Уголовно-правовая характеристика дачи взятки по российскому законодательству

Дипломная работа по предмету «Уголовное право»
Информация о работе
  • Тема: Уголовно-правовая характеристика дачи взятки по российскому законодательству
  • Количество скачиваний: 0
  • Тип: Дипломная работа
  • Предмет: Уголовное право
  • Количество страниц: 56
  • Язык работы: Русский язык
  • Дата загрузки: 2021-07-01 09:48:07
  • Размер файла: 78.99 кб
Помогла работа? Поделись ссылкой
Узнать стоимость учебной работы online!
  • Тип работы
  • Часть диплома
  • Дипломная работа
  • Курсовая работа
  • Контрольная работа
  • Решение задач
  • Реферат
  • Научно - исследовательская работа
  • Отчет по практике
  • Ответы на билеты
  • Тест/экзамен online
  • Монография
  • Эссе
  • Доклад
  • Компьютерный набор текста
  • Компьютерный чертеж
  • Рецензия
  • Перевод
  • Репетитор
  • Бизнес-план
  • Конспекты
  • Проверка качества
  • Экзамен на сайте
  • Аспирантский реферат
  • Магистерская работа
  • Научная статья
  • Научный труд
  • Техническая редакция текста
  • Чертеж от руки
  • Диаграммы, таблицы
  • Презентация к защите
  • Тезисный план
  • Речь к диплому
  • Доработка заказа клиента
  • Отзыв на диплом
  • Публикация статьи в ВАК
  • Публикация статьи в Scopus
  • Дипломная работа MBA
  • Повышение оригинальности
  • Копирайтинг
  • Другое
Узнать стоимость
Информация о документе

Документ предоставляется как есть, мы не несем ответственности, за правильность представленной в нём информации. Используя информацию для подготовки своей работы необходимо помнить, что текст работы может быть устаревшим, работа может не пройти проверку на заимствования.

Если Вы являетесь автором текста представленного на данной странице и не хотите чтобы он был размешён на нашем сайте напишите об этом перейдя по ссылке: «Правообладателям»

Можно ли скачать документ с работой

Да, скачать документ можно бесплатно, без регистрации перейдя по ссылке:

Глава 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДАЧИ ВЗЯТКИ ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ



2.1. Объективные признаки состава преступления, предусмотренного                   ст. 291 УК РФ


Общественная опасность рассматриваемого деяния состоит в том, что оно посягает на интересы государственной службы, дезорганизует деятельность аппарата государственной власти и органов местного самоуправления, создает негативное представление у значительной части членов общества о всеобщей продажности должностных лиц, занимающих государственные должности, подрывает престиж и авторитет государственной и муниципальной службы.

Дача взятки - преступление, способствующее совершению такого коррупционного преступления, как получение взятки.

Не отрицая ценности и значимости научных взглядов на природу объекта преступления, как теоретической категории, следует поддержать классический подход к оценке объекта преступления, под которым, как видится, следует понимать охраняемые уголовным законом общественные отношения, которым преступлением причиняется вред или создается непосредственная угроза причинения вреда.

Таким образом, объект преступления больше, чем другие элементы преступления, определяет содержание преступления и имеет большое значение для характеристики объективной стороны, субъекта и субъективной стороны.

По традиционной для уголовного права классификации объектов «по вертикали», в зависимости от степени общности охраняемых уголовным законом отношений, все объекты преступления делятся на общий, родовой, видовой и непосредственный.

Общим объектом преступления принято считать все общественные отношения, охраняемые уголовным законом. В Общей части уголовного закона (ст. 2 УК РФ) дается обобщенный перечень объектов уголовно-правовой охраны. В качестве объектов уголовно-правовой охраны УК РФ называет права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, окружающую среду, конституционный строй Российской Федерации.

При этом общий объект - это не вся система общественных отношений, это даже не вся система отношений, регулируемых правом. Общий объект - это только совокупность тех общественных отношений, которые поставлены под охрану уголовного закона, т. е. это система объектов уголовно-правовой охраны, в которую входят общественные отношения различных уровней.

Родовой объект представляет собой группу однородных и взаимосвязанных между собой общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств, и служит критерием деления Особенной части Уголовного кодекса РФ на разделы.

Видовой объект есть часть родового объекта, «объединяющая более узкие группы отношений, отражающих один и тот же интерес участников этих отношений или же выражающих некоторые тесно взаимосвязанные интересы одного и того же объекта»1. Видовой объект является критерием деления Особенной части Уголовного кодекса РФ на главы.

Непосредственный объект - конкретное общественное отношение, которому причиняется вред или создается угроза причинения вреда.

Объектом состава преступления, предусмотренного ст. 291 УК РФ являются интересы государственной службы.

Взятка - наиболее характерное, опасное и распространенное преступление, поскольку является не только должностным преступлением, но и типичным проявлением коррупции. Высокая степень общественной опасности получения взятки заключается еще и в том, что это преступление подрывает основы государственной власти и управления, дискредитирует авторитет этой власти в глазах населения, значительно ущемляет законные интересы и права граждан.

Предметом дачи взятки являются не только деньги, ценные бумаги, иное имущество, но и различные выгоды, причем в основном имущественного характера. Под деньгами (валюта) понимаются как российские, так и иностранные денежные знаки, находящиеся в официальном денежном обращении. Старинные монеты, как российские, так и иностранные, не являющиеся средством платежа, не могут быть деньгами в смысле состава ст. 290 УК, а должны относиться к предмету взятки в виде «иного имущества».

Диспозиция носит бланкетный характер и отсылает к нормам ГК РФ. Так, понятие ценной бумаги определяется в ст. 142 ГК РФ. Это документы, удостоверяющие с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. Гражданский кодекс РФ к ценным бумагам относит государственные облигации, например, сберегательного займа, ГКО, облигации, векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, банковские сберегательные книжки на предъявителя, коносаменты, акции, ценные приватизационные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу таковых (ст. 143 ГК РФ).

Термин «иное имущество» означает любые материальные ценности, обладающие стоимостью, в том числе и валютные ценности в виде долговых обязательств, выраженных в иностранной валюте, драгоценные металлы (золото, серебро, платина и осмий) в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и других бытовых изделий, а также их лома, природные драгоценные камни в сыром и обработанном виде и жемчуг, за исключением ювелирных и других бытовых изделий из этих камней и лома таких изделий.

Под выгодами имущественного характера понимаются различного рода услуги и (или) выгоды, оказываемые взяткополучателю безвозмездно и (или) явно по заниженной стоимости. В правоприменительной практике известны случаи, когда взятке придается видимость легальной сделки между «дающим» и «берущим» взятку под видом договора подряда (ст. 702 ГК РФ), бытового или строительного подряда (ст. ст. 730 или 740 ГК РФ), договора займа (ст. 807 ГК РФ) и т.д.

Под услугами имущественного характера следует понимать также предоставление санаторных или туристических путевок, проездных билетов, оплату расходов и развлечений должностного лица, производство ремонтных, строительных, реставрационных и других работ в пользу взяткополучателя. Более завуалированными способами дачи/получения взятки могут быть: прощение долга, преднамеренный «проигрыш» в карты, оплата долга должностного лица, фиктивное зачисление на должность, отзыв материального иска из суда, предоставление в безвозмездное (или по заниженной цене) пользование имущества, получение льготного кредита, завышение «гонораров» и т.д. Получение в таком случае услуг нематериального характера не может признаваться взяткой. Здесь при определенных условиях речь можно вести о злоупотреблениях должностными полномочиями (см. ст. 285 УК).

Раскрывая объективную сторону рассматриваемого преступления следует прежде всего также обратиться к ее понятию. Объективная сторона преступления есть процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны, с точки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата2.

Следует отметить, что в теории уголовного права объективная сторона преступления рассматривается двояко: как динамическое и как статическое явление3.

В первом случае под данным элементом состава преступления принято считать процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, воспринимаемый с его внешней стороны, с точки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) лица и заканчиваются наступлением преступного результата.

Во втором случае под объективной стороной преступления понимается совокупность признаков, характеризующих внешний акт конкретного общественно опасного посягательства на охраняемый объект. Этот подход в уголовном праве является преобладающим.

Рассматриваемый элемент состава преступления в литературе называют по-разному: как объективная сторона состава преступления и как объективная сторона преступления4. Между ними нет особых различий, они выступают однопорядковыми явлениями. Однако надо иметь в виду, что объективная сторона преступления более широкое понятие, чем «объективная сторона состава преступления», так как включает такие признаки, которые не охватываются составом преступления (например, особенности совершения конкретного преступления, которые должны быть установлены и оценены в процессе следствия и судебного рассмотрения дела).

Выделение объективной стороны в качестве самостоятельного элемента состава преступления носит условный характер: преступление как акт поведения человека, посягающего на охраняемые законом общественные отношения, представляет собой неразрывное единство объективных и субъективных признаков5. Во многих случаях по характеристике объективной стороны приходят к выводу о содержании субъективной стороны преступления. Вместе с тем их раздельный анализ имеет важное теоретическое и практическое значение, в частности, для определения наличия основания уголовной ответственности и квалификации содеянного. Кроме того, это еще раз позволяет подчеркнуть, что только деяние, а не мысли, высказывания, идеи, личные свойства человека и т.п., лежат в основании уголовной ответственности.

При реализации преступного намерения лицом совершаются различного рода деяния, одни из которых входят в объективную сторону преступления, другие - нет.

Поэтому объективная сторона преступления включает лишь юридически значимые признаки. Их значение в объективной стороне преступления различно, в связи с чем, в теории уголовного права они подразделяются на обязательные и факультативные признаки.

К обязательным признакам относятся: общественно опасное деяние (действие или бездействие), преступное последствие, причинная связь между деянием и наступившим последствием. Однако надо иметь в виду, что в зависимости от конструкции состава набор обязательных признаков объективной стороны различен. Если в материальных составах таковыми являются все три названные признаки, то в формальных - только действие (бездействие), так как в этом случае Уголовный кодекс предусматривает ответственность за сам факт совершения общественно опасного деяния, запрещенного законом. Все остальные признаки объективной стороны являются факультативными независимо от конструкции состава преступления.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 291 УК РФ, характеризуется незаконным вручением должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества, выгод имущественного характера или иных имущественных прав за действия (бездействие), которые входят в его служебные полномочия, либо, когда оно, в силу своего должностного положения, может способствовать таким действиям (бездействию), либо за общее покровительство или попустительство по службе (ч. 1. ст. 291), а также за незаконные действия по службе (ч. 3 ст. 291).

