Проблематика законодательства и судебной практики по делам о защите прав потребителей по средствам проведения экспертизы

Дипломная работа по предмету «Гражданское право»
Информация о работе
  • Тема: Проблематика законодательства и судебной практики по делам о защите прав потребителей по средствам проведения экспертизы
  • Количество скачиваний: 0
  • Тип: Дипломная работа
  • Предмет: Гражданское право
  • Количество страниц: 54
  • Язык работы: Русский язык
  • Дата загрузки: 2021-06-28 11:57:45
  • Размер файла: 86.34 кб
Помогла работа? Поделись ссылкой
Ссылка на страницу (выберите нужный вариант)
  • Проблематика законодательства и судебной практики по делам о защите прав потребителей по средствам проведения экспертизы [Электронный ресурс]. – URL: https://www.sesiya.ru/diplomnaya-rabota/grajdanskoe-pravo/2054-problematika-zakonodatelstva-i-sudebnoy-praktiki-po-delam-o-zaschite-prav-potrebiteley-po-sredstvam-provedeniya-ekspertizy/ (дата обращения: 28.07.2021).
  • Проблематика законодательства и судебной практики по делам о защите прав потребителей по средствам проведения экспертизы // https://www.sesiya.ru/diplomnaya-rabota/grajdanskoe-pravo/2054-problematika-zakonodatelstva-i-sudebnoy-praktiki-po-delam-o-zaschite-prav-potrebiteley-po-sredstvam-provedeniya-ekspertizy/.
Есть ненужная работа?

Добавь её на сайт, помоги студентам и школьникам выполнять работы самостоятельно

добавить работу
Обратиться за помощью в подготовке работы

Заполнение формы не обязывает Вас к заказу

Информация о документе

Документ предоставляется как есть, мы не несем ответственности, за правильность представленной в нём информации. Используя информацию для подготовки своей работы необходимо помнить, что текст работы может быть устаревшим, работа может не пройти проверку на заимствования.

Если Вы являетесь автором текста представленного на данной странице и не хотите чтобы он был размешён на нашем сайте напишите об этом перейдя по ссылке: «Правообладателям»

Можно ли скачать документ с работой

Да, скачать документ можно бесплатно, без регистрации перейдя по ссылке:

Глава 3. ПРОБЛЕМАТИКА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ПО СРЕДСТВАМ ПРОВЕДЕНИЯ ЭКСПЕРТИЗЫ

3.1. Проблемы нормативно-правового регулирования проведения экспертизы в делах о защите прав потребителей и пути его совершенствования


Во все времена потребитель, приобретая товар или услугу,  сталкивается с проблемой возникновения в нем какого-либо недостатка, причину которой сложно установить без наличия специальных знаний в области науки или техники. В таких ситуациях потребителю приходится прибегнуть к экспертной помощи. Сегодня, к сожалению, вина в этом лежит не только на производителе и продавце. Потребитель просто не хочет, а зачастую лениться реализовать свои права. Каждый гражданин может ознакомиться со своими правами, которые описаны в законе «О защите прав потребителей», где перечисляются ситуации, в которых нужно отстаивать свои потребительские права.

Закон РФ «О защите прав потребителей является одним из наиболее зрелых, эффективных и действенных законодательных актов нашего государства, его достоинства и положительные качества неоспоримы. Тем не менее, опыт его практического применения и в первую очередь – в судебной деятельности позволяет выявить некоторые недостатки, спорные моменты и проблемы, исправление и разъяснение которых способно значительно увеличить возможности его применения, усилить действенность и эффективность его положений.

Одной из самых важных и основных проблем на сегодняшний день является проблема понимания терминов и усовершенствования некоторых законодательных  конструкций. Хорошо это видно на примере трактовки термина «потребитель».

Закон о защите прав потребителей определяет его как гражданина, имеющего намерения заказать или приобрести либо заказывающего, приобретающего или использующего товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Давая такое определение, законодатель фактически выводит из поля действия данного закона юридических лиц, которые также могут оказаться в ситуации, когда ущемляются их потребительские права, а именно права отдельных физических лиц, в составе одного юридического.  

В принципе, подход законодателя к данной проблеме о разграничении правового положения юридических и физических лиц понятен, логичен и закономерен, поскольку целью является защита прав потребителя, не всегда обладающих специальными знаниями в области науки и техники. Такие лица юридически и экономически более слабы, чем его противоборствующая сторона  потребительского рынка. Однако таким возможностями по защите своих ущемленных прав не может воспользоваться коллектив организации, приобретший для нужд своих сотрудников например холодильник, оказавшийся неисправным. В судебном порядке такой иск рассмотрят, но применив к нему другие законодательные акты. Такого предпринимателя обяжут выполнить свои обязанности перед потребителем, однако ни один из этих актов не предусматривает таких широких прав пострадавшей стороны как Закон «О защите прав потребителей», таких как альтернативность требований по поводу некачественного товара, взыскание ущерба, убытков, неустойки, морального вреда, установление длительных сроков обращения по обнаружении недостатков, освобождение от уплаты госпошлины, альтернативная подсудность, что существенно ущемляет интересы пострадавших.

 Проблема заключается в том, что, пытаясь защитить свои права в наиболее полном объеме и не нести судебных расходов, чтобы сослаться на Закон «О защите прав потребителей», граждане вынуждены идти на описанные уловки. В подобной ситуации ненадлежащим поведением продавца конкретному гражданину явно будет судом возмещен, к примеру, моральный ущерб, его компенсацию не получит коллектив таких же граждан, нарушенное право каждого отдельного лица из которого бесспорно будет восстановлено таким образом.

Согласно данному закону, потребителем, является только такой гражданин, который «выводит» товар (работы, услуги) из коммерческого оборота в сферу личного потребления, то есть речь идет только о конечном потребителе.  Но разве не так обстоит дело с вышеуказанным холодильником, иск о котором по Закону «О защите прав потребителей» рассмотреть невозможно только лишь потому, что он числится на балансе организации. Но если рассмотреть данную ситуацию более подробно, то страдают от неисправного товара конкретные граждане, а именно ее работники, использующие его для сохранности своих продуктов в рабочее время, а никак не для извлечения прибыли.

При такой трактовке понятия «потребитель» из сферы действия Закона выпадают и организованные группы потребителей, например, потребительские кооперативы, которые для реализации уставных задач также приобретают товары, работы и услуги для личных нужд своих членов и не преследуют целей извлечения прибыли, так как являются некоммерческими организациями.

Число подобных ситуаций достаточно велико, а потому проблема злободневна. Но в описанных примерах нельзя в полном объеме наказать недобросовестного предпринимателя, а возможно сделать это лишь в минимальных размерах.

С учетом вышеизложенного, что необходимо внести соответствующие изменения в понятие «потребитель», включив в их число помимо физических, еще и юридических лиц, организации, ограничив возможности применения в отношении них Закона «О защите прав потребителей» также сферой личного потребления.

Такая же проблема, расхождения применения терминов возникает и при проведении экспертизы товаров, в целях защиты прав потребителей.  Данная проблема ярко отслеживается на примере применения термина, обозначающего несоответствия качества исследуемого образца, что создает целый ряд проблем, связанных с оценкой потребительских товара при экспертизе его качества.  

В соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации  на практике чаще всего применяют термин «дефект» или «несоответствие». Несоответствие – невыполнение требований1. Дефект же является одной из разновидности несоответствия. Дефект – каждое несоответствие продукции, установленным требованиям.

Другой разновидностью несоответствия можно считать «недостаток товара», под которым понимают несоответствие товара стандарту, условиям договора или обычно предъявляемым требованиям к качеству товара. Этот термин регламентируется Законом РФ «О защите прав потребителей». Понятие «недостаток товара» намного шире понятия «дефект». Все предложенные понятия имеют общий признак – невыполнение требований, различие заключается в том, что при выявлении дефектов возникает юридическая ответственность, если из-за их наличия потребитель не может в полной мере или частично использовать дефектный товар по назначению. Расхождение применении терминов создает трудности при проведении судебных экспертиз, так как участники процесса и заказчики экспертизы не имеют товароведческого образования и могут не с ориентироваться в предложенных терминах. Во избежание подобных инцидентов в экспертных заключениях рекомендуется использование термина «дефект», что буквально обозначает «изъян, недостаток».

Напротив, рассматривая термин, «продавец», то с моей точки зрения, требует некоторого сужения данного понятия. Продавец – это организация, независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, реализующий товары потребителям по договору купли-продажи. С точки же зрения буквальной трактовки этого определения, продавцом является любое лицо, единожды реализовавшим какой-либо товар. Причем продавцом не только в общегражданском смысле, а  именно в понимании Закона «О защите прав потребителей», следовательно, к нему должны применяться все положения именно этого акта. Заключение подобного разового договора, в случае признания возникших правоотношений как отношений потребителя – продавца товара, резко сместит правовое положение сторон с конституционных позиций равенства в сторону явного превосходства покупателя, что недопустимо. Закон предусматривает повышенные размеры ответственности субъекта предпринимательства, поскольку он всегда экономически сильнее потребителя, осуществление  предпринимательства является его постоянной, профессиональной деятельностью, приносящей доход, а, следовательно, он имеет возможность без губительных для себя последствий нести гораздо больший объем обязанностей перед контрагентом.

Когда же купля-продажа со стороны лица имеет место как единичное явление, не свидетельствует о предпринимательской деятельности субъекта, это не приемлемо и нарушает права таких продавцов. Тем не менее, поскольку такое упущение в определении продавца в рассматриваемом Законе наличествует, всегда имеется соблазн им воспользоваться.

Показателен, в этой связи, пример из судебной практики, когда гражданка приобрела у другой гражданки небольшое количество керамической плитки, которую ранее та купила для использования в личных бытовых целях для ремонта своей квартиры и которая осталась у нее в незначительных излишках. Плитка оказалась некачественной. Продавец плитки на претензии покупателя не отреагировала. Последняя, предъявила в суд по месту своего жительства иск, в котором на основании Закона «О защите прав потребителей» потребовала применения всех видов санкций, которые предусмотрены только указанным Законом.

Судья вынес определение об отказе в принятии заявления в связи с его неподсудностью данному суду. При этом он указал, что возникшие правоотношения не подпадают под действие Закона «О защите прав потребителей», вследствие чего заявление, поданное истицей в суд по месту своего жительства, неподсудно данному суду. Не согласная с этим, истица подала на указанное определение частную жалобу, в которой вновь ссылалась на нормы рассматриваемого Закона. Кассационная инстанция, отклонила жалобу и оставила определение суда без изменения, подтвердив, что в силу отсутствия в возникшей ситуации потребительских отношений, рассматриваемый Закон здесь не применим2.

