Метод наблюдения в психологии

Лекции по предмету «Психология»
Информация о работе
  • Тема: Метод наблюдения в психологии
  • Количество скачиваний: 0
  • Тип: Лекции
  • Предмет: Психология
  • Количество страниц: 21
  • Язык работы: Русский язык
  • Дата загрузки: 2021-09-03 16:59:32
  • Размер файла: 43.37 кб
Помогла работа? Поделись ссылкой
Узнать стоимость учебной работы online!
  • Тип работы
  • Часть диплома
  • Дипломная работа
  • Курсовая работа
  • Контрольная работа
  • Решение задач
  • Реферат
  • Научно - исследовательская работа
  • Отчет по практике
  • Ответы на билеты
  • Тест/экзамен online
  • Монография
  • Эссе
  • Доклад
  • Компьютерный набор текста
  • Компьютерный чертеж
  • Рецензия
  • Перевод
  • Репетитор
  • Бизнес-план
  • Конспекты
  • Проверка качества
  • Экзамен на сайте
  • Аспирантский реферат
  • Магистерская работа
  • Научная статья
  • Научный труд
  • Техническая редакция текста
  • Чертеж от руки
  • Диаграммы, таблицы
  • Презентация к защите
  • Тезисный план
  • Речь к диплому
  • Доработка заказа клиента
  • Отзыв на диплом
  • Публикация статьи в ВАК
  • Публикация статьи в Scopus
  • Дипломная работа MBA
  • Повышение оригинальности
  • Копирайтинг
  • Другое
Узнать стоимость
Информация о документе

Документ предоставляется как есть, мы не несем ответственности, за правильность представленной в нём информации. Используя информацию для подготовки своей работы необходимо помнить, что текст работы может быть устаревшим, работа может не пройти проверку на заимствования.

Если Вы являетесь автором текста представленного на данной странице и не хотите чтобы он был размешён на нашем сайте напишите об этом перейдя по ссылке: «Правообладателям»

Можно ли скачать документ с работой

Да, скачать документ можно бесплатно, без регистрации перейдя по ссылке:

 Одним из основных и наиболее распространенным методом психологии является метод наблюдения.

Наблюдение - это такой способ, при котором явления изучаются непосредственно в тех условиях, в которых они протекают в действительной жизни.

Результаты наблюдений, проводимых с исследовательской целью, как правило, фиксируются в специальных протоколах. Хорошо, когда наблюдение ведет при этом не один человек, а несколько, и затем полученные данные сопоставляются и обобщаются (методом обобщения независимых наблюдений).

Наблюдение – древнейший метод познания (с конца XIX века – в клинической, педагогической и социальной психологии, а сначала XX – в психологии труда) – целенаправленное, организованное восприятие и регистрация поведения объекта. Его примитивной формой – житейскими наблюдениями – пользуется каждый человек в своей повседневной практике. Различают следующие виды наблюдения: срез (кратковременное наблюдение), лонгитюдинальное (длинное, иногда в течение ряда лет) – начало развитию данной исследовательской стратегии положили различные дневники наблюдений за развитием ребенка в семье (В.Штерн, В.Прайер, А.Н.Гвоздиков), выборочное и сплошное и особый вид – включенное наблюдение (когда наблюдатель становится членом исследуемой группы). Общая процедура наблюдения складывается из следующих процессов:определение задачи и цели (для чего, с какой целью?);выбор объекта, предмета и ситуации (что наблюдать?);выбор способа наблюдения, наименее влияющего на исследуемый объект и наиболее обеспечивающего сбор необходимой информации (как наблюдать?);выбор способов регистрации наблюдаемого (как вести записи?);обработка и интерпретация полученной информации (каков результат?).Фиксация результатов производится либо в процессе наблюдения, либо отсрочено ( страдает полнота и надежность из-за памяти наблюдателя)

Объектами исследования могут быть:

Вербальное поведение

Невербальное поведение

Перемещения людей

Дистанция между людьми

Физические воздействия

То есть объектом наблюдения способно выступать лишь то, что возможно объективно зарегистрировать. И только исходя из предположения о том, что психика находит своё проявление в поведении, психолог может строить гипотезы о психических свойствах, основываясь на данных, полученных при наблюдении.

Средства наблюдения. Наблюдение может осуществляться непосредственно исследователем, либо посредством приборов наблюдения и фиксации его результатов. В их число входит аудио-, фото-, видеоаппаратура, особые карты наблюдения.

Классификация наблюдений

По систематичности:

Несистематическое наблюдение, при котором необходимо создать обобщённую картину поведения в определённых условиях и не ставится цель фиксировать причинные зависимости и давать строгие описания явлений.

Систематическое наблюдение, проводящееся по определённому плану и при котором исследователь регистрирует особенности поведения и классифицирует условия внешней среды.

По фиксируемым объектам:

Сплошное наблюдение. Исследователь старается фиксировать все особенности поведения.

Выборочное наблюдение. Исследователь фиксирует лишь определённые типы поведенческих актов или параметры поведения.

