашествия иностранных поработителей и избранного им главу дружественного турецкого правительства. Выражаю твердую уверенность, что неразрывные узы дружбы между народами и правительствами Турции и СССР будут становиться все более тесными и содействовать процветанию обоих государств".
Сближению между странами Советской России и Турцией в дальнейшем способствовали дипломатические усилия делегаций двух стран в ходе Лозаннской конференции 1922-1923 гг. СССР поддерживал Турцию и защищал тезис об обязательном турецком суверенитете над Проливами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Советско-турецкие отношения в 1917-1923 годах являются ярким примером становления и развития ближневосточного курса Советской России. В его основу большевики положили идеи "мирного сосуществования стран с различным государственным строем" и "мировой революции". Турция имела для России гораздо большее значение, чем Ирана и Афганистан, так как в Турции интересы большевиков сталкивались не только с интересами Англии, но и всех других крупных государств - Франции, Германии, Италии, США; через Турцию Советское государство получало доступ к политическим и торговым контактам с арабским Востоком.
Специфика международного положения Советской России и Турции обусловила особенности политического взаимодействия двух стран друг с другом. В 1917-1923 годах большевики имели отношения с тремя турецкими политическими силами: с султанским правительством с декабря 1917 года по 3 сентября 1918 года, с отдельными представителями младотурок - с апреля 1920 года до конца лета 1922 года и с кемалистами - с мая 1920 года.
Ситуация, в которой оказалась Турция после поражения в Первой мировой войне; во многом напоминала ситуацию в России: иностранная интервенция, разруха в промышленности и сельском хозяйстве, борьба за власть в стране. Схожесть процессов, протекающих в обеих странах, способствовала их повороту друг к другу. Установление политических отношений между кемалистской Турцией и Россией было основано на совпадении ряда целей: противостояние Антанте, преодоление международной изоляции, заинтересованность в экономическом сотрудничестве, обеспечение безопасности юго-восточной границе России, северо-западной Турции. Однако между сторонами имелись и расхождения. В их основе лежали разные идеалы и ценности, которые обе стороны хотели воплотить в жизнь. Кемалисты стремились вытащить Турцию из состояния периферийной зависимости и сделать европейской страной. Большевики стремились к распространению на Востоке коммунистической идеологии. Без Турции, которая пользовалась огромным авторитетом среди мусульман, они не могли рассчитывать на распространение своего политического влияния в исламском мире. Ориентация кемалистов на Советскую Россию поддерживалась оказанием военной и финансовой помощи. В период борьбы турок за независимость это было решающим фактором. Так, в отношения между Советской Россией и Турцией оказались вплетены политические, военные, идеологические и экономические интересы.
Установление советско-турецких политических отношений выходило за рамки двусторонних, так как решения, принимаемые этими странами, касались государственных интересов трех Закавказских республик: Армении, Грузии и Азербайджана. В связи с этим оценивать итоги начала 20-х годов XX века следует как результат взаимодействия достаточно противоречивых национальных интересов отдельных стран.
Несмотря на то, что Московский договор от 16 марта 1921 года обеспечил юридическую базу для восстановления традиционных форм экономических взаимоотношений, он не намечал форм и основ торгового сотрудничества. Экономической сферы непосредственно касались только 11 и 14 статьи, но они не являлись определяющими. В статьях только был поставлен вопрос о необходимости заключить в ближайшем будущем соглашения, регулирующие все экономические вопросы.
В целом, политические и торговые отношения Советской России и Турции в 1917-1923 годах сыграли положительную роль в деле межгосударственного сближения двух стран. Обращение к истории их зарождения важно для понимания тех проблем, с которыми пришлось столкнуться России и Турции в последующие годы своего сотрудничества.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архив внешней политики Российской Федерации. (АВП РФ);
2. Аралов С.И. Воспоминания дипломата. М.: Международные отношения, 1960.
3. Атапорк. Избранные речи и выступления. М.: Прогресс, 1966.
4. Барсегов Ю.Г. О миротворческом потенциале США в армяно-азербайджанском конфликте // США: экономика, политика, идеология. 1995, - № 2
5. Биже А.К. К вопросу о внешнеторговой политике Турции в 20-30-х годах // Турция: история и экономика. Сборник статей / В.И. Данилов. М.: Наука, 1978.
6. Борков А.В., Титков Е.П. История советской внешней политики 1917-1991 гг, - Нижний Новгород-Арзамас: ННГУ, АПТУ, 2000.
7. Внешняя торговля СССР за 1918-1940 гг. Статистический обзор. М.: Внепггоргиздат, 1960.
8. Внешняя торговля СССР. 1918-1966. Статистический сборник. М.: "Международные отношения", 1967.
9. Внешняя торговля СССР за период 11918-1927/1928 гг. Статистический обзор. - Л М.: Снабкоопгиз, 1931.
10. Гоголев З.В. Советско-турецкие отношения в 1918-1923 гг // Ученые записки. Якут. гос. пед и учительский институт. Якутск: ЯкГУ, 1960. Вып.2.
11. Данилов В.И. Турция 20-30-х годов: путь к демократии // Восток. 1997. - № 2
12. Данциг Б.М. Ближний Восток. Сборник статей. М.: Наука, 1976, - 359с.
13. Документы внешней политики СССР. В 10 т. М.: Госполитиздат, 1957-1962.
14. Кемаль М. Путь новой Турции. 1919-1927. В 4 т. - М.: Соцэкгиз, 1934.
15. Кафаров З.О.М. Принцип суверенного равенства государств в договорных отношениях СССР со странами Среднего Востока. Дис. канд. юр. наук.М., 1983.
16. Кузнецова С.И. Московский договор 16 марта 1921 года между Советской Россией и Турцией. Дис. канд. истор. наук.М., 1950.
17. Красин Л.Б. Внешняя торговля СССР, - М.: РИО НКВТ, 1924.
18. Красин Л.Б. Вопросы внешней торговли М.: Госиздат, 1928.
19. Ленин В.И. Заключительное слово по докладу о концессиях // Полн. собр. соч. - М.: Политическая литература, 1974, - Т.43.
20. Макеев Д.А. Становление и развитие внешнеторговых связей стран Ближнего Востока с СССР в 1922-1940 гг. Дис. докгр. ист. наук. М., 1984.
21. Остапенко А.И. Формирование единой внешней политики Советских республик в 1918-1924 гг. Дис. канд. истор. наук. М., 1990.
22. Саакян Р.Г. Советско-турецкие отношения в 1925-1935 гг. Дис. канд. истор. наук. Ереван, 1961.
23. Софиев М. М.О. ЗСФСР в советско-турецких отношениях 1922-1936 гг. Дис. доктр. истор. наук. Баку, 1986.
24. Чичерин Г.В. О советской внешней политике и дипломатии (выдержки из статей и речей) // Дипломатический вестник. 1987 год. М.: Международные отношения, 1988.
25. Шамсутдинов A. M. Национально-освободительная борьба турецкого народа в 1918-1923 гг. Дис. доктр. истор. наук. М., 1964.
26. Экономические отношения СССР с зарубежными странами. Справочник. М.: Международные отношения, 1967.

© Copyright 2012-2019, Все права защищены.