Место мадригала в системе жанров русской поэзии 18 первой трети 19 веков

Дипломная работа по предмету «Литература»
Информация о работе
  • Тема: Место мадригала в системе жанров русской поэзии 18 первой трети 19 веков
  • Количество скачиваний: 2
  • Тип: Дипломная работа
  • Предмет: Литература
  • Количество страниц: 25
  • Язык работы: English language (Английский)
  • Дата загрузки: 2018-03-12 14:58:01
  • Размер файла: 73.37 кб
Помогла работа? Поделись ссылкой
Ссылка на страницу (выберите нужный вариант)
  • Место мадригала в системе жанров русской поэзии 18 первой трети 19 веков [Электронный ресурс]. – URL: https://www.sesiya.ru/diplomnaya-rabota/literatura/1669-mesto-madrigala-v-sisteme-janrov-russkoy-poezii-18-pervoy-treti-19-vekov/ (дата обращения: 12.05.2021).
  • Место мадригала в системе жанров русской поэзии 18 первой трети 19 веков // https://www.sesiya.ru/diplomnaya-rabota/literatura/1669-mesto-madrigala-v-sisteme-janrov-russkoy-poezii-18-pervoy-treti-19-vekov/.
Есть ненужная работа?

Добавь её на сайт, помоги студентам и школьникам выполнять работы самостоятельно

добавить работу
Обратиться за помощью в подготовке работы

Заполнение формы не обязывает Вас к заказу

Информация о документе

Документ предоставляется как есть, мы не несем ответственности, за правильность представленной в нём информации. Используя информацию для подготовки своей работы необходимо помнить, что текст работы может быть устаревшим, работа может не пройти проверку на заимствования.

Если Вы являетесь автором текста представленного на данной странице и не хотите чтобы он был размешён на нашем сайте напишите об этом перейдя по ссылке: «Правообладателям»

Можно ли скачать документ с работой

Да, скачать документ можно бесплатно, без регистрации перейдя по ссылке:

1 Своеобразие жанровой системы в русской лирике начала 19 века

2 Особенности реализации жанра мадригала в русской

поэзии начала 19 века

3 Мадригал как жанр

4 Размывание жанровых границ мадригала


Настоящая дипломная работа посвящена изучению ряда проблем, связанных с определением места мадригала в системе жанров русской поэзии 18 первой трети 19 веков: исследуется формирование жанрового канона и пути его разрушения; разновидности жанра; функциональность мадригала, обусловленная существованием жанра на границе литературы и быта, взаимодействие мадригала с другими жанрами, имеющими с ним схожие признаки; основные мотивы, наблюдаемые в комплиментарной лирике.

Приступая к изучению какого бы то ни было жанра, нельзя не коснуться проблемы объема жанра, которая, безусловно, связана с вопросом жанровой атрибуции.

В своем исследованиимы опираемся на определение жанра, данное В. А. Грехневым: «Жанр это мировоззренчески структурная целостность»Грехнев при описаниижанра исследует прежде всего составляющиехронотопа (время пространство человек

Кроме работы  В.А. Грехневав литературоведении существует довольно большое количество работ, в которых рассматриваются те или иныеособенности поэтики одного лирического жанра. Для нас представляет интерес жанровое понимание литературыЛ. Я.Гинзбург. В своей книге«О лирике»Л. Я. Гинзбург  считает. чтона протяжении векового периода истории русской лирической поэзии именно лирика привлекала внимание читателя и имела решающее значение в русском литературном процессе».

В работе С. А. Матяш «Вопросы поэтики русской эпиграммы» одна глава называется «Вольный ямб мадригала». В ней исследователь к отличительным признакам мадригала относит структурно-формальные элементы «малый объем и итоговую острую мысль» [3

В ходе наблюдения за тем, какпроисходит развитие жанровых процессов в лирике первой трети 19 века, В. Э. Вацуро приходит к мнению: «Жанрпо сути дела активный субъект развития, живущий импульсами, идущими изнутри, заложенными в самой жанровой структуре».

В современномлитературоведениидлительное время не прекращаются споры о судьбе жанров, а также жанрового мышления в русской лирике начала 19 века. У идеи «диффузии», «атрофии» жанров, «разрушения жанрового мышления» немало как сторонников, так и противников

Наличие различных точек зрения на проблему поэтики жанра связано, преимущественно, с неодинаковым пониманием самой категории жанра. Наиболее обобщающее определение«определенного вида литературных произведений, принадлежащих одному и тому же роду»

Другой взгляд на проблему поэтики жанрачто «жанр имеет собственное, только ему присущее видение мира»

Неполноценность определений, которые содержатся в оригинальных, теоретических работах 18первой трети 19 века, состоит в описании лишь общих признаков жанра.

Период жанровогосближения (конвергенции)дал многообразие синтетических жанровых форм; поэтому для нас важным будет наблюдение за тем, как функционируют элементы мадригала, соединенные с элементами иных поэтических жанров в границах одного комплиментарного текста

Н. Л. Лейдерман высказывает суждение о том, что в тот момент, когда рождаются новые методы и формируются новые литературные направления, старые жанры  не исчезают целиком.

В основе данной работы лежат теоретические положения работ М. М. Бахтина, Л. Я. Гинзбург, Б. М. Эйхенбаума, М. В. Бухаркиной, Г. Д. Гачева, В. А. Грехнева, Н. Л. Лейдермана, В. Э. Вацуро, Ю. М. Лотмана, Ю. М. Тынянова, Д. Д. Благого и др.

Представляется весьма значимымнеобходимость рассмотреть проблемы существования жанровых модификаций, сопоставления с исторически родственными жанрами. Все это поможет выявить особенность канона мадригала как жанра, принадлежащего к салонно-альбомной лирике.

До настоящего времени известна только одна теоретическая работа, в которой мадригал исследуется как самостоятельный жанр в творчестве одного автора. В 1920-е гг. выходит эссе литературоведа Л. П. Гроссмана «Мадригалы Пушкина». Но  Л. П. Гроссман, также как и С. А. Матяш, не поясняет точно ни объем понятия, ни жанровые черты (что свойственножанру эссе) и толкует понятие мадригала наиболее широко.

