Договор международной купли-продажи: коллизионно-правовое и материально-правовое регулирование

Дипломная работа по предмету «Гражданское право»
Информация о работе
  • Тема: Договор международной купли-продажи: коллизионно-правовое и материально-правовое регулирование
  • Количество скачиваний: 0
  • Тип: Дипломная работа
  • Предмет: Гражданское право
  • Количество страниц: 25
  • Язык работы: Русский язык
  • Дата загрузки: 2021-07-06 20:27:18
  • Размер файла: 41.11 кб
Помогла работа? Поделись ссылкой
Узнать стоимость учебной работы online!
  • Тип работы
  • Часть диплома
  • Дипломная работа
  • Курсовая работа
  • Контрольная работа
  • Решение задач
  • Реферат
  • Научно - исследовательская работа
  • Отчет по практике
  • Ответы на билеты
  • Тест/экзамен online
  • Монография
  • Эссе
  • Доклад
  • Компьютерный набор текста
  • Компьютерный чертеж
  • Рецензия
  • Перевод
  • Репетитор
  • Бизнес-план
  • Конспекты
  • Проверка качества
  • Экзамен на сайте
  • Аспирантский реферат
  • Магистерская работа
  • Научная статья
  • Научный труд
  • Техническая редакция текста
  • Чертеж от руки
  • Диаграммы, таблицы
  • Презентация к защите
  • Тезисный план
  • Речь к диплому
  • Доработка заказа клиента
  • Отзыв на диплом
  • Публикация статьи в ВАК
  • Публикация статьи в Scopus
  • Дипломная работа MBA
  • Повышение оригинальности
  • Копирайтинг
  • Другое
Узнать стоимость
Информация о документе

Документ предоставляется как есть, мы не несем ответственности, за правильность представленной в нём информации. Используя информацию для подготовки своей работы необходимо помнить, что текст работы может быть устаревшим, работа может не пройти проверку на заимствования.

Если Вы являетесь автором текста представленного на данной странице и не хотите чтобы он был размешён на нашем сайте напишите об этом перейдя по ссылке: «Правообладателям»

Можно ли скачать документ с работой

Да, скачать документ можно бесплатно, без регистрации перейдя по ссылке:

ОГЛАВЛЕНИЕ



ВВЕДЕНИЕ        3


1.        ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ И МЕТОДЫ ЕГО РЕГУЛИРОВАНИЯ        7

1.1. Понятие и содержание договора международной купли-продажи        7

1.2. Методы регулирования договора международной купли-продажи        15

1.3. Соотношение международного и национального права при регулировании договора международной купли-продажи        21


2.        КОЛЛИЗИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРА МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ В РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ПРАВЕ        26

2.1. Определение применимого к договору международной купли-продажи права на основании автономии воли сторон договора        26

2.2. Установление применимого к договору международной купли-продажи права в силу коллизионной нормы        33

2.3. Обязательственный статут договора международной купли-продажи        47


3.        Пределы и проблемы применения коллизионных норм и иностранного права при регулировании договорА международной купли-продажи        53

3.1. Квалификация юридических понятий коллизионной нормы при определении применимого к договору международной купли-продажи права        53

3.2. Императивные нормы и публичный порядок при регулировании договора международной купли-продажи        61

3.3. Проблемы применения иностранного материального права при регулировнии договора международной купли-продажи        76


ЗАКЛЮЧЕНИЕ        87


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ        93



ВВЕДЕНИЕ


На современном этапе развития международного экономического сотрудничества отчетливо проявляются две тенденции. Первая связана с активным продвижением идеи глобализации мировой экономики с выраженным стремлением подчинить складывающиеся в этой сфере отношения единым стандартам, установленным актами универсальной унификации права. В этой связи присоединение России к Всемирной торговой организации явилось значимым фактором ее интеграции в мировую экономику, отвечающим как национальным интересам, так и целям стабилизации международной торговой системы. Другое, не менее важное направление, связано с защитой интересов отдельных государств, расширением их экономического сотрудничества в рамках региональных международных организаций.

Договор международной купли-продажи товаров играет ведущую роль в организации международного торгового обмена. Однако состояние правового регулирования складывающихся на его основе отношений нельзя признать отвечающим современным требованиям. Проблемы и сложности в их регламентации связаны с отсутствием единых подходов к решению ряда важных для развития внешнеэкономических отношений вопросов. Изменения, произошедшие в российском коллизионном регулировании договорных отношений, обязывает юридическую науку еще раз обратиться к проблемам правового регулирования договоров международной купли-продажи, с точки зрения соответствия национального законодательства положениям международного права.