Во избежание подобных коллизий, предлагается сузить понятие «продавца», включив в него только лиц, реализующих товары потребителям по договору купли-продажи систематически, в отношении широкого круга потребителей. Такие же ограничения целесообразно внести и в понятия «изготовитель» и «исполнитель».    

 Вторая не менее важная проблема законодательной базы связанная с экспертизой товаров для защиты прав потребителей  является противоречия формулировок названий  и содержания ряда норм законодательной базы.

Данную проблему можно рассмотреть на примере п. 5 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей». Данная статья закона предусматривает, что при возникновении спора о причинах появления недостатков товара продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер обязаны провести экспертизу товара за свой счет. Потребитель вправе оспорить заключение такой экспертизы в судебном порядке.

При наличии подобных формулировок норм данного Закона многое остается неясным:

- Почему экспертиза может разрешать такой узкий круг вопросов, а именно один единственный вопрос?

- Почему только потребитель может выразить несогласие с таким заключением, хотя оно может не удовлетворить и его контрагента?

- Почему рассматриваемый Закон предусматривает возможность и обязанность проведения экспертизы только в отношении товаров, тогда как на практике часто оспаривается и качество работ (услуг)?

Конечно, все поставленный вопросы легко разрешаются в судебном порядке, если спор потребителя и хозяйствующего субъекта не связан вышеприведенной нормой Закона, поскольку ныне действующий ГПК РФ предоставляет суду несравненно более широкие полномочия и возможности при разрешении вопросов о назначении и проведении экспертизы.

Если экспертиза будет назначена и проведена в ходе того или иного судебного разбирательства, то суд, с учетом мнения сторон, будет правомочен поставить на разрешение экспертов и иные вопросы, необходимые для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Вопросы такого рода могут вытекать как из факта продажи товара, так и из фактов выполнения работ (оказания услуг). Проблема заключается в том, что не понятно, почему это невозможно, если спор еще не дошел до стадии судебного разбирательства и ее вообще можно избежать посредством переговоров потребителя и предпринимателя. В данной ситуации подобные формулировки норм закона подталкивают стороны спора к судебному урегулированию конфликта.

Не смотря на данную норму закона, участники конфликта могут провести экспертизу по любым интересующим их вопросам при любом характере и любых основаниях спора. Но в итоге виновная сторона может  не согласная с экспертным заключением и  оспорить его, что опять не приведет к разрешению сложившегося конфликта. Данная норма закона приводит к тому, что стороны конфликта, стараясь использовать  лишь законные способы обоснования своих позиций в споре, прибегают к судебному урегулированию ситуации  зачастую без большой необходимости к этому.

Поэтому предлагается разрешить возникшие противоречия посредством изъятия из действующей редакции Закона подобных норм, заменив их другими, предоставляющими конфликтующим сторонам возможность и во внесудебном порядке разрешать любые необходимые для урегулирования спора вопросы, как вытекающие из факта продажи товаров, так и связанные с выполнением работ (оказанием услуг). Право оспорить экспертное заключение также должно быть предоставлено всем заинтересованным участникам конфликта, а не только потребителю.

Данная проблемы усугубляются тем, что ГПК РФ и Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» экспертная деятельность, как государственная, так и негосударственная, возможна в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве.     Получается, что проведение экспертизы во внесудебном порядке недопустимо, а результат такой внесудебной «экспертизы» будет являться чем угодно, но не заключением экспертизы в понимании его законодателем. Парадоксально, но получается, что, чтобы получить «полноценное» заключение экспертизы по поводу качества товара, заключение, являющееся таковым не по названию, а по форме и содержанию, стороны конфликта вновь неминуемо обязаны обращаться в суд, даже имея желание разрешить спор добровольно; внесудебная возможность его разрешения фактически исключается.

Таким образом, налицо коллизия названных законодательных актов и Закона, который предусматривает как судебный, так и внесудебный порядок разрешения споров, возникающих на потребительском рынке, и предполагает проведение экспертизы и без вмешательства судебных органов.

Устранить подобное противоречие можно расширив перечень способов разрешения споров о качестве товаров, закрепив в Законе  возможность проведения не только экспертиз, но и внесудебных способов проверки их качества, таких как осмотр, проверка и  исследование качества товаров. В этой связи возникает проблема упрощения оценки качества товаров и определения  причины возникновения дефектов в обход проведению судебной экспертизы.

Более детально разобрав п. 5 ст. 18 Закона «…продавец (изготовитель)… обязаны провести экспертизу товара…»3 предполагает, что такую экспертизу обязан выполнить сам хозяйствующий субъект, тогда как он ни полномочий, ни соответствующих познаний для этого чаще всего не имеет,  о независимости такого «эксперта» товара или его изготовителя  говорить не приходится. Безусловно, вводя в Закон данную норму, законодатель явно исходил из того, что предприниматель лишь инициирует проведение экспертизы, а не своими силами ее проводит, однако при наличии нынешней формулировки комментируемой нормы ее понимание может быть двояким. Такие разночтения также необходимо устранить.

Наконец, нуждается в уточнении и название документа, выносимого по результатам проведения экспертизы, по-разному именуемого в различных законодательных актах.

Так, рассматриваемая норма Закона упоминает «заключение экспертизы», тогда как ст.  86 ГПК РФ  и ст. 8 Закона № 73-ФЗ содержат понятие «заключение эксперта».

С учетом того, что два последних закона являются специальными (профильными) актами,  непосредственно регулирующими вопросы проведения экспертиз, уточнить формулировку названия экспертного документа необходимо именно в Законе, где он упоминается единожды и то лишь в достаточно опосредованном контексте.

Также еще один вопрос вызывает и уже упоминавшаяся норма абзаца второго п. 5 ст. 18 Закона, согласно которой «продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер обязаны принять товар ненадлежащего качества у потребителя…».

Такая формулировка предполагает, что наличие недостатков в товаре уже доказано, они реально в нем имеются и подтверждены. Однако, как показывает практика, иногда то, что потребитель ошибочно считает недостатком (браком, дефектом), в действительности в товаре может отсутствовать. Наличие такого недостатка не всегда подтверждается, оно может быть вызвано, к примеру, неумением потребителя использовать товар, его отдельные функции и свойства. При таких обстоятельствах рассматриваемая норма также нуждается в корректировке.

С учетом всех доводов, приведенных выше, абзацы второй и третий п. 5 ст. 18 Закона целесообразно изложить в следующей редакции:

«Продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер обязаны принять товар, в котором, по мнению потребителя, имеются недостатки».

При возникновении споров о недостатках товара продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер обязаны инициировать проведение экспертизы (осмотра, проверки, исследования) такого товара за свой счет. Заинтересованные лица вправе участвовать в проведении этих действий и оспорить заключение эксперта.

Учитывая, что на практике часто возникают споры не только о качестве товара, но и по поводу качества работ (услуг), а норм, предусматривающих способы разрешения споров о качестве работ (услуг), в  Законе не имеется, необходимо аналогичную норму внести и  в его главу 3, посвященную защите прав потребителей при выполнении работ (оказании услуг).

Одной из наиболее важных прикладных проблем из всей проблематики, связанной с проведением экспертиз по спорам о защите прав потребителей, является проблема выражения несогласия с заключением экспертизы. Как уже отмечалось, законодатель ныне предлагает оспаривать заключение экспертизы в судебном порядке. Однако, предоставляя потребителю такое право, Закон вновь не определяет механизм реализации этой нормы, в связи с чем остается неясным, какова же процедура такого оспаривания, поскольку ни Закон, ни ГПК РФ, ни Закон № 73-ФЗ, как, впрочем, и любой другой действующий нормативный акт, ее не предусматривает. При чем последние два законодательных акта, не предусматривают не только этой процедуры, но и вообще возможности судебного оспаривания экспертных заключений. В этой связи попытаемся проанализировать возникшую проблему и разрешить ее.

Поскольку речь в упомянутой норме ведется именно об оспаривании заключения экспертизы, можно предположить, что такое дело подлежит рассмотрению в порядке искового производства, производства, в котором обязательно присутствие спора, согласно ГПК РФ. Однако такое предположение недопустимо, поскольку исковое производство предполагает не любой спор, а лишь спор о гражданском праве - субъективном материальном праве или охраняемом законом интересе в качестве предмета защиты.

Очевидно, что характер спора относительно правомерности и обоснованности заключения экспертизы совершенно иной и не связан с признанием, присуждением, преобразованием какого-либо права или интереса. Выражение несогласия с заключением экспертизы, кроме того, не связано с проверкой судом наличия или отсутствия этого субъективного права, в связи с неопределенностью, оспариванием или нарушением которого возник спор.

Невозможно рассмотреть такое дело и в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений поскольку спор в нем хотя и присутствует, но содержание этого спора лишено материального смысла и вытекает из властных отношений, коих при проведении экспертизы и получении ее результатов явно не усматривается. О рассмотрении данного вопроса в порядке приказного или особого производства, говорить вообще не приходится, так как оба они обязательно бесспорны и не предполагают возможности разрешения какого-либо спора в принципе.

Других процедур судебной защиты действующее гражданско-процессуальное законодательство не содержит, как не содержало и ранее, на период введения в текст Закона комментируемой нормы.

Представляется, что практическое решение возникшей коллизии лежит лишь в плоскости оценки судом данного конкретного доказательства — заключения эксперта.

У стороны конфликта, не согласной с таким заключением, есть право оспорить его в суде посредством сопоставления с требованиями, предъявляемыми к доказательствам, — их относимостью, допустимостью, достоверностью и достаточностью. Под оспариванием заключения экспертизы законодатель, видимо, имеет в виду не процедуру предъявления в суд соответствующего самостоятельного заявления (искового либо любого другого), предметом которого является содержание экспертного заключения, а выражение несогласия, критический подход к этому заключению в рамках процедуры исследования и оценки данного доказательства.

Другим путем судебного оспаривания заключения экспертизы можно считать назначение и проведение дополнительной экспертизы, в случаях недостаточной ясности или неполноты ранее данного заключения, либо повторной экспертизы, когда возникли сомнения в правильности или обоснованности ранее данного заключения и имеются противоречия в заключениях нескольких экспертов.

Как показывает судебная практика, одним из наиболее распространенных видов доказательств по гражданским делам, связанным с защитой прав потребителей, является заключение эксперта. Данные заключения часто используют и для внесудебных разрешений споров, возникающих между потребителем и продавцом (изготовителем), в подавляющем большинстве при защите прав потребителей такой является товароведческая экспертиза, в ходе которой устанавливается факт наличия дефектов или  недостатков в товаре, а также причины и периоды их возникновения.