Крайне малое количество литературоведческих работ, посвященных изучению поэтики русского мадригала, обусловливает необходимость исследования комплиментарного жанра.

М.В. Бухаркина в соей работе«К вопросу о разновидностях русского мадригала 18 века» рассматривается разнообразие жанровой природы в русской лирике18 века в тот период, когда происходило становлениежанровой системы, ориентированной на западноевропейские образцыВотношении одного из значимых для комплиментарнойлирики18века жанров, а именно мадригала, говорит о некоторых разновидностях, которые были характерны для разных периодов развития поэтической системы.

В 1920-е гг. Л. П.Гроссман обозначил проблему дифференциации «латинского»и «французского» мадригалов. По мнению исследователя, мадригал «в латинском вкусе»пришел на смену мадригалу «французскому» «блестящему и бесстрастному куплету»

Л. П. Гроссманпротивопоставляет две жанровые разновидности, руководствуясь принципом искренности (латинский) / искусственности (французский) в выражении чувства.По мнению Л. П. Гроссмана,  «латинский» мадригал в поэзии Пушкина переродилсяв элегию. Автор эссе полагает, что мадригал –это форма, подходящая для различных лирических тем и мотивов. Из-за довольно широкой трактовки понятия «мадригал», Л. П. Гроссман к мадригалам латинским относит комплиментарные тексты, в которых достаточно заметна элегическая тональность

Материалом исследования данной диломной работы являются мадригалы, а такжекомплиментарная лирика, принадлежащая не только ведущим (А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н. А. Некрасов, Ф. И. Тютчев, А. А. Фет и др.), но и второстепенным поэтам 19 века.

Функционирование мадригала самым тесным образом связано с культурой дамских альбомов, то в работе будет освещаться и проблема взаимосвязи бытовых и литературных явлений и предметов в комплиментарном тексте конца 18 первой трети 19 веков. Задача состоит в том, чтобы выяснить, в чем заключались закономерности трансформаций жанрового канона, происходящих после 1830-х гг., и попытаться предположить основное направление дальнейшей жизни жанра эволюция или же, наоборот, атрофия жанра, развитие возможностей или же эксплуатация жанровой модели в поэзии, далекой от комплиментарной направленности.

Любая жанровая модификация будет заключать некую постоянную (константу), благодаря чему возможно проследить появление какого-либо инварианта.выявить в комплиментарном жанре константу, которая будет содержаться в мировоззренческой установке мадригала (как в каноническом, так и в видоизмененном его варианте) как некаяоснова, удерживающая жанровую форму во всевозможных ее модификациях.

Поворотным моментом в жизни мадригала будет переход от канона к жанровым модификациям, осуществляющийся по определенной логике, позволяющей провести аналогии с развитием других лирических жанров.

Целью данной курсовой работы является исследование особенностей реализации жанра мадригала в русской поэзии 18 19 веков.

Для реализации данной цели необходимо решить следующие задачи:

а) рассмотреть своеобразие жанровой системы в русской лирике начала 19 века;

б) выявить основные жанровые черты мадригала;

в) изучитьособенности реализации жанра мадригала в русской поэзии начала 19 века;

г) проанализировать причины размывания жанровых границ;

д) исследовать своеобразие лирических жанров, имеющих общие признаки с мадригалом.

1 Своеобразие жанровой системы в русской лирике начала 19 века



Жанровое понимание литературы в определенной мере еще живо в начале19века. Любой жанр был установленной формой художественного выражения какой-либожизненной сферы. Например,элегия создавала мир внутреннего человека, анакреонтика утверждала преходящие земные радости. Дружеское же послание было наполнено и элегическими, и анакреонтическими мотивами Ода, вернее лирика одического склада, сложилась в качестве основного родаторжественной гражданской поэзии. Поэтмог одновременно писать полные разочарованияэлегии и

Русской литературе необходимо было пройти через периодстилистического упорядочения и очищения, выработкигибкого и точного языка, который был бы способен выразить все усложняющийся мир нового человека.

Сознательная выработка канона начинается с эпохи Возрождения. Ориентиром канонуслужили нормы античной эстетики, по-своему истолкованные. Процесс выработка жанрового канона длился довольно долго. Свое завершение получил во французском классицизме 17 века Традиция была весьма сильна.

Что же получается в результате преобразования образной системы? На смену «высоким» поэтическим жанрам классицизма (ода, гимн) на первый план литературного процесса выходят «малые» жанры: дружеское послание, элегия, сатира, баллада, песня, романс. При этом происходит глубокая перестройка внутри жанров: исчезает четкая граница между гражданско-ораторскими и интимно-лирическими жанрами. Нравственные искания, чувства и переживания личности, выходят «из тени», из периферийных жанров классицизма на первый план литературного развития.

В поэзии начала 19 века по-прежнему сохраняется доставшаяся от классицизма система жанрового мышления

Показательным является феномен декабризма в русской культуре 1820-х годов. Русская и особенно советская наука приложила огромные усилия для изучения декабристского движения.

Л. Я. Гинзбург воспринимает декабристскую поэзию как явление неустойчивое и эстетически не оформившееся, не цельное. По мнению литературоведа,декабристы еще находятся в плену мышления жанровыми канонами

Особого внимания заслуживает рассуждение Н. Д. Тамарченко: «В структуре любого жанра на каждом значительном этапе литературного процесса актуализируются  признаки, отличающие один исторический вариант жанра от других предшествующих и последующих»

По мнению Н. Л. Лейдерманане только стиль обеспечивает конструктивное единство произведения,  но и жанровая конструкция произведения также делает целостность художественного мира наглядно-зримой»[17, с. 7]. 

Д. С. Лихачева считает, что: «Литературные жанры появляются только на определенной стадии развития искусства слова и затем постоянно меняются и сменяются.