Договор международной купли-продажи является наиболее распространенной юридической формой внешнеэкономической сделки. Его разработка, заключение и исполнение требуют специальных знаний и навыков, учета специфических особенностей внешнего рынка. По своему характеру этот договор, как и все внешнеторговые сделки, связан с правом более чем одного государства, вследствие чего естественным образом усложняется нормативная правовая база, обеспечивающая его функционирование. Существенные различия между национальными законодательствами отдельных стран, сохраняющиеся несмотря на тенденцию гармонизации правовых систем государств, в том числе принадлежащих к различным правовым институтам, предопределяют предпочтительность регламентации таких сделок международными договорами. Вместе с тем относительная малочисленность и разрозненность таких актов обусловливает значительную роль коллизионных норм национального законодательства, унифицированных норм международного частного права и международных обычаев. Исследование взаимодействия этих составляющих в теории и практике правового регулирования международной торговли представляет собой актуальную задачу юридической науки. Осуществление любой модернизации правового регулирования экономических отношений требует особого внимания к обеспечению сбалансированности подходов, отраженных в актах универсальной унификации права, с одной стороны, и учитывающих национальные особенности регулирования - с другой.

Принимая во внимание изложенное, целью настоящей работы является комплексное исследование коллизионно-правового и материально-правового регулирования договоров международной купли-продажи товаров как на международно-правовом, так и на национальном уровне.

Целевая направленность исследования обусловила необходимость решения следующих задач:

  1. исследовать понятие, признаки и содержание договора международной купли-продажи;
  2. изучить методы регулирования договора международной купли-продажи;
  3. проанализировать соотношение международного и национального права при регулировании договора международной купли-продажи;
  4. рассмотреть коллизионное регулирование договора международной купли-продажи посредством принципа  автономии воли сторон;
  5.  охарактеризовать обязательственный статут договора международной купли-продажи;
  6. изучить пределы и проблемы применения коллизионных норм и иностранного права при регулировании договоров международной купли-продажи;
  7. выявить соотношение и взаимодействие международных договоров и российского гражданского законодательства при регулировании договора международной купли-продажи.

Теоретическую основу исследования составили труды в области международного частного и международного публичного таких ученых, как       А.Г. Аксенов, Л.П. Ануфриева, М.И. Брагинский, М.М. Богуславский,        Н.Г. Вилкова, Г.К. Дмитриева, Н.Г. Доронина, И.В. Елисеев, Н.Ю. Ерпылева, В.П. Звеков, В.А. Канашевский, Л.А. Лунц, И.И. Лукашук, А.Л. Маковский, Н.А. Марышева, С.В. Николюкин, М.Г. Розенберг, а также научные труды, посвященные особенностям коллизионно-правового и материально-правового регулирования договора международной купли-продажи таких авторов, как: Ш.С. Абулов1, А.А. Петруша2, Т.С. Угрин3.

Объектом исследования выпускной квалификационной работы являются общественные отношения, возникающие из договоров международной купли-продажи товаров.

Предмет исследования составляют международные правовые нормы, регулирующие внешнеторговую деятельность в сфере купли-продажи, а также российское законодательство в части, устанавливающей требования к регулированию договоров международной купли-продажи.

Выбор методов исследования диктовался целью и поставленными задачами. Нами были использованы сравнительный метод, основанный на изучении правового регулирования договора международной купли-продажи в законодательстве разных стран; методы анализа и синтеза, позволяющие детально охарактеризовать правовое регулирование изучаемого договора.

Структура работы определена целью и задачами исследования. Она состоит из введения, трех глав, включающих в себя девять параграфов, заключения и списка использованных источников.

  1. ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ И МЕТОДЫ ЕГО РЕГУЛИРОВАНИЯ


1.1. Понятие и содержание договора международной купли-продажи


Современные внешнеэкономические отношения не могут существовать хаотично, вне рамок правового регулирования. Развитие международного торгового оборота в условиях рыночной экономики требует построения эффективной нормативно-правовой основы, адекватно отражающей потребности общества и, прежде всего, хозяйствующих субъектов. Качественное современное международное законодательство является одним из условий для развития внешнеэкономических связей между субъектами предпринимательской деятельности и повышения предпринимательского потенциала.

Чрезвычайно важную роль в этой сфере играет договор международной купли-продажи товаров. Данный договор является выражением наиболее широко распространенных в международном коммерческом обороте отношений обмена товарами и признанным способом оформления договоренностей между продавцом и покупателем. Кроме того, он не только оформляет отношения сторон при обычной международной купле-продаже товаров, но и полностью или в качестве сопутствующего используется и в иных договорах: подряда при предоставлении одной из сторон материалов для выполнения сопутствующих работ, он сопровождает реализацию договоров поручения и комиссии, сопутствующей лицензии, франчайзинга и многих других договоров4.

В российском законодательстве и литературе этот договор длительное время именовался внешнеторговым. Термин «международный» применяется с начала 90-х гг. прошлого столетия, после того как страна стала участницей Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года (далее – Конвенция 1980 года; Венская конвенция 1980 года)5.

В п. 1 ст. 454 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее -  ГК РФ) сохранено традиционно общее определение купли-продажи. По этому договору одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную цену6.

Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года понимает под ними договоры купли-продажи товаров, заключенные между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах7.

Основываясь на положениях унифицированных международных актов, посвященных рассматриваемому договору, и доктринальных оценках, М.Г. Розенберг предложил следующее его определение: «По контракту международной купли-продажи товаров продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые либо закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием»8.