Осознанное наблюдение. При осознанном наблюдении наблюдаемому человеку известно о том, что за ним наблюдают. Такое наблюдение проводится в контакте исследователя с субъектом, причём наблюдаемый обычно пребывает в курсе задачи исследования и социального статуса наблюдателя. Однако бывают случаи, когда в силу специфики исследования наблюдаемому человеку сообщаются иные по сравнению с подлинными цели наблюдения.

Внешнее наблюдение-это способ сбора данных о психологии и поведении человека путем прямого наблюдения за ним со стороны. Внутреннее, или самонаблюдение применяется когда психолог ставит перед собой задачу изучить интересующее его явление в том виде, в каком оно непосредственно представлено в его сознании. Свободное наблюдение не имеет заранее установленных рамок, программы, процедуры поведения. Оно может менять предмет или объект наблюдения, его характер в ходе самого наблюдения взависимости от пожелания наблюдателя. Стандартизированное наблюдение – заранее определенно и четко ограничено в плане того, что наблюдается. Оно ведется по определленной, предварительно продуманной программе и строго следует ей в незавимо от того, что происходит в процессе наблюдения с объектом или самим наблюдателем. При включенном наблюдении исследователь выступает в качестве непосредственного участника того процесса, за ходом которого он ведет наблюдение.

Преимущества метода наблюдения

Наблюдение позволяет непосредственно охватить и зафиксировать акты поведения.

Наблюдение позволяет одновременно охватить поведение ряда лиц по отношению друг к другу или к определённым задачам, предметам и т. д.

Наблюдение позволяет произвести исследование независимо от готовности наблюдаемых субъектов.

Наблюдение позволяет достичь многомерности охвата, то есть фиксации сразу по нескольким параметрам например, вербального и невербального поведения.

Недостатки метода наблюдения

Многочисленность иррелевантных, мешающих факторов.

Однократность наблюдаемых обстоятельств, приводящая к невозможности сделать обобщающее заключение исходя из единичных наблюдаемых фактов.

Необходимость классифицировать результаты наблюдения.

Необходимость больших ресурсных затрат (временных, людских, материальных).

Малая репрезентативность для крупных генеральных совокупностей.

Сложность соблюдения операциональной валидности .


Метод беседы

Из истории метода беседы. Беседа — один из опросных методов исследования личности в психологии. Психологи различ­ных школ и направлений широко используют ее в своих исследо­ваниях. Среди них — Ж. Пиаже и представители его школы, гумани­стические психологи, основоположники и последователи «глубин­ной» психологии [4].

Историческое прошлое беседы следует искать в диалогах Сократа и софистов, где формы беседы были связаны с различны­ми позициями, которые предписывалось занимать участникам, и целями, которые беседа могла преследовать. Главной целью со­фистического диалога является беседа как таковая; задача спраши­вающего — заставить отвечающего противоречить самому себе, а задача отвечающего — любой ценой избежать этой ловушки. Глав­ная цель в беседе Сократа — поиск и нахождение истины, сущности вещей. Задача отвечающего состояла в том, чтобы, отталкиваясь от интуитивного представления о каком-либо качестве, добродетели, дать его словесное определение как понятия. Задача спрашиваю­щего заключалась в том, чтобы навести собеседника на путь рас­крытия тех понятий, которыми владеет определяющий, но на­столько смутно, что не в состоянии дать им точное определение.

Создание научной психологии в середине 19 века началось с разработки методов исследования, на основе которых можно бы­ло бы построить научную теорию: эксперимент, сравнительный метод, а также методы опроса, к числу которых относиться анкета и беседа (интервьюирование). Источником этих методов была па­раллельно развивающаяся социология и практика массовых опро­сов населения. В это время очень широко в психологическом ис­следовании стала применяться анкета. Ф. Гальтон одним из первых применил ее для изучения умственных способностей и условий развития ученых; несколько позже А. Бине разработал анкету для исследования интеллекта детей; С. Холл активно пользовался ан­кетным методом в рамках генетической психологии. В настоящее время метод беседы получил признание и широкое распростране­ние благодаря Карлу Роджерсу, предложившему «клиентцентрированный» подход в терапии. В рамках этого подхода наи­более полно рассматриваются условия успешной терапевтической беседы [10].

Психологическая характеристика беседы. Беседа — ме­тод получения информации на основе вербальной (словесной) коммуникации. Беседа как метод психологического исследования может применяться самостоятельно, а может использоваться как дополнительный метод в структуре эксперимента на первом этапе (сбор первичной информации об испытуемом, инструктаж, моти­вация и т.д.), и на последнем этапе — в форме постэксперименталь­ного интервью, либо дополнять результаты наблюдения. Примене­ние этого метода имеет возрастные ограничения. Связаны они с особенностями возраста детей: до определенного возраста ребенок не всегда может дать словесный отчет о своих переживаниях, чув­ствах, объяснить свои предпочтения и действия. Способность к внеситуативно-личностному общению со взрослым проявляется у ребенка лишь к середине дошкольного возраста; в ходе беседы ис­пытуемый может сознательно или неосознанно искажать истинную информацию, в связи с чем возрастает значение невербальных средств общения, интерпретация которых предъявляет дополни­тельные требования к квалификации исследователя, его мастерству и профессионалбной зрелости [7].