Процесс функционирования жанров и жанровых систем оказывается  куда более сложным, чем простая смена застывших канонов.М. М. Бахтин считает, что : «Литературный жанр по самой своей природе отражает наиболее устойчивыетенденции развития литературыЖанр возникает и обновляется на каждом новом этапе развития литературы и в каждом индивидуальном произведении данного жанра. В этом жизнь жанра.

В русской гражданской поэзии начала 19 века лирика элегического направления отстаивала стремление к личному счастью, радости, наслаждению. Ее главою оказывается К. Н. Батюшков в первый период его творчества.

К середине 1810-х гг.карамзинская школа возобладала над «шишковистами», а к концу 1810-х гг. школа «гармонической точности» начинает испытывать полемические нападки не только со стороны защитников «старого слога», но и со стороны молодых поэтов, сторонников создания поэтического стиля, включающего все богатство русского языка (Ф. Глинка, П. Катенин, А. Грибоедов). Это связано с проблемой народности литературы, все более настойчиво утверждающей себя на русском Парнасе.

Дело в том, что письменная поэзия считалась поэзией «искусственной», а в фольклоре видели живую импровизацию.

Изменения в области жанра по-разному оцениваютсялитературоведами.механизм превращения принципажанровогоуниверсализма в принцип жанровой интерференциивыражается в различных обозначениях эстетических новаций:«атрофия жанровой системы», «эволюция жанрового сознания», «переориентация жанра» и появление «неканонических жанров», развитие авторских жанровых форм.

Однако существует и общая точка зрения, выражаемая в признании в качествежанрообразующегофактора доминирования индивидуально-авторского начала.

Канонические требования к жанровой форме ижанровомусодержанию не столько ограничивали свободу творческого самовыражения художника, сколько обозначали пути реализации этой свободы в границах сложившейся типологической модели



2 Особенности реализации жанра мадригала в русской поэзии конца 18 – начала 19 века



В русской литературе расцвет развития мадригала приходится на рубеж18– 19 веков. В этот период была широко распространена салонная культура. Реформа литературного языка, осуществленная Карамзиным, приблизившая поэтическую письменную речь к разговорной, актуализировала те жанры, которые были в большей мере связаны с частной жизнью (дружеское послание, эпиграмма, мадригал).

В русской лирике 18 века комплиментарная поэзия,  отличалась многообразием жанровой природы.Связано это с тем, что один и тот же жанр мог включать в себя различные структурные и содержательные признаки. В отношении значимого для комплиментарной поэзии 18столетия жанра мадригала можно говорить о нескольких разновидностях

Тредиаковский разграничивает мадригал и эпиграмму как высокий и низкий жанры соответственно: «Мадригал также есть короткая поэма, как и эпиграмма, так же на конце острую имеет оный мысль, как и эпиграмма, однако материя его бывает благородная, важная и высокая: следовательно, и конечная его острая мысль долженствует быть также благородная, важная и высокая...»

По мнению В. К. Тредиаковского в «Новом и кратком способе к сложению стихов российских», разновидностью эпиграммы и мадригалаявляется сонет: «Сонет  некоторый род французского и итальянского мадригала, а латинской эпиграммы»

Существует мнение о том, что определение мадригала как высокого жанра является собственной концепцией Тредиаковского.

Чуть позжеВ. К. Тредиаковский отказывается от подобного деления эпиграммы и мадригала. Тредиаковский выделяет, согласно «Поэтическому искусству» Н. Буало, эпиграмматический род поэзии, который включает надпись, эпиграмму,  эпитафию, французский мадригал и сонет.

Пришедши в русскую литературу в 18 веке посредством французской мадригал салонно-альбомного типа понимался как жанр близкий эпиграмме, или как ее разновидность.

По мнению русских теоретиков 18начала 19 века, к общим для мадригала и эпиграммы формальным признакам относятся: 1) краткость; часто афористичность; 2) занимательность мысли (под этим судя по всему подразумевается представление предмета в необычном ракурсе, что реализуется, как правило, через пуант)Объем мадригала, согласно «Словарю Древней и Новой поэзии» (1821) Н. Остолопова, не должен превышать 12 стихов

Близостьмадригала и эпиграммы часто отмечалась в теоретических работах начала19 века. Н. Остолопов в «Словаре Древней и Новой поэзии»дает следующее определение: «Мадригал – небольшое сочинение в стихах, некоторый род эпиграммы, но эпиграмма бывает колка и язвительна, или, лучше сказать, употребляется к осмеянию какой-либо странности, а мадригал обращается более к похвале,  непременно рождается от нежности и чувствительности»

, А. Ф. Мерзляковопределение «остроте»: «Остротою, в эпиграмме называется обыкновенно та точка, в которой сосредоточивается все изображение и представляет предмет или главную мысль в новом, разительном и ярком свете»[26].

Из-за структурной общности было позволительно называть эпиграмму мадригалом.   Несколько мадригалов и эпиграмм А. П. Сумарокова не содержат каких-нибудь жанровых отличий, поэтому воспринимаются как взаимозаменяемые.

Мадригалы:

Стоя при водах, ощущаю жажду;

Вижу, что люблю, видя, только стражду[28].


Мы не в равной доле:

Тебе мил, мне стократ ты боле[28].


Эпиграммы:

Хотя я всякой час тебе спокойство рушу,

Однако завсегда тебя люблю, как душу [28].


Какую сильную к тебе я страсть имею,

Ничем изобразить сей страсти не умею [28].

Скорее  всего, это только кажущееся жанровое сходство, которое объясняется требованием нормативности в восприятии художественных произведений«Острая мысль» или «острота», в современной терминологии «пуант»  есть «всякая резкая концовка в строфе или стихотворении, содержащая остроумное выражение, афористическую мысль или неожиданный вывод

Поэты конца 18 – первой трети19 вековнередко в сборниках стихотворений выделяли надписи отдельной рубрикой.   Мадригал обычно помещался в таких разделах, как «Смесь», «Надписи», «Портреты», «Разные сочинения», «Экспромты»; иногда онрасполагалсяв особом разделе – «Мадригалы». Для жанровой сути мадригала наиболее важным признаком является даже не комплиментарнаятемаа установка на преподнесение комплимента, обязательнаядистанцированность автора и адресата, однозначность и сиюминутность чувства либо эмоции, а также некоторые характерные структурные признаки – особенности, которыебыли сформированы жанровым каноном[

«Высокий» мадригал включал тематику как торжественной оды, так и эпитафии, о чем свидетельствуют названия стихотворений: на восшествие на престол, победу, рождение, смерть, бракосочетание, выступление полка и проч. Нередко эта разновидность мадригала по теме и по функции была идентична торжественной оде.  Но с другой ограничивалась минимальным набором средств выражения, т. е. не требовала таких поэтических усилий, каких требовал от поэта жанр торжественной оды.