По общему правилу, в контрактные отношения международной купли-продажи могут вступать иностранные физические и юридические лица, а также лица без гражданства. Определение государственной принадлежности сторон внешнеторгового договора представляет значительную сложность как в теории, так и на практике. Так, в соответствии со статьей 1201 ГК РФ национальность граждан-предпринимателей определяется: либо по закону государства, где лицо зарегистрировано в качестве предпринимателя;  либо (при отсутствии такой регистрации) по закону страны, где находится основное место осуществления предпринимательской деятельности.

Государственная принадлежность юридических лиц устанавливается еще сложнее. В странах англо-американской системы права для этого используется критерий инкорпорации, где личным законом юридического лица является закон места его учреждения, регистрации его устава. Предусматривается этот критерий и законодательными актами Бразилии, Венесуэлы, Вьетнама, Китая, Кубы, Нидерландов, Перу и др. В странах континентальной Европы (Австрия, Германия, Греция, Латвия, Литва, Польша, Португалия, Румыния, Франция и др.) применяется критерий «оседлости» т.е. личным законом юридического лица является местонахождение его административного (управляющего) центра. Кроме того, к этому критерию обращается законодательство ряда не европейских стран.

В законодательстве ряда стран применяется и так называемая теория «контроля», согласно которой при определении государственной принадлежности юридического лица принимается во внимание национальность субъектов, фактически контролирующих данную организацию. Данный критерий нашел отражение в двусторонних и в некоторых многосторонних договорах, включая Конвенцию об урегулировании инвестиционных споров между государствами и лицами других государств 1965 года9.

Менее распространенным является критерий «центра эксплуатации», применяемый законодательством некоторых развивающихся стран. Мотив, определяющий выбор этого критерия, - привязка личного закона к основному месту осуществления хозяйственной деятельности юридического лица. Как отмечает В.П. Звеков, «недостаточность этого критерия заключается в том, что значительная часть операций, осуществляемая юридическим лицом, совершается в его административном центре»10.

В Российской Федерации согласно статье 1202 ГК РФ гражданская правоспособность юридических лиц определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо.

Предметом контракта являются действия сторон по возмездной передаче права собственности на товар. Продавец должен, во-первых, поставить товар; во-вторых, передать документы и право собственности на товар в соответствии с требованиями контракта и Конвенции (ст. 30)11. При условии, что продавец не обязан поставить товар в определенном месте, его обязательство по поставке заключается в следующем: сдать товар первому перевозчику для передачи покупателю (при условии перевозки товара); предоставить товар в распоряжение покупателя в определенном месте; предоставить товар в распоряжение покупателя в месте, где в момент заключения договора находилось коммерческое предприятие продавца.

Перечислим основные действия покупателя.

1. Уплата цены за товар. Обязательство покупателя уплатить цену включает принятие таких мер и соблюдение таких формальностей, которые могут требоваться согласно договору или согласно законам и предписаниям, для того чтобы сделать возможным осуществление платежа.

В Венской конвенции устанавливается привязка оплаты цены по месту и сроку12. В частности, покупатель имеет несколько опций: место оплаты может быть оговорено контрактом; оплата может быть осуществлена в мессе нахождения коммерческого предприятия продавца; оплата может быть произведена в месте передачи.

Срок оплаты обычно оговаривается контрактом. Но и здесь возможны варианты, например: в случае, когда продавец в соответствии с договором передает в распоряжение покупателя либо сам товар либо товарораспорядительные документы; если у покупателя впервые появилась возможность осмотреть товар;

2. Принятие поставки в соответствии с требованиями контракта и Венской конвенции. Данная обязанность заключается, во-первых, в совершении покупателем всех действий, которые можно было разумно ожидать от него для того чтобы позволить продавцу осуществить поставку (например, открытие аккредитива, уплата авансового платежа, фрахтование судна при продаже товара); во-вторых, в принятии товара.

Назначение товаров, являющихся предметом договора, может быть использовано в качестве критерия для выделения двух разновидностей договора международной купли-продажи:

- договор купли-продажи товаров, которые приобретаются покупателем для собственного личного, семейного или домашнего использования. Такому договору международной купли-продажи присущи черты обычного договора купли-продажи и могут быть присущи черты договора розничной купли-продажи;

- договор купли-продажи товаров, которые приобретаются покупателем для использования в предпринимательской или иной экономической деятельности, коммерческом обороте или иных целях, не связанных в любом случае с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. Этой разновидности договора международной купли-продажи свойственны черты, характерные для договора поставки товаров по российскому гражданскому праву, поскольку в соответствии со ст. 506 ГК РФ13 по этому договору поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленные срок или сроки производимые либо закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Общими признаками договора международной купли-продажи товаров и договора поставки являются следующие. Во-первых, в договоре международной купли-продажи в качестве поставщика по общему правилу выступает предприниматель, поставляющий покупателю товар, предназначенный для предпринимательской деятельности. Во-вторых, в сфере внешней торговли договор применяется при продаже движимых вещей, подпадающих под понятие «товар» (например, предметом продажи по таким договорам служат топливо, машины и оборудование, промышленные товары народного потребления, газ, уголь и иные объекты как на территории Российской Федерации, так и за границей). В-третьих, основными обязанностями сторон являются: у продавца (поставщика) - передать товар в собственность покупателю, а у покупателя - принять товар и уплатить за него определенную цену. В-четвертых, по общему правилу в таких договорах установлена обязанность передачи товара в обусловленные в них срок или сроки, не совпадающие с моментом заключения договора14.