Объективная сторона состава дачи взятки через посредника включает в себя:

- передачу предмета взятки посреднику;

- передачу предмета взятки посредником и принятие ее должностным лицом.

Дача взятки считается оконченным преступлением с момента передачи должностному лицу хотя бы части незаконного вознаграждения. Если взяткодателем совершены все действия, направленные на дачу взятки, но деньги, материальные ценности или выгоды имущественного характера, являющиеся предметом взятки, в силу определенных обстоятельств не были приняты должностным лицом, содеянное необходимо квалифицировать как покушение на дачу взятки.



2.2. Субъективные признаки состава преступления, предусмотренного             ст. 291 УК РФ


Исследуя содержание субъективной стороны дачи взятки, отметим, что под субъективной стороной преступления в науке уголовного права понимается психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Образуя психологическое содержание общественно опасного деяния, субъективная сторона преступления является его внутренней (по отношению к объективной) стороной.

Она является относительно сложным образованием, состоящим из ряда взаимосвязанных социально-психологических элементов, имеющих общее и особенное уголовно-правовое значение. К ним относятся: вина, мотив и цель преступления, эмоциональное состояние лица в процессе совершения преступления.

Вина - основной и обязательный признак субъективной стороны преступления. Согласно ч. 1 ст. 5 УК РФ лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействия) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

С точки зрения науки уголовного права вина - это психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному действию или бездействию и к наступившим в результате этого общественно опасным последствиям.

Мотив преступления - это обусловленное определенными потребностями внутреннее побуждение, которым виновный руководствовался при совершении преступления. Цель представляет собой субъективный образ желаемого результата действия или деятельности, т.е. идеальную мысленную модель будущего конечного результата, к достижению которого стремится субъект преступления.

Итак, вина является обязательным признаком преступления.

Основными свойствами психической деятельности человека являются сознание (интеллектуальный) и воля (волевой признак). Их различные сочетания, степень интенсивности и полноты отражаются законодателем в конструировании форм вины.

В уголовном законе содержится описание двух форм вины - умысла и неосторожности. Каждая из названных форм делится на виды: умысел - на прямой и косвенный, а неосторожность — на легкомыслие и небрежность.    

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Лицо, вручая взятку, осознает общественную опасность своих действий и желает их совершить. Мотивы и цели дачи взятки могут быть различными, однако они всегда носят антисоциальный характер. Совершая подкуп должностного лица, виновный стремится удовлетворить свой личный интерес, решить конкретные вопросы для себя, своих близких и т.п.

В число обязательных элементов состава преступления входит и субъект преступления, т.е. лицо, совершившее преступное деяние. Отсутствие в деянии признаков субъекта преступления, установленных уголовным законом, свидетельствует об отсутствии состава преступления.

Субъект преступления в общепринятом смысле слова — это лицо, совершившее преступление. В более узкоспециальном значении слова субъект преступления — это лицо, способное нести уголовную ответственность в случае совершения им умышленного или неосторожного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом.

Субъектом дачи взятки является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В качестве взяткодателя могут выступать также должностные лица, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих или иных организациях, и любое частное лицо. Указанные лица могут выступать и в качестве посредников в даче взятки.

Следует отграничивать взяткодателя от посредника во взяточничестве, через которого может осуществляться передача и получение взятки. При этом для квалификации действий посредника по ст. 291.1 УК РФ не имеет значения, получил ли он от взяткодателя либо взяткополучателя вознаграждение за посредничество.

Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 97 была изменена редакция ст. 291 УК РФ, которая ранее предусматривала только один квалифицирующий признак: «Дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействие)»6. В числе прочих нововведений стало дополнение состава дачи взятки такими отягчающими обстоятельствами, как дача взятки иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, совершенная в значительном, крупном и особо крупном размерах.

Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника в значительном размере предусмотрена ч. 2 ст. 291 УК РФ. Оценка дачи взятки в значительном размере аналогична потому, что определяется в ч. 2 ст. 290 УК РФ. Согласно примечанию к этой статье, значительным размером взятки является сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав, превышающих 25 тыс. руб.

В ч. 2 ст. 291 УК РФ установлена ответственность за дачу взятки указанной выше категории субъектов, понимание которых требует дополнительных разъяснений. Так, к иностранным должностным лицам могут быть отнесены, например, министр, мэр, судья, прокурор. К должностным лицам публичной международной организации относятся, в частности, члены парламентских собраний международных организаций, участником которых является Российская Федерация; лица, занимающие судебные должности любого международного суда, юрисдикция которого признана Российской Федерацией.

Вместе с тем обращает на себя внимание некоторая непроработанность, непродуманность законодательного описания нововведенных субъектов. Как видно из их определения, для признания соответствующего субъекта иностранным должностным лицом или должностным лицом публичной между народной организации имеет значение либо место выполнения ими служебных функций безотносительно к характеру реализуемых полномочий, либо содержание служебной деятельности безотносительно к месту ее осуществления. При этом определение национального должностного лица основа но на сочетании трех групп признаков, а именно оснований, содержания и места выполнения служебных функций. Деятельность должностного лица должна быть всегда юридически значимой и осуществляться в органах и организациях, исчерпывающим образом определенных в п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ7.

Особо квалифицированным видом преступления (ч. 3 ст. 291 УК РФ) является дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника за совершение заведомо незаконных действий (бездействие). Такая дача взятки значительно повышает степень общественной опасности преступления. Незаконное действие (бездействие) должностного лица - это такое противоправное поведение, которое возникает в связи с нарушением регламентированных нормативными документами обязанностей по службе.

Часть 4 ст. 291 УК РФ устанавливает особо квалифицированный вид взятки, если она совершена:

- группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а»);

- в крупном размере (п. «б»).

Законодательное определение группы лиц по предварительному сговору и организованной группы дано в ст. 35 УК РФ. В частности, ч. 2 ст. 35 УК РФ гласит о том, что «преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления».

По смыслу уголовного закона, взятку надлежит считать переданной по предварительному сговору группой лиц, если в преступлении участвовали два и более лица, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления путем дачи взятки должностному лицу за совершение им действий (бездействия) по службе с использованием служебных полномочий или служебного положения в пользу передавшего взятку или представляемых им лиц. При этом не имеет значения, какая сумма передана каждым из этих лиц, и осуществляло ли такую передачу одно лицо или несколько лиц, образующих группу.

К числу признаков, наличие которых в совокупности определяет дачу взятки, совершенной группой лиц по предварительному сговору, относятся: группа лиц, которую образуют два или более лица, отвечающих требованиям, предъявляемым к исполнителю данного преступления; действия, направленные на непосредственную передачу взятки; предварительная договоренность о совместном совершении преступления; намерение использовать служебные полномочия или положение должностного лица.

При передаче взятки через посредника поведение участников преступного сговора обнаруживает значительное сходство с дачей взятки группой лиц по предварительному сговору.

В доктрине уголовного права выделяют разные критерии отграничения посредника от взяткодателя. В их числе – инициатива в даче взятки, заинтересованность в определенном служебном поведении взяткополучателя, принадлежность имущества, передаваемого от взяткодателя, взяткополучателю8.

В этой связи Верховный Суд в Постановлении Пленума от 9 июля 2013 г. №24 в п. 27 разъяснил, что при отграничении непосредственной передачи взятки по поручению взяткодателя (посредничество во взяточничестве) от дачи взятки должностному лицу за действия (бездействие) по службе в пользу представляемого взяткодателем физического либо юридического лица следует исходить из того, что посредник передает взятку, во-первых, действуя от имени взяткодателя, во-вторых, за счет имущества взяткодателя.

При этом взяткодатель, передающий взятку за действия (бездействие) по службе в пользу представляемого им лица, в отличие от посредника использует в качестве взятки принадлежащее ему или незаконно приобретенное им имущество.

Таким образом, содеянное подлежит квалификации как дача взятки группой лиц по предварительному сговору, когда взятка была передана одним или двумя и более лицами, входящими в состав группы, от имени их членов и за счет принадлежащего им имущества за совершение действий (бездействия) в своих интересах или представляемых им лиц9.

Наиболее опасный вид дачи взятки - это совершение деяния, предусмотренного ч. ч. 1 - 4 настоящей статьи, в особо крупном размере. Понятие особо крупного размера взятки, как отмечалось, дается в примечании 1 к ст. 290 УК РФ.

В примечании к ст. 291 УК РФ устанавливаются три основания освобождения лица от уголовной ответственности за дачу взятки:

а) если имело место вымогательство вознаграждения со стороны должностного лица;

б) если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбуждать уголовное дело, о даче взятки;

в) если лицо активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления.

Как уже указывалось ранее, закон предусматривает ответственность также и за дачу взятки организованной группой. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. «Фактически такая группа представляет собой более опасную разновидность соучастия с предварительным сговором». Организованная группа «обладает известной сплоченностью соучастников на совершение одного или нескольких преступлений». Дача взятки признается совершенной организованной группой, если в передаче предмета взятки должностному лицу принимали участие несколько лиц. Для установления признака совершения этого преступления организованной группой кроме предварительной договоренности и устойчивости необходимо также, чтобы в ней непосредственно участвовало более одного лица.

В случае признания дачи взятки организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке и совершении данного преступления, независимо от того, выполняли ли они функции исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника, подлежат квалификации по соответствующей части ст. 291 УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Исходя из легального определения понятия, приведенного в ч. 3 ст. 35 УК РФ и доктринального его толкования применительно к рассматриваемому составу преступления, можно выделить следующие признаки организованной группы: участие двух или более соисполнителей; действия,

направленные на непосредственную передачу взятки; передача предмета взятки осуществляется в связи с использованием служебных полномочий или положения должностного лица; устойчивость; предварительное объединение для совершения одного или нескольких преступлений.

Соисполнительство, непосредственная передача взятки, использование возможностей, вытекающих из занимаемой должности, – это признаки, которые свойственны как группе лиц по предварительному сговору, так и организованной группе, а их понимание применительно к рассматриваемым формам соучастия тождественно.

Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать стабильность состава участников группы, распределение ролей между ними при подготовке к преступлению и непосредственном его совершении, наличие в ее составе организатора (руководителя), тщательное планирование преступлений, сохранение организационного единства участников преступления в течение достаточно продолжительного периода.