3.2. Гражданско-процессуальные аспекты назначения экспертизы по делам о защите прав потребителей


  Споры о защите прав потребителей традиционно имеют большой удельный вес в общем количестве дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции и мировыми судьями.   Анализ ситуации на потребительском рынке, а также статистические данные, приведенные Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, свидетельствуют о тенденции к увеличению количества нарушений прав потребителей. Увеличение количества споров по делам о защите прав потребителей и  накопившиеся вопросы, возникающие в связи с применением судами Закона о защите прав потребителей, вызвали необходимость принятия Верховным Судом Российской Федерации Постановления Пленума «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей». Важность указанного Постановления состоит в том, что оно исходит из приоритета обеспечения баланса между интересами  потребителей и предпринимателей. Также данное  постановление дает оценку возможности применения норм Закона о защите прав потребителей к различным общественным отношениям. Принятие Постановления Пленума ВС РФ № 17 существенно улучшило и сделало более единообразной судебную практику по ряду типичных споров, при рассмотрении которых нормы законодательства прежде нередко трактовались судами неблагоприятным для потребителя образом.

Однако постановление не могло решить всех проблем правосудия для российских потребителей. Так, главной проблемой, по мнению Союза потребителей Российской Федерации является массовое неисполнение судебных решений в пользу потребителей. По данным СПРФ, в среднем за последние три года половина судебных решений в пользу потребителя по искам, подававшимся через общественные организации – его члены, не исполняется.  Основная причина видится в том, что поскольку должниками являются, как правило, юридические лица, участники которых не отвечают по их обязательствам, все больше недобросовестных предпринимателей в целях ухода от исполнения судебных решений регистрируют другое юридическое лицо и, не заявляя о банкротстве, фактически переводят в него хозяйственную деятельность организации-должника. В результате исполнительное производство прекращается за невозможностью взыскания. Путем же инициирования процедуры банкротства, как показывает практика, практически невозможно привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих организацию лиц или добиться возбуждения уголовного дела о преднамеренном банкротстве. А безнаказанность должников подкрепляет мотивы такого «решения» проблем с потребителями, делая его все более массовым.

Рассматривая данную проблему, становится понятным, что необходимо внесение изменений в законодательство, обеспечивающих реальную защиту интересов потребителя в случае несостоятельности его контрагента или уклонения от исполнения судебного решения. В частности, предлагается распространить нормы о возможности ограничения выезда за пределы РФ не только на гражданина-должника, но и на руководителя организации-должника, уклоняющейся от исполнения судебного решения, ввести уголовную ответственность за преднамеренное банкротство при причинении потерпевшему значительного ущерба, а не только крупного. Внести в ГПК РФ правило, что суд не может отказать в обеспечении иска, если предоставлено встречное обеспечение. При этом первоочередной эффективной мерой решения данной проблемы могли бы стать рекомендации Верховного Суда РФ судам об активизации применения обеспечительных мер по данной категории дел. Крайне важно, чтобы суды своевременно применяли обеспечительные меры, поскольку сейчас судья обычно отказывает в их принятии по причине не предоставления доказательств, что ответчик может фактически прекратить свою деятельность и не исполнить решение суда. Но ведь гражданин не может представить такие доказательства, пока ответчик не прекратил финансово-хозяйственную деятельность, а тогда обеспечительные меры уже бесполезны.

 Другая существенная проблема в правосудии для потребителей связана с судебно-экспертной деятельностью, поскольку в спорах о качестве товаров, работ и услуг заключение эксперта становится, как правило, основным доказательством для суда. Современный процессуальный кодекс признает заключение эксперта средством доказывания. С применением современных технологий возможности экспертизы достаточно обширны. Этот факт позволяет относиться к заключению судебной экспертизы  как к доказательству, но не всеми и не всегда. Итогом проведенной судебной экспертизы признано заключение экспертизы, которое согласно Ч.1 ст. 55 ГПК РФ является самостоятельным видом доказательства. На сегодняшний день нет общего мнения, что следует понимать под заключением эксперта. Одни полагают, что «заключение является средством доказывания», а другие настаивают, что «заключение является доказательством». ГПК исключает все перечисленные понятия. В ст. 55 ГПК РФ говорится о том, что доказательством признаются сведения о фактах, одним из которых и является  заключение эксперта. Судом принимается во внимание только доказательства, имеющие значение при рассмотрении и разрешении дела, обстоятельства дела, которые подтверждены средствами доказывания. Никакие доказательства заранее не имеют установленной силы, в том числе и назначенная судебная экспертиза.  Заключение эксперта не может стать для суда обязательным и будет оцениваться по ст. 67 как оценка доказательств. Если это так, то утверждать что заключение эксперта будет принято судом как доказательство, нельзя. Это относится в каждом случае к компетенции суда.  Если экспертиза проведена экспертом с полным соблюдением формы, но без определения суда, а по просьбе лица, участвующего в деле, такое заключение эксперта не будет иметь юридической силы, не будет считаться в суде доказательством. Только судом определяется, является ли заключение эксперта доказательством по делу или нет. 

При оценке имеющихся доказательств только суд определяет необходимость и допустимость проведения экспертизы, как средства доказывания: имеет ли конкретное предоставленное доказательство отношение к данному делу. При назначении экспертизы преобладающие права имеют стороны, потом другие участникам процесса. В то же время стороны и другие лица по делу вправе вносить ходатайства:

- назначить и провести судебную экспертизу в определенном судебно-экспертном учреждении;

- поручить провести судебную экспертизу конкретному эксперту;

- заявить отвод эксперту;

- назначить повторную (дополнительную, комплексную, комиссионную) экспертизу;

- внести в определение о назначении экспертизы вопросов (дополнительных) для эксперта;

- формулировать вопросы эксперту;

- получить для ознакомления определение о назначении экспертизы;

- получить для ознакомления заключение эксперта. 

На современном этапе коммерциализация судебно-экспертной деятельности  пагубно влияет на правосудие. Профессиональные коммерческие организации, привлекаемые судами для проведения экспертизы, зачастую зависимы от ответчиков, являющихся их постоянными клиентами при заказе досудебных экспертиз. Так, большинство экспертных организаций для назначения судебных экспертиз, список которых формирует и доводит до судов Управление Судебного департамента коммерческие, созданы для извлечения прибыли и нуждаются в постоянных заказчиках. Этими постоянными заказчиками являются производители и продавцы продукции, исполнители услуг, которые систематически сталкиваются с претензиями потребителей и проводят, согласно требованиям Закона РФ «О защите прав потребителей» или ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» экспертизу еще в досудебном порядке. Такие экспертные исследования зачастую выполняются с установкой удовлетворить постоянного заказчика. К сожалению, этот принцип распространяется и на судебную экспертизу, когда ее выполняют те же организации. А фактическое отсутствие практики привлечения эксперта по ст. 307 УК РФ к уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения неизбежно сказывается на правосознании лиц, осуществляющих такую деятельность.

 Негативно влияет и то, что судебная практика назначения экспертиз по гражданским делам, как правило, пренебрегает процессуальными нормами, касающимися назначения негосударственных экспертов, проверки их компетентности, разъяснения судом их прав и обязанностей. В противоречие нормам ГПК РФ, при поручении экспертизы экспертам коммерческой организации суды в большинстве случаев не указывают в определении конкретного эксперта, тем самым оставляя вопрос о его назначении на усмотрение руководителя этой организации, что выводит экспертизу из-под контроля суда. Вопросы,  возникающие при назначении  судебных экспертиз по гражданским делам и оценке судами соответствующих экспертных заключений, требуют решения на соответствующем Пленуме Верховного Суда РФ. При этом коммерциализация судебно-экспертной деятельности вместо усиления потенциала государственных судебно-экспертных учреждений не отвечает интересам правосудия.

 Еще одна проблема заключается в очень низком уровне оценки судами причиненного потребителю морального вреда, подлежащего компенсации. Анализ мотивировок решений судов об отказе во взыскании компенсации морального вреда или ее взыскании в сумме меньшей, чем требовал истец, показывает, что судьи при определении ее размера принимают во внимание не  далеко не только характер страданий и степень вины ответчика.  Большее внимание направленно на общественную опасность нарушения, признание нарушителем своей вины и его материальное положение. В итоге, как правило, размер взыскиваемой компенсации составляет очень скромную сумму, редко превышающую 10 тыс. руб. и вряд ли способную реально компенсировать страдания потребителя. Европейский суд, на решения которого о размере компенсации морального вреда по аналогичным делам рекомендовал ориентироваться Пленум, весьма редко рассматривает наиболее типичные для России потребительские иски, связанные с ненадлежащим качеством товаров и услуг и неисполнением договорных обязательств перед потребителем. Поэтому зачастую найти решения по аналогичным делам просто не удастся.

Судам следовало бы, готовя решение по требованию потребителя о компенсации морального вреда, прежде всего реально оценить фактические обстоятельства дела из их индивидуальных особенностей, исходя из критериев разумности и справедливости, оценить приемлемую сумму компенсации. Далее оценить вину нарушителя прав потребителя с точки зрения степени ее умышленности либо неосторожности и в зависимости от этого соответственно увеличить или снизить эту сумму. Также не лишним было бы сравнить индивидуальные особенности потерпевшего со своими собственными и с учетом предполагаемых отличий определить окончательную оценку.

Отдельно необходимо отметить проблему возмещения расходов общественных объединений в случае удовлетворения иска в интересах неопределенного круга потребителей. Союз потребителей России отмечает, что в ряде субъектов РФ сложилась практика отказов в возмещении общественным объединениям расходов, понесенных на проведение независимой экспертизы в досудебном порядке, а также оплаты услуг представителя в суде. Мотивом отказа выступает то, что расходы на досудебную экспертизу качества продукции и услуг при проверке соблюдения хозяйствующим субъектом прав потребителей не относятся к судебным расходам, а расходы на оплату услуг представителя не являются необходимыми, так как обращение в суд в защиту потребителей относится к уставной деятельности объединения потребителей. Однако значительная часть объединений потребителей не имеет в штате профессиональных юристов, поэтому вынуждена пользоваться услугами оплачиваемых представителей.

 Поскольку при вынесении таких решений судами не учитывается положение ст. 46 Закона о защите прав потребителей, о возмещении общественному объединению при удовлетворении подобного иска иных возникших до обращения в суд и связанных с рассмотрением дела необходимых расходов. В том числе, расходов на проведение независимой экспертизы, в случае выявления в результате ее проведения нарушения обязательных требований к товарам (работам, услугам).

При использовании экспертных заключений во взаимоотношениях, складывающихся на потребительском рынке и между субъектами права, в судах общей юрисдикции, а главное – при их оценке, возникает масса вопросов, на которые, к сожалению, законодатель ответов фактически не дает. Общий анализ норм рассматриваемого Закона позволяет сделать вывод о том, что ряд правоотношений, складывающихся на потребительском рынке, причем – достаточно важных, его нормами урегулирован недостаточно, либо не урегулированы вообще. Прежде всего, это касается правоотношений с участием иностранных контрагентов отечественных потребителей.