Между тем, как полагает И.В. Елисеев, изучение аргументов о тождестве договора международной купли-продажи и договора поставки по ГК РФ показывает несостоятельность данного вывода, аргументируя это следующим:

1) предприниматель выступает не только по договору поставки, но и во многих других разновидностях купли-продажи: энергоснабжения, контрактации, продаже предприятия, розничной купле-продаже, поставки для государственных нужд и т.д.;

2) целевое назначение имущества, являющегося предметом договора, одинаково в договорах поставки (в том числе для государственных нужд), контрактации, продажи предприятия. Во всех этих случаях товары не предназначены для личного (семейного, домашнего) использования, а значит, нет никаких оснований отдавать предпочтение поставке как аналогу международной купли-продажи перед другими разновидностями договора купли-продажи;

3) срок, обязательно выступающий существенным условием договора поставки, в договоре международной купли-продажи является обычным условием и приобретает существенный характер лишь при соответствующем волеизъявлении сторон.

Таким образом, отождествление договоров международной купли-продажи и поставки по законодательству Российской Федерации в теоретическом плане не вполне корректно. С практической точки зрения оно влечет серьезные проблемы правоприменения. Так, Венская конвенция не относит срок договора международной купли-продажи к числу его существенных условий, т.е. действительным считается соглашение, срок исполнения обязательства по которому не определен. В то же время Конвенция не регулирует вопросы действительности самого договора или отдельных его положений, которые разрешаются применимым национальным правом. Если понимать договор международной купли-продажи как разновидность договора поставки (по ГК РФ), то при отсутствии в нем указаний о сроке, он должен признаваться незаключенным. Это противоречит как соответствующим положениям Венской конвенции, так и практике их применения15.

М.Г. Розенберг отмечает, что договор международной купли-продажи (внешнеторговой поставки) следует отличать от довольно распространенного во внешней торговле договора запродажи, т.е. соглашения о заключении договора в будущем. Например, при продаже машин или оборудования продавец и покупатель обычно заключают соглашение об обеспечении поставок запасных частей в послегарантийный период, что оформляется отдельными контрактами в установленные соглашением сроки. Предварительный договор зачастую заключается и в случае, когда в момент его оформления возникают сложности при согласовании каких-либо условий (в частности, о сроке поставки). Стороны договора запродажи обязываются в будущем заключить договор купли-продажи16.

Объектом договора является движимое имущество, приобретенное не для личного, семейного или домашнего использования, т.е. для предпринимательских целей.

Договор купли-продажи является консенсуальным, возмездным и двусторонне обязывающим (взаимным).

Консенсуальным он признается, потому что договор считается заключенным, а обязательство - возникшим с момента достижения сторонами соглашения. Известно, что о консенсуальном характере договора свидетельствует наличие слова «обязуется»: «обязуется передать», «обязуется уплатить», «обязуется предоставить» и т.д. Консенсуальность договора международной купли-продажи означает, что права и обязанности контрагентов возникают в тот момент, когда они в необходимой форме достигнут соглашения по всем существенным условиям договора, а не в момент реального выполнения каких-то юридически значимых действий. Таким образом, необходимо различать момент подписания договора, возникновения у сторон прав и обязанностей, момент исполнения сделки, которые в зависимости от реального либо консенсуального характера договора могут не совпадать.

Возмездным договор купли-продажи признается, потому что интерес покупателя удовлетворяется передачей ему товара (предмета договора), а интерес продавца - предоставлением ему встречного удовлетворения в виде денежного эквивалента стоимости предмета договора. Однако, как отмечает И.В. Елисеев, возмездность обязательства не равнозначна его эквивалентности, поскольку рыночная экономика обеспечивает эквивалентность товарного обращения лишь на макроуровне, что не исключает неравенства встречных предоставлений по отдельным сделкам17.

Договор купли-продажи является взаимным (двусторонним), так как каждая сторона договора наделяется не только субъективными гражданскими правами относительно другой стороны (контрагента), но и юридическими обязанностями перед другой стороной; под понятие «международная купля-продажа» в соответствии с Конвенцией не подпадает купля-продажа: товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего использования, за исключением случаев, когда продавец в любое время до или в момент заключения договора не знал и не должен был знать, что товары приобретаются для такового использования; с аукциона; в порядке исполнительного производства или иным образом в силу закона; фондовых бумаг, акций, обеспечительных бумаг, оборотных документов и денег; судов водного и воздушного транспорта, а также судов на воздушной подушке;- электроэнергии.