Предварительное объединение или договоренность участников организованной группы представляет собой большую степень соорганизованности по сравнению с группой лиц по предварительному сговору и характеризуется наличием детального, с указанием функций и действий соучастников, согласования планируемого преступления, способов осуществления преступного замысла10.

Часть 2, пункт «б» ч. 4, ч. 5 ст. 291 УК РФ устанавливают ответственность за дачу взятки, совершенной в значительном, крупном и особо крупном размерах.

Сумма значительного, крупного, особо крупного размеров взятки достаточно четко законодателем определена в примечании к ст. 290 УК РФ и составляет сумму денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав, для значительного размера взятки – превышающую 25 тыс. руб., для крупного размера взятки – превышающую 150 тыс. руб., для особо крупного размера взятки – превышающую 1 млн руб.

Формальная определенность квалифицированных размеров взятки сделала уголовный закон в этой части ясным и легко толкуемым.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2013 г. № 24 в п. 9 предусматривает следующее: «Переданное в качестве взятки имущество, оказанные услуги имущественного характера или предоставленные имущественные права должны получить денежную оценку на основании представленных сторонами доказательств, в том числе при необходимости с учетом заключения эксперта»11.

Так, если взятка в значительном, крупном или особо крупном размерах была передана частями, но эти действия представляли собой эпизоды одного продолжаемого преступления, содеянное должно квалифицироваться как дача взятки соответственно в значительном, крупном или особо крупном размерах.

Вместе с тем в деятельности правоприменительных органов могут возникнуть определенные сложности, связанные с квалификацией дачи взятки в значительном, крупном и особо крупном размерах, когда взятка передается частями, и, по не зависящим от взяткодателя причинам, ему удается передать лишь часть такой взятки, размер которой не превышает 25 тыс., 150 тыс. руб. или 1 млн руб. При этом возникает довольно интересная ситуация. С одной стороны, взяткодателю не удалось дать взятку в значительном, крупном или особо крупном размерах по причинам, не зависящим от него, что дает основание для квалификации содеянного как покушения на дачу взятки в значительном, крупном или особо крупном размерах. С другой стороны, если исходить из смысла закона, то дачу взятки как состав преступления следует считать оконченной с момента принятия хотя бы части предмета взятки должностным лицом12.

Ранее судебно-следственная практика по этому вопросу применительно к получению взятки формировалась противоречиво. Состав дачи взятки до изменений, внесенных в него Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 97, не предусматривал квалифицированные обстоятельства, выделяемые по признаку размера взятки.

Таким образом, когда лицо, имея умысел на дачу взятки в значительном, крупном и особо крупном размерах, осуществило передачу части взятки в размере, не образующем значительный, крупный и особо крупный размеры, содеянное, с учетом изложенного выше, требует квалификации по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 291 УК РФ. Из чего следует и обратное: если размер переданной не в полном объеме взятки уже образует значительный, крупный и особо крупный значения, то содеянное требует квалификации, как оконченная дача взятки по соответствующей части ст. 291 УК РФ. При таких обстоятельствах состоявшаяся передача лишь только части взятки не влияет на квалификацию действий взяткодателя (но может учитываться при индивидуализации наказания), поскольку дача взятки в значительном, крупном и особо крупном размерах фактически осуществлена. В данном случае действует правило конкуренции части и целого, в соответствии с которым, если часть совершенного уголовно наказуемого деяния (неоконченного состава) соответствует характеристикам целого преступления (оконченного состава), то квалификация части осуществляется как целого, т. е. фактически неоконченные действия, образующие объективную сторону, оцениваются с юридической точки зрения как юридически завершенные, оконченные.



2.3.  Особенности квалификации дачи взятки и отграничение ее от смежных составов преступлений


Рассматривая проблемы квалификации дачи взятки необходимо разрешить целый ряд методологических проблем. Первая из них– понятие квалификации преступлений. Следует согласиться с мнением Л.Д. Гаухмана о том, что «уголовно-правовая оценка содеянного слагается из двух компонентов: 1) отграничения преступного от непреступного и 2) квалификации преступного, то есть квалификации преступления»13. Таким образом, оценка любого акта внешнего поведения человека подразумевает наличие двух составляющих: 1) общую оценку деяния как преступного или не преступного; 2) конкретную уголовно-правовую оценку преступного поведения, то есть квалификации преступления в узком смысле этого слова. Необходимо отметить, что определяя понятие квалификации преступления необходимо отметить следующие обстоятельства. Во-первых, квалификация преступлений выступает как мыслительный процесс, так и результат этого процесса – конкретная уголовно - правовая оценка. Во-вторых, сам по себе термин квалификация преступлений по своему объему уже, чем сама деятельность по уголовно-правовой оценке поведения людей в силу чего более правильно говорить об уголовно-правовой квалификации деяний. Большинство авторов, определяя понятия квалификации преступлений, видят главный ее признак в установлении соответствия между деянием и его законодательной моделью (составом преступления).

По определению А.А. Герцензона, «квалификация преступления состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом»14. В.Н. Кудрявцев определяет квалификацию преступления как «установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой»15.

Таким образом, можно выделить следующие признаки квалификации преступлений: квалификация преступлений есть умственный процесс и результаты этого процесса; квалификация преступлений основана на нормах уголовного закона; квалификации (оценке) подлежит поведение человека. В принципе квалификации может быть подвергнуто любое поведение человека. Однако очевидно, что в рамках уголовного судопроизводства позитивная квалификация преступлений возможна только при совершении общественно опасного деяния. Поэтому, прежде чем квалифицировать содеянное как преступление, необходимо убедиться в том, что отсутствуют обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Федеральным законом от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» Уголовный кодекс Российской Федерации был дополнен статьей 291.1 «Посредничество во взяточничестве». Поддерживая данное законодательное решение, К.В. Чашин отмечает, что «включение в уголовное законодательство этой уголовно-правовой нормы породило ряд квалификационных проблем, требующих теоретического анализа»16.

Одной из таких проблем является разграничение физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки. Описательная диспозиция части 1 статьи 291.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, которая закрепляет основной состав посредничества во взяточничестве, предусматривает две его формы, давно известные теории уголовного права и судебной практике и именуемые в литературе как «физическое» и «интеллектуальное» посредничество17. Проблема разграничения состоит в том, что, во-первых, и физический посредник, и взяткодатель принимают непосредственное участие в процессе вручения взятки должностному лицу-взяткополучателю с той лишь разницей, что взяткодатель дает, а посредник передает незаконное вознаграждение, во-вторых, взяткодатель, как и посредник, может не преследовать собственной пользы от тех действий (бездействия), которые должно совершить должностное лицо за взятку, а передавать последнюю в интересах других лиц. В последнем случае речь идет о весьма непростом вопросе - отличии физического посредничества, при котором лицо действует по поручению взяткодателя, от дачи взятки, когда лицо действует в пользу представляемых им лиц.

В теории уголовного права выработаны следующие основные критерии

разграничения посредника во взяточничестве и взяткодателя: «принадлежность взятки» и «принадлежность интереса».

Многие исследователи убеждены, что, в отличие о посредника, взяткодатель, даже действующий от имени представляемого им лица, всегда заинтересован в совершении взяткополучателем определенного деяния, потому именно определенное поведение должностного лица — та конечная цель, которую преследует взяткодатель при совершении преступления, предусмотренного статьей 291.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В данном случае следует согласиться с мнением П.С. Яни, выступающего с критикой приведенного выше утверждения. П.С. Яни полагает, что критерий интереса слишком неопределенным и предлагает более конкретный и значительно проще устанавливаемый критерий — принадлежность имущества, из которого передается взятка. По мнению ученого, разграничивая непосредственную передачу взятки по поручению взяткодателя и дачу взятки должностному лицу за действия (бездействие) по службе в пользу представляемого взяткодателем физического либо юридического лица, следует исходить из того, что посредник передает взятку, действуя от имени и за счет имущества взяткодателя. В отличие от посредника взяткодатель, передающий взятку за действия (бездействие) по службе в пользу представляемого им лица, использует принадлежащее ему или незаконно им приобретенное имущество в качестве предмета взятки либо для оплаты предоставляемых должностному лицу услуг имущественного характера. Имущество, переданное в качестве взятки, может быть также получено взяткодателем в долг у лица, ставшего посредником в получении либо даче взятки18.

Таким образом, физическим посредником, передающим взятку по поручению взяткодателя, является лицо, которому передаваемый предмет взятки не принадлежит на праве собственности или в силу каких-либо других обстоятельств, и которое не преследует личной пользы в виде возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей от тех действий (бездействия) должностного лица, которые обусловлены предаваемой им взяткой. При отсутствии хотя бы одного из указанных признаков лицо, передавшее взятку взяткополучателю или его посреднику, должно признаваться не посредником, а взяткодателем. На этих взаимосвязанных положениях и основано отличие физического посредника во взяточничестве от взяткодателя19.

Также весьма актуальной представляется проблема одновременного привлечения к уголовной ответственности за мошенничество и покушение на дачу взятки.

В ходе противодействия преступлениям коррупционной направленности выявляются факты совершения преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ, связанных с мнимой подготовкой условий для получения должностными лицами незаконного денежного вознаграждения.

Так, СО МО МВД России «Железногорский» в 2012 г. возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 159 УК в отношении К., который похитил у своего знакомого П. денежные средства под предлогом их передачи сотрудникам полиции за оказание помощи в получении П. водительского удостоверения. Уголовное дело в отношении К. направлено в суд, по делу постановлен обвинительный приговор.

Преступления рассматриваемой категории представляют не меньшую общественную опасность, чем факты получения взяток, поскольку в связи с их совершением у населения создается представление о коррумпированности сотрудников государственных органов, что влечет подрыв авторитета органов власти и вызывает недоверие граждан к государству, что особенно негативно сказывается на авторитете правоохранительных органов.

Вместе с тем при передаче денежных средств (либо иного имущества), якобы предназначенных для последующей передачи должностным лицам государственных органов, умысел владельца ценностей направлен именно на дачу взятки. В противном случае так называемый взяткодатель просто не передал бы предмет взятки. В этом случае в действиях лица, имеющего умысел на передачу взятки, также усматриваются признаки уголовно наказуемого деяния коррупционной направленности, хотя общественная опасность такого деяния значительно меньше, чем при совершении мошенничества, связанного с мнимой подготовкой условий для получения должностным лицом незаконного денежного вознаграждения.