Кроме «высокого» мадригала во второй половине18 века существовала еще одна жанровая разновидность, которую можно определить как мадригал сентенциозного характера, или сентенциозный мадригал, стихотворение, которое содержитобъяснение определенной любовной ситуации (встреча, разлука, ревность, безответность чувства и проч.) и производящее на ее основе некое умозаключение. Умозаключение в таком сочинении абстрагирует представленный в тексте частный случай и носит, таким образом, универсальный характер. Например, «Стихи к Климене»И. Ф. Богдановича:


Никто не избежал любовной страсти,

И все подвержены любовна Бога страсти[31].


Прекрасныя на то родятся, чтоб любить[31].


Или  А. П. Сумароков «Мадригал»:


С безумною душой противна красота [32].


В некоторых случаях сентенция служит для убеждения возлюбленной быть благосклонной к автору. Другая же возможная функция сентенции объяснение причины конфликта, лежащего в основе любовной ситуации.

В 18 веке часто встречаются случаи циклизации «высокого» и сентенциозного мадригалов с другими жанрами, а также многочастности стихотворения на основе тематической или прагматической общности:  Трилогию создает С. В. Нарышкин, объединив под одним заголовком «Надпись, сонет и мадригал Корнелиев, называемый тюльпан»

К концу18 века «высокий» и сентенциозный мадригалы были фактически вытеснены другой разновидностью жанра, относящейся к  салонно-альбомной лирике. Это жанр интимной лирики, стихотворение, для которого поводом для написания являлась бытовая ситуация, эпизод из частной жизни, вызвавший у автора личные переживания. Как правило,  принято полагать, что русский мадригал восходит к итальянскому эпохи Возрождения. В то же время появляется и название жанра.

Поэтики 18 начала 19 вековсвидетельствуют о том, что мадригал в большей степени соотносится с античной эпиграммой, чем с итальянским мадригалом, которому он обязан своим названием.

Противопоставление «французского» и «латинского» (как древнеримского или итальянского) мадригалов было неактуальноне толькодля поэтики, но и для поэтической практики 18 – первой трети 19 веков. Итальянского мадригала как жанра в русской литературе не существовало. Русские поэтики дают описание только «французского» мадригала

Система мотивов мадригала вплоть до 1810– 1820-х гг. была достаточно устойчива и ограничена. Жанровый канон комплиментарного стихотворения исключал отдельные темы, присущиепоэзии в целом.философская тема не входила  и темы трагической, которая уничтожила бы шутливый тон стихотворения (

Популярность дамских альбомов, связана с ориентацией литературы карамзинской школы на обобщенный образ «читательницы».  Жанр мадригала лидировал в альбомной лирике.  Следовательно, литература уходит в быт становится делом интимным, домашним, сосредоточивается в письмах, в альбомных посланиях,

Высокий» и сентенциозный мадригалы вытесняются салонным. Заимствованный из французской литературы, мадригал в русской поэзии оказался более тесно, чем его французский предшественник, связан с частной жизнью, а, следовательно, и с бытом.

Канон комплиментарного жанра диктовал и закреплял образец нормативного отношения к даме. Сочинению стихотворений-миниатюр многие поэты не придавали большого значения, полагая, что это занятие является лишь хорошим упражнением в стихотворстве. Сам жанр нередко воспринимался как «поэтическая безделка». Пик популярности мадригала пришелся на ту пору, когда авторы даже в названиях поэтических сборников сообщали об отношении к литературному творчеству как к занятию легкомысленному, но продуктивному для времяпровождения (например, Н. М. Карамзин «Мои безделки» (1794), И. И. Дмитриев «И мои безделки» (1795))

«Высокий», сентенциозный и салонны) неодинаковы по своей жанровой сути, все же можно найтиобщее между ними на некоторых текстовых уровнях. Общность «высокого» и салонного мадригалов, помимо комплиментарной темы, заключается в статусе адресата – и в том, и в другом случае это образ идеализированный и недосягаемый. Сентенциозный мадригал в отличие от двух других типов не так устойчив в жанровых признаках, включает различную проблематику и разнообразен по настроению; определяющей особенностью этой жанровой разновидности является наличие сентенции, выведенной из лирического сюжета.

Для салонного мадригала второй половины 18 – начала 19 веков существенны следующие признаки:

монотемность (комплимент, признание в любви и т. п.), которая обусловливает краткость, лаконичность, сиюминутность; однозначность;

наличие пуанта, часто менее резкого, чем в эпиграмме;

«случай», явившийся поводом к написанию стихотворения (указание на него содержится либо непосредственно в тексте, либо в заглавии стихотворения);

ориентация на преподношение;

связанная с темой лирико-интимная интонация;

наличие адресата дамы, способной вызвать у автора лишь позитивные чувства.

Этот комплекс признаков воплощает идеальное представление о жанровом каноне и в подавляющем большинстве случаев соответствует поэтической практике рубежа 18 – 19 веков,   Поэтическая норма салонного мадригала определена заданной дистанцией между автором и адресатом, их разным качественным уровнем и заключается в отсутствии возможности для автора скомпрометировать даму, достойную лишь поклонения и восхищения.

Образ поэта, для которого даже запись в дамский альбом представляется делом непосильным и не соответствующим его возможностям. Например, В. А. Жуковский:


Прельщать поэзией я дара не имею...[38].