Объектом беседы является человек; предметом могут стать самые различные психические явления, отношения и стороны жизни человека. В зависимости от конкретных целей в качестве предмета беседы могут выступать:

• индивидуально-психологические свойства личности (особен­ности познавательной сферы; способностей; характера);

• особенности мотивационной сферы (потребности, интересы, склонности);

• система социальных отношений личности;

• самосознание (Я-концепция, самооценка, самоотношение);

• смысловая сфера личности (ценности, смыслы, экзистенциаль­ные проблемы) и т.д.

Общая направленность беседы зависит от целей и задач конкретного исследования. Беседа может выступать в роли диагно­стического инструмента, основная функция которого — получение как можно более богатой, полной, верной по содержанию инфор­мации. Беседу можно рассматривать и как психотерапевтический инструмент. В этом случае данный метод является средством вер­бализации, осмысления, осознания, трансформации индивидуаль­ного опыта, ее основная функция — помочь клиенту в процессах самоизменения и личностного роста.

Типы беседы. Одним из основных критериев отнесения беседы к определенному типу являются особенности предвари­тельно подготовленного плана (программы и стратегии) и характер стандартизации беседы, т.е. тактика. Под программой и стратеги­ейподразумевают составленный психологом в соответствии с це­лями и задачами беседы набор смысловых тем и последователь­ность движения между ними. Чем выше степень стандартизации беседы, тем более строг, определен и неизменяем набор и форма вопросов психолога в ней, т. е. тем более жесткой и ограниченной является его тактика. Стандартизация беседы означает также и то обстоятельство, что инициатива в ней перемещается на сторону психолога, задающего вопросы [1].

Полностью контролируемая беседа предполагает жесткую программу, стратегию и тактику, а практически свободная беседа -отсутствие заранее сформулированной программы и наличие ини­циативной позиции в беседе у того, с кем она проводится. Помимо представленных типов, существуют следующие основные типы беседы.

Некоторые исследователи в рамках метода беседы выде­ляют клиническую беседу. Термин «клиническая беседа» закрепил­ся за способом исследования целостной личности, при котором в ходе диалога с испытуемым исследователь стремится получить максимально полную информацию о его индивидуально-личностных особенностях, жизненном пути, содержании его соз­нания и подсознания. Клиническая беседа чаще всего проводится в особо оборудованном помещении. Нередко она включается в контекст психологической консультации или психологического тренинга.

Особое место клинической беседе в своей работе отводила Б.В. ЗейгарникКлиническую беседу можно рассматривать в ши­роком смысле слова, потому что «это не беседа врача, это беседа экспериментатора-психолога с психически больным, с соматиче­ски больным, с человеком, заболевшим и находящимся в стацио­наре или приходящим в диспансер». «Беседа не проводится вооб­ще. Беседа проводится всегда на основании многих индикаторов, условий, параметров, которые вы получили от врача, с которым вы беседовали, из истории болезни. Но это не означает, что беседа должна касаться самих симптомов болезни, самой болезни... Бесе­да должна проводиться в зависимости от тех проблем, которые стоят перед практическим патопсихологом... Характер наших во­просов, нашей беседы, должны зависеть от того, как больной отно­сится ко всей ситуации беседы. Вошел ли он угрюмый или весе­лый, или с открытой душой».


. Психологические характеристики типов беседы

Тип беседы

Основные признаки и возможность использова­ния

Достоинства

Недос­татки

Стандартизованная

Жесткие программа, стратегия и тактика. Применяют вi том случае, если психологом уже установлено сотрудничество с собеседником, исследуемая проблема несложна и носит частич­ный характер.

Дают возможность сравнения разных людей; беседы такого типа являются более с гибкими в отношении времени, могут опираться на меньший клинический опыт психолога и ограничи­вать непреднамерен­ное воздействие на испытуемого.

Представляются не вполне естественной проце­дурой, сковывает не­посредст­венность и вызывает к действию защитные механизмы.

Частич­но стан­дартизо­ванная

Жесткие программа и стра­тегия, тактика значительно более свободная. Применя­ют в том случае, если пси­хологом уже установлено сотрудничество с собесед­ником, исследуемая про­блема относительно не­сложна и носит частичный характер.



Свобод­ная

Программа и стратегия за­ранее не определены, либо определены только в основ­ных чертах, тактика совер­шенно свободная. Применя­ется психологом в случае достаточно длительного общения с собеседником, возможно применение в

психотерапевтическом про­цессе.

Ориентирована на конкретного собесед­ника. Позволяет полу­чать множество дан­ных не только пря­мым, но и косвенным образом, поддержи­вать контакт с собе­седником, отличается сильным психотера­певтическим содержа­нием, обеспечивает высокую спонтанность проявления значимых признаков. Характеризуется высокими требованиями к профессиональной зрелости и уровню психолога, его опыту.

Ограниче­ния в при­менении, касающие­ся профес­сиональной зрелости и компетент­ности психолога.