Таким образом, договором международной купли-продажи товаров является договор, обладающий в силу Венской конвенции 1980 года следующими признаками. Во-первых, имеет значение субъектный состав договора, т.е. кто является его сторонами. Обязательным условием для признания договора договором международной купли-продажи товаров, подпадающим под регулирование Конвенции, является местонахождение коммерческих предприятий сторон в разных государствах. Во-вторых, важен предмет контракта. Основные обязанности продавца - поставить товар, передать документы и титул на товар. Основные же обязанности покупателя - уплатить цену за товар и принять поставку в соответствии с требованиями контракта и Конвенции. В-третьих, существенно и то, что объектом контракта является движимое имущество, приобретаемое не для личного, семейного или домашнего использования, т.е. для предпринимательских целей. Объект контракта может как производиться самим продавцом, так и закупаться у третьих лиц для передачи покупателю.



1.2 Методы регулирования договора международной купли-продажи


Как известно, каждой отрасли права присущ свой собственный метод правового регулирования. Метод - это комплекс взаимосвязанных приемов и средств юридического воздействия на определенную область общественных отношений. Метод демонстрирует юридическое своеобразие отрасли права.

И.В. Гетьман-Павлова определяет общий метод регулирования отношений в сфере международного частного права как «метод децентрализации и автономии воли сторон». Автор также указывает на наличие в международном частном праве специальных методов правового регулирования — коллизионного и материально-правового, которые используются при регулировании договора международной купли-продажи18.

Данные методы международного частного права не противостоят друг другу, а взаимодействуют и сочетаются друг с другом. Само название этих методов показывает их прямую связь с нормативной структурой международного частного права. Коллизионный метод связан с преодолением коллизий в законодательстве различных государств и предполагает применение коллизионных норм (и внутренних, и унифицированных). Материально-правовой метод предполагает наличие единообразного регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом в разных государствах и основан на применении материально-правовых норм (прежде всего унифицированных, международных).

Коллизионный метод - это отсылочный, косвенный, опосредованный метод, основанный на применении коллизионных норм. Суд прежде всего производит выбор применимого права (разрешает коллизионный вопрос) и только после этого применяет материально-правовые нормы избранной правовой системы. При применении коллизионного метода правило поведения, модель разрешения спора образует сумма двух норм, коллизионной и материально-правовой, к которой отсылает коллизионная19.

В современном международном общении возрастает значение унифицированных материально-правовых норм и соответственно роль материально-правового метода регулирования (этот метод еще называют методом прямых предписаний). Материально-правовой метод основан на применении материальных норм, непосредственно регламентирующих права и обязанности сторон, формулирующих модель поведения. Этот метод является прямым (непосредственным) - правило поведения конкретно сформулировано в материально-правовой норме. Источники материального метода -  международное право и национальные законы, специально посвященные регулированию частноправовых отношений с иностранным элементом.

К примеру: между российским предприятием-продавцом и украинской фирмой-покупателем был заключен договор купли-продажи производственных станков. Продавец передал покупателю часть станков, после чего договор был расторгнут. Согласно коллизионной норме п. 3 ст. 1211 ГК РФ в этом случае подлежит применению российское право. В силу п. 4 ст. 453 ГК РФ: Стороны не вправе требовать возмещения того, что было исполнено ими по обязательству до момента… расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Однако и Россия, и Украина являются участницами Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 года, поэтому применяется п. 2 ст. 81 Конвенции: сторона, исполнившая договор полностью или частично, может потребовать от другой стороны возврата всего того, что было первой стороной поставлено или уплачено по договору. Если обе стороны обязаны осуществить возврат полученного, они должны сделать это одновременно. В связи с изложенным украинская фирма обязана возвратить поставленные ей станки20.

Ученые приходят к единству мнений, говоря о недостатках коллизионного метода и преимуществах материально-правового.

М.М. Богуславский выделяет следующие недостатки коллизионного метода:

- применение коллизионной нормы, отсылающей к праву иностранного государства, усложняет деятельность суда или иного органа государства, который обязан в силу международного договора или внутреннего закона на основании коллизионной нормы применять иностранное право, а установить его содержание не так просто;

- применение этого метода не способствует обеспечению единообразия при решении конфликтных ситуаций, поскольку в различных государствах коллизионные нормы в отношении одного и того же предмета могут и не совпадать, следовательно, конечный результат будет зависеть от того, в суде какого государства рассматривается спор;

- при коллизионном методе применяются, как правило, нормы общего характера, призванные регулировать все частноправовые отношения, не рассчитанные на отношения с иностранным элементом21.

Д.А. Шевчук также говорит о том, что коллизионный метод регулирования, несмотря на то, что он используется при регулировании международных отношений, национален по своей сути. Материальный закон, к применению которого неизбежно приводит коллизионный метод, в подавляющем большинстве случаев будет являться внутренним законом конкретного государства. Ученый также добавляет, что в тех случаях, когда в соответствии с коллизионными нормами подлежит применению иностранное право, возникает серьезная проблема уяснения его содержания, толкования и принципов реализации22.

Хотим отметить, что наша доктрина в отличие от ряда других государств не ограничивает содержание международного частного права только коллизионными нормами. Еще в 1940 году И.С. Перетерский и С.Б. Крылов в своем учебнике международного частного права писали, что «рассматривать международное частное право лишь как «коллизионное», т.е. посвященное лишь «разграничению» различных законодательств, - это значит суживать... действительный характер международного частного права»23.