Вопросы одновременного привлечения к уголовной ответственности за мошенничество, связанное с хищением чужого имущества под предлогом его передачи в качестве взятки должностному лицу, и покушение на дачу взятки владельца такого имущества были предметом обсуждения в юридической литературе.

Так, П. Яни указывает, что суд может отказать в удовлетворении иска потерпевшего и даже не признать владельца имущества таковым при рассмотрении в одном деле обоих преступлений: мошенничества, совершенного должностным лицом, и покушения на дачу взятки владельцем имущества20.

По мнению Р. Мелекаева, позиция Пленума Верховного Суда РФ (получение должностным лицом либо лицом денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать при наличии умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество по ст. 159 УК) представляется весьма спорной, хотя она давно сложилась и в судебной практике, и в уголовной теории. Мошенничество является преступлением против собственности, когда лицо, совершающее хищение чужого имущества, выступает в качестве субъекта преступления, а лицо, передавшее имущество мошеннику, является потерпевшим. Взяткодатель сам совершает преступление и поэтому не может признаваться потерпевшим и требовать возвращения ему ценностей, переданных в качестве взятки21.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (далее - ППВС РФ от 9 июля 2013 г. N 24), как мошенничество следует квалифицировать действия лица, получившего ценности якобы для передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве взятки либо предмета коммерческого подкупа, однако заведомо не намеревавшегося исполнять свое обещание и обратившего эти ценности в свою пользу. Владелец переданных ему ценностей в указанных случаях несет ответственность за покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп.

Аналогичные положения содержались в п. 21 ныне утратившего силу Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

Казалось бы, уголовным законом, с учетом разъяснений Верховного Суда РФ, предусмотрены случаи привлечения к ответственности как лица, совершившего приведенные случаи мошенничества, так и лица, имеющего умысел на передачу взятки должностному лицу, но введенного в заблуждение «посредником», который реально не собирался передавать кому-либо полученные ценности, а имел намерение обратить их в свою пользу.

Вместе с тем существуют определенные процессуальные трудности привлечения в подобных случаях к уголовной ответственности одновременно владельца ценностей и лица, похитившего чужое имущество под предлогом его передачи в качестве взятки.

Согласно п. 30 ППВС РФ от 9 июля 2013 г. N 24 освобождение от уголовной ответственности взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, которые активно способствовали раскрытию и (или) расследованию преступления и в отношении которых имело место вымогательство взятки или предмета коммерческого подкупа, не означает отсутствия в их действиях состава преступления. Поэтому такие лица не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки или предмета коммерческого подкупа.

Таким образом, по общему правилу по уголовным делам о взяточничестве и коммерческом подкупе не может быть потерпевших. Исключение составляют случаи, когда действия лица, вынужденного передать имущество, имущественные права или оказать услуги имущественного характера должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, совершаются в состоянии крайней необходимости или в результате психического принуждения (ст. 39 и ч. 2 ст. 40 УК), а следовательно, не являются преступлением, о чем указано в п. 30 ППВС РФ от 9 июля 2013 г. N 24.

В соответствии с ч. 1 ст. 42 УПК потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда.

По уголовным делам о мошенничестве в обязательном порядке должен быть установлен потерпевший с целью определения факта причинения имущественного ущерба, лица, которому такой ущерб был причинен, а также иных обстоятельств, влияющих на квалификацию деяния по ст. 159 УК (например, хищение, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину, в крупном, особо крупном размере). При этом в отдельных положениях Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» прямо закреплены нормы об обязательном участии по делам о мошенничестве потерпевшего (п. п. 3, 5, 6, 20<, 26). Исходя из этого, при отсутствии потерпевшего не может быть уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 159 УК, относящегося к категории преступлений против собственности, поскольку отсутствует лицо, которому деянием причинен имущественный вред.

Таким образом, исходя из буквального толкования норм материального права при совершении мошеннических действий в отношении лица, имеющего умысел на передачу через посредника взятки, и при привлечении к уголовной ответственности по ст. 159 УК посредника в передаче взятки исключается привлечение к уголовной ответственности взяткодателя в связи с наличием у него статуса потерпевшего. И наоборот, при привлечении по ч. 3 ст. 30, ст. 291 УК лица, имевшего намерение передать взятку, невозможно привлечь к уголовной ответственности по ст. 159 УК лицо, обратившее предмет взятки в свою пользу, в связи с отсутствием потерпевшего по уголовному делу.

Представляется, что устранение указанного пробела возможно посредством закрепления в УК специальной правовой нормы, предусматривающей уголовную ответственность за получение и последующее обращение в свою пользу или в пользу иных лиц денежных средств и (или) иного имущества путем обмана под предлогом его передачи должностным лицам (лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческих или иных организациях) за совершение действий в интересах владельца этого имущества или иных лиц. При этом такой правовой нормой не должно быть предусмотрено наличие потерпевшего. В этом случае привлечение к уголовной ответственности лица, получившего ценности якобы для передачи в качестве взятки, не будет препятствием для привлечения к уголовной ответственности владельца имущества, умысел которого направлен на дачу взятки (предмета коммерческого подкупа), с учетом разъяснений Верховного Суда РФ, содержащихся в п. 30 ППВС РФ от 9 июля 2013 г. N 24.

Таким образом, нами были выделены наиболее сложные вопросы квалификации взяточничества, вызывающие трудности и ошибки в правоприменительной деятельности, а также дискуссии в теории уголовного права, к их числу можно отнести следующие вопросы: разграничение получения взятки и мошенничества; проблемы квалификации совокупности эпизодов взяточничества; разграничение физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки.

Проблемы применения норм уголовного законодательства об ответственности за взяточничество в основном сводятся к трем положениям:

- Во-первых, это правильное, единообразное толкование признаков соответствующих составов преступлений с учетом их взаимосвязи с иными законами, подзаконными нормативными правовыми актами и с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

- Во-вторых, это трудности в сопоставлении фактических признаков совершенного деяния с указанными признаками составов взяточничества.

- В-третьих, это сложности, связанные с разграничением таких преступлений между собой, а также с проведением отграничения от иных, смежных с ними составов преступлений.







Глава 3. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ О ДАЧЕ ВЗЯТКИ И ПУТИ ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ



Российское уголовное законодательство традиционно устанавливает ответственность за дачу взятки в самостоятельной статье (ст. 291 УК РФ).  По нашему мнению, сопоставление различных форм взяточничества (получение, дача и посредничество) позволяет сделать вывод о повышенной степени общественной опасности именно дачи взятки. Такое противоправное поведение взяткодателя провоцирует на преступные действия (бездействие) должностное лицо.

 Этот вывод следует с одним исключением: вымогательство взятки со стороны должностного лица снижает опасность действий взяткодателя, исключая уголовную ответственность.

Примечание к ст. 291 УК РФ содержит строго определенные условия, при которых взяткодатель освобождается от уголовной ответственности за дачу взятки. Вместе с тем в литературе отмечаются недостатки законодательного определения таких оснований и необходимость совершенствования правовой нормы22. Нами будет дан подробный анализ основных проблем правоприменения данного примечания.

Вымогательство взяткополучателя обладает повышенной опасностью в связи с тем, что ставит дающего взятку в безвыходное положение, заставляет его нарушать закон, чтобы не стать ущемленным в правах.

Впрочем, имеются и иные точки зрения относительно опасности видов взяточничества. Так, Г.К. Буранов, отмечает, что взяточничество как итог преступной договоренности, посягающей на нормальную деятельность публичного аппарата управления, в любых формах проявления всегда находится в генетическом единстве с дачей взятки и в известной степени подразумевает посредничество во взяточничестве. Соответственно отличается опасность действий лиц, участвующих в коррупционной сделке, в зависимости от выполняемой ими роли. Получение взятки как непосредственное посягательство на авторитет и интересы власти, конечно, более вредоносно, чем дача взятки и посредничество во взяточничестве23. Такой аргумент, видимо, вызван тем, что в случае дачи взятки и последующего отказа от ее получения со стороны должностного лица уголовная ответственность наступает только за дачу взятки. Непосредственный вред охраняемому объекту - нормальной деятельности государственного аппарата

не причиняется, так как в деянии должностного лица имеется добровольный отказ от преступления на основании ч. 1 ст. 31 УК РФ.

В ст. 291 УК РФ как самостоятельном составе преступления установлена уголовная ответственность за передачу предмета взятки любым способом. Этот вывод следует из отсутствия прямого указания законодателем в диспозиции анализируемой статьи конкретного вида (видов) способа передачи (дачи). В противном случае, то есть когда закон устанавливал бы виды передачи, действие ст. 291 УК существенно сужалось бы.

По общему правилу это позволяет квалифицировать как дачу любой, произвольный способ, метод или форму передачи взятки должностному лицу- лично, через посредников и т.п.

Интересным представляется мнение ученых по поводу возможной профилактики дачи взятки как определенного и непосредственного результата общения чиновника и гражданина. Несколько лет назад С.В. Матковский указывал, что следует ставить вопрос об активном использовании электронного документооборота в деятельности чиновников как немаловажном инструменте в борьбе с коррупцией. Такая электронная форма общения чиновников с населением практически исключает личный контакт и соответственно передачу взятки24.

К сожалению, термин «дача» применительно к взятке в самой диспозиции ст. 291 УК не раскрывается и может привести к возможности различного толкования и комментирования самого факта передачи взятки.

По мнению некоторых ученых, дача взятки «состоит в незаконном вручении, передаче материальных ценностей или предоставлении услуг имущественного характера, предоставлении иных имущественных прав должностному лицу лично или через посредника»25.        Другие считают, что дача взятки может выражаться в «передаче должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника предмета взятки»26. А третьи и вовсе устраняются от раскрытия термина «дача взятки»27.

Среди многочисленных способов совершения данного преступления отмечаются «получение выигрыша в казино или от розыгрыша лотереи; получение займов, банковских кредитов; завышение стоимости работ или услуг, выполняемых лицом, как способ дачи ему взятки и одновременной ее легализации (например, получение рядом высокопоставленных чиновников высокого гонорара за книгу или лекцию)»28.

Установление способа дачи взятки является одним из важных обстоятельств расследования преступления и его последующего рассмотрения в судебном разбирательстве.

Особенность соотношения составов взяточничества состоит в том, что при наличии факта дачи взятки имеются два состава преступления — дачи и получения взятки. Если получение отсутствует, возможны следующие варианты квалификации:

  1. содеянное следует квалифицировать как покушение на дачу взятки;
  2. состав преступления дачи взятки отсутствует.