Необходимо учесть и отношение к данному эксперимента­тору (возраст, профессиональная зрелость и компетентность пси­холога). «Клиническая беседа не может быть схематична, нельзя построить схему этой беседы. Можно построить схему негативно: вы не должны спрашивать больного о симптомах, вы не должны повторять вопросы врача, вы не должны спрашивать, как он оце­нивает свое лечение. Есть некоторые вещи, которых не надо ка­саться. А положительные инварианты беседы вытекают из того, с чем больной пришел и, главное, для какой задачи он пришел; и еще: для того, чтобы выяснить, кто перед вами сидит, вы должны выяснить особенности его личности до болезни... Нельзя подхо­дить к беседе с абстрактными мерками. Надо подумать, кто перед вами сидит, с чем он сидит, для чего... Беседа экспериментатора с больным не ограничивается только беседой в собственном смысле слова, она продолжается и дальше в ходе эксперимента... Психо­лог похож на психоаналитика без трактовки идей... Вы сами долж­ны подготовиться к своей беседе, к своему поведению во время эксперимента... Беседа во время эксперимента — это всегда деятельностное общение, причем обязательно вербальное, с использо­ванием мимики, жеста... Коротко подытожим, — нет схемы в бесе­де с больным. Есть схема проведения эксперимента» (Из выступ­ления Б. В. Зейгарник на факультете психологии Московского госу­дарственного университета М.В. Ломоносова в 1986 году).

Различные школы и направления психологии применяют свои стратегии проведения клинической беседы. В ходе беседы исследователь выдвигает и проверяет гипотезы об особенностях и причинах поведения личности. Для проверки этих частных гипотез он может давать испытуемому задания, тесты. Тогда клиническая беседа превращается в клинический эксперимент.

Требования, предъявляемые к беседе.

• Исследователь должен иметь перед собой четкую и конкрет­ную цель беседы, но эта цель не должна быть известна испы­туемому.

• Исследователь должен подготовить программу беседы и под­робную разработку ее тактики (системы и типов вопросов), во­просы, составленные исследователем должны соответствовать целям беседы, их необходимо запомнить.

• Перед проведением беседы необходимо установить с испы­туемым доверительные отношения.

• Беседа должна проводиться непринужденно, тактично, нена­вязчиво и ни в коем случае не носить характер выспрашива­ния.

• Предварительно стоит продумать способы фиксации данных (ведение протокола, использование технических средств и т. д.); фиксироваться должно не только содержание беседы, но и характер ее протекания: эмоциональные реакции испытуемого, длительность пауз, особенности мимики, жестов, поз.

Структура беседы. Все типы беседы имеют ряд структур­ных постоянных блоков, последовательное движение по которым дает представление о беседе как о целостной. Этапы беседы не имеют жестких границ, переходы между ними являются постепен­ными и плановыми [1].

Вводная часть беседы играет очень важную роль в компо­зиции всей беседы. Именно на этой стадии беседы, необходимо заинтересовать собеседника темой предстоящего разговора, пробу­дить желание участвовать в нем, сделать понятной значимость его личного участия в беседе. Этого можно достигнуть посредством апеллирования к прошлому опыту собеседника, проявлением доб­рожелательного интереса к его взглядам, оценкам, мнениям. Испы­туемому сообщается также о примерной продолжительности бесе­ды, ее анонимности, и, если это представляется возможным, то о целях и дальнейшем использовании результатов. Именно во ввод­ной части беседы происходит первая проверка ее стилизации: сло­варный состав, стиль, концептуальная форма высказываний долж­на вызывать и поддерживать у собеседника положительную реак­цию и желание давать полную и истинную информацию. Продол­жительность и содержание вводной части беседы зависят от целей, задач исследования, а также от того обстоятельства, будет ли она единственной с данным собеседником или у нее возможно разви­тие.

На начальной стадии беседы особую роль для установле­ния и поддержания контакта играет невербальное поведение пси­холога, свидетельствующее о понимании и поддержке собеседни­ка. На данной стадии происходит последовательная реализация целей и задач беседы.

Второй этап характеризует наличие острых открытых во­просов по теме беседы, вызывающих как можно больше свободных высказываний собеседника, изложение им своих мыслей и пережи­ваний, что позволит, в дальнейшем исследователю накопить опре­деленную фактическую событийную информацию.

Третьим этапом беседы становится подробное исследова­ние содержания обсуждаемых проблем, посредством перехода от общих открытых вопросов к специфическим, конкретным. Это кульминация беседы, один из самых сложных ее этапов. Эффек­тивность данного этапа беседы определяется умением психолога задавать вопросы, слушать ответы, наблюдать за поведением собе­седника.

Завершающая фаза — это окончание беседы. На данном этапе в той или иной форме делаются попытки ослабить напряжение, возникающее в ходе беседы, и выражается признательность за сотрудничество.

Вербальные особенности общения в беседе: основные классификации типов вопросов. Известно, что между вопросом и ответом существует достаточно строгая смысловая и формальная координация. Вопрос строится в зависимости от потенциального ответа. Существует несколько классификаций типов вопросов, ис­пользуемых в беседе [1].

В основу первой классификации типов вопросов положена широта предполагаемого ответа. В ней выделяются три группы вопросов.