Объединение в составе международного частного права коллизионных и материально-правовых норм основывается на необходимости двумя различными методами регулировать однородные по своему характеру отношения.

Расширение применения материально-правовых норм, содержащихся в международных соглашениях, непосредственно связано с развитием интернационализации хозяйственной жизни. Благодаря этому методу создаются единообразные материально-правовые нормы, регулирующие торговые, производственные, научно-технические, транспортные и иные связи между организациями и фирмами различных государств.

К преимуществам применения материально-правового метода М.М. Богуславский относит: его использование создает гораздо большую определенность для участников соответствующих отношений, поскольку и им, и тем органам, которые будут их применять (например, в случае возникновения споров), материально-правовые нормы всегда известны заранее; при применении этого метода создается единообразное регулирование, устраняется односторонний подход, присущий коллизионному методу, когда в целом ряде случаев коллизионная норма устанавливается каким-либо одним государством.

К недостаткам этого метода следует отнести то, что нормы международных соглашений могут по-разному пониматься и применяться в различных странах, а также то, что в большинстве случаев они носят диспозитивный характер (т.е. они не являются обязательными, а могут применяться по усмотрению сторон).

Однако, несмотря на все сказанное, до сих пор при разрешении частноправовых споров с иностранным элементом в практике судов и арбитражей продолжает доминировать коллизионный метод регулирования. Это объясняется, прежде всего, тем, что большинство государств в основном признает и исполняет на своей территории решения иностранных судов, если такие решения основаны на национальном праве данного государства, т.е. иностранный суд при решении вопроса о применимом праве избрал именно право того государства, на чьей территории судебное решение должно быть признано и исполнено.

Регламентация договора международной купли-продажи в рамках Венской конвенции не снимает проблему выбора применимого к нему права. Это объясняется, на наш взгляд, тем, что целый ряд принципиальных вопросов по разным причинам остался вне сферы унификации. Во-вторых, не все государства в указанных международных договорах, и при отсутствии согласованного в контракте условия о применимом праве возникает необходимость обращения к коллизионному методу регулирования.

В п. 3 ст. 1186 ГК РФ указано, что если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается24. Например, контракты международной купли-продажи товаров регламентируются Венской конвенцией 1980 года в случае, когда выполняются условия о применимости конвенции, в частности, о сфере ее действия (ст. 1). Однако по тем вопросам, которых конвенция не касается (например, определение размера процентов при просрочке исполнения денежного обязательства), надлежит применять национальное законодательство, определяемое в силу коллизионной нормы.

При определении применимого права к договору международной купли-продажи товаров главенствующую роль занимает принцип автономии воли сторон (lex voluntatis), в соответствии с которым стороны договора могут по своему соглашению определить право, подлежащее применению к их отношению.

Л.А. Лунц указывал, что принцип автономии воли надо понимать как одно из коллизионных начал действующего права данного государства. Автономия воли является не источником коллизионного права, а одной из коллизионных норм или одним из коллизионных институтов права, установленных внутренним правопорядком государства или его международным соглашением25.

Коллизионная норма разрешает конфликт между двумя (иногда и более) национальными правовыми системами в ситуации, когда эти системы претендуют на регулирование одного и того же отношения. Поэтому не признаются коллизионными (в смысле международного частного права) нормы, которые отсылают к положениям международных договоров («если иное не предусмотрено международным договором»). В данном случае также возникает коллизия - между национальным законом и международным договором, но решается она исходя из принципов соотношения международного и внутригосударственного права. Цель коллизионной нормы, в отличие от нормы материального права, заключается в определении территориальной локализации отношения, а основным принципом при конструировании коллизионных норм является принцип связи государства и правоотношения: отношение должно регулироваться правом того государства, к которому оно наиболее сильно тяготеет26.

Итак, выбор применимого национального законодательства осуществляется с помощью коллизионной нормы. В отличие от материальных норм коллизионные нормы не содержат информации о правах и обязанностях сторон, они лишь указывают на то, право какого государства подлежит применению. При этом единой общеобязательной для всех государств системы коллизионных норм не существует, и каждое государство руководствуется теми коллизионными нормами, которые содержатся в его законодательстве, а также в обязательных для государства международных соглашениях. В российском праве коллизионные нормы, регулирующие договорные обязательства и обязательства из односторонних сделок, содержатся в разделе VI ГК РФ.

Таким образом, при материально-правовом методе имеет место непосредственное, прямое регулирование отношений, а при коллизионном - отсылка к национальному праву. Оба из указанных методов имеют свои недостатки, но хотелось бы отметить, что в рамках регулирования одного и того же отношения могут взаимно дополнять друг друга.



1.3. Соотношение международного и национального права при регулировании договора международной купли-продажи


В предыдущем параграфе мы рассмотрели методы регулирования договора международной купли-продажи, которыми являются коллизионный (путем определения компетентного правопорядка) и материально-правовой (путем непосредственного регулирования отношения). Вместе с тем, ничто не мешает рассматривать вопрос регулирования договора международной купли-продажи с точки зрения соотношения разносистемных источников: международных договоров и актов гражданского законодательства.