Общеизвестно, что заметное количество товаров, потребляемых нашими гражданами, производится за рубежом, часто там и приобретается, иногда и оказываемые потребителям услуги и работы выполняются зарубежными исполнителями. В этой связи обозначенная проблема стоит особенно остро.

Не столь проблематично их регулирование, когда зарубежные государства имеют специальное законодательство о защите прав потребителей, сходное с аналогичным российским, однако существенны трудности, когда в их законодательных актах отсутствуют специальные гарантии прав потребителей.

Такое положение, а также отсутствие законодательных норм в подобных вопросов в отечественном Законе, приводит к невозможности защищать права российских потребителей за пределами страны или в отношении зарубежных контрагентов. Фактически, провозглашая возможность эффективно защитить права потребителей от нарушений со стороны любого предпринимателя, вне зависимости от места его нахождения, законодатель не предусмотрел реальных рычагов воздействия на них в случае их нахождения за пределами РФ, а ссылка на применение в возникших ситуациях международных договоров, также не решает проблемы. Конечно, введение в нынешнюю редакцию рассматриваемого Закона норм, вводящих в круг субъектов, действующих на потребительском рынке, импортеров, несколько смягчило рассматриваемую проблематику, однако, до конца подобными нововведениями существующая проблема, тем не менее, не разрешена.

Чтобы хоть как-то усилить правовую защиту потребителей в подобных ситуациях, необходимо на законодательном уровне ввести ответственность государства за качество импортных товаров, по крайней мере ввозимых в нашу страну по линии государственных закупок, в централизованном порядке, прошедших государственный контроль и сертификацию качества.

Другой эффективной мерой исправления положения дел в этой области явилась бы разработка и принятие, хотя бы в рамках всего СНГ, модельного закона о защите потребительских прав, который был бы ратифицирован и применялся всеми его участниками. За основу его автор предлагает взять структуру и положения рассматриваемого российского законодательного акта, как наиболее новаторского и универсального, удачно построенного с точки зрения законотворческой техники, способного урегулировать основополагающие правоотношения на потребительском рынке всего СНГ.

Отдельные моменты, присущие рынку конкретного государства, возможно, урегулировать местным законодательством о защите прав потребителей.

Также весьма актуален вопрос и отсутствие четких норм, регулирующих на сегодняшний день рассматриваемым Законом возможности отказа в заключении договора с потребителем со стороны исполнителя в отношении производимых им работ (услуг). Известно, в первой редакции изучаемого Закона была предусмотрена норма ст. 26, обязывающая исполнителя, занимающего доминирующее положение на рынке, заключить с потребителем договор на выполнение работ или оказание услуг, за исключением случаев, если он докажет, что их выполнение (оказание) выходит за рамки его уставной деятельности или производственных возможностей. В этом случае законодатель также предусматривал ответственность исполнителя за необоснованный отказ в заключении договора с потребителем. Однако на сегодняшний день Федеральным Законом от 9 января 1996 года № 2-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» данная норма из текста Закона «О защите прав потребителей» была изъята и ничем аналогичным не заменена, что затрудняет реально оценивать ситуацию на потребительском рынке, в рамках защиты их прав.

По причине отсутствия подобной нормы все чаще мы сталкиваемся с стали ситуацией и, когда исполнители работ (услуг), особенно – занимающие монопольные или преимущественные позиции в своем секторе потребительского рынка, часто отказывают потребителям, а иногда – и целым группам потребителей, в предоставлении им своих услуг  выполнении работ по тем или иным надуманным основаниям. Речь идет о неединичном случае отказа транспортными организациями в перевозке потребителей-льготников, отказа страховыми компаниями в заключении договоров страхования со страхователями, ранее застрахованными в них и получившими значительные страховые выплаты, и другие подобные ситуации.

Исходя из нынешнего положения, существующего в нашем законодательстве, такие действия нарушениями признать нельзя, и, соответственно, ответственность за них наступить не может. Для избегания описанных ситуаций, необходимо  вернуться к ранее существовавшей норме, вновь дополнив ею Закон «О защите прав потребителей».

Аналогичные нормы необходимо ввести и в отношении обязанности продавца заключить договор купли-продажи с любым потребителем, лишив его права отказать покупателю в этом, поскольку также известны и случаи, когда продавцы отказывались продавать товар конкретным лицам. Безусловно, противники такой идеи, имея в виду принцип свободы договора, предусматривающий недопустимость понуждения к заключению договора, что прямо закреплено в ст. 421 ГК РФ, явно усмотрят в таком нововведении ущемление прав хозяйствующих субъектов. Однако, в подобной ситуации понуждение их к заключению договора с потребителем будет вполне законным, поскольку ч. 1 указанной статьи предусматривает исключение из общего правила, а именно случаи, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК РФ, другим законом или добровольно принятым обязательством.

В свою очередь, ст. 426 ГК РФ, регламентирующая правоотношения по публичному договору, устанавливает обязанность коммерческой организации, которая по характеру своей деятельности продает товар, выполняет работу, оказывает услугу, осуществлять свою деятельность в отношении каждого, кто к ней обратиться и не в праве при этом оказывать предпочтение одному лицу перед другим; отказ такой организации от заключения публичного договора при наличии возможности к этому не допускается.

Позицию иных продавцов, исполнителей работ (услуг) по этому поводу иногда понять можно – отказываясь от заключений договоров с отдельными потребителями, таким образом они пытаются «подстраховать» себя от возможных проявлений «потребительского рэкета», когда некоторые из них, вступив в договорные отношения с тем, или иным хозяйствующим субъектом, пытаются извлечь из этого факта максимально возможную выгоду, часто – необоснованную.

Однако существование такого явления не служит убедительной причиной неосновательного ограничения возможности реализации своих прав несравненно большим числом добросовестных потребителей.

Неурегулированным на сегодняшний день видится и вопрос, связанный с отнесением тех или иных товаров к категории технически сложных и дорогостоящих. Напомним, что абз. 8 п. 1 ст. 18 Закона «О защите прав потребителей» предусматривает, что именно в отношении таких товаров требования потребителей об их замене подлежат удовлетворению лишь в случае обнаружения в них не любых недостатков, а только существенных. Таким образом, отнесение товара к этой группе имеет большое практическое значение, поскольку ограничивает гражданина в реализации его прав предъявления альтернативных требований, связанных с недостатками товара.

Сами понятия «технически сложный товар» и «дорогостоящий товар» в рассматриваемом Законе не определены. В очередной раз приходится констатировать факт того, что законодательство регламентирует правоотношения с использованием предметов и явлений, неизвестно что из себя представляющих. И если уж в отношении технически сложных товаров  на уровне постановления Правительства РФ хотя бы дается перечень, какие конкретно товары к ним относятся4 то о «дорогостоящем» товаре более упоминаний нет нигде.

На практике данная проблема приводит к тому, что спорящим сторонам, либо суду приходится в каждом конкретном случае определять, является ли тот или иной товар дорогостоящим.

При отсутствии каких-либо критериев и методик этого, а также при явной относительности такой категории, сделать это правильно весьма проблематично, если вообще возможно. Исправление подобной ситуации возможно лишь на законодательном уровне – либо посредством внесения в Закон «О защите прав потребителей» понятия дорогостоящего товара, либо путем полного изъятия данной категории из текста этого Закона.

Естественно, последнее из этих предложений будет наиболее выгодно именно потребителям, поскольку предприниматель, не желающий удовлетворять требования гражданина о замене бракованного товара с несущественными недостатками, лишится законной возможности ссылаться на то, что они удовлетворению не подлежат – только для технически сложных товаров важна будет существенность или несущественность недостатка.

Что касается термина «технически сложный товар», то ныне этот вопрос, как указывалось выше, разрешен посредством перечисления в Перечне конкретных товаров, которые, по мнению Правительства страны, являются технически сложными. Причем список товаров, отраженных в нем, является исчерпывающим  не подлежащим расширительному толкованию.

Исходя из этого трудно понять логику законодателя, когда  холодильник он относит к технически сложным товарам, вводя его в указанный Перечень, а, например, телевизор, аудио-видео-фотоаппаратуру, микроволновую печь к таковым не относит, хотя вполне очевидно, что все они также относятся к технике, притом  совсем не к примитивной. Почему, какие критерии и методики этой классификации используются при этом – не ясно.

Противоречия и неясность в этом вопросе усугубляет и непоследовательная позиция самого Правительства РФ. В указанном Перечне он четко перечисляет «технически сложные товары», относя к ним только автотранспортные средства и номерные агрегаты к ним, мотоциклы, мотороллеры, снегоходы, катера, яхты, лодочные моторы, холодильники и морозильники, автоматические стиральные машины, персональные компьютеры с основными периферийными устройствами, сельскохозяйственные тракторы, мотоблоки, мотокультиваторы.

Одновременно им же утверждены Правила продажи отдельных видов товаров5,  которых, устанавливая особенности продажи технически сложных товаров бытового назначения, относит к таковым гораздо более широкий по сравнению с Перечнем ассортимента. Более того, в данной норме содержится формулировка «другие технически сложные товары бытового назначения», что позволяет сделать вывод о том, что вышеприведенный список таких товаров не является исчерпывающим.

Наконец, в реалиях современного высокотехнологичного общества нужно иметь в виду, что наука и техника развивается столь стремительно и динамично, что периодически появляются товары, принципиально новые и ранее совершенно не известные потребителям, которые, безусловно, являются технически сложными по своей сути, но к таковым с точки зрения рассматриваемого законодательства их отнести нельзя лишь потому, что их не существовало на момент формирования указанного Перечня еще в 1997 году и которые по этой причине в нем не отражены.

В этой связи урегулирование рассматриваемой проблемы видится не в периодическом уточнении, изменении и дополнении этого Перечня, а в законодательном закреплении в Законе «О защите прав потребителей» четких критериев, универсальных признаков технически сложного товара, при соотнесении с которыми конкретного предмета, можно было бы сделать вывод о том, является ли он таковым.

Такой выход представляется тем более удачным, поскольку он позволил бы без внесения изменений в законодательство, в случае появления качественно новых товаров, оперативно классифицировать их как технически сложные или несложные, как, впрочем, и решать этот вопрос в отношении товаров, ранее традиционно считавшихся технически сложными, однако, силу развития науки и техники таковыми уже не являющихся, морально устаревших, выведенных из оборота и т. д.

К сожалению, приходится констатировать, что данные правоотношения действующим гражданским законодательством о защите потребительских прав и первую очередь – самим Законом «О защите прав потребителей» вообще никак не урегулированы.