Признание автором своей «дерзости» по отношению к адресату, умаление поэтических способностей, не отвечающих задаче воспевания высокого предмета, – также позиция торжественной  Канон заключает в себе идею изображения дамы как абсолютно идеального создания, как образ совершенства, наделенный высокими качествами. Следовательно, бытовые обстоятельства и реалии, окружающие даму, если указание на них присутствует в тексте, должны также обладать исключительными свойствами. В связи с этим невозможно было допустить введения в текст фактов, способных умалить идеальный образ (таковыми могли являться факты биографии дамы, раскрывающие личную ее жизнь; не соблюдение этого принципа привело бы к эпиграмматизации жанра).

Набор достоинств адресата, вызывающих похвалу, весьма ограничен: красота, ум (особо ценным для автора представляется наличие у дамы и того, и другого), любезность, доброта, талант и т. п. – вот качества, составляющие комплиментарный портрет дамы салонного мадригала.Намеренная стилистическая сниженность допускается автором, но лишь в отношении собственного образа; этот прием нацелен на возвеличивание образа дамы,  Например, в записи А. С. Шишкова, сделанной в альбом А. П. Буниной, «ворóнам», метафорически изображающим обобщенный образ авторов, противостоит гениальность «соловья» – адресата:


От прелестей твоих стихов

Все, все без обороны;

Так каркнем же хоть пару слов

И мы, вороны.

Нам кажется,ты то между людей,

Что между нами соловей [39].

Среди характерных  мотивов, присущих  не только мадригалу, но и лирике в целом, таких как очарование, влюбленность как пленение, Оособого внимания заслуживает мотив, условно названный «любовным фетишизмом», – опосредованное выражение симпатии через обыгрывание какого-либо бытового предмета (аксессуары одежды, украшения, цветы, альбом, книги, домашние собачки, изображения на рисунке и т. п

Галантный комплимент, высказанный в мадригале, диктовал ограничения на круг тех предметов, посредством которых проявлялось чувство; бытовая деталь, представленная в комплиментарном стихотворении, должна была казаться эстетически значимой, подчеркивать достоинства адресата, образ которого представляется непоколебимо идеальным. Например,«Подарок» М. Н. Муравьева:

Темиреленточка! Подарок в именины!

А что ж? Когда она в Темириных власах,

Простая ленточка тогда в моих глазах

Дороже, нежели все перлы и рубины [

«Любовный фетишизм» является мотивом собственно-мадригальным. Обладая более тесной связью с действительностью, нежели другие мотивы, он выполняет функцию «проводника» быта в поэзию

Устойчивая связь бытовой ситуации и поэтического мотива постепенно вела к шаблонизации жанра. Создавались своеобразные стихотворные  «заготовки» на разные жизненные случаи. Таким образом, канонический мадригал оказывался жанром устойчивых версификационных моделей, или поэтических шаблонов.

По признаку наличия / отсутствия в тексте «случая», породившего сочинение, комплимент в мадригале схематично можно разделить на два вида.

1. Комплимент абстрактного характера. В тексте (а также в заглавии) нет указания на повод, послуживший написанию стихотворения, и нет представления конкретных бытовых обстоятельств, сопровождающих появление на свет сочинения. Такой комплимент свойствен в основном мадригалу 1750 – 1770-х гг.,  Высокая степень абстракции была присуща в 18 в.сентенциозному мадригалу, в конце 18 – первой трети 19 веков – переводным текстама также стихотворным подражаниям французскому.

2. Комплимент конкретного характера. В тексте очерчена бытовая ситуация; комплимент сопровождается указанием на повод написания стихотворения, место или время события, ссылкой на какие-либо обстоятельства. Нередко указание на бытовые обстоятельства, на «случай» содержится не в тексте, а в заглавии стихотворения или подзаголовке. Например,«Мадригал» Г. Хованского:

Почто всегда меня ты, Саша, вопрошаешь,

Сколь долго буду я столь страстно обожать?

Ты разве милая сама того не знаешь,

Что смерти час своей никто не может знать [42].

Мадригал, демонстрирующий бытовую сферу, получает широкое распространение к концу 18 века, в эпоху сентиментализма,  Можно говорить о конкретном характере комплимента в мадригале как об особенности, сформировавшейся к рубежу 18 – 19 веков русской традиции мадригальной лирики.Он послужил удачной моделью для эстетизации частной жизни в ее наиболее высоких проявлениях – в общении с прекрасной дамой, способом воплощения бытового эпизода в художественный образ.   В русской литературе весьма широкая популярность мадригала салонно-альбомного типа привела к забвению других исторических типов этого жанра.

Мадригал важен,  как яркий документ, свидетель своей эпохи. Социально-историческая почва конца 18начала 19 веков, а  салонов со своей особой культурой и этикетом, содействовали широкому распространению мадригала и активному формированию жанрового канона.

3 Мадригал как жанр

В современном литературоведении за мадригалом закрепилось значение малого жанра салонно-альбомной лирики.«Мадригал (франц. madrigal, итал. madrigale, от позднелат. matricale песня на родном материнском языке), небольшое стихотворение, написанное вольным стихом, преимущественно любовно-комплиментарного (реже отвлеченно-медитативного) содержания, обычно с парадоксальным заострением в концовке. Сложился в итальянской поэзии 16 века на основе мадригала                14 15 вв. короткой любовной песни (под музыку) с мотивами буколической поэзии; был популярен в салонной культуре Европы                                          17 18

Мадригал был допустим исключительно при легком увлечении. Он краток, подобен мимолетному роману, в нем всего две, три, четыре, но не более двенадцати строк. Искренность здесьсовсем не обязательна, важно, чтобы прозвучал комплимент кокеткеВ элегии же грусть и тоска неподдельны, хотя бывают также порой преувеличены. Мадригалу необходимы остроумие и гипербола, шутка и немножко грусти,                   А. С. Пушкин вообще считал мадригал пошлым, поскольку в его годы все дамские альбомы были сплошь испещрены мадригалами

В литературный обиход русского общества мадригал ввели Сумароков, И. И. Дмитриев, В. Л. Пушкин, сочинявшие мадригалы нередко по образцу французских. Позднее – К. Н. Батюшков, М. Ю. Лермонтов, да и сам лицеист Пушкин оттачивал перо, переводя мадригалы Вольтера.