Международные договоры РФ, направленные на регулирование договора международной купли-продажи, исходят из согласованного применения с гражданским законодательством РФ. Так, Венская конвенция 1980 года регулирует только заключение договора купли-продажи, а также те права и обязательства, которые вытекают из такого договора, и не касается действительности договора или каких-либо его положений, а также последствий, которые может иметь договор в отношении права собственности на проданный товар. Конвенция также не регулирует ответственность продавца за причиненные товаром повреждения здоровья или смерть какого-либо лица, не определяет проценты годовых при просрочке исполнения денежных обязательств, не касается применения договорного положения о неустойке и исковой давности. Все эти вопросы разрешаются в соответствии с применимым национальным правом. Аналогичные положения можно обнаружить и в других международных соглашениях. Отличительная особенность Венской конвенции в применении национального права при восполнении пробелов, по мнению М.П. Бардиной, состоит в том, что согласно п. 2 ст. 7 обращение к национальному праву допускается только в том случае, если вопросы, оставшиеся вне сферы унификации, не могут быть разрешены в соответствии с общими принципами, на которых Конвенция основана27.

А.А. Канашевский рассуждает о том, что диспозитивность положений многих международных договоров РФ, направленных на регулирование отношений с иностранным элементом, отражается на их соотношении с актами гражданского законодательства РФ. Например, сторонам контракта предоставляется право избежать применения к их гражданскому отношению положений соответствующего международного договора. Так, в соответствии с Венской конвенцией 1980 года стороны договора международной купли-продажи вообще могут исключить применение конвенции к их договору, или отступить от любого из ее положений, или изменить действие любого положения конвенции (ст. 6). В этом случае вопрос будет решаться на основе другого применимого права (национального или международного). Аналогичное положение содержится в ст. 5 Конвенции УНИДРУА28.

Следует отметить, что идея совместного применения международных договоров к гражданским отношениям не должна противоречить самому международному договору. Так, М.Г. Розенберг отмечает: «Применяя международный договор (в частности, Венскую конвенцию 1980 г.) необходимо руководствоваться его правилами о допустимости субсидиарного использования норм национального права. Нельзя аргументировать ту или иную позицию путем параллельных ссылок на правила международного договора и нормы национального права»29.

Это необходимо не столько для исключения ненужного дублирования международных и национальных норм, сколько для соблюдения определенности относительно нормативной базы при разрешении спора. В частности, примеры неосновательного обращения к национальному праву при наличии норм международных соглашений встречаются в практике российских государственных арбитражных судов при рассмотрении ими споров из международных перевозок.

А.А. Канашевский отмечает, что параллельные ссылки на национальное законодательство довольно часто встречаются в практике зарубежных судов и арбитражных институтов. Так, в деле, рассмотренном Арбитражем МТП (заседание проходило в Италии), применимым правом к контрактам купли-продажи было признано итальянское. Однако при вынесении решения Арбитраж в дополнение к нормам итальянского ГК сослался на соответствующие положения Венской конвенции 1980 года, а также Принципов УНИДРУА, рассматривая данные акты в качестве «нормативных документов, которые могут рассматриваться в качестве полезных источников для толкования всех контрактов международного характера»30.

Потребность в обращении к нормам национального гражданского законодательства возникает в результате невозможности в отдельных случаях всесторонней регламентации поведения сторон договора международной купли-продажи предусмотренными в нем правилами, а также применения к нему соответствующих международных договоров, содержащих материально-правовые предписания.

Международные договоры могут иметь различные основания применения, соответственно, различным будет их соотношение с гражданским законодательством РФ. В случае факультативного применения международного договора (например, применение ОУП СЭВ по соглашению сторон) такое соотношение определяется не принципом верховенства международного договора над российскими актами, а принципом соответствия их положений российскому законодательству и обязательным для России международным соглашениям.

Анализ действующих международных договоров, регламентирующих гражданские отношения, показывает, что те из них, которые содержат прямые предписания, ориентированы, прежде всего, на регламентацию отношений, которые принято относить к отношениям, «осложненным иностранным элементом». Именно при рассмотрении споров «иностранным и международным элементом»: - отмечает Т.Н. Нешатаева, - «наиболее часто возникает необходимость обращения к международно-правовым нормам»31.

Также представляется убедительным утверждение А.Л. Маковского об отсутствии «объективной необходимости» применения к внутренним отношениям норм, установленных в порядке международной унификации права, поскольку, во-первых, «цель последней состоит в исключающем коллизии законов регулировании отношений, которые могут подпадать под действие права разных государств», а во-вторых, имеются «объективные препятствия для такого применения», прежде всего, «часто менее совершенный характер создаваемых таким путем правил по сравнению с нормами внутреннего законодательства». Если же такие объективные препятствия отсутствуют, государство может «расширить» сферу действия положений международного договора, распространив их «тем или иным способом также на внутренние отношения»32.