В подобной ситуации следует определить различные правовые последствия того, как оценивать поведение субъекта преступления. Когда взятка не передана по причине отсутствия условий (лицо было задержано при даче взятки), умысел взяткодателя на дачу взятки не реализован полностью и содеянное следует квалифицировать как покушение на дачу взятки.

В этой связи в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2003 № 24 отмечается, что «если должностное лицо <…> отказалось принять взятку <…>, действия лица, непосредственно направленные на <…> передачу, подлежат квалификации как покушение на преступление, предусмотренное ст. 291 или ст. 291.1 УК РФ».

На наш взгляд, целесообразно разграничить квалификацию в этой ситуации, то есть исключить необходимость квалификации как покушения на дачу взятки по ст. 30 и 291 УК РФ, а оставить изложенную позицию для квалификации только по ст. 291.1 УК РФ.

Данная позиция обусловлена тем, что при невозможности (по причинам, не зависящим от воли и желания субъекта преступления) передачи взятки взяткополучателю содеянное следует квалифицировать на стадии до начала выполнения объективной стороны дачи взятки, так как именно начало объективной стороны согласуется с началом преступного поведения.

Действующее уголовное законодательство разграничивает дачу предмета взятки лично или через посредника. Однако не всегда дача взятки может выражаться в передаче только лично взяткодателем или только через посредника. Дача может происходить как лично, так и через посредника одновременно. Например, часть взятки передается лично взяткодателем, а часть - через посредника. В этой связи в формулировке, указанной в диспозиции ст. 290 УК РФ, использование законодателем фразы «лично или через посредника» лишает возможности точно квалифицировать такой способ передачи предмета взятки. В целях устранения этого пробела, по нашему мнению, следует внести изменения «лично и (или) через посредника». В некоторых статьях УК РФ подобный прием законодательной техники применяется. Так, например, в примечании к ст. 158 УК дается понятие хищения «изъятие и (или) обращение». Дача взятки также может осуществляться как лично субъектом преступления, так и через посредника. При этом часть предмета взятки может передаваться лично, вторая часть - через посредника, что указывает на соучастие взяткодателя и посредника в передаче взятки и реализацию ими единого умысла. В имеющейся в настоящее время редакции диспозиции ст. 291 УК РФ нельзя точно квалифицировать данное деяние по ст. 291, когда часть взятки передается лично взяткодателем и другая часть ее посредником по частям.

В связи с изложенным, по аналогии с предлагаемыми изменениями в             ст. 290 УК РФ представляется целесообразным изменить ст. 291 УК РФ, применив конструкцию «лично и (или) через посредника».

В предложенной нами редакции содеянное можно будет квалифицировать точно в соответствии с фактическими обстоятельствами дела. Такой подход будет соответствовать принципу индивидуализации уголовной ответственности.

Указанное предложение представляется важным в связи с тем, что отдельные авторы связывают принцип индивидуализации уголовной ответственности со средством, методом реализации уголовной политики29. Кроме того, не менее важно принятие решения о правильной и точной квалификации дачи взятки в связи с наличием одного из основополагающих принципов современного уголовного права - справедливости  уголовного  наказания,  закрепленного  в ст. 6 УК РФ2.

Точная и объективная оценка общественно опасного деяния как в законе (нормативное определение законодателем признаков деяния как общественно опасного), так и в практике обязывает адекватно применять нормы действующего уголовного закона к конкретной ситуации. Законодательное формулирование объективных и субъективных признаков дачи взятки способствует реализации не только указанных нами выше, но и иных принципов уголовного права (законности, виновности и др.). Кроме того, точное определение в уголовном законе существенных признаков общественно опасного деяния как преступления является гарантией реализации уголовной политики, точной уголовной статистики, являющейся основой для формирования и прогнозирования основных направлений предупреждения преступлений и их профилактики и установления средств противодействия в форме совершенствования имеющихся и определения новых уголовно-правовых запретов.

Началом дачи предмета взятки, согласно следственной и судебной практике, опубликованным в постановлениях рекомендациям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, признается установление факта передачи хотя бы части или всего предмета взятки. С этого момента начинается реализации умысла на передачу предмета взятки, то есть выполнение объективной стороны. Это правило позволяет отграничить приготовление к даче взятки, как создание необходимых условий, от покушения на ее передачу, то есть начала самого факта вручения хотя бы части взятки.

По этому поводу в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от

09.07.2013 № 241 указано, что получение и дача взятки, а равно незаконного воз- награждения при коммерческом подкупе, посредничество во взяточничестве в виде  непосредственной  передачи  взятки  считаются  оконченными  с  момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению.

Если взяткодатель (посредник) намеревался передать, а должностное лицо — получить взятку в значительном, крупном либо в особо крупном размере, однако фактически принятое должностным лицом незаконное вознаграждение не образовало указанный размер, содеянное надлежит квалифицировать как оконченные дачу либо получение взятки или посредничество во взяточничестве соответственно в значительном, крупном или особо крупном размере. Например, когда взятку в крупном размере предполагалось передать в два приема, а взяткополучатель был задержан после передачи ему первой части взятки, не образующей такой размер, содеянное должно квалифицироваться по п. «в» ч. 5 ст.  290 УК РФ.

Такое положение, по нашему мнению, подлежит уточнению, так как в случае задержания взяткодателя при передаче части взятки его умысел, направленный на всю сумму взятки, не будет реализован и преступление следует считать неоконченным на стадии покушения. Оконченным преступлением его следует квалифицировать только в случае полной реализации умысла, направленного на передачу всего предмета взятки, всей суммы.

Институт стадий совершения преступления достаточно разработан в отечественном уголовном праве30. При этом некоторые авторы предлагают выделять такие этапы совершения преступления, как «1) стадия подготовки к совершению преступления; 2) стадия исполнения состава преступления и 3) стадия наступления общественно опасных последствий». Традиционным считается выделение двух основных стадий подготовительной деятельности: приготовление и покушение на совершение преступления.

При покушении на совершение преступления умысел начинает реализовываться, применительно к настоящему исследованию, в совершении конкретных действий, направленных на передачу предмета взятки. Отграничение приготовления к совершению преступления от покушения связывается с началом выполнения объективной стороны дачи-получения предмета взятки4. На это обстоятельство обращает внимание П.С. Яни, который отмечает, что предварительный сговор имеет место и «распространяется на достигнутое до начала выполнения объективной стороны преступления соответствующее  соглашение»31. Предварительное до начала преступления поведение взяткодателя может выражаться в различных действиях, например, в установлении договоренности о сумме предмета взятки, условиях ее передачи и непосредственной передаче взятки. При этом важным является наличие непреодолимых препятствий, которые не зависят от воли и желания взяткодателя для доведения его преступного умысла на передачу взятки до конца по причинам, от него не зависящим.

Таким образом, на наш взгляд, рекомендация постановления Пленума Верховного Суда РФ квалифицировать как оконченное преступление дачу взятки в крупном размере в случае передачи части взятки представляется противоречивой. Согласно устоявшимся в отечественном уголовном праве традициям и правилам квалификации отсутствие полной реализации умысла влечет невозможность оценки содеянного как оконченного состава преступления. В этой связи, как мы считаем, необходимо внести соответствующие изменения и дополнения в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 и рекомендовать квалифицировать дачу части взятки как покушение на дачу взятки по фактическим обстоятельствам согласно установленному умыслу.

Проблема квалификации деяний по ст. 291 УК РФ тесно увязана с их отграничением от провокации взятки, уголовная ответственность за которую предусмотрена ст. 304 УК РФ.

Судебная практика имеет достаточно примеров проверки наличия или отсутствия провокации взятки со стороны правоохранительных органов. Так, суд по конкретному делу определил при проверке законности, обоснованности и справедливости приговора, что «со стороны начальника уголовно- исполнительной инспекции К. и сотрудников отдела экономической безопасности и противодействия коррупции ГУФСИН России по КО отсутствует провокация дачи взятки. На это указывает наличие у осужденной умысла на дачу взятки, сформировавшегося независимо от действий указанных сотрудников, до принятия решения о проведении оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент»32.

В другом случае апелляционная инстанция оставила в силе оправдательный приговор, указав при этом, что объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 291 УК РФ, является «дача взятки». По смыслу ст. 33 УК РФ, объективную сторону данного преступления выполняет взяткодатель, а пособник помогает передать взятку. Следовательно, если взяткодатель взятку не дал и не намеревался ее передавать, то объективная сторона данного преступления отсутствует.

Факты передачи под контролем сотрудников УФСБ 2 декабря 2010 г. денег в размере <...> рублей от А. — Чернову, а затем 4 декабря 2010 г. денег в размере <...> рублей от Чернова — Аминову признаны судом не как самостоятельно ими сформированные, а как совершенные под влиянием (и при непосредственном вмешательстве) оперативных сотрудников службы безопасности и А.

В ходе оперативного эксперимента от 02.12.2010 г. (диск 242с) А. вновь потребовал гарантий, и Чернов предложил не связываться с этим делом, на что А. сообщил время, когда следует приехать за деньгами (т 6 л.д. 226 - 253). Такое поведение А. суд обоснованно оценил не как заботу о защите интересов Е., на чье имущество должны были посягать Чернов и А., а прежде всего как форму сотрудничества с представителями оперативной службы по отысканию доказательств о намерениях Чернова33.

Вопросы проведения оперативно-розыскного мероприятия «Оперативного эксперимент» вызывают определенные проблемы в правоприменительной практике. Так, например, по мнению А.Шоновой, «профессиональные провокаторы» - чаще всего либо сотрудники правоохранительных органов, либо люди из их окружения. Их работа выглядит следующим образом: некто приходит к врачу, учителю, чиновнику и благодарит за что-то или просит о небольшой услуге. Потом оставляет деньги на столе и быстро уходит. Затем события развиваются по двум сценариям. Первый: как только дверь закрывается за дарителем, входят люди в штатском. По другому сценарию человек, отблагодарив вас, пишет в милицию заявление о вымогательстве. Затем на арене появляется некто, предлагая уладить проблему за деньги34.

На наш взгляд, при этом важно разграничивать получение взятки от ее уголовно-наказуемой провокации. В этой связи, как считаем, важным критерием должна являться направленность умысла и момент его формирования. В случае, если момент начала формирования умысла на получение взятки возник до начала оперативного эксперимента – имеется состав получения взятки. Если формирование умысла произошло по причине действий в результате оперативного эксперимента – состав получения взятки отсутствует.