Безусловно, нормы административного и уголовного законодательства предусматривают достаточное количество составов правонарушений, совершаемых на потребительском рынке, но все они посвящены совершенно иным вопросам, в этой связи возникающим между соответствующими государственными органами и предпринимателями-правонарушителями. Специфика же взаимоотношений таких субъектов с потребителями, по мнению автора, должна быть отражена именно в рассматриваемом Законе, где вполне уместно было бы посвятить этим вопросам отдельную норму (нормы).  

Кроме всего указанного, в рассматриваемом Законе необходима и логична была бы специальная норма, закреплявшая бы их обязанности, поскольку с принятием данного Закона, соотношение правового положения предпринимателей и потребителей резко сместилось в сторону верховенства последних. Для исключения возможности использования норм Закона отдельными недобросовестными потребителями для достижения своих неблаговидных целей, а именно так называемого «потребительского экстремизма» или «потребительский рэкет», необходимо широкие права потребителей уравновесить их обязанностями. Такими могут стать, например, надлежаще пользоваться и не злоупотреблять своими потребительскими правами, бережно и по назначению использовать приобретенные товары, результаты работы и услуги, соблюдать правила эксплуатации, знакомиться с предоставляемой им информацией о товаре, работе, услуге во избежание невозможности их правильно и безопасно использовать и эксплуатировать, и так далее.  Ряд других обязанностей, хотя и не предусмотренных Законом, возлагаются на потребителей при заключении с ними договоров о продаже товаров и оказании им услуг (работ), что в принципе, не противоречит законодательству и не ущемляет прав и интересов потребителей.

Однако закрепление их законодательно, а также введение в нормы рассматриваемого Закона санкций за их несоблюдение позволило бы сделать их более стабильными, более гибко подходить на практике к фактам их невыполнения, применять к недобросовестным потребителям нормы об ответственности за это и освобождать от нее в подобных случаях их контрагентов - хозяйствующих субъектов.

Отдельные обязанности потребителей, безусловно, все же предусмотрены нормами рассматриваемого Закона, а некоторые – подразумеваются из общего контекста тех или иных статей и вытекают из их смысла. Но таких норм достаточно мало и они почти не защищают от недобросовестных потребителей. Данные нормы касаются лишь специфических, узконаправленных положений Закона, а потому не носят характера общих и универсальных, скорее они являются техническими.

Проблема также заключается еще и в том, что все они в тексте Закона располагаются разрозненно, упоминаются вскользь в нормах, в целом посвященных совершенно иным правоотношениям, а потому их вычленение и восприятие вызывает определенные трудности. Несоблюдение таких норм не предусматривает для потребителей никаких негативных последствий и санкций. Именно поэтому можно по-прежнему утверждать, что специальные, эффективные нормы об обязанностях потребителей, их системность в изучаемом законодательстве по-прежнему отсутствуют, несмотря на то, что неоднократно на разных уровнях звучали и звучат предложения по их введению в действующее потребительское законодательство.

Как неоднократно упоминалось ранее, Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» является одним из наиболее «жестких» законодательных актов, действующих ныне на территории РФ, с точки зрения установления и регламентации различных санкций, применяемых к предпринимателям и другим хозяйствующим субъектам, действующим на потребительском рынке.

Одной из составляющих системы указанных санкций является норма п. 6 ст. 13 названного Закона, предусматривающая возможность взыскания с контрагента потребителя штрафа за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя. Пожалуй, ни одна другая норма рассматриваемого Закона за сравнительно непродолжительный период его действия не подвергалась столь частым и кардинальным изменениям.

Рассмотрим данную проблему немного подробнее. Дело в том что в первой редакции Закона рассматриваемая норма предусматривала, что «при удовлетворении требований потребителя (общественных организаций потребителей), установленных настоящим Законом, суд вправе вынести решение о взыскании с продавца (изготовителя, исполнителя), нарушившего права потребителей, в соответствующий бюджет штрафа в размере цены иска за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя» (см. Закон РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1).

Его следующая редакция (ФЗ от 9 января 1996 г. № 2-ФЗ) уточнила, что штраф подлежит взысканию только в федеральный бюджет, а «если с заявлением в защиту прав потребителя выступают общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) или органы местного самоуправления, пятьдесят процентов суммы взысканного штрафа перечисляются указанным объединениям (их ассоциациям, союзам) или органам».

Впоследствии (ФЗ от 17 декабря 1999 г. № 212-ФЗ) формулировка «настоящим Законом» была заменена словом «законом», чем законодатель фактически расширил перечень требований потребителя (а, следовательно – и их денежный объем), удовлетворение которых влечет возможность взыскания штрафов. Федеральным Законом от 21 декабря 2004 г.  № 171-ФЗ указанная норма была вновь сформулирована в измененном виде.

В настоящее время ее первый абзац предусматривает, что «при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя».

Такое внимание законодателя к рассматриваемой норме Закона вполне оправданно и логично, если учесть, что ее практическое применение судами значительно увеличивает те негативные правовые последствия, которые наступают для предпринимателя с точки зрения произведения с него денежных взысканий.

Однако, казалось бы, на первый взгляд, достаточно лаконичная и несложная формулировка данной статьи на практике порождает большое количество вопросов, связанных с ее применением. Поэтому правильное использование этой нормы судами важно и принципиально.

С этой точки зрения рассмотрим более детально проблематику взыскания указанных штрафных санкций. Прежде всего, нынешняя редакция данной статьи концептуально изменила ранее существовавший подход законодателя к самому принципу взыскания штрафов: если, как указывалось выше, изначально он исходил из того, что взыскание таких штрафов – право, а не обязанность суда, применяемое каждым судом на свое усмотрение, в каждом конкретном случае исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, то нынешняя формулировка этой нормы – «суд взыскивает» – предполагает безусловную, безальтернативную обязательность взысканий их судом при вынесении каждого решения по делу о защите прав потребителей.

На подобные изменения в Законе обращает внимание и высший судебный орган нашей страны, изложив п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 в новой соответствующей редакции6, а также дав аналогичные разъяснения на вопрос о наличии у суда обязанности взыскания такого штрафа7.  

Нынешний подход законодателя к подобным взысканиям вполне понятен и объясним: таким образом, он пытается побудить предпринимателей разрешать возникающие с потребителями конфликты добровольно, без вмешательства суда.

Однако с другой стороны, в практике федеральных судов и мировых судей достаточно примеров, когда ответчик лишь при получении повестки в суд и копии искового заявления, когда иск потребителя уже принят к производству суда, узнает, что со стороны потребителя к нему есть какие-либо претензии, хотя конфликт вполне можно было решить добровольно. Истец же, желая, чтобы дело было рассмотрено по существу, с вынесением решения, вынуждает суд, не имеющий формально возможности отказать ему в этом, иск удовлетворять и тем самым «наказывать» вполне добросовестного предпринимателя взысканием подобных штрафов, помимо удовлетворения требований потребителя, которые и без этого могли бы быть удовлетворены в добровольном порядке.

Ранее существовавшая формулировка п. 6 ст. 13 Закона, как указывалось выше, позволяла конкретному суду при разрешении каждого спора решить этот вопрос по своему усмотрению, и такие действия суда были вполне законными и обоснованными.

Нынешнее же прямое указание Закона на необходимость и обязательность взыскания штрафов, на взгляд автора, является чрезмерно жестким.

Да и сложившаяся судебная практика не взыскания этих штрафов, несмотря на прямое указание Закона, фактически свидетельствует о неудачности такого ужесточения.

За последние несколько лет действия измененной редакции рассматриваемой нормы не удалось выявить ни одного случая, когда, вынося решение о взыскании с предпринимателя денежных сумм в пользу потребителя, суды производили бы в них одновременно и взыскание штрафов, а в единственном установленном случае, когда в исковом заявлении истец сам просил взыскать с ответчика штраф. Суд, удовлетворяя иск, не рассматривает данное требование, никак не прокомментировав в своем решении наличие такого требования, не удовлетворив его, но и не отказав в его удовлетворении.8

Для устранения данной проблемы, необходимо вернуться к ранее действующей редакции рассматриваемой нормы, вновь внеся в нее соответствующие изменения. Однако комментарий данного положения Закона был бы явно неполным и односторонним, если не отметить, что и в период действия предыдущей формулировки п. 6 ст. 13 Закона его применение вызывало полемику с точки зрения разрешения и другого, близкого по сути вопроса. Имеется в виду следующий вопрос: взыскание штрафа возможно решением суда при удовлетворении иска потребителя лишь, если требование об его взыскании содержится в исковых требованиях, либо суд правомочен оштрафовать виновного предпринимателя вне зависимости от позиции истца.

Разрешение данного вопроса также имело принципиальное практическое значение, так как фактически при любом случае вынесения решения по иску потребителя имеются правовые основания к взысканию штрафных санкций. Данные санкции предусмотрены, за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения его требований, что всегда имеет место, если суд выносит решение, поскольку, если бы требования были бы выполнены добровольно не было бы оснований к вынесению решений и принудительному исполнению подобных требований; наличие судебного решения по делу подразумевает несоблюдение добровольного порядка их удовлетворения.

Конечно, по этому поводу имеется прямое указание Пленума Верховного Суда РФ, который в своем уже упоминавшийся Постановлении № 7 (п. 29) обязывает суды в каждом случае, независимо от того, заявлялось ли такое требование, взыскивать с ответчика штраф, однако такая позиция высшего судебного органа не бесспорна9.

Сомнения в этой связи вызывает, во-первых, то, что законодатель, разместил рассматриваемую норму в статье об ответственности предпринимателя, наряду с возможностью взыскания убытков, неустойки. Данный факт обязывает его выполнить свои обязательства перед потребителем в натуре, то есть требований, которые подлежат удовлетворению не иначе, как по ходатайству истцов, а во-вторых, то, что взыскивая штраф помимо волеизъявления потребителя, суд выходит за рамки его исковых требований, что недопустимо.  При этом вряд ли обоснованно ссылаться на норму ч. 3 ст. 196 ГПК РФ (ранее – ст. 195 ГПК РСФСР), дающую суду право в определенных случаях выходить за пределы заявленных истцом требований. При взыскании штрафов отсутствуют основания к этому, предусмотренные данной нормой.

Безусловно, логика высшего судебного органа понятна и обоснована, поскольку если исходить из общих принципов реализации права на обращение в суд, потребитель-истец вообще не в праве требовать взыскания штрафа, если таковой подлежит взысканию в пользу третьих лиц, так как в этом случае он обращается в суд не за защитой своих прав, свобод или интересов, а фактически действует в интересах таких лиц, не имея соответствующих полномочий на это.