В.А. Канашевский, изучая проблемы соотношения национального и международного права при регулировании внешнеэкономических сделок, приходит к следующему выводу: «… иногда государство распространяет действие международного договора на некоторые внутренние отношения, если это не противоречит объекту и цели данного договора. Строго говоря, в этом случае действует скорее внутригосударственный акт, «расширивший» «компетенцию» международного договора. Договор же применяется не в качестве источника международного права, а исключительно как регулятор гражданских отношений в силу разрешения на это со стороны национального законодателя. В практике России, однако, таких примеров нам обнаружить не удалось»33.

Таким образом, потребность в обращении к нормам национального гражданского законодательства возникает в результате невозможности в отдельных случаях всесторонней регламентации поведения сторон договора международной купли-продажи предусмотренными в нем правилами, а также применения к нему соответствующих международных договоров, содержащих материально-правовые предписания.


1 См.: Абулов Ш.С. Актуальные вопросы правового регулирования договора международной купли-продажи товаров: дисс. …канд. юрид. наук. – Москва, 2006. – 200 с.

2 См.: Петруша А.А. Регулирование договора международной купли-продажи товаров по праву Англии и США: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М, 2003. – 24 с.

См.: Угрин Т.С. Договор международной купли-продажи товаров: дисс. … канд. юрид. наук. – М, 2002. – 134 с.

4 См.: Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. - М.: Статут, 2011. - С. 164.

5 См.: Марышева Н.И. Международное частное право. - М.: Юрайт-Издат, 2012 г. - С. 384.

6 Собр. законодательства Рос. Федерации. - 1994. - № 32. - Ст. 3301.

7 Конвенция организации объединенных наций о договорах международной купли- продажи товаров. Вена, 11 апреля 1980 года // Вестник Высшего Арбитражного Суда Рос. Федерации. – 1994. – № 1. – С. 64.

8 Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров: Комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров. - М.: Статут, 2012. - С. 36.

9 См.: Николюкин С.В. Международный коммерческий арбитраж. - М.: Юстицинформ, 2013. - С. 92.

10 Звеков В.П. Коллизии законов в международном частном праве. - М.: Волтерс Клувер, 2011. - С. 246.

11 Конвенция организации объединенных наций о договорах международной купли-продажи товаров. Вена, 11 апреля 1980 года // Вестник Высшего Арбитражного Суда Рос. Федерации. – 1994. – № 1. – С. 64.

12 См.: Кривенький А.И. Правовое регулирование экономических отношений. - М.: Дашков и К, 2011. - С. 162.

13 Собр. законодательства Рос. Федерации. - 1994. - № 32. - Ст. 3301.

14 См.: Николюкин С.В. Внешнеторговый контракт международной купли-продажи: особенности правового регулирования и арбитражная практика // Законодательство и экономика. – 2009. – № 6. – С. 35.

15 См.: Елисеев И.В. Гражданско-правовое регулирование международной купли-продажи товаров. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2012. - С. 97.

16 См.: Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров: комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров. – М.: Статут, 2012. - С. 39.

17 См.: Елисеев И.В. Гражданско-правовое регулирование международной купли-продажи товаров. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2012. - С. 100.

18 См.: Международное частное право: учебник для бакалавров и специалистов / под. ред. И.В. Гетьман-Павловой – М.: Юрайт, 2013. - С. 29.

19 См.: Международное частное право: учебник для бакалавров и специалистов / под. ред. И.В. Гетьман-Павловой – М.: Юрайт, 2013. - С. 31.

20 См.: Каменецкая М.С. Международное частное право: учебно-практическое пособие. - М.: Изд. центр ЕАОИ, 2012. - С. 142.

21 См.: Богуславский М.М. Международное частное право: учебник. - М.: Норма, 2012. – С. 49.

22 См.: Шевчук Д.А. Международное частное право. – М.: Эксмо, 2013. – С. 112.

23 Богуславский М.М. Международное частное право: учебник. – М.: Юрист, 2006. - С. 61.

24 Собр. законодательства Рос. Федерации. - 2001. - № 49. - Ст. 4552.

25 См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. Общая часть. - М.: Юстицинформ, 2009. - С. 212.

26 См.: Толстых В.Л. Международное частное право. Коллизионное регулирование. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2010. - С. 62.


27 См.: Бардина М.П. Субсидиарное применение национального права при рассмотрении споров на основе Венской конвенции // [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (дата обращения: 17.10.2015).

28 См.: Канашевский В.А. Внешнеэкономические сделки: материально-правовое и коллизионное регулирование. – М.: Волтерс Клувер, 2010. – С. 107.

29 Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров: комментарий к законодательству и практике разрешения споров. - М.: Статут, 2006. - С. 11.

30 Канашевский В.А. Внешнеэкономические сделки: материально-правовое и коллизионное регулирование. – М.: Волтерс Клувер, 2010. – С. 107.

31 Нешатаева Т.Н. Иностранные предприниматели в России. Судебно-арбитражная практика. - М.: Дело, 2008. - С. 23.

32 Гражданское и торговое право зарубежных государств. В 2 т. Т.2: учебник / отв. ред. А.С. Комаров. - 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Международные отношения, 2012. – С. 221.

33 Канашевский В.А. Внешнеэкономические сделки: материально-правовое и коллизионное регулирование. – М.: Волтерс Клувер, 2010. – С. 107.