1. Закрытые вопросы — это вопросы, на которые ожидается ответ «да» или «нет». Они обращены ко всему объему содержащего­ся в них смысла. Использование вопросов такого типа осуще­ствляется со строго определенной целью — расширить или су­зить первоначальное сообщение говорящего, нацелить на при­нятие решения. Примерами вопросов этого типа могут быть: «Это все, что Вы хотели сказать?»; «Это трудно?»; «Предпочи­тали бы Вы это сделать сами?». Вопросы этого типа ведут к созданию напряженной атмосферы в беседе, переключают фо­кус общения с говорящего на слушающего, заставляют гово­рящего занимать защитную позицию, нарушают ход его мыс­лей.

2. Открытые вопросы — это вопросы, которые требуют какого-либо объяснения. Вопросы такого типа позволяют общению перейти в разновидность диалога — монолога, с упором на мо­нолог собеседника. Благодаря использованию вопросов этого типа собеседник имеет возможность без подготовки, по своему усмотрению, строить содержание ответов. Это так называемые вопросы «кто», «что», «как», «сколько», «почему». Например: «Каково Ваше мнение по данному вопросу?»; «Почему Вы считаете такой взгляд недостаточным?»; «Что Вы собираетесь делать летом?».

3. Выясняющие вопросы — являются обращением к говорящему за уточнением. Они вынуждают собеседника размышлять, тща­тельно обдумывать и комментировать то, что уже было сказа­но. Например: «В этом ли состоит проблема, как Вы ее пони­маете?»; «Что Вы имеете в виду?». Однако, для углубленного выяснения содержания ответа собеседника более удобным предоставляется не формулирование вопросов, а прием пере­фразирования, когда говорящему передают его же сообщение, но словами слушающего. При перефразировании выбираются только главные, существенные моменты сообщения. Цель пе­рефразирования — собственная формулировка сообщения говорящего для проверки его точности. Перефразирование можно начать следующими словами: «Как я понял Вас...»; «Как я по­нимаю, Вы говорите...»; «Другими словами, Вы считаете...»; «По Вашему мнению...».

Основой второй классификации является характер связи вопросов с исследуемым, обсуждаемым предметом. В ней выделя­ются следующие типы вопросов:

1. Прямые — непосредственно касаются исследуемого предмета, например: «Боязно ли Вам обращаться к незнакомому челове­ку?».

2. Косвенные — более опосредованно касаются исследуемого предмета, оставляя испытуемому широкий выбор ответа, на­пример: «Как Вы поступаете, когда Вам бывает боязно обра­титься к незнакомому человеку?».

3. Проективные — касаются той области, в которую включен ис­следуемый предмет («Все ли боятся обращаться к незнакомым людям?»). К ним нужно добавлять вспомогательные вопросы («Ну, а как Вы?»).

Существует ряд общих правил относительно неприемлемых в беседе типов высказываний:

• следует избегать наводящих вопросов, которые своей форму­лировкой подсказывают ответ: «Вы, конечно, любите читать книги?»;

• вопросов, первая часть которых содержит любую оценочную позицию или точку зрения экспериментатора: «Я знаю, что та­кие уверенные в себе люди, как Вы, легко общаются. Не так ли?»;

• вопросов, носящих произвольный, непроверенный, альтерна­тивный характер: «Вам легко знакомиться с другими людьми или Вам это трудно сделать?», испытуемый может придержи­ваться третьей точки зрения;

• вопросов, слишком широко сформулированных относительно предмета обсуждения: «Как Вы относитесь к другим людям?».

Невербальное общение в процессе беседы. Невербальное общение включает в себя такие формы самовыражения, которые не опираются на слова и другие речевые символы. Оно спонтанно и проявляется бессознательно. Невербальное общение содержит не­сколько составляющих.

Выражение лица — мимика — это выразительные движения мышц лица, это показатель чувств и настроений человека. Мимика бывает живой, вялой, бледной, богатой, маловыразительной, на­пряженной, спокойной и т.п.

Визуальный контакт помогает регулировать беседу. Визу­альный контакт глаз позволяет сосредоточить внимание, означает заинтересованность в беседе. Собеседники избегают его, обсуждая запутанные и неприятные вопросы.

Интонация и тембр голоса. Можно оценить тон голоса, скорость речи, заметить отклонения в построении фразы (аграмматизмы, незаконченность предложений), частоту пауз. Эти вокаль­ные выражения наряду с отбором слов и выражением лица очень важны для понимания сообщения. Чувства собеседника отражают­ся в тоне голоса; сила и высота голоса несут дополнительную ин­формацию о сообщении говорящего. Речевые недостатки (возрос­шая скорость речи, ошибки и повторение слов) более выражены при неуверенности собеседника в себе, в состоянии волнения или при попытках обмануть.

Позы и жесты. Установку и чувства человека во многом можно определить по его моторике (жесты, движения, положение тела).

Межличностное пространство — показывает насколько близко или далеко собеседники находятся по отношению друг к другу. Чем больше собеседники заинтересованы друг в друге, тем ближе они располагаются. Социальное расстояние для неформаль­ных социальных и деловых отношений составляет от 1,2 до 2,7 м, причем верхний предел более соответствует формальным отноше­ниям.

Анализ содержания вербального и невербального общения позволяет правильно интерпретировать содержание беседы и, сле­довательно, повышает уровень достоверности ее результатов.