Однако если согласиться с позицией Верховного Суда РФ по рассматриваемому вопросу, такое отношение к взысканию штрафных санкций иногда существенно ущемляло интересы потерпевшего потребителя. Как показывает практика того периода, истцы часто сознательно не указывали в своих исковых требованиях на необходимость применения штрафа. Это происходило, например, когда они знали о тяжелом финансовом и материальном положении ответной стороны, а, следовательно – полагали, что решение суда о взысканиях в их пользу будет проблематичной исполнить, если к задолженности ответчика перед ними прибавить и его задолженность перед государством по штрафным санкциям в размере цены иска.

Таким образом, норма Закона, специально направленного на защиту потребительских прав, по существу, часто приводила к обратному результату. Вот почему позиция Верховного Суда РФ, безусловную обязательность взыскания штрафа в каждом случае в этом плане представляется непоследовательной. Данный вопрос о применении штрафных санкций мог и должен решаться при рассмотрении исков о защите потребительских прав исключительно по заявлению истца.

Таким образом, дословная трактовка данной нормы, прямо не указывающей, что обращение в суд должно иметь место в связи с защитой заинтересованным лицом только своих прав, свобод и интересов, с точки зрения автора, не запрещает истцу-потребителю ставить вопрос о произведении взысканий и не в свою пользу.

Норма ч. 1 ст. 4 ГПК РФ, безусловно, несколько сужает круг действия предыдущей приведенной нормы, поскольку указывает, что суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов.  В тоже время, вторая часть этой же статьи позволяет в случаях, предусмотренных законодательством, возбуждать дело по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов иных субъектов.

Именно законодательное наделение истцов-потребителей правом требования взыскания штрафных санкций с ответчиков или введение в рассматриваемый Закон соответствующей нормы, сможет решить рассмотренную коллизию.

Другой проблемой взыскания штрафов в соответствии с комментируемой статьей Закона можно обозначить вопрос о получателе взысканных судом штрафных санкций.

Как упоминалось выше, п. 6 ст. 13 Закона до внесения в нее изменений Федеральным Законом от 21 декабря 2004 г.   № 171-ФЗ, четко определял, что штраф взыскивается в федеральный бюджет, ранее – «в соответствующий бюджет». Настоящая редакция данной нормы такого указания не содержит, как вообще не содержит указаний, в чей доход он взыскивается. Пленум Верховного Суда РФ в ныне действующей редакции также не указывает на получателя таких штрафных санкций. При таких обстоятельствах важно правильно определить адресата этих сумм.

С учетом ранее обозначенной законодателем позиции по этому вопросу, было бы уместным полагать, что штрафы подлежат зачислению в федеральный бюджет. Такой подход вполне логично согласовывался бы с понятием штрафа с точки зрения уголовного и административного закона.

Однако, безусловно, Закон РФ «О защите прав потребителей» является источником не столько уголовного и административного законодательства, сколько гражданского законодательства и в первую очередь регулирует именно гражданские правоотношения.

Исходя из этого можно сделать вывод, что взыскание штрафа должно производиться исключительно в пользу истца-потребителя, поскольку согласно ч. 1 ст. 330 ГК РФ штраф уплачивается кредитору а именно в возникающих отношениях выступает именно потребитель  и лишь в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

Однако вполне очевидно, что перед бюджетами любого уровня у предпринимателя, вступающего в договорные отношения с потребителем, обязательств не возникает.

Если трактовать рассматриваемую проблему именно таким образом, возникает вопрос о жесткости отношения законодателя по отношению к предпринимателю. Потребителю, вновь существенно увеличивая его возможности получить дополнительные денежные поступления, к тому же к уже имеющимся многочисленным причитающимся ему санкциям и давая тем самым очередной толчок к всплеску так называемого «потребительского экстремизма». Тем более в рассматриваемой ситуации можно говорить о двойном взыскании с предпринимателя одних и тех же санкций, поскольку многие нормы рассматриваемого Закона уже предусматривают взыскание неустойки за нарушение тех или иных прав потребителя, а понятия «неустойка» и «штраф» с точки зрения ч. 1 ст. 330 ГК РФ – синонимы.  

Закон говорит о перечисление половины суммы взысканного штрафа общественным объединениям потребителей или органам местного самоуправления, если они выступают с заявлениями в защиту прав потребителя. Здесь также вполне уместно говорить о том, что все они не имеют никакого отношения к обязательствам, возникшим между хозяйствующим субъектом и потребителем, а потому штраф как гражданско-правовой способ обеспечения исполнения обязательств в данном разрезе также рассматривать не приходится.

Разрешение описанных противоречий, вновь возможно лишь посредством законодательного возвращения к ранее действующей формулировке рассматриваемой статьи Закона. Вместе с тем, нынешней редакцией комментируемой нормы Закона законодатель наконец устранил ранее имевшую место коллизию относительно определения размера подобных взысканий. Предыдущая формулировка данной нормы предусматривала взыскание штрафных санкций «в размере цены иска».

Такая формулировка была не верной, поскольку сумма реальных взысканий, произведенных судом в пользу потребителя могла быть значительно меньшей, если заявленная в иске, то есть меньше цены иска, в то время, как суд обязан был взыскивать штраф именно исходя из первоначально заявленных требований. Необходимо отметить, что сложившаяся судебная практика, явно исходя из абсурдности подобного положения, исчисляя штрафы, никогда и не шла по пути именно такого определения их размеров, взыскивая их в пределах удовлетворенной части исковых требований.

Нынешней формулировкой рассматриваемой нормы, когда размер штрафа исчисляется исходя из «суммы, присужденной судом в пользу потребителя», она исходит из реальных взысканий. Такого казуса удалось избежать, а судебная практика по данному вопросу приведена в полное соответствие с требованиями законодательства. Как ранее, так и ныне не устранено и продолжает существовать другое противоречие в тексте рассматриваемой нормы, когда размер штрафов исчисляется исключительно исходя из сумм взысканий. Однако большое количество судебных споров потребителей и предпринимателей связано не только с взысканием денежных сумм, но и сопряжены с требованиями передачи вещи в натуре.

На сегодняшний день, как указывалось выше, эта специфика исков потребителей при определении размера штрафов законодателем не учтена.

 Также не последовательна и нелогична позиция законодателя относительно того, что штраф взыскивается лишь «при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом». Очевидно, что многие требования потребителя, заявляемые ими в судах, основываются не только на нормах закона, но часто и на условиях договоров, заключенных между потребителями и предпринимателями и обязательствах, принятых контрагентами во исполнение таких договоров.

Также остается непонятным, почему штрафы в порядке п. 6 ст. 13 Закона правомочен определять и взыскивать только суд, если этим же Законом достаточно большому количеству государственных органов дано право разрешать конфликты потребителей и предпринимателей. Возлагать на последних различные санкции за нарушения прав потребителей, в том числе и штрафные, но взыскиваемые по другим основаниям.

В связи с вышеизложенным вполне обоснованно заменить данную статью следующей формулировкой «При удовлетворении требований потребителя с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) взыскивается штраф».  С учетом изложенного, устранив рассмотренные в настоящем разделе работы противоречия и коллизии, законодатель имеет реальную возможность сделать взыскание штрафных санкций не декларативным, а подлинно действенным механизмом защиты нарушенных прав потребителей. 10

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В результате проведенного исследования, исходя из поставленных цели

и задач исследования, представляется возможным сформулировать следующие основные выводы.

1. Эволюцию российского законодательства об экспертизе в системе защиты прав потребителей следует рассматривать в три этапа, к которым относятся дореволюционный этап, советский период  и современный этап развития. Каждый из исследуемых этапов, характеризуется своими особенностями, связан с научными работами известных юристов того времени.  Так дореволюционный этап связан с разработками одиннадцатой книги Законов Платона, экспертиза рассмотрена в трудах Гипократа,  а официальное закрепление судебная экспертиза  получила в Воинском уставе Петра I. Дореволюционный этап становления российского законодательства о защите прав потребителей отличается комплексностью разработанных правовых норм, наличием обширно используемого на тот момент юридического материала, структурностью и конкретностью правовых норм, регламентировавших правоотношения продавца и покупателя. Третий этап развития законодательства о защите прав потребителей ознаменовался глобальными изменениями, произошедшими в политической, экономической, и, как следствие, правовой сферах нашей страны, положившими начало процесса перехода к рыночным отношениям. Основой современного законодательства в период новой истории является Закон РФ «О защите прав потребителей». Вышеназванный закон стал играть огромную роль в процессе развития и становления экономики и права в новой России.

2. Рассматривая роль экспертизы в делах о защите прав потребителей, необходимо отметить, что под защитой прав потребителей принято понимать комплекс мер, реализуемых государством и общественными движениями, направленных на регулирование отношений, возникающих между потребителем и субъектом предпринимательской деятельности - изготовителем, исполнителем, продавцом. Данные меры включают в себя установление прав потребителей, вариантов их нарушений, механизмов защиты, а также наступления ответственности за нарушение прав потребителей. Защита прав потребителей может осуществляться в различных форма, таких например, как взыскание убытков, взыскание неустоек и иных штрафных санкций, принуждение к исполнению обязательств в натуре, привлечение к административной ответственности. В законе закреплено право на судебную защиту потребителя при нарушении его прав продавцом, изготовителем, исполнителем. Такая защита прав потребителей осуществляется судом. В случае если в товаре или услуге выявлен какой-либо недостаток, то в большинстве случаев потребитель или продавец (изготовитель) не смогут самостоятельно определить причину возникновения выявленного недостатка. В таком случае, если между продавцом и покупателем возникает спор о причинах появления недостатка товара, продавец (изготовитель) обязан провести экспертизу, которая является одним из способов государственной защиты прав потребителей.

3.  Рассматривая зарубежный опыт развития и становления института защиты прав потребителей, был проведен сравнительный анализ проведения некоторых положений потребительского законодательства стран. В настоящее время огромное количество товаров производится за рубежом, именно поэтому остро встаёт проблема о несогласованности в отношениях с участием иностранных производителей и продавцов и отечественных потребителей.  Их регулирование не вызывает проблем только в случае, когда зарубежные государства имеют законодательство о защите прав потребите лей, сходное с законом о защите прав потребителей в Российской Федерации.

4. Многообразие задач, объектов и видов экспертиз вызывает необходимость их классификации по различным признакам.  Под классификацией понимается «система соподчиненных понятий какой-либо отрасли знания или деятельности человека, используемых как средство для установления связей между этими понятиями или классами объектов». Таким признаками могут быть как объем исследования, последовательности проведения, численности и составу экспертов, предмету, объекту, методам исследования, обязательности назначения, характеру отрасли специальных знаний, используемых в них.   

5. Вопрос о назначении экспертизы является одним из важнейших, поскольку от его правильного решения во многом зависит эффективность использования специальных знаний для целей юридического доказывания. Использование судебной экспертизы в доказательственной деятельности возможно постольку, поскольку допускается процессуальным законом. Именно поэтому закон регламентирует основание назначения экспертизы. Именно с определения основания начинается вся деятельность, связанная с назначением и затем проведением экспертного исследования. Суд назначает экспертизу при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла.  