Классический образец мадригала принадлежит М. Ю. Лермонтову.  Стихотворение построено на типичном каламбурном сдвиге: философский вопрос о «материальности души» переводится в шутливый план изящного комплимента («духовность тела»)

«Душа телесна!» ты всех уверяешь смело;

Я соглашусь, любовию дыша:

Твоё прекраснейшее тело

Не что иное, как душа[45, с. 106].

Нередко форма мадригала пародийно переосмыслялась и таким жанровым определением обозначалась эпиграмма. Пример такого «мадригала» «Мадригал полковой даме» Н. С. Гумилёва:

Как гурия в магометанском

Эдеме, в розах и шелку

Так Вы в лейб-гвардии уланском

Её величества полку[46, с. 326].

Мадригал является одним из видов «интимного» жанра, который характерен для русской дворянской поэзии 18 и начала 19 вв. (послание, эпиграмма, эпитафия и т. п.) и был в то время весьма развит Этот период считается расцветом мадригала и определяется доминирующим положением сентименталистской эстетики, характеризуется широким распространением салонной культуры.

Альбомы  принадлежат женщинам, очень близким к литературным кругам. К их числу относится и Варвара Александровна Бакунина (Она записывала французские стихи, главным образом романсы и образцы легкой поэзии. Среди мадригалов, обращенных к В.А.Бакуниной и вписанных «русских стихов и песен» обращает на себя внимание песня

Мадригал всегда имеет конкретного (в терминологии Падучевой «внешнего») адресата, который, в соответствии с общими законами лирического рода, дублируется адресатом внутренним

мадригала как жанра, находящегося на границе литературы и быта.

мадригалодин из диалогических, провоцирующих реакцию адресата жанров.

Адресатом альбомно-салонного мадригала выступает дама образ, характеристика которого включает не просто признак пола, но утверждает обязательное обладание особыми ценностями, что делает ее, безусловно, достойной комплимента. В некоторых случаях адресатов может быть несколько: они объединены по какому-либо признаку, чаще всего родственными узами (например, две или три сестры, мать и дочь, две именинницы).

Чтобы разобраться в жанровых особенностях мадригала, обратимся к «Евгению Онегину», где Пушкин не раз вспоминает о мадригале и почти всегда с заметной иронией.

В четвертой главе (строфа XXXI), предварительно дав язвительную характеристику альбома уездной барышни, поэт особо подчеркивает:

Не мадригалы Ленский пишет

В альбоме Ольги молодой;

Его перо любовью дышит,

Не хладно блещет остротой;

Что ни заметит, ни услышит

Об Ольге, он про то и пишет.

И полны истины живой,

Текут элегии рекой [49].

Тогда как в следующей главе (строфа ХLIV) Онегин, флиртующий с Ольгой во время мазурки,

Ведет ее, скользя небрежно,

И, наклонясь, ей шепчет нежно

Какой-то пошлый мадригал[49].

Но почему же мадригал «пошл»? Все альбомы были испещрены мадригалами, выдумывать новые комплименты стало невозможно, лесть неустанно повторялась, превращаясь в очевидную фальшь. Ответ все в том же егине (глава четвертая, строфа ХХХ):

Бывало, нежные поэты

В надежде славы и похвал

Точили тонкий мадригал

Иль остроумные куплеты...

Когда блистательная дама

Мне свой т циагю подает,

И дрожь, и злость меня берет,

И шевелится эпиграмма

Во глубине моей души,

А мадригалы им пиши!

В пушкинскую эпоху мадригалы были в моде, Пушкин отдал дань мадригалу, оснащая похвалы чуть приметной усмешкой, хотя мадригалы в первой трети19 века принадлежали и высокой литературе.

Мадригал функционировал в аристократических салонах,например, мадам Рамбуйе. Он соответствовал пышному жеманному стилюМадригал был средством выражения несколько преувеличенной любезности,

Мадригал  не всегда был безделушкой. В эпоху Возрождения мадригалы Ф. Петрарки, Д. Боккаччо, Ф. Сакетти, а затем П. Ронсара и других поэтов выражали страсть и мысль.

Происхождение термина не вполне ясно. Mamdra – стадо, и тогда мадригал – пастушеская песнь? Но madrigаle (итал.) – происходит от одного из испанских городов с похожим названием и означает любезность, комплимент. А. Квятковский указывает, что итал. madrigаleобразовалось от позднелатинского marticаle и в этом случае означает любезность, комплимент

Что же касается ближайших родственных жанровых связей, то мадригал краткостью стиха близок сонету. Также их сближает любовная мольба.

Элегия протягивает нить связи к мадригалу, т. к. в обоих жанрах речь идет о безответной любви.

Острословие необходимо создателю мадригала не в меньшей степени, чем автору эпиграмм. Граница между ними тоже весьма условна, стоит перехвалить красавицу, да еще несколько косноязычно, – и вот уже не мадригал, а эпиграмма. Об этом поведал в известном четверостишии И. И. Дмитриев, позаимствовав его из французской лирики предшествующего столетия:

Поэт Оргон, хваля свою жену не в меру,

В стихах ее с Венерою сравнял –

Без умысла жене он сделал мадригал

И эпиграмму на Венеру[50].

Это очередной раз обнаруживает, что границы между жанрами прозрачны, что было очевидно уже на исходе классицизма,

Изящество неожиданной мысли.у М. Ю. Лермонтова в мадригале Бухариной:

Не чудно ль, что зовут вас Вера?

Ужели можно верить Вам?

Нет, я не дам своим друзьям

Такого страшного примера!.

Поверить стоит раз... но что ж?

Ведь сам раскаиваться будешь,

Закона веры не забудешь

И старовером прослывешь[45, с. 234].