Достоинства и недостатки метода беседы

Достоинства метода беседы заключаются в следующем: возможность одновременного исследования сторон личности ис­пытуемого; возможность быстрого сбора информации как об одной личности, так и о группе; возможность повторного проведения с целью изучения динамики изменений. Недостатки метода беседы состоят в следующем: возможно нарушение объективности, т.к. и подбор материала для беседы, и составление вопросов, и установ­ление контакта с испытуемым, и интерпретация содержания бесе­ды находятся в значительной зависимости от личности, умений и профессионального опыта исследователя.













Архивный метод
Архивный метод – это метод сбора эмпирических данных, при котором исследователь не измеряет и не наблюдает актуальное поведение испытуемого, а анализирует дневниковые записи и заметки самого испытуемого, различные тексты и продукты деятельности (музыкальные произведения, картины, предметы прикладного искусства). 

Объектами исследования с помощью архивного метода могут быть следующие:

  • тексты и различного рода документы (отсюда название метода);
  • материальные продукты трудовой, учебной, творческой деятельности;
  • произведения искусства;
  • фольклор (обряды и ритуалы, сказки, песни, частушки, пословицы, поговорки);
  • дневниковые записи и мемуары;
  • материалы переписки.


Существует несколько разновидностей архивного метода: анализ продуктов деятельности, контент-анализ и биографический метод.

Анализ продуктов деятельности широко распространен в исторической психологии, психологии творчества, кросскультурных исследованиях, психологии труда. Для психологии творчества он является одним из основных, поскольку особенность творческого продукта как раз и состоит в его уникальности. Методики и техники анализа продуктов деятельности разрабатываются для каждого конкретного случая, исходя из целей исследования и характера самих продуктов деятельности (при анализе изобразительного искусства важна цветовая гамма, сюжет, настроение, переданное в картине, при анализе продуктов труда – характер продукции и процессов труда, квалификация, количество и виды ошибок и пр.).

Анализ продуктов деятельности предоставляет важный материал также и для клинических психологов для исследования психологических особенностей протекания психических расстройств, связанных с резкой сменой характера продуктивности, что проявляется в особенностях сочинений, рисунков, поделок больных. 

Другим особым случаем использования анализа продуктов деятельности является обработка результатов проективных методик.

Контент-анализ представляет собой один из наиболее разработанных и строгих методов анализа документов, в ходе которого исследователь выделяет единицы содержания и квантифицирует полученные данные. Этот метод часто называют качественно-количественным методом анализа документов: сначала проводится выделение качественных единиц анализа (категорий), затем подсчитываются частоты встречаемости этих категорий в изучаемом массиве документов, частоты условной и совместной встречаемости, строятся матрицы совместных появлений тех или иных категорий. В итоге исследователь получает весьма обширные количественные данные, которые впоследствии подвергаются статистическому анализу вплоть до применения методов многомерной обработки данных. 

Стандартными единицами при анализе текста при контент-анализе являются: 


    • конкретное слово, термин или символ; 

    • суждение или законченная мысль;

    • тема;

    • персонаж;

    • автор; 

    • целостное сообщение. 


Особенно часто контент-анализ используется в психосемантике, в политической психологии, психологии рекламы и коммуникации, при обработке проективных методик, ответов на открытые вопросы интервью.

Проективные методы

Проективные личностные тесты первоначально предназначались для помощи клиническим психологам в диагностике характера и сложности эмоциональных нарушений у пациента. Основанием для появления проективных тестов служит положение теории Фрейда, согласно которому неосознаваемые процессы важны для понимания психопатологии. Соответственно, цель проективной оценки заключается в раскрытии неосознаваемых конфликтов личности, ее страхов и источников беспокойства. Термин проективный метод предложил Л. Франк (Frank, 1939) для обозначения методов оценки, в которых испытуемым дают неопределенные стимулы, содержание которых не предполагает четких, обусловленных данной культурой ответов. Подобные методы, представляющие собой скорее непрямой подход к оценке личности, позволяют людям «проецировать» на неопределенный материал свои чувства, потребности, установки и отношение к жизни. Предполагается, что в ответах на тестовые стимулы (такие как чернильные пятна или расплывчатые картинки) обнаруживаются признаки подавленных импульсов, защитные механизмы личности и другие ее «внутренние» аспекты. Все проективные тесты отличаются рядом важных особенностей. Все они содержат неопределенные или неструктурированные тестовые стимулы. Экспериментатор никогда не сообщает испытуемому истинной цели тестирования и не говорит, как будет подсчитывать или интерпретировать его ответы. В инструкциях подчеркивается, что правильных или неправильных ответов здесь не может быть, и испытуемый вправе отвечать так, как ему вздумается. Наконец, подсчет и интерпретация ответов испытуемого основываются в значительной степени на субъективных суждениях экспериментатора, который опирается на свой клинический опыт.

Существует много различных типов проективных методов. Линдсей подразделяет их на следующие пять категорий (Lindzey, 1939):

1. Ассоциативные методы, требующие отвечать на стимул первой пришедшей в голову мыслью или возникшим чувством. Примеры: «Тест словесных ассоциаций Меннингера» (Rapaport et al., 1968) и «Тест чернильных пятен» Роршаха (Rorschach, 1942).