6. Подписание постановления о назначении судебной экспертизы служит началом для экспертного исследования. После ее подписания эксперт приступает к проведению экспертного исследования, которое носит название экспертной технологии.  Экспертные исследования осуществляются на общих методических положениях и подходах и состоят из пяти стадий, таких как подготовительная стадия, аналитическая, экспертный эксперимент, сравнительная и оценочная. Далее, на основании проведенных исследований, с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дают письменное заключение и подписывают его.

7. По результатам исследований эксперт составляет заключение в соответствии с требованиями законодательства, регулирующего соответствующий вид судопроизводства. Заключение эксперта оформляется в двух экземплярах. Каждая страница заключения, включая приложения, подписывается экспертом и заверяется оттиском печати. Заключение эксперта входит в число доказательств и, как все другие доказательства, не имеет заранее установленной силы. Оно должно изучаться наряду с другими доказательствами и подвергаться для этого тщательной, всесторонней и критической оценке. Его оценка представляет определенную сложность, так как лица, изучающие заключение обычно не располагают специальными знаниями. В результате на практике довольно сильна тенденция завышения доказательственного значения заключения эксперта.

8. Законодательство и судебная практики по делам о защите прав потребителей по средствам проведения экспертизы проблематику на современном этапе имеет некоторые недостатки и проблемы. Одной из самых важных и основных проблем на сегодняшний день является проблема понимания терминов, также существует проблема противоречия формулировок названий  и содержания ряда норм законодательной базы. Устранить подобное противоречие можно расширив перечень способов разрешения споров о качестве товаров, закрепив в Законе возможность проведения не только экспертиз, но и внесудебных способов проверки их качества, таких как осмотр, проверка и исследование качества товаров.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ



  1. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 9 апреля 1985 г. № 39/248 «Руководящие принципы для защиты интересов потребителей» [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/902300274 – Дата обращения: 02.12.2015.
  2. Российская Федерация. Законы. Конституция Российской Федерации: принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. // Российская газета - 1993 - 25 дек.
  3. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. - № 32, ст. 3301.
  4. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: федеральный закон от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. - № 5, ст. 410.
  5. Российская Федерация. Законы. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: федеральный закон от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ // Российская газета - 2001 - 31 дек.
  6. Российская Федерация. Законы. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. - № 25, ст. 2954.
  7. Российская Федерация. Законы. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть вторая: федеральный закон от 5 августа 2000 г. № 117-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. - № 31, ст. 3824.
  8. Российская Федерация. Законы. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. - № 46, ст. 4532.
  9. Российская Федерация. Законы. О защите прав потребителей: федеральный закон от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 // Российская газета. – 1992- 07 апр.
  10. Российская Федерация. Законы. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003.- № 50, ст. 4848.
  11. Российская Федерация. Законы. О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2012.- № 53, ст. 7627.
  12. Российская Федерация. Законы. О техническом регулировании: федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. - № 52, ст. 5140.
  13. Российская Федерация. Законы. О качестве и безопасности пищевых продуктов: федеральный закон от 2 января 2000 г. № 29-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2000. - № 2, ст. 150.
  14. Российская Федерация. Законы. О рекламе: федеральный закон от 13.03.2006 г. №38-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. - № 12, ст. 1232.
  15. Российская Федерация. Законы. О международных договорах Российской Федерации: федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. - № 29, ст. 2757.
  16. Российская Федерация. Законы. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. - № 40, ст. 3822.
  17. Российская Федерация. Законы. О защите конкуренции: федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. - № 31, ст. 3434.
  18. Российская Федерация. Законы. О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. - № 19, ст. 2060.
  19. Российская Федерация. Законы. Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг: федеральный закон от 27 июля         2010 г. № 210-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2010.- № 31, ст. 4179.
  20. Российская Федерация. Законы. Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации): федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2010. - № 31, ст. 4162.
  21. Российская Федерация. Законы. Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации: федеральный закон от 22 декабря 2008 г. № 262-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2008. - № 52, ст. 6217.
  22. Российская Федерация. Законы. О качестве и безопасности пищевых продуктов: федеральный закон от 2 января 2000 г. № 29-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2000. - № 2, ст. 150.
  23. Российская Федерация. Законы. Технический регламент на молоко и молочную продукцию: федеральный закон от 12 июня 2008 г. N 88-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2008. - № 24, ст. 2801.
  24. Российская Федерация. Законы. О санитарно-эпидемиологическим благополучии населения: федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. - № 14, ст. 1650.
  25. Российская Федерация. Правительство. Об утверждении Правил продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и перечня непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации: постановление Правительства РФ от 19 января 1998 г. № 55 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. - № 4, ст. 482.
  26. Российская Федерация. Правительство. Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом: постановление Правительства РФ от 27 сентября 2007 г. № 612 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2007. - № 41, ст. 4894.
  27. Российская Федерация. Правительство. Об утверждении Правил продажи товаров по образцам: постановление Правительства РФ от 21 июля 1997 г.   № 918 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1997. - № 30, ст. 3657.
  28. Российская Федерация. Правительство. Об утверждении Правил комиссионной торговли непродовольственными товарами: постановление Правительства РФ от 6 июня 1998 г. № 569 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. - № 24, ст. 2733.
  29. Российская Федерация. Правительство. Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека: постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г.  № 322 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2004. - № 28,         ст. 2899.
  30. Российская Федерация. Правительство. Об утверждении Положения о федеральном государственном надзоре в области защиты прав потребителей: постановление Правительства РФ от 2 мая 2012 г. № 412 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2012. - № 19, ст. 2435.
  31. Российская Федерация. Правительство. О Приоритетных направлениях политики в сфере защиты прав потребителей в Кабардино-Балкарской Республике на 2011 - 2015 годы: постановление Правительства КБР от 22.03.2011 № 71-ПП // СПС «КонсультантПлюс».
  32. Российская Федерация. Генеральная прокуратура. Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации: приказ Генпрокуратуры России от 30.01.2013 г. № 45 // СПС «Гарант».
  33. Российская Федерация. Генеральная прокуратура. Об организации прокурорского надзора за законностью нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления: приказ Генпрокуратуры России от 02.10.2007 г. № 155 // СПС «Гарант».
  34. Соглашение от 18.04.2014 г. №43/2 о взаимодействии между АУ ЧР "Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг" Минэкономразвития, промышленности и торговли ЧР и Управления Роспотребнадзора по ЧР [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://21.rospotrebnadzor.ru/directions/cooperation – Дата обращения: 15.12.2015.
  35. Российская Федерация. Кабинет Министров. Развитие потребительского рынка и сферы услуг в Чувашской Республике на 2010—2020 годы: Постановление Кабинета Министров ЧР от 31.03.2009 № 107 // СПС «КонсультантПлюс».
  36. Российская Федерация. Верховный Суд. Пленум. О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 // Бюллетень Верховного Суда. – 2012. – № 9.
  37. Российская Федерация. Верховный Суд. Пленум. О судебном решении: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 // Бюллетень Верховного Суда. – 2004. – № 2.
  38. Российская Федерация. О совместных действиях органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и территориальных органов Роспотребнадзора, направленных на усиление социальной защиты отдельных категорий граждан и стабилизацию цен на потребительском рынке: письмо от   7 ноября 2007 г. № 0100/11340-07 // СПС «Гарант».
  39. Российская Федерация. Роспотребнадзор. О первоочередных мероприятиях, направленных на укрепление взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления и общественными организациями по вопросам защиты прав потребителей: письмо от 13 июля 2009 г. № 01/9794-9-32 // СПС «Гарант».
  40. Российская Федерация. Роспотребнадзор. О принципах взаимодействия с общественными объединениями потребителей: письмо от 15 октября 2010 г. № 01/14810-0-32  // СПС «Гарант».
  41. Российская Федерация. Роспотребнадзор. О правовых основах поддержки общественного движения в защиту прав потребителей: письмо от 13 июля 2012 г. № 01/7808-12-32  // СПС «Гарант».
  42. Определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 12 ноября 2014 г. по делу № 33-15224/2014 [Электронный ресурс] – Режим доступа: СПС «Гарант»
  43. Определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 18 июня 2012 г. N 11-10829 [Электронный ресурс] – Режим доступа: СПС «Гарант».
  44. Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 20 августа 2014 г. по делу N 33-5400/2014 [Электронный ресурс] – Режим доступа: СПС «Гарант».
  45.  Апелляционное определение СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда г. Санкт-Петербург от 07 октября 2014 г. по делу N 33-15646/2014 [Электронный ресурс] – Режим доступа: СПС «Гарант».
  46.  Актуальные проблемы защиты прав потребителей в Российской Федерации: Общественный         доклад. – М.: МООП «Открытое объединение потребителей». -  2011. – 30 с.
  47.  Арабей Е.А. Специализированные органы Европейского Союза в области защиты прав потребителей / Е.А. Арабей // Актуальные проблемы российского права. - 2014. - № 5. - С. 953-958.
  48. Архипов В. В. Проблемы правового регулирования оборота товаров в сети Интернет: от дистанционной торговли до виртуальной собственности / В.В. Архипов, Е.В. Килинкарова, Н.В. Мелащенко // Закон. - 2014. - № 6. - С. 120-143.
  49. Беликова К.М. Потребители в Европейском Союзе: некоторые аспекты защиты прав в контексте социализации права / Беликова К. М. // Право и экономика. - 2012. - № 6. - С. 10-17.
  50. Березина Е. Облился кофе - подал в суд. Потребитель из жертвы превращается в экстремиста [Электронный ресурс] / Е. Березина // Российская газета. - Режим доступа: http://www.rg.ru/2013/11/05/potrebitel.html. - Дата обращения: 25.12.2015.
  51. Богдан В.В. Изменение и прекращение гражданского правоотношения как способ защиты прав потребителей: баланс интересов / Богдан В. В. // Гражданское право. - 2012. - № 3. - С. 6-8.
  52. Богдан В.В. Модернизация Закона РФ "О защите прав потребителей" должна быть сбалансированной: к вопросу о необходимости внесения изменений и дополнений / Богдан В. В. // Актуальные проблемы российского права. - 2012. - 2013. - № 2. - С. 135-142.
  53. Богдан В.В. Положения Закона РФ "О защите прав потребителей" о неустойке нуждаются в совершенствовании / Богдан В. В. // Гражданское право. - 2012. - № 4. - С. 9-11.
  54. Богдан В.В. Существенный недостаток товара (работы, услуги) как основание отказа потребителя от исполнения договора: проблемы теории и практики / Богдан В. В. // Российская юстиция. - 2013. - N 11. - С. 11-13.
  55. Виноградов И. А. О проверках хозяйствующих субъектов общественными объединениями потребителей / Виноградов И. А. // Товаровед продовольственных товаров. - 2011. - N 2. - С. 46-50.
  56. Волынский А.Ф. Юридическая защита прав и законных интересов потребителей товаров и услуг: особенности современной парадигмы : Учебно-практическое пособие. - Москва; Москва: Юридическое издательство Норма: ООО "Научно-издательский центр ИНФРА-М", 2014. - 256 с.
  57. Гусятникова Д. Е. Все формы документов по защите прав потребителей: разъяснения и рекомендации по составлению и заполнению / Д. Е. Гусятникова, И. Ш. Резепов. - М. : Эксмо, 2010. - 128 с.
  58. Гущина К. О. Права потребителя при покупке товаров и оказании услуг : практ. пособие / К. О. Гущина. - М. : Дашков и К, 2011. – 210 с.
  59. Защита прав потребителей [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://zakonusa.com/consumer-rights/ – Дата обращения: 12.02.2015.
  60. Защита прав потребителей в Российской Федерации в 2013 году: Государственный доклад. - М.: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. - 2014. - 224 с.
  61. Касьянова Г.Ю. Закон о защите прав потребителей (8-е изд., перераб. и доп.). – М.: АБАК, 2015. – 184 с.
  62. Кирилловых А.А. Защита прав потребителей: вопросы правового регулирования / А.А. Кирилловых. – М.: Деловой двор, 2012. – 132 с.
  63. Куликов В. Миритесь со скидкой. Правоведы помогут развивать примирение в школьных ссорах [Электронный ресурс] / В. Куликов // Российская газета. - Дата обращения: 25.03.2015.
  64. Лунгу Т. Медиация – на защите прав потребителей [Электронный ресурс] / Т. Лунгу // Независимая Уральская газета. - Режим доступа: http://proural.info/society/6765/ - Дата обращения: 25.12.2015
  65. Памбухчиянц В. К. Регулирование отношений в сфере услуг между продавцами и потребителями при розничной продаже товаров / В. К. Памбухчиянц // Фундаментальные и прикладные исследования кооперативного сектора экономики. - 2013. - № 6(1). - С. 46-50.
  66. Пантелеев В. Ю. Конституционно-правовое регулирование и конституционный (уставный) контроль в сфере защиты прав потребителей / Пантелеев В. Ю. // Конституционное и муниципальное право. - 2013. - 2012. - № 12. - С. 48-51.
  67. Пластинина Н.В. Гражданские дела : Комментарии и рекомендации по составлению претензий и исковых заявлений / Н.В.Пластинина. - М : Дашков и Ко, 2010. - 368с.
  68. Правовое регулирование торговой деятельности : учебное пособие / Е. Д. Костылева [и др.]; Рос. ун-т кооперации. - М.: Издат. дом Центросоюза, 2012. - 170 с.
  69. Рейтинг субъектов РФ по уровню защищенности интересов потребителей органами государственной власти. Рейтинг 2014 [Электронный ресурс] – Режим доступа:  http://www.potrebitel-russia.ru/?id=1021 – Дата обращения: 17.12.2015.
  70. Решение суда по защите прав потребителей [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://30.rospotrebnadzor.ru/directions/prava/93819/ – Дата обращения: 28.03.2015.
  71. Семенихин В.В. Торговля: правовое регулирование, налоговый и бухгалтерский учёт. Энциклопедия (3-е изд., перераб. и доп.) - ИД "Гросс-Медиа": РОСБУХ, 2013 г.
  72. Соколова Г. М. Интернет-покупки: права покупателя / Соколова Г. М. - М. : Омега-Л, 2010. - 160 с.
  73. Солдатова В. И. Законодательство о защите прав потребителей: проблемы совершенствования / В.И. Солдатова // Право и экономика. - 2015. - № 1. -           С. 3-10.
  74. Стрежнева М.В., Прохоренко И.Л. Управление экономикой в Европейском союзе: институциональные и политические аспекты. – М.: ИМЭМО РАН, 2013. – 155 с.
  75. Травина О. В. Сертификация. О контроле за качеством товаров и услуг / Травина О. В. // Право и экономика. - 2012. - N 8. - С. 14-19.
  76. Туровская В. А. Соотношение функций по контролю и надзору, реализуемых Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека / Туровская В. А. ; Туровская К. А. // Государственная власть и местное самоуправление. - 2011. - N 7. - С. 29-32.
  77. Чернова О.А., Буряк Е.Ю. Комментарий к Федеральному закону от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей" (постатейный). - Специально для системы ГАРАНТ, 2015 г.
  78. Чеснов К. Пять проблемных вопросов по защите от потребителя / Чеснов К. // Современная торговля. - 2012. - N 4. - С. 58-61.
  79. Чувашское УФАС России возбудило дело в отношении ЗАО «Тандер» за установление различных цен в магазинах «Магнит» [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://chuvashia.fas.gov.ru/news/14482 – Дата обращения: 15.12.2015.