На сколько был популярен в России мадригал в начале 19 века, можно судить по небольшой книжечке под названием «Опыт русской антологии», напечатанной в Санкт-Петербурге И.Слениным в 1828 году. Составил томик стихов современных поэтов Михаил Яковлев. В этот сборник были включены эпиграммы, мадригалы, эпитафии и другие малые лирические жанры, которые М. Яковлев извлек из книг и журналов. Некоторые стихи А. Пушкина, А. Дельвига, В. Туманского, И. Дмитриева, О. Сомова нигде ранее еще не были напечатаны, за что составитель выразил своим друзьям особую благодарность.

Мадригалов в антологии довольно много. Кажущаяся легкость жанра, опыт французских авторов мадригалов создавал иллюзию, что абсолютно  любому поэту мадригал принесет славу. Но всегда ли мадригал был оригинален? Вот образец творчества И. Дмитриева:

«Мужчины счастливы, а женщины несчастны,

Селеста милая твердит:

Судьба прелестною свободой их дарит,

А мы всегда подвластны».

Так что ж? Поспорю в том, прекрасная, с тобой,

Я вольность не всегда блаженством почитаю:

Скажи: ты сердцу мил! – свободу и покой

Тотчас на цепи променяю[51].

Мадригал необязательно посвящался красавице. Мадригал мог быть адресован любому человеку – частному лицу или государственному мужу. Посетив сельское кладбище, растрогавшись, на могиле отца Татьяны и Ольги...

Владимир тут же начертал

Ему надгробный мадригал [49].

И все-таки гораздо чаще мадригал посвящали светской красавице.

Способ опосредованного комплимента через бытовую деталь –взависимости от коммуникативного поведения автора – может быть представлен в мадригале несколькими вариантами:

а) метонимический– похвала предмету автоматически становится похвалой его обладателю:

Какая шапочка прекрасная на вас!

Она красивее короны;

А вы в ней во сто раз

Прелестней Гермионы.

Царица Пафоса сама

Столь прелестьми своими не гордится,

Но, право, с вами не сравнится:

Нет в ней любезности и вашего ума[29].

б) субституциональный – автор выражает желание заместить предмет и тем самым приблизиться к адресату:

Любимой собаке прекрасной дамы

Любима – хоть и не славна

Собака – но судьбой своею

И люди б поменялись с нею...

Да поменяется ль она?[29

в) аллегорический (или «аллегорический параллелизм») – действия,

производимые дамой с предметом, представляются отражением авторских эмоций и чувств (Г. С. Хованский «Экспромт Аннушке, которая прогуливаясь в саду, держала собачку, на ленточке привязанную»):

Возможно ль, Аннушка, свирепой столько быть!

И верность даже ты в оковы заключаешь.

Коль сердце так мое теснить ты помышляешь,

Прощай навек, любовь, – с свободой лучше жить [29].

г) мнемонический –предмет служит (или должен служить) даме напоминанием об авторе, иногда наоборот – автору о даме:

Фортуна чрез меня Вам башмаки подносит,

И, надевая их, Вам вспомнить случай есть

О том, который сам Вас и фортуну просит

У ваших ног ему дать жизнь свою провесть [27].

Таким образом был представлен мотив опосредованной передачи комплимента в каноническом мадригале. Соединение же в комплиментарном стихотворении неэстетизированного быта и высоких чувств вело к пародированию или модификации жанра. Например, эпиграмма А. С. Пушкина «Нимфодоре Семеновой» (датируемая периодом 1817 – 1820 гг.) построена на травестировании мадригала, т. е. изменении функции традиционных мотивов комплиментарного жанра; здесь используется «субституциональный» вариант «любовного фетишизма».

Желал бы быть твоим, Семенова, покровом.

Или собачкою постельною твоей,

Или поручиком Барковым, –

Ах, он поручик! Ах, злодей! [29]

Предметы, которые желает заместить автор («покров» и «постельная собачка»), оказываясь в одном семантическом ряду – «нечто, находящееся вблизи постели, тела», –теряют эстетическую значимость.

4 Размывание жанровых границ мадригала

Русская литература начала 19 века шла по пути преодоления риторических моделей, разрушения жанровых установок. Таким образом, в знак противодействия нормативности поэты стали экспериментировать над устаревающими жанрами.

 Разнообразие и неустойчивость мадригала 18 в. вывело  на первый план мадригал именно салонно-альбомного типа, предоставив забвению «высокий» и сентенциозный

Французский классицизм был завершающим этапом литературного мышления канонами. Он довел до предела безошибочную действенность поэтической формы, моментально узнаваемой читателем

Начинается длительный и затрудненный, как и процесс  образования канона,  процесс его распада (деканонизации).

Казалось бы, отвергнуты в принципе запреты, и в поэзии– все дозволено. В действительности же каждое новшествобрали с бою, потому что любое новшество угрожало утратой общезначимой поэтичности или распадомстиха.

Достаточно широко распространенна концепция «атрофии жанров» в результате «разрушения жанрового мышления» в русской литературе первой трети века, что знаменует начало романтической литературной эпохи. «Деканонизация в лирике – это освоениеновых для нее областей человеческого опыта.

Уже в начале 19 веказакоснелость мадригала, однообразие и узкость его мотивной структуры стали ощущаться поэтами. Для многих из них (главным образом, поэтов «первого ряда») название этого жанра становилось почти синонимом пошлости.

Разрушение канона обусловлено естественным стремлением поборотьнеподвижность жанра, выраженную в исчерпанности мотивов и связанных с ними житейских ситуаций,

После 1830-х гг. мадригалы, носящие авторскую жанровую атрибуцию, но далекие от того, чтобы соответствовать канону, благодаря отдельным жанровым свойствам, в ряде случаев оказывались узнаваемыми. Роль жанровой константы здесь играет мировоззренческий аспект, направляемый каноном этическим, который, в свою очередь, заключается в качественной дистанции между автором и адресатом и в объекте внимания.

То, что мадригал становился неким универсальным комплиментом, стало причиной его быстрого угасания. А. С. Пушкин возвращает экспромтность и искрометность, а главное – он практически не создает безадресные мадригалы.. Поначалу Пушкин в мадригалах был традиционен, пользуясь уже сложившейся поэтикой жанра:

О, дева-роза, я в оковах;

Но не стыжусь твоих оков:

Так соловей в кустах лавровых,

Пернатый царь лесных певцов,

Близ розы гордой и прекрасной

В неволе сладостной живет

И нежно песни ей поет

Во мраке ночи сладострастной [56].