Среди многих проблем квалификации взяточничества момент начала формирования умысла на получение взятки вправе занимать первоочередное значение. Обусловлено это, по нашему мнению, прежде всего тем, что определение юридических особенностей объективного проявления начального момента возникновения преступного умысла на получение взятки может являться основным критерием отграничения преступного от непреступного поведения субъекта оценки. Кроме того, такое сопоставление позволит определить основные отличия провокации взятки, подстрекательства ко взяточничеству со стороны органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и добровольного отказа от получения взятки.

Примечание к ст. 291 УК РФ направлено на своевременное выявление фактов дачи-получения взятки. Уголовный закон освобождает взяткодателя от уголовной ответственности по ст. 291 УК РФ в случае, если он активно способствовал раскрытию и (или) расследованию преступления. В данном случае недостаточно только признания самого факта дачи взятки, необходимо активно способствовать раскрытию и (или) расследованию данного преступления. В том и другом случае лицо признает свою вину, а также способствует производству по уголовному делу.

Одновременно главой 40.1 УПК РФ предусмотрена достаточно близкая по целям возможность заключения с привлекаемым к уголовной ответственности лицом досудебного соглашения. Примечательно, что за получение взятки за первое полугодие 2013 г. был осужден 21 человек, заключивший досудебное соглашение. Всего же за взятки было в первом полугодии осуждено 1255 человек35. Как показывает судебная статистика, обвиняемые за взяточничество не склонны к заключению досудебного соглашения о сотрудничестве. Мы не исключаем, что одной из причин этого являются проявления коррупции в правоохранительных и судебных органах, и, как следствие, опасение субъектов преступления за свою, своих близких безопасность в случае установления контактов с ними.

При этом следует различать уголовно-правовые (материальные) и уголовно-процессуальные (процессуальные) основания применения норм различных отраслей права к взяточничеству. Примечание к ст. 291 УК РФ и процедура гл. 40.1 УПК РФ в данном случае могут конкурировать между собой. Однако если содержание примечания к ст. 291 УК РФ является основанием для освобождения от уголовной ответственности, то применение процедуры гл. 40.1 УПК РФ может лишь снизить максимальный размер наиболее строгого вида наказания, установленного санкцией статьи (в нашем случае ст. 291 УК РФ), не более чем на одну вторую (ч. 5 ст. 62 УК РФ), оставляя за субъектом преступления виновность, осуждение и другие правовые последствия.

Способствование раскрытию преступления как самостоятельный признак освобождения от уголовной ответственности за дачу взятки понимается как доведение до сведения правоохранительного органа полной информации о даче взятки. При этом важным обстоятельством, как нам представляется, следует считать отсутствие таких сведений в правоохранительном органе. Буквально термин «раскрытие» означает открыть что-либо, что ранее было закрыто, скрыто, неизвестно. Как правило, раскрытие сопровождается последующим расследованием. Взяткодатель, претендующий на освобождение от наказания за дачу взятки, помогает органам предварительного следствия установить обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу.

Такое правомерное, позитивное поведение взяткодателя также может конкурировать с явкой с повинной, активным способствованием раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления, т.е.  одним из смягчающих наказание обстоятельств, указанном в п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Возникает справедливый вопрос о первоочередности применения основания примечания к ст. 291 УК и п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Это вызывает определенные проблемы квалификации деяния в судебной практике. Так, по конкретному делу судебная инстанция не согласилась с доводами адвоката о необходимости освобождения Токового В.С. от уголовной ответственности по основанию, предусмотренному примечанием к ст. 291 УК РФ, в связи с тем, что Токовой В.С. активно способствовал раскрытию и расследованию преступления.

Суд отметил, что в соответствии с примечанием к ст. 291 УК РФ лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, либо лицо после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Как видно из материалов дела, в отношении Токового В.С. отсутствовало вымогательство взятки. После совершения преступления он не сообщил добровольно органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки (он был задержан при передаче взятки). При таких обстоятельствах суд обоснованно оставил без удовлетворения ходатайство стороны защиты о прекращении уголовного дела в отношении Токового В.С., признав активное способствование раскрытию и расследованию преступления обстоятельством, смягчающим наказание в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ36.

Такая позиция суда обусловлена конструкцией оснований освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных примечанием к ст. 291 УК РФ. Анализ вариантов указанных оснований позволяет смоделировать шесть возможных комбинаций:

- лицо активно способствовало раскрытию преступления и имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица;

- лицо активно способствовало расследованию преступления и имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица;

- лицо активно способствовало раскрытию и расследованию преступления и имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица;

- лицо активно способствовало раскрытию преступления и после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело;

- лицо активно способствовало расследованию преступления и после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему

право возбудить уголовное дело;

- лицо активно способствовало раскрытию и расследованию преступления и после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Отметим, что ранее в примечании было только два основания освобождения взяткодателя от уголовного наказания: 1) если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или 2) если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

Появление вариативности оснований освобождения от уголовной ответственности за дачу взятки явилось следствием внесения изменений в примечание к ст. 291 УК РФ на основании Федерального закона от 04.05.2011 № 97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции»37.

Н.А. Егорова отмечает, что «смысл дополнения традиционной для нашего уголовного права нормы третьим (обязательным при двух альтернативных) условием освобождения от уголовной ответственности (активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления) не вполне ясен, ибо это условие и так практически всегда выполняется при добровольном сообщении о даче взятки»38.

Позволим не согласиться с этим мнением, так как введение данного условия призвано повысить эффективность борьбы с организованной преступностью и коррупцией, может стать действенным средством раскрытия и расследования групповых преступлений этой категории.

Понятие «активное способствование» оценочное и носит субъективный характер, оно может определяться в зависимости от конкретных обстоятельств уголовного дела. Определение активности (пассивности) является основанием для применения (отказа в применении) оснований освобождения взяткодателя от уголовного наказания.

Кроме активного способствования раскрытию и (или) расследованию преступления примечание к ст. 291 УК РФ содержит еще два альтернативных условия освобождения от уголовной ответственности взяткодателя: 1) имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица; 2) лицо после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Вымогательство взятки является особо квалифицирующим признаком состава ее получения и указано в п. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ. Применение этого основания примечания к ст. 291 УК РФ в части вымогательства взятки должно быть установлено следственным путем и только при наличии в действиях взяткополучателя факта вымогательства взятки может быть применено как освобождение от уголовной ответственности. Считаем, что данное решение может быть принято лицом, ведущим производство по делу, не ранее, чем на этапе привлечения взяткополучателя к уголовной ответственности по п. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ, то есть вынесения соответствующего постановления о привлечении в качестве обвиняемого с указанной квалификацией.

При определенных признаках объективной стороны преступления необходимо согласиться с мнением П.С. Яни, предлагающего рассматривать как крайнюю необходимость дачу взятки при ее вымогательстве39. Данная позиция согласуется с рекомендациями, изложенными в п. 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24.

Так, от передачи взятки под воздействием вымогательства следует отличать не являющиеся преступлением действия лица, вынужденного передать ее должностному лицу в состоянии крайней необходимости или в результате психического принуждения (статья 39 и часть 2 статьи 40 УК РФ), когда отсутствовали иные законные средства для предотвращения причинения вреда правоохраняемым интересам владельца имущества либо представляемых им лиц. В таком случае имущество, полученное должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, подлежит возврату их владельцу.

В противном случае освобождение от уголовной ответственности взяткодателя, в отношении которого имело место вымогательство взятки, не означает отсутствия в его действиях состава преступления. Поэтому такие лица не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки.

Рассматривая условие о добровольном сообщении после совершения преступления о даче взятки, необходимо отметить, что это сообщение должно быть сделано, как прямо указано в уголовном законе, органу, имеющему право возбудить уголовное дело. Согласно ч. 1 ст. 146 УПК РФ полномочия по возбуждению уголовного дела предоставлены органу дознания, дознавателю, руководителю следственного органа, следователю. При сопоставлении примечания к ст. 291 УК РФ и ч. 1 ст. 146 УПК РФ наблюдается несогласованность законодательных формулировок. Так, в примечании указаны только органы, должностные лица в данную норму не включены. В ч. 1 ст. 146 УПК РФ право решения вопроса о возбуждении уголовного дела из числа органов предоставлено только органу дознания. Кроме того, в этой уголовно-процессуальной норме указаны еще три должностных лица (дознаватель, следователь и руководитель следственного органа), которые отсутствуют в примечании к ст. 291 УК РФ.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство строго определяет перечень органов и должностных лиц, который является исключительным.  Следовательно, для установления согласованности двух норм УК РФ и УПК РФ, по нашему мнению, следует внести изменения и дополнения в содержание примечания к ст. 291 УК РФ: после слов «добровольно сообщило о даче взятки органу…» добавить слова «или должностному лицу…», слово «имеющему» заменить словом «имеющим» право возбудить уголовное дело.

Кроме того, закон в примечании 2 к ст. 291 УК РФ устанавливает специальные признаки субъекта получения взятки в результате ее вымогательства, при которых взяткодатель освобождается (в случае активного способствования раскрытию и (или) расследованию преступления) от уголовной ответственности. Им может быть только должностное лицо, т.е. лицо, отвечающее признакам, указанным в ст. 285 УК РФ (уголовная ответственность иностранного должностного лица либо должностного лица публичной международной организации за вымогательство взятки в ст. 290 УК РФ не предусмотрена, как и возможность освобождения от уголовной ответственности взяткодателя, если он подвергался вымогательству со стороны указанных лиц). Следовательно, адресатом получения информации о даче взятки может быть только должностное лицо, о чем следует точно указать в примечании. Такое предложение очевидно, так как законодатель использует термин «должностное лицо» в примечании применительно к вымогательству.

Для устранения указанного двойного смысла и толкования считаем целесообразным внести изменения в текст следующего содержания: «Лицо после совершения преступления добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки должностному лицу».

Таким образом, в предложенной нами формулировке содержание примечания к ст. 291 УК РФ будет следующим:

«Примечание. Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, либо лицо после совершения преступления добровольно сообщило органу или должностному лицу, имеющим право возбудить уголовное дело, о даче взятки должностному лицу».