Приложение1

Таблица 2.2 – Классификация судебных экспертиз

Класс экспертизы

Род экспертизы

Вид

1

2

3

1. Криминалистические экспертизы

  1. 1.Традиционные криминалистические экспертизы
  • автороведческая
  • дактилоскопическая
  • баллистическая
  • почерковедческая
  • портретная
  • технико- криминалистическая экспертиза документов
  • трасологическая;
  • холодного и метательного оружия

1.2  Криминалистические экспертизы сформированные в последние десятилетия

  • видеотехническая
  • взрывотехническая
  • фототехническая
  • уничтоженных маркировочных обозначений

1.3 Криминалистические экспертизы материалов, веществ, изделий, именуемый материаловедческим

( КЭМВИ)

– объектов волокнистой природы (волокноведческая экспертиза);

– лакокрасочных материалов и покрытий;

– нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов;

– стекла и изделий из него;

– металлов, сплавов и изделий из них (металловедческая экспертиза);

– полимерных материалов, пластмасс, резин и изделий из них;

– наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ;

– спиртосодержащих жидкостей;

– парфюмерных и косметических средств11.

–  специальных химических веществ;

–  порохов, взрывчатых веществ и следов их применения;

–  материалов письма и документов (бумаги, красителей, клея)12;

1

2

3

2.Судебные медицинские и психофизиологические экспертизы.


2.1Судебно-медицинская

2.2  Судебно-психиатрическая

2.3 Судебно-психологическая

2.4Комплексная судебно-психолого-психиатрическая

2.1.1 судебно-медицинское исследование трупов

2.1.2 судебно-медицинское освидетельствование живых лиц

2.1.3  судебно-медицинское исследование вещественных доказательств (крови, волос, выделений организма и т п.)

3.Судебные инженерно-технические экспертизы

3.1 Пожарно-техническая

3. 2 Электротехническая  

3.3 Строительно-техническая

3.4 Компьютерно-техническая

3.5 Технике безопасности 

3.4.1 аппаратно-компьютерная

3.4.2  программно-компьютерная

3.4.3  информационно-компьютерная

3.4.4  компьютерно-сетевая

4.Судебные инженерно-транспортные экспертизы

4.1 Автотехническая

4.2 Авиационно-техническая.

4.3 Железнодорожно-техническая.

4.4 Воднотранспортно-техническая


4.1.1 исследование технического состояния транспортных средств

4.1.2 определение механизма дорожно-транспортного происшествия

4.1.3 инженерно-психофизиологическая экспертиза состояния водителя

4.1.4 исследование маркировочных обозначений автотранспорта

4.1.5 дорожно-транспортная (определение состояния дорог)

  1. Судебные инженерно-технологические экспертизы
    1.  Техническая
    2.  Товароведческая

5.2.1 Экспертиза продовольственный товаров

5.2.2 Экспертиза не продовольственный товаров


  1. Судебные экономические экспертизы
    1.  Бухгалтерская
    2.  Финансово-экономическая
    3.  Инженерно-экономическая
    4.   Финансово-кредитная
    5.  Налоговая


  1. . Судебно-биологические экспертизы
    1.  Ботаническая
    2.  Зоологическая
    3.  Запаховых следов

7.4 Геномная (ДНК)

7.2.1 орнитологическая

7.2.2 ихтиологическая

7.2.3 энтомологическая





1

2

3

8.Судебно-почвоведческие экспертизы


8.1 Почвоведческая

8.2 Минералогическая (геммологическая)




  1. . Сельскохозяйственные экспертизы

Агробиологическая

Агротехническая

Зооветеринарная.

Ветеринарно-токсикологическая 


  1. Экспертиза пищевых продуктов

Исследование пищевых продуктов.

Исследование спиртосодержащих жидкостей.



11Судебно-экологические экспертизы

 

11.1Экология среды

11.2Экология биоценоза


12 Искусствоведческие экспертизы

Установление подлинности





       





1 Николаева М.А. Теоретические основы товароведения : учебник для вузов / М.А. Николаева. - М.: НОРМА, 2012. – 448с.


2 Архив Фрунзенского райсуда г. Иваново за 1996 г. Материал по частной жалобе № 13.

3 Богданова Е.Е. Актуальные проблемы возмещения убытков в договорных обязательствах // Гражданское право. 2015. N 3. С. 6 - 9.


4 См.: Об утверждении Перечня технически сложных товаров, в отношении которых требования потребителя об их заменен подлежат удовлетворению в случае обнаружения в товарах существенных недостатков: Постановление Правительства РФ от 13 мая 1997 г. № 575 // Собрание законодательства РФ. 1992. № 20. Ст. 2303.

5 Об утверждении Правил продажи отдельных видов товаров, перечня товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и перечня непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации: Постановление Правительства РФ от 19 января 1998 г. № 55 (в ред. от 27 марта 2007 г.) // Собрание законодательства РФ. 1998. Ст. 482.

6 См.: О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума от 25 апреля 1995 г. № 6, от 25 октября 1996 г. № 10, от 17 января 1997 г. № 2, от 21 ноября 2000 г. № 32, от 10 октября 2001 г. № 11, от 6 февраля 2007 г. № 6: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 мая 2007 г. № 24 // Российская газета. № 107. 23 мая. 2007.  

7 Ответ на вопрос № 24. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 6. С. 27–28.

8 Архив Октябрьского райсуда г. Иванова за 2005 г. Дело № 2-328.

9 Латыпов Д.Н. Особенности признания права как способа защиты гражданских прав // Журнал российского права. 2013. N 9. С. 60 - 71.


10 Тарабрина Н.В. Правовое закрепление полномочий потребителей при реализации альтернативных способов разрешения споров // Вестник Российского государственного гуманитарного университета. 2013. N 19. С. 124.

11 Зинин, А.М. Указ. соч. – С. 57.