Интересно, что первый свой мадригал в 1816 г. А. С..Пушкин посвящает не «предмету страсти нежной», а друзьям:

Богами вам еще даны

Златые дни, златые ночи,

И томных дел устремлены

На вас внимательные очи.

Играйте, пойте, о, друзья!

Утратьте вечер скоротечный:

И вашей радости беспечной

Сквозь слезы улыбнулся я [56].

В мадригалах, а их у Пушкина немало, вдруг прозвучит мысль тревожная и серьезная. Уезжая в Петербург, поэт посвящает в 1827 г. мадригал Е. Н. Ушаковой, восемнадцатилетней красавице, которой он был увлечен в те поры:

В отдаление от вас

С вами буду неразлучен,

Томных уст и томных глаз

Буду памятью размучен;

Изнывая в тишине,

Не хочу я быть утешен,–

Вы ж вздохнете ль обо мне,

Если буду я повешен? [56]

Очевидно, здесь покоя не дает память о казненных декабристах.

После А. С. Пушкина мадригал значительно ослабевает. Он исчезнет в 1860-е гг.19 века вместе с обеднением светской салонной культуры.

Чтобы не соотносить комплиментарные стихотворения с «легкой поэзией», которая к тому времени приобрела негативную оценочность, поэты избегали называть их мадригалами: этот жанр считался формой, которая себя исчерпала и не может служить для выражения истинных чувств

 Жанровый канон мадригаларазрушался довольно быстро. Наиболее сильное влияние на мадригал оказывали жанры, имеющие с ним точки пересечения: сходные содержательные или конструктивные признаки.

В то же время разрушение жанрового канонавело к расширению возможностей жанра: обогащение жанра не свойственными ему элементами приводило к появлению синтетических форм, выводило мадригал из пограничной (между бытом и литературой) сферы

Обновление мадригала могло происходить за счетвнедрения новых тем, не свойственных для жанра. И все-таки жанр разрушался не из-за новой тематики, а за счет появления нового авторского взгляда, иного мировоззрения. Неканоническое изображение адресата в комплиментарном стихотворении, сопоставление дамы с предметами уже не эстетически значимыми, а обыденными означало изменение мировоззренческой установки жанра.

Перелицовку мадригального канона можно встретить в эпиграмматической поэзии второй половины 19 века,  (в эпиграммах Д. Д. Минаева, которые строятся на различных композиционных элементах мадригала, развенчивают его структуру и тем самым являют своеобразное сатирическое описание этого жанра.)

Процесс эволюции мадригала является показательным для характеристики движения жанровой системы лирики 19 века в целом.ведущие к разложению канона, происходили, например, в элегии

Процесс разрушение жанрового канона и дружеского послания, и мадригала шел практически одним и тем же путем. В. А. Грехнев считает: «Как только бытовое, освободившись от схематизирующей условности, естественно и органично войдет в поле зрения поэзии, жанр исчерпывает себя, что ведет и к утрате историко-литературной потребности в этом жанре»

 И зарождение жанрамадригала в русской поэзии18 века, и его эволюция в 19 веке определялись общими тенденциями историко-литературного процесса. Заимствованный из французской роesiefugitive, адаптированный и сформировавшийся в русской поэзии 18 века, мадригал следовал по пути преодоления отвлекающего характера комплимента. Считаем, что на примере мадригала можно сделать вывод  об универсальных законах жизни лирического жанра, о прохождении схожего пути, подобных этапов развития.

Сразу же  за формированием жанрового канона, которое совпадает со временем расцвета жанра, происходит моментальное «устаревание» жанра. Это выражается шаблонизации текстов и варьировании одних и тех же формул, перемещении одних и тех же образов. Результатом такого «старения» оказывается попытка самообновления жанра,

. Поэтому, после 1830-х гг. элементы того или иного жанрового канона оказываются широко представленными в эпиграмматической поэзии, которую в данном случае можно рассматривать с точки зрения репрезентации устаревшего мадригального канона.

Заключение

Для литературоведения мадригал всегда был жанром периферийным, несмотря на то, что в литературном быте конца 18 – первой трети 19веков занимал одну из главных позиций, демонстрируя и поэтизируя бытовую сферу

Жанровый канон предопределяет мировоззрение мадригала: комплиментарное изображение идеального образа в идеальном окружении. Канонический же мадригал (соответствующий жанровым предписаниям) можно обозначить как перифразу бытового момента,

Таким образом, бытовую сферу в мадригале, с одной стороны, можно рассматривать как средство комплиментации. С другой стороны, репрезентируя быт альбомно-салонной культуры, мадригал являлся проводником быта в поэзию.

В неразрывной связи с бытовой сферой, в осуществлении связи литературы и быта можно усматривать особенность русского мадригала салонного типа. Не случайно ведущим оказался комплимент конкретного характера, предопределивший дальнейшее развитие жанра по пути расширения мотивики, приведшего впоследствии к развитию экстенсивной формы комплиментарного стихотворения, которая во второй половине 19века стала доминирующей в лирике этого рода.

Разрушение канона мадригала в эпоху жанровой конвергенции (1820 –1830-е гг.) обусловлено, во-первых, автоматизацией основных приемов и структурных элементов мадригала, т. е. шаблонизацией жанра, которая явилась следствием спаянности бытовой ситуации и поэтического мотива; во-вторых, влиянием близких жанров – элегии (созвучной мадригалу по лирической интонации) и эпиграммы (идентичной по структуре).

Выделяются три способа разрушения мадригала: элегизация, эпиграмматизация, изменение мотивики. Наиболее активно в процессе жанровой конвергенции участвовали ведущие поэты (В. А. Жуковский, А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов). Жанр разрушался, прежде всего, за счет появления нового авторского взгляда, иного мировоззрения; более всего изменениям подвергались эстетический и стилистический канон.