2. Конструктивные методы, требующие создания или придумывания чего-либо. Например, в «Тесте тематической апперцепции» (Morgan, Murray, 1935) испытуемым предъявляют серии картинок с изображением простых сцен и предлагают составить рассказы о том, что происходит в этих сценах и какие чувства испытывают персонажи.

3. Методы завершения предлагают испытуемому завершить мысль, начало которой содержится в стимульном материале. В качестве последнего могут выступать незаконченные предложения (например, «Меня раздражает, когда...»). К методам завершения относятся «Тест рисуночной фрустрации Розенцвейга» (Rosenzweig, 1945) и «Тест незаконченных предложений Роттера» (Rotter, Rafferty, 1950).

4. Экспрессивные методы предлагают выразить свои чувства посредством такой деятельности, как рисование картинки или психодрама. Например, в тесте «Нарисуй человека» К. Маховер (Machover, 1949), от испытуемого требуется нарисовать человека, а затем — человека противоположного пола.

Тест «Нарисуй человека» — это проективная методика, часто используемая психологами для оценки скрытых мыслей и чувств ребенка.

5. Методы выбора, или распределения по порядку, требуют от испытуемых отбирать или располагать в порядке предпочтения набор стимулов. Например, тест Сонди (Szondi, 1944) содержит инструкцию выбирать из предложенных изображений людей те, которые или больше всего понравились, или больше всего не понравились. В настоящее время подобные методики используются редко.

Следует добавить, что эти пять категорий проективных методов не являются взаимоисключающими, и во многих тестах используются две и более из них.

Для лучшего представления о процедуре проведения, обсчете результатов и интерпретации проективных тестов мы подробнее остановимся на одном из них. Это тест Роршаха, часто используемый для оценки бессознательных процессов.

Герман Роршах, известный швейцарский психиатр, изобрел «Тест чернильных пятен» в 1921 году. В последующие годы этот тест стал наиболее популярной и широко используемой проективной методикой (Sweeney et al., 1987). Тест состоит из десяти карт. Карты содержат изображение билатерально симметричных пятен, которые Роршах получил, капнув чернила на лист бумаги и сложив его пополам (рис. 2-4). Пять карт черно-белые, пять — цветные. Каждое пятно отпечатано в центре карты из белого картона размерами около 18 x 24 см. Тест обычно проводит один и тот же экспериментатор с одним испытуемым в два этапа. На первом этапе испытуемому предлагают расслабиться и спонтанно отвечать на тестовые стимулы. Экспериментатор говорит: «Я собираюсь показать вам набор чернильных пятен и хотел бы узнать, что вы видите в каждом из них». Испытуемый берет в руки каждую карту (в определенном порядке), рассматривает ее и описывает, что он видит в этом пятне, что это пятно ему напоминает и на что оно похоже. Экспериментатор записывает все, что говорит испытуемый о каждом пятне (например: «Это напоминает мне двух медведей, танцующих вокруг походного костра»). Затем анализируется дословная запись ответов, или протокол. Экспериментатор также наблюдает за поведением испытуемого во время проведения теста, уделяя особое внимание тому, какие позы принимает испытуемый и сколько времени ему требуется, чтобы ответить по каждой карте.

Рисунок 3 - Чернильное пятно, похожее на те, что использованы в тесте Роршаха. Испытуемого просят объяснить, что он видит в этом пятне. (Lisa Brusso)

Когда ответы на все карты получены, испытуемому снова показывают карты в том же порядке. На этой стадии эксперимента, называемой «расследование», экспериментатор пытается определить, какие характеристики пятна обусловили предыдущие ответы испытуемого. Если, например, испытуемый говорит, что первая карта напоминает ему слона, может последовать вопрос: «Что именно в этом пятне напоминает вам слона?» Во второй фазе процедуры экспериментатора в основном интересуют два вопроса. Первый — какую часть площади карты занимает то, что испытуемый на ней увидел и обозначил в своем ответе. Второй вопрос касается того, какие особенности или качества пятна привели к тому или иному ответу (например, форма, цвет, характеристики людей или животных). Оба вопроса задаются в отношении каждого ответа испытуемого.

Для подсчета и интерпретации теста Роршаха предложены разные системы (Beck, 1945; Klopfer, Davidson, 1962; Piotrowski, 1957). Каждая из них является сложной и требует как длительной отработки навыков клинической оценки, так и знаний в области теорий личности, психопатологии и возрастной психологии. Независимо от того какая система используется, фактически все они оценивают ответы субъекта на основе четырех счетных факторов (Klopfer, Davidson, 1962):

1. Локализация имеет отношение к тому, какую часть площади пятна занимает фигура, упоминающаяся в ответе.

2. Детерминанты представляют особенности пятна (например, форма, цвет, тени, кажущееся движение), которые оказались существенными для формирования ответа испытуемого. Например, подсчитывается детерминанта цвета в том случае, если субъект сообщает, что видит пятно крови, потому что части пятна раскрашены в красный цвет.

3. Содержание отражает существо ответа: человек ли это, животное, растение, какой-то объект и так далее. Большинство систем подсчета выделяют в содержании несколько отдельных категорий для классификации ответов, такие как человеческие фигуры, фигуры животных, сексуальные объекты, одежда, географические очертания.