Одновременно необходимо констатировать, что, по нашему мнению, законодателем при разработке примечаний к статьям 291 и 291.1 УК РФ допущена нечеткая формулировка, допускающая неоднозначное толкование. Так, в обоих случаях идет речь о сообщении о преступлении органу, имеющему право возбудить уголовное дело. При этом закон не отвечает на вопрос, по какой статье УК РФ орган должен иметь право возбудить уголовное дело. Имелось ли в виду возбуждение уголовного дела по статье 290 УК РФ, либо по любой из статей, объединяемых понятием «взяточничество», либо по статьям главы 30 УК РФ, либо речь идет в принципе о полномочиях органа возбуждать уголовные дела? Ответ на данный вопрос отсутствует как в УК РФ, так и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 241.

Кроме того, по нашему мнению, ограничение возможности сообщения о преступлении только в орган, имеющий право возбудить уголовное дело, необоснованно сужает возможности подвергшихся вымогательству взяткодателей для реализации своих прав. В частности, мы не видим препятствий для предоставления возможности обращения указанной категории лиц в органы прокуратуры (наделенной помимо полномочий правоохранительной деятельности правом координации работы правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью и коррупцией), органы, наделенными правом осуществления оперативно-розыскной деятельности. С учетом изложенного целесообразно рекомендовать законодателю в перспективе рассмотреть вопрос о внесении изменений в конструкцию примечаний к статьям 291 и 291.1 УК РФ, предусмотрев возможность сообщения о преступлении в исследуемом контексте правоохранительным органам и их должностным лицам.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ



На сегодняшнем этапе развития российского общества взяточничество не только является наиболее распространенным и латентным проявлением коррупции, но и давно приобрело ранг глобального социально-политического и социально-экономического явления. В различных отраслях и институтах права содержатся нормы, реализация которых если не напрямую, то косвенно включается в правовой механизм предупреждения должностных преступлений.

Для эффективной борьбы с коррупцией, установления препятствий к совершению коррупционных преступлений необходимо четкое и законодательное закрепление понятия «коррупция», которое позволит более точно определить основные направления борьбы с этим негативным явлением, как на уровне законодательного процесса, так и в правоприменительной деятельности. Как показывают современные реалии, именно коррупция является одним из важных факторов противодействия государственным и иным поступательным прогрессивным преобразованиям российского общества. Устанавливая новые, современные средства борьбы с коррупцией, можно сохранить и упрочить национальный суверенитет, безопасность государства и иные институты российского государства.

Проблемы применения норм уголовного законодательства об ответственности за взяточничество в основном сводятся к трем положениям:

Во-первых, это правильное, единообразное толкование признаков соответствующих составов преступлений с учетом их взаимосвязи с иными законами, подзаконными нормативными правовыми актами и с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Во-вторых, это трудности в сопоставлении фактических признаков совершенного деяния с указанными признаками составов взяточничества.

В-третьих, это сложности, связанные с разграничением таких преступлений между собой, а также с проведением отграничения от иных, смежных с ними составов преступлений.

Проведенный анализ уголовного законодательства РФ об ответственности за дачу взятки, позволяет сделать следующие выводы:

1. Сравнивая национальное и международное определения исследуемых терминов «коррупция» и «взяточничество», следует отметить, что российский законодатель именно взяточничество ставит на второе место после злоупотребления должностными полномочиями, тогда как нормы международных документов помещают его на первое место, считая приносящим наибольший вред правоохраняемым интересам.

2. Дачу, получение предмета взятки, посредничество во взяточничестве, предусмотренные ст. 290, 291 и 291.1 УК РФ, целесообразно рассматривать совместно, анализируя признаки перечисленных составов. Такое исследование представляется более всесторонним и полным в связи с наличием во всех трех составах преступления многих идентичных признаков. Дача, получение взятки и посредничество в таких действиях – деяния, частные по отношению к более общему понятию «взяточничество».

3. Термин «взяточничество» следует понимать как понятие, включающее в себя умышленные противоправные деяния (действия или бездействие), выражающиеся в даче и (или) получении предмета взятки, посредничестве во взяточничестве, направленные на совершение должностным лицом находящихся в его полномочиях правомерных действий (бездействия) и (или) противоправные должностные нарушения, которые причиняют существенный вред общественным отношениям в сфере государственной службы и управления, совершенные лицом (группой лиц, организованной группой).

4. В целях предупреждения получения, дачи взятки, а также посредничества во взяточничестве и иных коррупционных преступлений необходимо ввести понятие «члены семьи» с включением в него тех родственников, перечень которых содержится в главе V Семейного ко­декса РФ.

5. По аналогии с предлагаемыми в научной литературе изменениями в             ст. 290 УК РФ представляется целесообразным изменить ст. 291 УК РФ, применив конструкцию «лично и (или) через посредника».

6. Представляется также целесообразным в действующем УК РФ изложить примечания к ст. 291 УК РФ следующим образом:

«Примечание. Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, либо лицо после совершения преступления добровольно сообщило органу или должностному лицу, имеющим право возбудить уголовное дело, о даче взятки должностному лицу».

7. Необходимо добавить в УК РФ специальную правовую норму, предусматривающую уголовную ответственность за получение и последующее обращение в свою пользу или в пользу иных лиц денежных средств и (или) иного имущества путем обмана под предлогом его передачи должностным лицам за совершение действий в интересах владельца этого имущества или иных лиц. При этом такой правовой нормой не должно быть предусмотрено наличие потерпевшего. В этом случае привлечение к уголовной ответственности лица, получившего ценности якобы для передачи в качестве взятки, не будет препятствием для привлечения к уголовной ответственности владельца имущества, умысел которого непосредственно направлен на дачу взятки.

8. Большую роль в предупреждении преступности призвано сыграть правовое воспитание граждан. Соответственно необходимо проводить работу по повышению правовой грамотности среди населения, начиная со школьной скамьи. Причем необходимо также проводить работу по повышению культуры и воспитания граждан. Большое внимание в данном вопросе необходимо уделять формированию идеологических основ, которые должны базироваться на нормах морали и нравственности

Резюмируя изложенное, следует отметить, что действующее законодательство, направленное на борьбу со взяточничеством и другими коррупционными преступлениями, на сегодняшний день далеко от совершенства, и предложенные изменения Уголовного закона, безусловно, не могут являться панацеей в этом нелегком деле, но только постоянные изыскания в этом направлении могут дать действительно заметный результат в борьбе со всеми проявлениями коррупции в российском обществе.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ



  1. Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию // Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмыва­нием преступных доходов: Сб. документов / Сост. B.C. Овчинский. — М.: ИНФРА-М, 2004. – 640 с.
  2. Конвенция ООН против коррупции. Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмыванием преступных доходов: Сборник документов / Сост. B.C. Овчинский. — М.: ИНФРА-М, 2004. – 640 с.
  3. Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмы­ванием преступных доходов: Сб. документов / Сост. B.C. Овчинский. – М.: ИНФРА-М, 2004. – 640 с.
  4. Конвенция Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию // Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмыванием преступных доходов: Сб. документов / Сост. B.C. Овчинский. – М.: ИНФРА-М, 2004. – 640 с.
  5. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. - 1993. - 25 дек. -               С. 3 - 6.
  6. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13.06.1996 N 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1996. - N 25. - Ст. 2954.
  7. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 1994. - N 32. - Ст. 3301.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (ред. 05.05.2014) // Собрание законодательства РФ. - 2001. - N 28. - Ст. 2321.
  9. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. - 1992. - № 8. - Ст. 366.
  10. Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» // Собрание законодательства РФ. - 2011. - N 9. - Ст. 231.
  11. Указ Президента РФ от 11 апреля 2014 г. №226 «О Национальном плане противодействия коррупции на 2014-2015 годы» // СПС КонсультантПлюс.
  12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 03.12.2013 № 33) // СПС КонсультантПлюс.
  13. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федера­ции от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (в ред. от 03.12.2013 №33) // СПС КонсультантПлюс.
  14. Апелляционное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  06.06.2013  № 75- АПУ13-3СП [Электронный  ресурс].  Документ  официально  опубликован  не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  15. Апелляционное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  14.05.2013  № 51- АПУ13-4 [Электронный ресурс]. Документ официально опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  16. Апелляционное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  16.05.2013  № 81- АПУ13-5 [Электронный ресурс]. Документ официально опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  17. Апелляционное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  29.05.2013  № 41- АПУ13-12 [Электронный ресурс]. Документ официально опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  18. Кассационное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  19.12.2012  № 66-О12-97 [Электронный ресурс]. Документ официально опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  19. Кассационное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  20.02.2013  № 81-013-11 [Электронный ресурс]. Документ официально опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  20. Кассационное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  26.02.2013  № 67-О13-14 [Электронный ресурс]. Документ официально опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  21. Кассационное  определение  Верховного  Суда  РФ  от  27.02.2013  № 16-013-2 [Электронный ресурс]. Документ официально опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  22. Абрамовская О. Р. Противодействие коррупционной преступности в органах государственной власти и местного самоуправления (криминологический аспект): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2011.
  23. Андреева Л.А. Проблемы квалификации взяточничества (коррупционный аспект) // Вопросы современной юриспруденции. – 2014. – №34. – С. 35-45.
  24. Аникин, А. А.  Взяточничество  как  коррупционное  преступление  и  меры противодействия  ему:  автореф.  дис.  ...  канд.  юрид. наук. Владивосток, 2009.
  25. Антонова, Е. Ю.  Концептуальные  основы  корпоративной  (коллективной) уголовной ответственност: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2011.
  26. Астанин, В. В. Антикоррупционная политика: криминологические аспекты: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2009.
  27. Балеев С.А., Кругликов Л.Л., Кузнецов А.П. Уголовное право России. Особенная часть. – Казань.: Статут. – 2012. – 536 с.
  28. Бельский К.С. Об уточнении понятия «коррупция» // Государство и право. – 2012. – № 12. – C. 22-28.
  29. Борков В.Н. Верховный Суд Российской Федерации решил не путать взятку с подарком // Современное право. – 2015. – №1. – С.107-110.
  30. Бугаевская Н.В. Обещание или предложение посредничества во взяточничестве // Человек: преступление и наказание. – 2013. – № 2. – С. 41-43.
  31. Будатаров С.М. Развитие уголовного законодательства России об ответственности за взяточничество. Монография. – Томск: Изд-во ТГПУ, – 2015. – 152 с.
  32. Гарбатович Д. Посредничество во взяточничестве: преобразованный вид пособничества // Уголовное право. 2011. № 5. – С. 4-8.
  33. Головин А.Ю., Бугаевская Н.В. Проблемные вопросы квалификации преступлений по статьям 290, 291, 291.1 Уголовного кодекса Российской Федерации // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. – 2013. – № 1-2. – С. 12-17.
  34. Грошев А.В. Ответственность за посредничество во взяточничестве в уголовном праве России (эволюция и перспективы) // Вестник Краснодарского университета МВД России. – 2011. – № 1. – С. 26-31.
  35. Дорогин Д.А. Политическая конъюнктурность как фактор системности и абстрактности уголовного закона: ретроспективная эволюция // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Материалы IX Международной научно-практической конференции (26 - 27 января 2012 г.). – М.: Проспект, 2012. –  С. 39-44.
  36. Егорова Н.А., Икрянникова А.С. Уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2015. № 4 (19). С. 69-74.
  37. Ермаков С.В. Уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве // Вестник Барнаульского юридического института МВД России. – 2012. – № 1 (22). – С. 83-85.
  38. Казарян Э.А. Некоторые вопросы квалификации дачи и получения взятки по законодательству Российской Федерации // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. – 2013. – № 4 (36). – С. 7.
  39. Капинус О. С. Изменения в законодательстве о должностных  преступлениях:вопросы квалификации и освобождения взяткодателя от ответственности // Уголовное право. – 2011. – № 2. – С. 21-26.
  40. Ключевский В.О. Русская история: полный курс лекций. Кн. 2. – М.: ОЛМА–ПРЕСС Образование, 2005. – 831 с.
  41. Кошаева Т.О. Ответственность за взяточничество по уголовному законодательству Российской Федерации // Журнал российского права. 2013. № 6 (198). – С. 25-31.
  42. Кузнецов В.И. Новеллы УК РФ об ответственности за получение взятки // Сибирский юридический вестник. – 2011. – №3. – С. 67-80.
  43. Моисеенко М., Шарапов Р. Отличие физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки. – М.: АНО «Юридические программы», 2015. – С. 71-77.
  44. Никонов П. В. К вопросу об оценке правового статуса главы органа местного самоуправления как субъекта ч. 3 ст. 290 УК РФ // Сибирский юридический вестник. 2014. № 3. С. 83.
  45. Никонов П.В. Некоторые проблемы реализации уголовной ответственности за квалифицированные виды дачи взятки // Сибирский юридический вестник. – 2013. – №4. – С. 76-85.
  46. Подгрушный М.А. Проблемы квалификации совокупности эпизодов взяточничества в теории и судебной практике // Вестник Чувашского университета. - 2013. - № 1. - С.72-77.
  47. Пудовочкин Ю.Е. Получение взятки как корыстное преступление // Уголовное право. – 2013. – № 5. – С.97-99.
  48. Сатаров М.Г. Коррупция в России: классификация и динамика // Вопросы экономики. – 2012. – № 10. – C. 4-29.
  49. Соколов М.П. Объект преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ // Юридический вестник Кубанского государственного университета. – 2013. – № 2 (15). – С. 19-21.
  50. Ткачев О.И. Ответственность за обещание или предложение посредничества во взяточничестве // Российская юстиция. – 2012. –  № 3. – С. 35-37.
  51. Ткачев О.И. Проблемы реализации уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве // Уголовное право. – 2012, –  № 2. – С. 64-70.
  52. Торопов А. «История законодательства об от.етственности за взяточничество в Российской империи» // Адвокат. – 2008. – №9. – С.86-92.
  53. Тюнин В. И. Посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ) // Российская юстиция. – 2011. – № 8. – С. 21-23.
  54. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. – М.: Статут, 2012. – 943 с.
  55. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. / Под. ред. Комиссарова B.C., Крыловой Н.Е., Тяжковой И.М. – М., 2012. – 879 с.
  56. Фоменко Е.В. Актуальные вопросы совершенствования действующего законодательства по борьбе с коррупцией и взяточничеством // Российский следователь. – 2013. – №24. – С.40-43.
  57. Чашин К.В. Квалификация посредничества во взяточничестве при темпоральной конкуренции уголовно-правовых норм // Общество и право, 2013. № 1 (43). С.134-137.
  58. Чашин К.В. Уголовно-правовая норма об ответственности за посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ): достижения и просчеты // Российский криминологический взгляд. – 2012. – № 2. – С. 400-402.
  59. Чудин Н., Боровых Л., Степанов В., Шумихин В. Проблемы практики применения уголовного законодательства РФ об ответственности за взяточничество, коммерческий подкуп и иные коррупционные преступления // Уголовное право. – 2013. – №5. – С.39-40.
  60. Щепельков В.Ф. Некоторые проблемы квалификации получения взятки // Уголовное право. – 2013. – №5. – С. 117-119.
  61. Яни П.С. Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве // Законность. – 2013. – № 2. – С. 24-29.

1 Фролов Е. Л. Спорные вопросы общего учения об объекте преступления // Сборник ученых трудов СЮИ. - Свердловск, 1969. - С. 203-204.

2 Кудрявцев В.И. Объективная сторона преступления. М., 1960. - С.9 - 10.

3 Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. А.И. Чучаева. –М: ИНФРА-М, 2013. – С. 62.

4 Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник для вузов / Под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. – М.: Статут, 2012. – С. 59.

5 Савельева В.С. Основы квалификации преступлений: учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2011. – С. 27.

6 Федеральный закон от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» // Собрание законодательства РФ. 2011. №19. – Ст. 2714.

7 Никонов П.В. Некоторые проблемы реализации уголовной ответственности за квалифицированные виды дачи взятки // Сибирский юридический вестник. 2013. №4. С. 77.

8 Капинус О. Изменения в законодательстве о должностных преступлениях: вопросы квалификации и освобождения взяткодателя от ответственности // Уголовное право, 2011. №2. С. 22.

9 Никонов П.В. Некоторые проблемы реализации уголовной ответственности за квалифицированные виды дачи взятки // Сибирский юридический вестник. 2013. №4. С. 80.

10 Обзор судебной практики Верховного суда РФ «Обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных, сильнодействующихи ядовитых веществ // СПС КонсультантПлюс. – Май. – 2014.

11 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федера­ции от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (в ред. от 03.12.2013 №33) // СПС КонсультантПлюс. – Май. – 2014.

12 Никонов П.В. Некоторые проблемы реализации уголовной ответственности за квалифицированные виды дачи взятки // Сибирский юридический вестник. 2013. №4. С. 82.

13 Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. - М., 2001. - С.10.

14 Герцензон А.А. Квалификация преступлений. - М., 1947. - С.3

15 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. - М., 1999. - С.5.

16 Чашин К.В. Квалификация посредничества во взяточничестве при темпоральной конкуренции уголовно-правовых норм  // Общество и право. — 2013. — № 1 (43). — С. 134.

17 Шарапов Р., Моисеенко М. Отличие физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки // Уголовное право. — 2013. — № 1. — С. 71.

18 Яни П.С. проблемы квалификации посредничества во взяточничестве // Законность. — 2013. — №2. — С. 25.

19 Андреева Л.А. Проблемы квалификации взяточничества (коррупционный аспект) // Вопросы современной юриспруденции. 2014. №34. С. 43.

20 Яни П. Взятка или мошенничество? // Законность. - 2012. - N 7. – С. 15.

21 Мелекаев Р.К. Коррупционные преступления: доктрина и проблемы законодательного закрепления в Российской Федерации // Общество и право. - 2011. - N 3. - С. 198 - 201.

22 Щепотин А.В. Освобождение от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 291 и другим статьям Особенной части УК // Законность. - 2012. - № 12. - С. 55–56.

23 Буранов Г.К. Наказуемость получения и дачи взятки, посредничества во взяточничестве // Российская юстиция. - 2014. - № 2. - С. 30–32.

24 Матковский С.В. Правовая природа антикоррупционной экспертизы // Российский следователь. - 2008. - № 24. – С. 37.

25 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т.К. Агузаров, А.А. Ашин, П.В. Головненков и др.; под ред. А.И. Чучаева. испр., доп., перераб. - М.: КОНТРАКТ, 2013. - С. 562.

26 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Г.Н. Борзенков, А.В. Бриллиантов, А.В. Галахова и др.; отв. ред. В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. - М.: Юрайт, 2015. - С. 864.

27 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков, А.К. Князькина и др.; под ред. Г.А. Есакова. 4-е изд. - М.: Проспект, 2012. - С. 454.

28 Кязимов М.С. Криминологическая характеристика преступлений в финансово-кредитной сфере // Российская юстиция. - 2014. - № 6. - С. 41–43.

29 Коробов П.В. Институт помилования и дифференциация уголовной ответственности // Известия вузов. Правоведение. - 2015. - № 6. - С. 67–80.

30 Нигмадьянова С.Ф., Сидоркин А.И. Стадии совершения преступления в уголовном праве России (XIX — XX вв.). М.; Йошкар-Ола, 2006.

31 Яни П.С. Взятка за способствование совершению действий другим должностным лицом // Законность. - 2012. - № 3. - С. 7–12.

32 Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 16.05.2013 № 81-АПУ13-5. Приговор по делу о покушении на дачу взятки должностному лицу оставлен без изменения, поскольку наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела, является справедливым и соразмерным  совершенному  преступлению [Электронный  ресурс].  Документ  официально опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

33 Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14.05.2013 № 51-АПУ13-4 Оправдательный приговор по делу о покушении на пособничество в даче взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий, покушении на мошенничество оставлен без изменения, так как по данному делу отсутствуют как субъект данного преступления (взяткодатель), так и его объективная сторона (дача взятки) [Электронный ресурс]. Документ официально опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

34 Шонова А. Взятка на живца // Рос. газета. - 2008. - 18 июля.

35 Куликов В. Сдельный суд // Рос. газета. - 2013. - 6 нояб.

36 Определение Верховного Суда РФ от 21.06.2012 № 19-О12-22. Приговор по делу о покушении на дачу взятки оставлен без изменения, поскольку наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, при назначении наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства его совершения и личность виновного [Электронный ресурс]. Документ официально опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

37 Собрание законодательства РФ. - 2011. - № 19. - Ст. 2714.

38 Егорова Н.А. Вопросы обратной силы норм об ответственности за коррупционные преступления // Уголовное право. - 2015. - № 5. - С. 51–53.

39 Яни П.С. Вымогательство взятки как признак крайней необходимости, исключающей ответственность за дачу взятки // Законность. - 2012. - № 5. - С. 16–19.