4. Популярность/оригинальность основывается на том, насколько типичен или атипичен данный ответ относительно имеющихся норм по каждой карте Роршаха в отдельности. Этот фактор обычно подсчитывается в категориях степени, поскольку количество имеющихся нормативных ответов так велико, что получение совершенно уникальной реакции в новых исследованиях маловероятно.

Дальнейший анализ основан на частоте отнесения ответов в каждую из вышеупомянутых категорий. Можно также подсчитать соотношение категорий, чтобы получить дополнительную информацию о личности. Это — примеры количественного подхода к тесту. Однако равное значение здесь имеет анализ актуального содержания ответов испытуемого, то есть качественный подход к его оценке. Содержание ответов (видит ли, например, испытуемый в основном людей или животных) имеет существенное значение для установления различий при интерпретации личностных характеристик человека.

Насколько полезен тест Роршаха для оценки личности? С эмпирической точки зрения отношение к его психометрическим свойствам у исследователей совершенно скептическое (Anastasi, 1988; Gamble, 1972; Kendall, Norton-Ford, 1982). Его внутренняя согласованность низка, ретестовая надежность также низка, прогностическая и текущая валидность в большинстве случаев сомнительна (Peterson, 1978). Еще больше усложняет картину тот факт, что в отношении теста Роршаха отсутствует необходимая степень надежности субъективных оценок. Исследования показывают удручающе низкую степень согласия между двумя или более экспертами, подсчитывающими одни и те же ответы. Короче говоря, ввиду отсутствия достаточной надежности и валидности результатов скептики отрицают полезность теста Роршаха как оценочной стратегии.

Для решения этой и других проблем исследователи разработали счетные схемы, обладающие лучшими психометрическими свойствами. Заслуживает внимания попытка стандартизации теста Роршаха с помощью введения объективных критериев и норм для детей и взрослых (Exner, 1978, 1986). Знакомство с этой разработкой, названной автором «Усовершенствованной системой», убеждает, что тест Роршаха может быть хорошим инструментом оценки. Были предприняты и усилия в направлении интерпретации тестовых ответов с помощью компьютера, а также создания параллельной формы теста для группового проведения (Holtzman, 1988). Однако, несмотря на эти усовершенствования, тест Роршаха все еще не нашел широкого применения за пределами клиники.

Полемика вокруг теста Роршаха вряд ли уляжется в ближайшее время. Несмотря на принимаемые меры по созданию надежных и валидных систем тестовых оценок (Exner, 1986), психологи-практики продолжают критиковать тест за излишне глубинную интерпретацию, не дающую возможности считать тест адекватным измерительным инструментом параметров личности. В то же время многие психологи будут продолжать использовать тест в клинической практике, невзирая на то, что говорят о нем исследования. Даже если рассматривать тест Роршаха как метод, имеющий только дополнительное диагностическое значение, маловероятно, что его популярность снизится в обозримом будущем (Lubin et al., 1985).

Сила и слабость проективных методов. Сторонники проективных методов заявляют, что последние обладают двумя уникальными преимуществами. Первое заключается в том, что тестовые стимулы здесь относительно неоднородны и неоднозначны, благодаря чему испытуемый не знает, какую психологическую интерпретацию получат его ответы. Проективные методы допускают почти неограниченное разнообразие возможных ответов, что позволяет скрыть от испытуемого истинную цель тестирования, а также снижает вероятность фальсифицированных и установочных ответов. Во-вторых, непрямой способ подачи тестового материала не приводит в действие психологические защитные механизмы испытуемого, что дает возможность получать информацию о таких аспектах личности, которые обычно скрыты от наблюдения.

Критика проективных тестов сводится к тому, что они недостаточно стандартизированы, отсутствует четкая процедура их проведения, оценки и интерпретации. В частности, оценка тестовых показателей часто зависит от навыка, клинического опыта и интуиции психолога, что делает их чрезвычайно ненадежными. Однако справедливо и другое: опыт показывает, что большая практика в обработке тестовых показателей способствует удовлетворительному уровню внутренней согласованности оценок (Goldfried et al., 1971; Exner, 1986).

Более серьезную проблему составляет интерпретация уже подсчитанных показателей того или иного теста. Хотя клинические психологи обычно полагаются на собственный опыт в интерпретации результатов проективных методик, сами методики не всегда одинаково удачны. К сожалению, интерпретация таких тестов слишком часто зависит от догадок и интуиции клинициста, а это не способствует повышению научной ценности проективных тестов.

Наконец, выдвигается еще один критический аргумент: до сих пор не получено достаточно убедительных доказательств валидности проективных тестов (Aiken, 1984; Peterson, 1978). Поэтому психологи стараются формулировать итоговое заключение не только на основании проективных тестов. Скорее, сами проективные тесты стоит рассматривать в контексте другой информации, полученной в результате интервью, анализа клинического случая и тестов самооценки.

В заключение можно сказать, что, несмотря на проблемы, связанные с применением проективных тестов, многие клинические психологи продолжают к ним обращаться при изучении неосознанных конфликтов человека, его фантазий и мотивов (Singer, Kolligian, 1987). В то же время, активное применение на практике не снижает остроту проблемы, связанной с их надежностью и валидностью.